home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

Мне было скучно. Второе занятие в магической академии волшебством не отличалось. Пожилой преподаватель, имя которого я позволила себе не запоминать, живо рассказывал о Верлеонской эпохе, которая всегда навевала на меня страшнейшую тоску. В пансионе мы жили как раз-таки по «верлеонским» правилам поведения женщин, что как минимум угнетало и унижало воспитанниц.

А чего это я постоянно вспоминала про ненавистный пансион? Он давно в прошлом! Конечно, у меня было немало подруг, но лучшей была только одна. Полагаю, устроившись воспитательницей в пансион, Колючка более ни в чем не нуждалась. Пусть предательство будет на ее совести, а я зло прошлого в светлое будущее вносить не буду!

Но не будем о грустном. В конце концов, прошлое в прошлом, а в настоящем я была студенткой лучшей магической академии в этом государстве, и передо мной открылись все возможности и дороги, чтобы стать успешной магичкой! Разве я имела право упустить единственный шанс? Ни за что!

Но мое воодушевление омрачало наличие проклятья с неизвестным сроком годности. Никакие Денверы и полубоги не могли сравниться с тем, что муж-незнакомец проклял меня из вредности. Встречаться с ним и умолять о пощаде я не собиралась! Не имела права ударить в грязь лицом перед Ирис, вставшей с колен. Я тоже так могу! И я сделаю это! Я стану самостоятельной!

— Студентка Моридар, моя лекция кажется вам скучной? — вдруг позвал меня преподаватель, оторвав от невероятно важного планирования моей дальнейшей жизни. — Или у вас есть более важные дела, чем моя лекция?

— Никак нет, сэр! — от неожиданности я даже подпрыгнула. — Не сочтите за грубость, правление династии Чран я ненавижу всей душой и благодарна Создателю, что не имею никакого отношения к эпохе Варлеона. Предпочитаю более лояльные к справедливому закону времена.

Преподаватель улыбнулся и разрешил мне присесть. Выкрутилась на этот раз! Боюсь, второго такого шанса у меня не будет, поэтому стоит хотя бы делать вид, что внимательно слушаю лекцию и конспектирую ее. Законспектировать, кстати, стоит все равно. Вон, даже Ирис сумасшедше строчит, стараясь поспевать за лектором.

А я все никак не могла забыть утреннего происшествия в нашей комнате. Кому только в голову пришло устроить смотрины, и почему Ирис допустила подобный беспредел? Проверяла меня? Или просто пыталась смутить? Но я так просто не сдамся! Сначала сниму проклятье, а затем придумаю, как подобраться к бывшему следователю Аургусу!

Чем больше я раздумывала над ситуацией, тем сильнее понимала, что дальше планов мои действия не заходили. Была ли это неуверенность в себе или нечто другое, но я реально не понимала, с чего мне стоило начать. Я хотела взяться то за одно, то за второе, то за третье, а в результате ограничивалась пустыми словами.

Немедленно отправляюсь в библиотеку и начну с изучения видов проклятий. Нужно хотя бы примерно определить, с чем я имею дело, и только после этого приступать к глубокому разведыванию и планированию. Так и поступлю! Все равно меня с Ирис освободили от занятия по превращению волшебных палочек в кольца.

У меня до сих пор не было времени, чтобы рассмотреть его. На вид обычное золотое колечко таило в себе большой-пребольшой секрет. Я ранее не заметила, но сейчас отчетливо видела гравировку на его гладкой поверхности. Это был рисунок в форме моей подвески, не так давно висевшей на жемчужных бабушкиных бусах. Я ее не потеряла! Какое облегчение.

Бусы я так и не сняла, боясь потерять. Теперь я никогда их точно не сниму, боясь кражи из-за явно затаивших на меня обиду девушек. А ведь я надеялась, что после переезда из пансионата в академию я наконец-то смогу расслабиться и снова класть бусы на ночь под подушку, как делала до кончины родителей.

— Лекция закончена. Все свободны. Студентка Тиарис Моридар к следующему занятию напишет десятистраничный доклад на тему правления Верлиона. Встретимся через три дня.

— О, господи! — прошептала Ирис мне на ухо, склонившись ко мне поближе. — Да он тебя в «любимчики» записал. Сочувствую.

В каком смысле в «любимчики»? И зачем мне сочувствовать? Или он мне теперь каждое занятие будет давать выполнить тупое задание? Тем не менее, я в некоторой степени была даже довольна, что привлекла внимание старика. Теперь мне не нужно было выдумывать причину, чтобы пойти в библиотеку.

— Неважно, — отмахнулась я. Для меня каких-то десять листов проблемой не было, потому что в пансионе задавали писать рефераты не менее чем на двадцать листов, которые после переписывала раз за разом, пока не добилась исключительной каллиграфически написанного.

— А теперь Аургусу! — объявила Ирис, подхватив сумку. — Поспешим! Мне отнюдь не нравится, что у него жестко спешат часы.

— Не нужно, — я в последний момент успела удержать соседку. — Сегодня они будут палочки с прошлого занятия превращать в магические кольца. У меня уже превращено, а у тебя нет палочки вовсе, так что…

— Покажи-ка! — заинтересовалась Ирис, и перехватила мою руку. Она странным взглядом осматривала тонкий золотой ободок и сделала не менее странный вывод. — На обручалку похоже. Ты сама его таким сделала? Почему таким?

— Н-нет, — не поняла я. — Преподаватель Аургус…

Она даже не дала мне договорить, как фактически превратилась в копию секретаря Дрок — злобную фурию. От неожиданности метаморфозы я даже икнула и попыталась отступить. Но отступать было некуда — с боков меня окружали парты, а за спиной стояла длинная скамейка.

— Какие еще Аургусы??? Приличная попаданка просит помощи исключительно у главного героя! — прошипела Ирис. — И то исключительно после того, как влипнет в неприятности по самое «нехочу» в результате активной самодеятельности!

Приличная попаданка? О чем это она вообще? И ни у кого я помощи не просила — мне ее сами предложили, так и не дождавшись моего согласия! И ректор Денвер, которого скорее всего имела в виду Ирис, говоря о «главным герое», тоже там был!

— Не хочу замуж! Учиться хочу! — прошипела я в ответ. — Извини меня, Ириссссс!

— Никто и не предлагает. Тем более, что ты уже замужем! — поддела соседка, напомнив о господине Моридаре. Пора уходить, пока она еще чего-нибудь не учудила.

— Мне пора библиотекууу! — улепетывать от Ирис пришлось на всех порах. Она меня и не задерживала, явно задумав нечто очень каверзное. — Пока-пока!

— Покасики! — помахала ладошкой Ирис, прежде чем пожилой преподаватель выставил за дверь аудитории.

От интригующего взгляда Ирис меня бросало то в жар, то в холод. Что меня ждало в библиотеке? Она ведь не могла о чем-нибудь успеть договориться с Вилесой и что-нибудь подстроить! У нее не было на то времени! Правда ведь не было?

В беспокойстве мне все же удалось найти библиотеку без посторонней помощи. Мне даже начинало казаться, что замок академии не такой уж и запутанный, каким он мне виделся в первые дни. Наверное, я просто начинаю привыкать к нему. Хорошо!

Библиотека была… думаете, огромной, великолепной, величественной? Если бы! Академической библиотекой назывался маленький закуток по выдаче учебников, не более того. А за библиотекарской стойкой сидел… невероятно, это был ректор Денвер! Только какой-то помятый слегка. И… белый.

Если взять ректора Денвера одну штуку, перекрасить ему волосы в платиново-белый и отрастить крысиный хвостик, то получался наш библиотекарь. Чего-то Ирис не говорила, что у ректора Денвера был брат близнец помимо двух других божественных братьев!

— Здравствуйте, — я подошла к библиотекарю, подозрительно разглядывая его. Невероятное сходство! — Мне бы какие-нибудь пособия по Верлинской эпохе. Что-нибудь специализированное, а не программные учебники. Мне реферат задали по истории государства…

— В первый день? — переспросил библиотекарь, не поверив мне. — Чем же ты так провинилась? Опоздала на занятие?

Кого-то мне его говорок напоминал и очень сильно. У меня возникло чувство, что «белого» ректора Денвера я знала лично, но не могла вспомнить, когда и где была с ним знакома. Эдакое странное чувство…

— Много болтала! — огрызнулась я и не сразу поняла, что была груба с совершенно ни в чем не повинным человеком. Раньше я не была такой. Неужели проклятье уже начало влиять на меня и на мое настроение? — Простите. Я не хотела повышать тона.

— Все в порядке. Сама найдешь, хорошо? Я тут новенький, и раньше в библиотеки никогда не ходил… — признался близнец ректора, — работать не ходил, конечно, — исправился он.

Понятно… Родственников на теплые местечки рассадил. Точь-в-точь как наша директриса — все поставщики продовольствия, плотники и заведующие ведь были ее родственниками. Вот что значит «не везет и как с этим бороться». А никак!

Библиотекарь с «большим стажем» отдал мне ключ от неприметной двери в его каморке без раздумий. Поначалу я испугалась, что нужно было идти в каморку (а вдруг он извращенец какой-нибудь, как его братец, только хуже?) но вскоре все мои опасения исчезли, как не бывало.

Провернув ключ в неприметной двери, я на удивление легко оттолкнула ее от себя и ахнула — вот теперь пере домной была настоящая биб-ли-о-те-ка! Стеллажей не было — только книги.

Первое вау-впечатление прошло сразу же, как только я задала себе один элементарный вопрос: а как книги снизу или хотя бы из середины вынимать? Сразу вся стопка упадет! А заодно прихватит и несколько соседних, а те в свою очередь еще несколько…

В таких условиях и при полном отсутствии компетентности библиотекаря шанс найти нужные мне книги сводится практически к нулю. Все что мне оставалось — это бродить между импровизированных стеллажей в лабиринте из книг и стараться не потеряться самой и не потерять выход в общедоступную часть библиотеки.

Поначалу на корешках книг были написаны вполне понятные темы. Чуть позже лежали книги постарше, названия были выцветшими или вовсе стертыми. Чем глубже я заходила, тем меньше знакомых слов встречала. А потом… а потом лежали книги без названий вовсе в однотонных матово-угольных толстых обложках.

Как зачарованная, я вытащила одну из них, совершенно не подумав, что меня может завалить под их весом. Но ничего не произошло. Стопка осталась парить воздухе, а место из-под вытащенной книги — свободным.

Тогда я открыла черную книгу. Она была тяжелой, но приятной на ощупь: бархатная обложка и листы из высушенной натянутой кожи неизвестного зверя. В давние времена на заре магических практик для письма использовали животную кожу. Насколько древняя книга оказалась у меня в руках?

— Это человеческая кожа, — прогремел бас ректора практически под ухом. — Идеальный хранитель энергии. Прошло несколько тысяч лет, а отпечаток магии ее автора до сих пор неприкосновенен.

От неожиданности я выронила из рук книгу и сама чуть не упала. Ужас какой! И я нечто подобное держала в руках? Какая мерзость! Я постаралась отползти от проклятой книги, но ударилась спиной о стену из нескольких сотен точно таких же книг.

— Все?.. Они все такие… проклятые? — я с трудом могла подобрать слова, чтобы не выдавать насколько сильно я была напугана. И то мне удавалось держать себя в руках не до конца. Пальцы все равно дрожали, чем выдавали меня целиком и полностью.

— В этих книгах заключена страшнейшая магия. Их нельзя уничтожить. Невозможно. Значит, их нужно где-то хранить, верно?

— Но не в академии… — протянула я, совершенно недоумевая, как можно было принять настолько неадекватное решение, как хранение опаснейших книг в академической библиотеке!

— А где тогда? Я не знаю такого места, где было бы безопаснее, чем в моей академии!

— А не вашего ли секретаря недавно прокляли? — поддела я, прекрасно понимая, что режу ножом по его гордости. Ирис уже успела мне выболтать, что ректор Денвер носится со своей академией, как молодая мамочка с новорожденным первенцем.

Мои слова явно были ударом ниже пояса. Ректор Денвер даже скривился, когда я напомнила об ужаснейшем дне в его жизни. Я ведь правильно поняла, что секретарь Дрок была в шаге от смерти?

— Замолчи! — прошипел ректор, схватив меня за руку и подняв ее, чтобы даже не пыталась вырваться. — Как ты объяснишь, что жена страшнейшего из преступников современности делает в запрещенном секторе библиотеки?

— Библиотекарь сказал поискать что-нибудь. Мне по истории реферат на десять листов по Верлеонской эпохе задали к следующему занятию!

— В первый день? — он тоже не поверил, как и его близнец. — А если уточню?

— Хоть зауточняйтесь! — не сдержалась, закричала. Попыталась выдернуть руку из хвата, но силенок не хватило. — Может, вы меня отпустите? Больно, знаете ли, когда такими огромными лапищами хватают!

Ректор Денвер усмехнулся и оттолкнул меня в стену книг. Не больно, но весьма унизительно. Если бы он знал о моем истинном происхождении, стал бы себя так некрасиво вести себя со мной и в моем присутствии?

Эх, леди Тиарис Шторм, пора бы тебе забыть, что ты давно уже не леди. Ты — простолюдинка, жена одного из страшнейших людей современности, посмевшего создать жуткую преступную организацию. Да, я, как говорит Ирис, «влипла по самое нехочу!» Наверное, я действительно стала попаданкой.

Я сидела на полу и гневно смотрела в надсмехающиеся серые глаза противника… или соперника? Вилеса с Ирис вовсе пророчили его мне в мужья! Только вспомнила про студентку Небесной Академии Демиургов, как она была тут как тут — в моей голове!

«Поцелуй его! Давай же!»

С ума сошла? Целовать? Его? Ни за что!

«Не будь дурой, поцелуй! Он с рождения слышит мысли всех, кто появляется в радиусе его видимости. А тут — тишина. Если поцелуешь, то он поймет, что ты не преступница и ни в чем не виновата. И Змея Треклятого один раз в жизни видела!»

Точно поймет? Или снова — как повезет?

«Целуй! Все будет окей! Це-луй! Це-луй! Це-луй! Целуй давай!!! Горько!»

А горько-то отчего? Вилеса, о Создатель, на какое безрассудство ты меня подбиваешь? На все воля Создателя! Но почему я, только-только избавившись от тяжести благородных крови и рода, обязана полюбить того, на кого мне указали другие? Почему я освобождена только наполовину?

А ректор Денвер он такой… такой… не знаю. Я смотрела на него, понимая, что поцелуй действительно мог обелить меня в его глазах, но… не могла я этого сделать! Не могла! Разве нормально, чтобы приличная девушка бросалась в объятия взрослого мужчины?

«Нормально все! Не ссы!»

Решившись, я быстро встала и летящей походкой приблизилась к господину ректору. Он явно наметил защищаться, вскинул руки и шокировано распахнул глаза, когда я коснулась его губ своими. Он ожидал подобного развития событий даже меньше, чем я!

Теперь он меня слышит? Это ведь ненадолго, правда? Не хочу, чтобы у меня кто-то в голове копался…

— Слыш-слышу… — выдохнул мне прямо в губы господин ректор и улыбнулся. Что он там услышал? Что-то каверзное? Или узнал о проклятье? — Все слышу.

Мы стояли так близко друг к другу, что касались кончиками носов. Ситуация до ужаса смущала, и я поспешила отстраниться. Но не тут-то было! Он схватил меня за талию, развернулся и прижал спиной к книгам.


— Прости. Ты единственная, с кем я могу проверить проникновение сквозь непреодолимый ментальный барьер, — прошептал ректор Денвер, и нисколечко не смущаясь, нагло впился мне в губы.

Где твое воспитание, Алькаит Денвер?!! Я даже на «ты» перешла, покуда меня переполняло неведомое ранее возмущение. Еще ни один мужчина не смел так дерзко меня целовать! Это мой первый поцелуй. То есть, второй, если учитывать еще один поцелуй перед этим…

Алькаит Денвер не выдержал — отпустил меня, сделал шаг назад и расхохотался. Я не стала терять ни мгновения и побежала вон из библиотеки. Мое лицо горело от стыда, и меня подгонял заливистый смех одного весьма подозрительного типа!

Чтобы я еще хоть раз послушалась совета Вилесы? Никогда в жизни! Правильно Ирис с большим скептицизмом относилась ко всем ее словам! Теперь я понимала соседку, как никто другой. Послушалась совета Вилесы — стала учебным пособием для Алькаита Денвера!

Остановившись лишь где-то рядом со столовой, судя по витающему в воздухе запаху горячей еды, я наконец-то смогла перевести дух. Как бы сказала Ирис, я влипла. И влипла основательно. Ладно я, дурочка, послушалась чужого совета. А вот господин ректор кого послушался, раз полез продолжать поцелуи? Вряд ли это «кого» было его сердцем или душой.

Создатель, как же колотится сердце! Я приложила ладонь к груди и попыталась отдышаться. Ничего не выходило. Только всплывал в памяти второй поцелуй с горьким привкусом неизвестного происхождения. Права была Вилеса, говоря «горько»…

А откуда Вилеса узнала, что его губы горькие? Она целовала Алькаита Денвера?!!

Не бери в голову, Тиарис! Забудь о нем, забудь! Тебе нужно реферат написать для преподавателя по истории, найти информацию о проклятиях и придумать план, как добиться признания бывшего следователя Аургуса! Желательно все одновременно и как можно скорее!

— Это не проклятие, — усмехнулся Алькаит Денвер, выскочив из-за угла. Зачем он догонял меня?! — К ноге, малыш!

Это он мне??? Я даже ошалела от его невероятной наглости! Мало того, что назвал меня малышом, так еще и приказал, как животному! Нет, не мне. Преследовавшее меня облачко истинной тьмы сгустилось и опустилось на пол на четыре лапы. Это была собака. Я перепутала собаку с проклятьем истинной тьмы. Какой позор…

— Хороший мальчик, Рамзес! Хорошо охранял. Ни разу не упустил цель. — Денвер поднял голову, сидя на корточках рядом с псом и гладя его по макушке, и обратился ко мне. — Не злись, Тиа. Я просто взял на дрессировку этого малыша.

— С каких пор я для вас, господин ректор, стала «Тиа»? — возмущение? Оно родимое! — Не помню, чтобы между нами были настолько доверительные отношения!

— Короткая память, — мужчина пожал плечами, словно пародировал Ирис. И у него это очень хорошо получалось! Притом он явно намекал на поцелуи в библиотеке! Целых два штуки! Слишком много за один день для меня одной!

Вот зачем он отправился за мной? Рассказать о собаке, чтобы я не волновалась о проклятии? Причина принимается, но находиться с ним в одном помещении мне все равно неуютно. Пока Алькаит Денвер игрался с собакой, я бочком прокралась, прижимаясь к стене, и сбежала из зоны его видимости.

Я бежала, не разбирая дороги, и не остановилась, пока не вернулась в нашу с Ирис комнату. Она была пуста, и я порадовалась, что соседка не стала свидетельницей моего не самого разумного поведения. Я просто упала на кровать и спрятала голову под подушкой.

Он назвал меня «Тиа»! Он так трепетно и нежно целовал меня. И я была инициатором первого поцелуя! Как стыдно-то! У меня щеки горели ярче закатного солнца! Хорошо, что он преподавал только физическое развитие у мальчиков и никак не касался других дисциплин. А-то как бы я слушала его лекции, выполняла практики и сдавала экзамены?

А с чего я решила, что других дисциплин он не касался? Сама придумала или услышала от кого? Только бы это оказалось правдой! Я не вынесу, если он будет преподавать у меня! Только бы мне повезло хоть чуть-чуть. У меня ведь в расписании нет лекций брата… Думаю, это достаточная степень невезения!

— Привет, Тиа! — в комнату вернулась Ирис, и мне пришлось срочно брать эмоции под контроль. — Ты не поверишь, что я только что узнала! — она подсела ко мне на кровать и сделала вид, будто не заметила моего смятения. — Оказалось, что две преподавательницы во время больничного Эльрем подали заявления на декретный отпуск, а еще один препод… ну, который у нас сегодня вел, собрался на пенсию!

— Значит, мне не нужно делать реферат? — я мгновенно провела одну причинно-следственную связь… — потрясающе! — …а вот о другой подумала не сразу… Но Ирис исправила мою оплошность.

— Разве тебе не интересно, кто будет заменять, пока не будет найдена постоянная замена?

К чему этот интерес? Сначала я подумала, что ничего страшного произойти не могло. Разве это проблема — что кто-то будет заменять? Тем более, что доклад делать больше не нужно. Но Ирис бы не уточнила, если бы мне повезло.

— Только не говори, что Алькаит Денвер! — убито взвыв, я рухнула обратно на подушку. Так и знала, что мне придется ходить к нему на лекции! И практики! Практики… Почему слово «практика» так пошло звучало в моих мыслях?


— Нууу… — протянула Ирис, а я ловила каждый звук, вырывавшийся из ее уст. — Историю будет преподавать Аургус наряду с КиПом. Какой-то предмет у нас будет заменять некий Вуилред бесфамильный и теорию магии Де…нвер… Ты ведь рада, правда? Это ведь самый частый предмет в расписании!

— До смерти, — на вой сил не оставалось.

Это был конец. Теория магии была не обычной дисциплиной, а ежедневной. Притом в один из дней теория магии была сдвоенным занятием, что также радости не прибавляло. За что мне такие мучения Создатель послал?

Ах, точно… он же его сын. Как я могла забыть? Наверное, он считал Алькаита Денвера благословением, а не проклятием. Это же такая честь, от которой отказывались исключительно сумасшедшие! Можно я дурочкой прикинусь? С самим Создателем такая шутка не пройдет…

— Когда первое занятие с ректором Денвером? — из последних сил уточнила я, чтобы успеть подготовиться к худшему. Ирис призадумалась, что также не было хорошим знаком.

— Завтра. Сегодня теорию магии отменили. Сегодня вечером Денвер почитает лекции предшественника и подготовится к занятию. А ты подготовишься к встрече с ним!

Ирис была довольна как никогда и сияла счастьем. Но судя по ее поведению, про поцелуи в библиотеке она еще пока не прознала. Иначе она бы сверкала так, что ослепляла всех окружающих.

— А сегодня, кстати, мы пойдем на вечеринку в честь первого учебного дня! Без алкоголя, конечно, — это, по всей видимости, было обязательное уточнение. — Мне нельзя, а ты явно завтра будешь «благоухать», если припадешь к бутылке.

Обожаю Ирис с ее непосредственностью! Она действительно думала, что я могла напиться до беспамятства? Если я ни разу не пробовала ничего горячительного, это еще не значило, что я с первого раза налакаюсь до алкоголизма!

— Ты пойдешь? — вдруг спросила Ирис таким тоном, словно боялась, что я откажусь. Разве я могла отказаться, если перечеркнула все свое подчиненное прошлое и поклялась себе построить будущее, основанное на развитии личности?

— Конечно, я иду!


Глава 6 | Брачная охота на ректора магической академии | Глава 8