home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

Раз на сегодня больше лекций не предвиделось и в расписании не значилось, мы с Ирис оставшуюся часть дня потратили на подготовку к вечеринке. Организаторами выступали студенты старших курсов, поэтому на нашу долю выпадало только красиво и удобно одеться, чтобы не опозориться перед другими.

Мне на подобных вечеринках бывать пока ещё не приходилось, поэтому я была в предвкушении и воображала, как оно должно проходить. Вариант «великосветского бала» я отбросила сразу. Разве студенты будут раскошеливаться на столь дорогое удовольствие? Не думаю.

В таком ключе мне совершенно не понравилось уточнение Ирис, что алкоголя не будет. То, что его не будет, — это было хорошей новостью. Но… зачем на студенческой вечеринке уточнять подобные детали? Кто-то может пронести незаконно бутылку-десять дешевого пойла?

Если нечто подобное произойдёт, но ничем хорошим вечер не кончится. Может быть мне не стоило никуда идти на ночь глядя? Спать пораньше лягу… Нет! Нельзя было отступать от принятого решения! Притом я не хотела отпускать Ирис в одиночку не пойми куда.

Да-да, нам предстояло покинуть территорию академии через портал и отправиться в гости к одному богатому студенту, где для нас будет подготовлен зал и небольшой фуршет за счёт совместных средств студентов выпускного года. Хорошо, что я об этом узнала сейчас, и у меня ещё будет время накопить к моменту, когда придётся платить уже мне.

Мы с Ирис уже собрались тайно выдвигаться, чтобы не опоздать на сбор третьей группы, в которую нас приписали, когда в дверь постучали. Стучали не скромно, как гость, а по-хозяйски, словно это был ректор Денвер. И я оказалась права… частично. Не считая ректора Денвера, встречи с которым мне хотелось бы избежать, в нашу с Ирис комнату вошли ещё двое мужчин.

Алькаит Денвер, Ведас Дрок и Рур Аургус, что весьма логично. Если бы последнего здесь не было, я бы заволновалась, а не случилось ли с ним чего нехорошего. Но он здесь, а значит все хорошо, но… Первое ощущение эйфории спало, и до меня дошло, что просто так эти трое не собрались бы в моей комнате без действительно серьезной причины.

— Я только что из пансиона святого Любериса, — объявил страж Дрок, прожигая взглядом из-под маски скучающую Ирис. Она развалилась на диване и не волновалась, в тот момент как меня буквально подбрасывало от нервозности. — Ничего не хотите объяснить, девочки?

Я замерла, как громом поражённая. Они все узнали! И о том, что я настоящая леди Шторм. И о том, что Ирис на самом деле не существовало. Она ведь из другого мира была притащена Вилесой ради стабилизации божественной магии Ведаса Дрока, о которой он ни сном, ни духом!

— С этого места поподробнее, пожалуйста, — Ирис преспокойнейшим образом проигнорировала жесткий тон своего парня. Вот это выдержка! Я бы так не смогла. — Кто, что, когда… И, главное, в чем я должна покаяться?

Страж Ведас перевёл взгляд на ректора Денвера, а тот только развёл руками.

— С ней бесполезно разговаривать. Она неадекватна! Меня даже не проси.

Затем он посмотрел на бывшего следователя, явно не желая допрашивать Ирис самостоятельно, но и тот стушевался, скосив взгляд куда-то в сторону. Дрок давил на него взглядом, давил, пока оппонент не выдержал.

— Я не буду допрашивать беременную! А если моя магия ранит ее?

— Она бесплодна. Не неси чепухи!

А вот теперь Ирис подсобралась и тоже скосила хитрый, но ни капли непристыженный взгляд. Выражение ее лица явно говорило о том, что кое-кто приврал и о кое-чем умолчал. Если Ведас Дрок был отцом ее нерожденного ребёнка, то она точно влипла в некоторые неприятности. Мне оставалось надеяться, что в небольшие.

Сначала Алькаит Денвер и Рур Аургус пристально посмотрели на своего товарища, затем все трое повернули лица в сторону Ирис. Она точно попалась с поличным! Я старалась не отсвечивать, но и убежать от напряженной ситуации не пыталась. Соседка могла назвать меня предательницей, а ссориться с ней я не хотела.

Зато мы ушли от неприятной и крайне нежеланной темы того, что Ведас Дрок узнал в пансионе. Разве Велеса не говорила, что обо всем позаботилась? Она успела? Или… он что-то узнал до того, как она прибрала за нами? Ведь она не могла исправить часть его памяти, раз он тоже был одним из сыновей Создателя.

Надо запудрить им мозги и навсегда увести с ненужной темы, чтобы она более не поднималась вовсе? Вот только как это сделать? Сейчас мы с Ирис могли разыграть спектакль, но его хватит максимум на несколько часов. В идеале — до завтрашнего утра. А что мы будем делать дальше?

— Не смотрите на меня так! — раскричалась Ирис. Роль истерички она умела отыгрывать профессионально. — Откуда я могла знать, что именно он окажется тем самым одним-единственным, подходящим мне магически?!! Я этого даже предположить не могла!!!

— Ирис, тебе нельзя волноваться! А если в обморок упадёшь? — я не стала изобретать новых сцен, и устроила стандартный концерт, подбежав к Ирис и аккуратно усадив обратно. — Не переругивайся с этим мужланом, ведь тебе самой будет хуже.

Разве я могла предположить, что Ирис разревётся, вымочив мне подобранное для вечеринки платье, хоть выжимай? Конечно же, нет! Но Ирис превзошла все мои ожидания, и мне ничего более не оставалось, как надеть второй комплект формы. Ничего более приличного на сегодняшний момент у меня просто не было.

— Ты прекрасно знаешь, что я женским слезам не верю, — сдался Ведас Дрок под напором друзей. То, что старший брат и бывший следователь были ему именно друзьями, я даже не сомневалась. — Либо успокаивайся, либо я отправлю тебя к своей материи буду молиться Создателю, чтобы вы не разнесли дом в попытке разобраться, кто в доме главный.

Оооо, а вот это уже серьезные угрозы! Ирис даже успокоилась в два счета, услышав упоминание о его матери. Они уже знакомы с ней? Или это блеф? Власть над ситуацией начинала утекать в руки мужчин, поэтому мне нужно было срочно что-то предпринять. В конце концов, трое против двоих. Это нечестно!

— Подождите-ка! — нужные слова сами сорвались с языка. — А как так получилось, что вы двое узнали об Ирис до Ведаса?! Разве не он должен был стать тем, кто узнает сразу после неё? Или он недостаточно надёжен, чтобы его посвящать в столь важные события?

В конце я даже начала его обвинять, ткнув указательным пальцем в грудь стража Ведаса Дрока, и получила закономерную реакцию. Он оторопел и не сразу нашёлся с ответом. Но, как мне показалось по его тяжелому взгляду, за эти слова он меня возненавидел. Восстанавливать или даже создавать с нуля с ним тёплые дружеские отношения будет тяжело.

И к моему ужасу, Ирис поняла мою задумку, но перегнула палку.

— В вечной любви клялся! — всхлипнула она. — Что, вечность подошла к концу? Я даже состариться не успела!

Если бы мне в детстве предсказали, что мне суждено столкнуться со страшным демоном, то я бы решила, что этот момент настал. Сначала Ведас Дрок сузил глаза, а через минуту исчез как мираж в жаркий день в пустыне. Встряхнув голову, повернулась к Ирис и обомлела. Ее тело пошло рябью, но я даже шага ступить не успела, как она исчезла следом.

— Не переживай, — попытался успокоить меня ректор Денвер, но факт, что нас стало на два человека меньше в комнате, нервировал меня гораздо сильнее. Тем более что Рур Аургус мог тихонечко исчезнуть вслед за ушедшими и оставить меня наедине с целующимся монстром. — Ведас не причинит ей вреда.

За Ирис я не волновалась — она сама кому угодно «вред» причинит. И учинит. И зачинит, и починит. А вот кто защитит меня, если Аургус пятится назад? Меня смущала одна мысль о том, что ректор Денвер мог успеть проболтаться и ему, и Ведаса Дроку о поцелуях в библиотеке! Как стыдно!

— Ничего не меняет того факта, что документы просто исчезли из моего кабинета, — строго остудил наш пыл Рур Аургус. — Ничего не хотите сказать?

— Вы не успели с ними ознакомиться? — я несла всякую чепуху, ведь у Ирис хорошо получалось выходить сухой из воды. — Какая жалость! Мне самой былого очень интересно узнать, что обо мне другие люди пишут! Зависимость от общественного мнения она такая… неотделимая.

У меня не вышло, хотя вроде бы ничего лишнего не сказала. Даже дурочкой претворилась, но меня здесь знали уже достаточно, чтобы не повестись на хлопанье ресницами. Наоборот, после моих неудачных слов ко мне стали относиться с большей осторожностью.

— Это не я. И не Ирис. Мы не знали ни о каких документах, — покаялась я. Лично я действительно ни о чем подобном не знала. — Я ни в чем не повинна, поэтому можете собирать обо мне информацию хоть до моей старости. Найти что-то нехорошее вы сможете только в том случае, если сами насочиняете.

— В сочинительстве я никогда не был силён, — прошипел Рур Аургус, словно я нанесла ему непоправимое оскорбление. — В таком случае, куда делись документы по семье Шторм? И почему в пансионе нет ни одного упоминания про Тиарис Моридар? Есть правда… показания свидетелей, вспомнивших по описанию внешности «Колючку»…

— Но складывается впечатление, что «Колючка» на самом деле Ирис, а ты сирота Шторм, — закончил мысль ректор Денвер, в котором не осталось ни капли игривого настроения. — В таком случае у Ирис будут серьезные проблемы с семьей Ведаса. Он относится к луноликим лордам, то есть…

— …побочная венценосная ветвь… — теперь уже фразу закончила я. Если правда будет предана огласке, то ребёнок Ирис будет назван… нет, такие названия лучше даже в мыслях не произносить!

Меня зажали в угол, и я не могла в одиночку отбиться от расспросов. У меня не было ответов, которые с меня требовали, а также у самой вопросов было ещё больше. Я ведь не могла рассказать, что Ведас Дрок и Алькаит Денвер были братьями по отцу-божеству?

Господин ректор стремительно приближался ко мне. Я испугалась, что он собирался снова «прочитать» меня тем же самым способом, что и в библиотеке, который подсказала мне Велеса, но отстраниться я от него не успела. Зато мне хватило мозгов, или наоборот не хватило их, чтобы ударить господина ректора по щеке.

— Только не говорите, что и вы ту даже!.. — возмутился Рур Аургус, намекая на образование второй парочки. Так вот, пусть только попадётся мне с девушкой под ручку! Ух, какой разнос я ему тогда устрою!

— Нет, — ректор Денвер отступил на шаг, более не стремясь сблизится. — Есть возможность пробраться через ее нерушимый ментальный блок, если немного снизить уровень контроля нервной системы. Например, через поцелуй.


— Пшш… — не поверил бывший следователь. — А где колоссальная научная база для доказательства работоспособности псевдонаучной гипотезы? Или просто слова, взятые из книги, которую ты читал в раннем младенчестве?

Оказывается, Рур Аургус тоже умел шутить, но исключительно в своей холодной ужасающей манере, к которой ректор Денвер явно давно привык. А вот я ещё пока не привыкла и мечтала только об одном — поскорее исчезнуть из поля его зрения. Планы по его захвату в личные наставники придется отложить. Как мне учиться у него, если он только и делал, что вызывал как минимум серьезные опасения?

— Очень смешно! Ты как всегда великолепен! — не остался в долгу ректор Денвер. — Предлагаешь все книжечки перебрать, которые я читал в раннем младенчестве?

Ни один из мужчин не хотел, чтобы последнее слово осталось за его оппонентом. Тогда я почувствовала, что осталась лишней в их перепалке и попыталась тихо и незаметно удрать, как то сделали до меня Ирис и Ведас. Вот только у моей любимой соседки сейчас в полном разгаре шла другая война, и я надеялась на ее победу.

Мои надежды в очередной раз не оправдались, но не оправдались лишь наполовину. Мое стратегическое отступление было замечено немедленно, но поймать меня не удалось. В последнюю секунду я прошмыгнула мимо спорщиков и не позволила схватить себя ни за руку, ни за одежду, ни… Погоню я почувствовала немедленно.

Кто бы мог подумать, что однажды я буду убегать от мужчины? От двух мужчин! Или даже от трёх, если вспомнить наличие мужа где-то далеко-далеко в округе пансиона. Вот только лишь один из них жаждет меня зацеловать до смерти, пока я не выдам всю известную мне информацию. Не дождётся! Ирис страдает, и я не сдамся!

Второй явно издевался, желая воочию убедиться в волшебном свойстве поцелуя. Данные мне способности по защите от менталистов работали исключительно на расстоянии не менее толщины пальца и полностью блокировались при поцелуе. А вдруг я выдам тайну божественного происхождения братьев? Я не имела на это права!

Точно! Вечеринка по случаю начала учебного года! Это был отличный шанс, чтобы скрыться, пока все не утихнет. Вот только я не удосужилась узнать, где находилась точка сбора для перехода через портал в гости к одному из старшекурсников. Неужели мой единственный выход — обыскать каждый закоулок крепости в поисках хоть кого-нибудь, кто тоже приглашён на вечеринку.

— Что-то ищешь? Или кого-то? — из темной ниши вышел незнакомый высокий светловолосый юноша. — Может быть я могу чем-нибудь помочь, леди Шторм?

Я даже не заметила, что меня назвали прежним именем. Наверное, мне слишком тяжело было осознать, что жизнь изменилась, и я была готова вернуть ее, как только выпадет шанс. Без всякого зазрения и беспокойства пошла за ним.

Мы с неизвестным светловолосым юношей скрылись за углом как раз за долю секунды до того, как попались преподавателям. Он привёл меня в безлюдный темный тупик и резко обернулся ко мне. Вдруг сердце защемило из опасения, что я могла попасть в беду, но…

…но в его руке загорелся зелёный огонёк, и мгновение спустя мы оказались посреди многолюдного бального зала. Огромное бежево-золотистое помещение пестрело красочными огоньками, и среди толпы мне на глаза попадались знакомые студенты. Особенно это касалось девочек, которые толпой прорывались в нашу с Ирис комнату, чтобы подглядывать за мальчиками на уроке физической подготовки.

— Леди Шторм, — меня тут же позвала девушка, с которой мне ещё не приходилось сталкиваться. Но, казалось, я видела ее в столовой вовремя вступительной речи ректора Денвера.

Старшая. Возможно даже из выпускного года. Такая же светловолосая, как и парень, который привёл меня на вечеринку, и в чертах их лиц я находила особое сходство, которое могло быть только между близкими родственниками — двойняшками братом и сестрой или даже близнецами.

— Вы… случаем не сестра?.. — робко спросила я, не считая свой вопрос абсолютно уместным. Мне просто нужно было завязать разговор и познакомиться с как можно большим количеством студентов. Как говорил отец, знакомства никогда не бывают лишними.

— Нас легко спутать. Мы близнецы, — согласилась девушка смешливо. — Нас даже мать отличала исключительно по… тому самому. Его наличию или отсутствию.

Она смеялась настолько заразительно, что мне хотелось смеяться вместе с ней. Сложно было не подчиниться ее харизме, и я с большим трудом взяла эмоции под контроль. Девушка была прирождённым лидером, что я не могла не уважать. Мне стоило стать кем-то не меньшим, чем она, чтобы… чтобы выжить и найти своё место в жизни.

— Понятно. Когда брат рядом, это круто! — не могла не согласиться я. Даже не сразу заметила, что успела подцепить от Ирис несколько не свойственных мне словечек. — Прошу прощения, я немного не в надлежащем виде. Платье пострадало в последний момент.

Остальные девушки нарядились парадно, и я сильно выделялась в толпе. Я не видела больше никого, кто бы догадался нарядиться в академическую униформу. У меня тоже было красивое платье, подобрать которое мне помогла Ирис.

— Тебя это волнует? — призадумалась девушка. Ее брови забавно сложились домиком. — Могу одолжить одно на вечер, если будешь осторожна с ним. Я как-никак хозяйка этого дома. Весь мой гардероб здесь!


Предложение показалось мне заманчивым с одной стороны, и стремно — с другой. Я даже не знала имени девушки, а спросить мне казалось неуместным. Ее, по всей видимости, знали все, поэтому она не посчитала важным назвать своё имя.

— Разве это удобно? — меня одолевали сомнения, но и оставаться белым пятном на карнавале красок не хотелось. Совершенно не хотелось.

— Пустяки! — махнула рукой девушка. — Для меня это мелочи. Ты кажешься хорошей, и я не вижу ни одной причины, чтобы не помочь тебе. Ну так как? Идёшь?

Я, конечно, сомневалась, но… но чувство такта и приличий пересиливало. Или мои личные хотелки пересиливали чувство такта и приличий? Вдруг я поняла, что мне все равно. В академии ректора Денвера я была всего лишь никому не нужной простолюдинкой, так что мое неправильное поведение заденет только меня. В худшем случае.

— В таком случае… я буду очень благодарна!

Девушка улыбнулась и позвала меня за собой. Перед нами расступались, и я поднималась вместе с ней сначала в холл, а после и на второй этаж, доступный исключительно хозяевам дома. По пути нам попался официант, и моя проводница сняла с подноса пару бокалов, наполовину полных игристым напитком.

— За знакомство! — один бокал полагался мне. — Я глава закрытого женского клуба. Мне в этом году выпускаться, а значит стоит подумать о преемнике. Нынешние члены клуба недостаточно… ммм… компетентны во многих вопросах. Мне показалось, что ты, даже если не подойдёшь на роль новой главы, то хотя бы станешь хорошим приобретением для моего клуба!

— За знакомство! — повторила я и склонила бокал.

Предложение меня шокировало. Я и подумать не могла, что получу такое серьезное предложение от совершенно незнакомой девушки, которую встретила совершенно случайно на вечеринке по случаю начала нового учебного года.

— А чем занимается ваш клуб? — у меня не было ни единого сомнения, что деятельность клуба связана с чем-то не относящимся к академической учебной или досуговый деятельности. — Это могло быть интересно!

Почему-то девушка промолчала, не дав никакого ответа на мой вроде бы простой, я бы даже сказала элементарный вопрос. Она загадочно улыбнулась и повела меня наверх, где обещала показать несколько вечерних платьев, которые могли мне подойти. Мне было настолько неудобно просить о подобной просьбе, сколько находиться в академической форме на торжестве. И, к сожалению или счастью, победило чувство этикета, а не чувство такта.

Бокалы хозяйка дома оставила на консоли, считая, что кто-нибудь из официантов или слуг уберёт за нами, и отворила передо мной дверь в спальне комнату. Я бы даже могла сказать, что эти покои принадлежали ей — чувствовалось в скучном «стандартном» интерьере, что здесь проживала девушка. Был у комнаты еле заметный флёр уюта, который мне очень понравился.

— У меня немного не прибрано, — то ли полушутя, то ли из вежливости произнесла девушка, пропустив меня в идеально прибранную комнату. — Зато в гардеробной вся одежда сложена аккуратнейшим из способов!

Она так экспрессивно рассказывала об «аккуратнейшем из способов», что мне ужасно захотелось узнать, как это. Когда передо мной открылись двери в гардеробную, мне показалось, что я попала в сказку: стены были отделаны зеркальными поверхностями, на полу лежал зеленый-презеленый ковер с коротким ворсом, словно настоящая трава, а на потолке простиралось искусственное ночное небо. Стоило моей проводнице хлопнуть в ладоши, как ночь сменилась днём.

— Так-то лучше! — решила она. — Ночной режим меня несколько утомляет. И как я могла согласиться на такое? Уж точно веяния моды имеют надо мной серьезнейшее влияние!

Дневное небо, голубое-голубое в просветах белоснежных пуховых облачков, выглядело не менее прекрасно, чем усыпанное яркими звёздами ночное. Такой ремонт, наверное, стоил баснословных денег, и вряд ли однажды я смогла бы позволить себе нечто подобное. Как жаль! Некоторым все, а некоторым — начинать все сначала, с нуля, с самого низа. И только потомки могут надеяться на что-то приличное.

Предложение вступить в клуб по интересам вылетело из головы, когда передо мной воспарили несколько симпатичных вечерних платьев. Одно было бежевое с бантом на спине, второе голубое причаленное, а третье нежного салатового цвета с юбкой до колен и узкими полноценными рукавами. Из трёх оно мне понравилось больше всего, так что сиреневому платью под номером четыре пришлось вернуться на вешалку, даже не будучи осмотренным.

— Может лучше голубое? — с большим сомнением и скепсисом переспросила у меня девушка раза два или даже три, но я осталась непреклонна. — Как знаешь. Но имей в виду, что зелёный цвет вышел из моды в этом сезоне. Так что это платье можешь оставить себе на замену испорченному. Оно совершенно новое. Мне понравился фасон, не смогла пройти мимо, не купив. А надевать его я не имею никакого модного права. Общество меня осудит.

— Да, мне оно тоже очень понравилось. Особенно рукава.

Когда платье наконец было на мне, новая знакомая налетела на меня, словно собиралась начать пытки, но обошлось… практически. Ей категорически не понравилось, что у меня распущенные волосы, и потребовала немедленно убрать их в женственную прическу.

Я даже сориентироваться не успела, как девушка усадила меня на банкетку и начала колдовать — не в прямом смысле, конечно, а в переносном. Ее руки, я видела в зеркальном отражении, появлялись то тут, то там, пока копна моих волос не превратилась в чудесную ракушку.

— Невероятно! — сложно было поверить своим глазам, что я могла быть настолько красивой. — Спасибо большое!

Девушка попросила отлучиться ненадолго, и я не стала ее задерживать. Меня гораздо больше интересовала другая девушка, которая сидела передо мной по другую сторону зеркала. Я действительно никогда не видела себя настолько красивой. Когда в последний раз удалось немного принарядиться, я была слишком маленькая для подобных нарядов.

Моей спутницы не было довольно долгое время, и я начинала волноваться настолько сильно, что отправилась искать ее. Для меня стало неприятным сюрпризом, что единственный выход из гардеробной оказался заперт. Как так? Могу поклясться, что мы вошли в эти двери. И она вышла через них. Почему она заперла меня внутри? Я начинала паниковать, но преждевременно. Спустя еще минут пять появилась хозяйка дома.

— Что-то случилось? — не поняла она и оглянулась себе за спину, посмотрев на дверь. — Ясно. Прости-прости, это выглядело странно, да? Я бываю излишне гостеприимна, и некоторые нехорошие личности пользуются моей наивностью. Однажды одна гостья украла мамино колье, и с тех пор во всех комнатах поставили такую защиту. Ты не сильно испугалась?

Признаюсь честно, сильно. Про себя можно было, но вслух я сипло заверила, что все в порядке. Тем не менее я понимала, что мне стоило как можно скорее вернуться к остальным студентам, чтобы ничего подобного больше не повторилось. Я боялась, что моя новая знакомая сама могла что-нибудь украсть, а потом указать на меня и подтвердить, что я гуляла по хозяйской части дома. Могла ли она? Запросто! Это не она, а я была слишком наивна, что кто-то совершенно незнакомый будет мне помогать безвозмездно.

— Давай вернёмся на банкет, хорошо? — попросила я, и у девушки дернулась бровь, показывая вероятное сомнение, промелькнувшее в хозяйке дома.

— Пойдёшь босая? В этих ужасных форменных туфлях я выйти тебе не позволю! — с усмешкой произнесла она и словно из воздуха вынула пару чудесных белых туфель на пускай толстом, но очень высоком каблуке. — Надевай. Я за ними ходила. Только будь осторожна и верни мне их в конце вечера в идеальном состоянии. Они мне очень нравятся!

— Спасибо… — прошептала я и задумалась, что, наверное, зря я подумала о ней плохо. Она всего лишь ходила за парой туфель, а не совершать кражу, которую собиралась повесить на меня.

Стоило второй застежке защелкнуться, как яркое пятно зеркальных отражений исчезло, превратившись во тьму, словно выключили свет.


Глава 7 | Брачная охота на ректора магической академии | Глава 9