home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

В глазах потемнело. Или комната, в которой я сидела, погрузилась во тьму? Неисправность магического ремонта, или?.. Я внимательно посмотрела вниз на только что надетые туфельки — они были единственным источником света в кромешной тьме. Они сверкали красивыми белыми и серебристыми переливами, которыми я даже залюбовалась несколько секунд… ровно до того момента как осознала, что попала в ловушку!

Испугавшись, я резко дернула туфли с ног, сорвав застежки и даже оцарапав ноги. Туфли я откинула подальше от себя и побежала, не разбирая дороги в противоположную сторону. Что бы ни произошло, случилось нечто очень и очень нехорошее. И мне нужно было бежать, спасаться! Я мало понимала, от чего конкретно мне нужно было спасаться, зато я знала — вещи-телепорты стоили баснословных денег и пользовались популярностью исключительно среди «элитных» работорговцев.

Как я умудрилась попасть в подобную историю? Непривычная к быстрому бегу, я довольно скоро перешла на шаг, хотя не приблизилась к цели побега даже на чуть-чуть. Зато я была достаточно далеко от сверкающей пары туфель, чтобы не видеть ни проблеска от их сияния. И теперь у меня появилась возможность подумать, что первые сомнения во мне закрались еще в академии, когда я встретила юношу, который перенёс меня на вечеринку.

Если хорошо подумать, то девушка могла оказаться совершенно не той, которую я мельком видела в столовой во время представления нового преподавателя, оказавшимся моим давно потерянным братом. Он был жив и, наверное, это было самое главное, что произошло в моей жизни за последнее время. Я была так счастлива, когда увидела его впервые спустя столько лет! Поэтому ничто, повторюсь, ничто не могло удержать меня в плену. Я обязана вернуться в академию к брату, чего бы мне это не стоило.

Невзначай произнесенное мысленно слово вновь вспыхнуло, когда я пыталась понять, как мне выйти из тьмы. Ловушка. Я попала в ловушку, и наверняка бродила в пределах небольшого пространства, не заходя за очерченный периметр. Это было серьезной проблемой, которую вряд ли могла решить магический с нулевым опытом, какой я и являлась. Или не являлась? Я ведь все-таки смогла выполнить несколько заданий Рура Аургуса и ректора Денвера! Только вряд ли эти знания могли мне пригодиться здесь… А других все равно пока не было.

Но я не готова была сдаться на милость тех, к кому в плен я попала. Сев на колени, я сосредоточилась… и поняла, что выпускать силу, как я то делала на занятиях, нельзя было ни в коем случае. Магический выброс привлечёт ненужное мне внимание похитителей, и тогда они свяжут меня по рукам и ногам так, что я ни в жизнь не освобожусь. Тогда что мне делать? Может быть попытаться повлиять не на окружающее пространство, а на себя саму?

Наверное, мне либо очень везёт, либо я крайне способная особа — понадобилось не так много времени, чтобы почувствовать затхлый запах помещения, в котором располагалась ловушка. И это при том что во тьме не было ни звуков, ни запахов, ничего. Видеть сквозь тьму у меня не получалось, сколько бы я ни пыталась, зато тихие шорохи и звуки понемногу начинали доходить до меня. А главное — голоса.

— Не смей! — закричала та самая девушка, которая выступала в роли хозяйки дома. — Я с таким трудом выманила подстилку Крайлу из академии. Мы не знаем, есть ли на ней отслеживающая магия. Если есть, нам конец!

— Успокойся, — второй голос принадлежал незнакомому мужчине. — Пока она в клетке, никакая магия не пройдёт сквозь прутья снаружи. Сломать клетку изнутри у неё ни сил, ни мозгов не хватит. Зачем ее взяли? Из мести? Ее даже не продашь! Тут же Крайлу появится!

— Приказ Хозяина взять Ирис Шторм живой, — сообщила девушка. — Понятия не имею, зачем она понадобилась Хозяину. Возможно, в ней есть что-то особенное, что рассмотрел Крайлу. И Хозяин хочет тоже «это» найти.

— «Это»? — переспросил мужчина, запутав меня окончательно. Видимо они что-то искали и решили, будто нечто находилось во мне?

Точнее, не во мне — в Ирис. Мы с ней поменялись фамилиями, а я даже не обратила внимания, что меня называли по-старому «леди Шторм». И это при том что я теперь Моридар — дословно «принадлежащая Штормам». Я не сомневалась, что Ирис действительно была особенной, и ее особенность могла быть целью плохих людей. А уж то, что нас легко перепутать, даже не подвергалось сомнению. Мы были слишком, даже чересчур, похожи, словно сестры-двойняшки.

— Сказала же, не трожь ее! — взвизгнула недавняя знакомая. — Хозяин скоро будет здесь. Вряд ли ему понравится, что ты решил развлечь его «гостью».

То, каким тоном было произнесено слово «гостья», заметила даже я. Мужчина плюнул и ушёл, я слышала топот его неравномерных шагов и грохот захлопнутой двери.

Шаги женщины были подобны кошачьей поступи, что становилась все ближе и ближе ко мне. Я могла предположить, что клетка-ловушка, в которой я оказалась, не так уж и велика. Был ли у меня хоть один шанс из миллиона миллиардов, что мне удастся выбраться из неё?

— Любовница Крайлу, — я услышала, как пальцы скользнули по металлической поверхности. — Что же в тебе такого особенного, что сам Крайлу не сдержал обета относиться равно ко всем?

Могу себе представить, какая будет катастрофа, когда Крайлу узнает об отношениях между Ирис и стражем Дроком, его подчиненным. Я просто не буду вмешиваться. Лучше — вовсе держаться подальше. У меня самой проблем выше крыши, а тут еще и разбираться с неприятностями Ирис? Ни за что. Прости и спасибо за все.

ния, что я ничего ей не должна, сразу полегчало на душе. Ирис — особенная, но и я не простушка. Пусть она забирает мое имя, если ей так хочется, — не имя сделало меня той, кем я являлась. Такой меня создали родители и жизненные трудности, через которые мне пришлось пройти.

— Потому что настоящая любовь сильнее всех печалей и злых намерений, — прошептала я, поднимая голову, и посмотрела прямо в глаза похитительнице.

Она шокировано отшатнулась от клетки: я действительно находилась в клетке с толстыми металлическими прутьями. По периметру проходили еле заметные всполохи магических импульсов, которые я смела резким движением руки.

— Ты! — прорычала она и, к моему сильнейшему удивлению, рухнула в обморок.

Что произошло? Что лишило ее сознания? Или кто? Я ясно услышала шелест песка и опустила глаза в пол. С моих рук и ног сыпался песок, словно я вся была создана из него… как Рур Аургус! Он единственный, кого я могла заподозрить в использовании столь странной природной магии. Разве не песок защитил его от моей случайной атаки в академии?

— Наставник? — прошептала я, с недоумением взглянув на реку песка. Присев, я прикоснулась к песчаным волнам, и те ласково обошли мои руки.

Он где-то здесь, он где-то рядом. Как они нашли меня? Я не сомневалась, что за Руром Аургусом отправится следом и ректор Денвер. Но я совершенно не злилась и не старалась спрятаться от них. Одна такая попытка чуть было не кончилась для меня плачевно. Вот только она все еще не кончилась, а у меня никак не выходило сломать прутья клетки, в которую меня заточили. Как и предсказывал тот мужчина.

Это было слишком просто, чтобы быть на самом деле.

— Кайгэ! — прокричал мужчина, который не так давно повздорил с моей похитительницей. — Какого???

Он растерянно посмотрел на лежащую без сознания женщину и обратил внимание на меня. Злой суровый взгляд словно разрубил меня на двое. Мне было уже поздно притворяться, будто я все еще находилась в иллюзорной ловушке бесконечной тьмы — он уже заметил, что я четко и ясно видела его. А еще наверняка подумал, что именно я атаковала его соучастницу. Пусть уж думает на меня, чем узнает правду, что меня вот-вот спасут.

— Вот оно! — прорычал мужчина и отшатнулся от меня. — Ты… то чудовище, что разрушило Арвалог!

Что? Арвалог — столица одноименного государства, которое вот уже несколько столетий портит жизнь нашим ювелирным ремесленникам. Еще когда я была маленькая, в самом центре столицы пустынного государства произошло невероятное — природа взбесилась, колоссального ужаса песчаная буря стерла с лица земли огромный город.

Почему чудовище? Разве человеку доступна настолько мощная магия, что сметает на своем пути все, не встречая совершенно никакого сопротивления? Если бы в той катастрофе был повинен человек, его бы остановили более сильные маги! Если был повинен человек…

Песок струился, обвивая мои ноги. Он волновался, взбудораженный чувством грядущей опасности. Головой я понимала, что меня снова приняли за другого человека, а сердцем боялась, что необычная песчаная магия наставника действительно могла уничтожить тысячи людей.

Пнув песок, я сделала шаг назад, чтобы не потерять равновесия. Песок, словно живой, тараном врезался в клетку. Окружающий ее барьер дрогнул, но остался неизменно совершенным. Мне так просто не выбраться. Смогу ли я дождаться помощи или…

Мужчина исчез, хлопнув дверью во второй раз. Как она до сих пор не слетела с петель? Соучастницу он так и оставил лежать на полу, видимо боясь приближаться ко мне. А я боялась другого — обещанного появления их Хозяина, который скорее всего собирался то ли продать меня на аукционе, то ли… Они ведь не имели в виду, что их Хозяин — господин Моридар?! Он точно узнает меня с первого взгляда!

Сколько бы я ни пыталась стряхивать с себя песок и толкать его барьер клетки, у меня не выходило его разрушить. Прутья жестко держали периметр, а у меня все сильней и сильней кружилась голова. В глазах темнело, и уже спустя несколько минут я главным для меня стало не пробить барьер, а не окунуться вновь в иллюзорную ловушку бесконечной тьмы.

Истинная Тьма!

Это было за гранью разумного. Самое преступное из того, что мне могло прийти мне в голову. Для обычных детишек это был бы даже не акт вандализма, а невозможная по своей преступной сути детская шалость. Но, если на мне действительно было смертельное проклятье Истинной Тьмы, то оно сработает. Печать, которой учат везде: если увидишь — зови стражей правопорядка!

Сердце, голова и руки — пальцы большой, указательный и мизинец — корона тьмы величайшего демона преисподней, Ее Темнейшества Богини Кансмогемы! Я не успела даже призвать тьму, чувствуя возможность внутри, как барьер пошел трещинами и осколками окатил пол. А вот теперь мне стоило начать бояться по-настоящему — передо мной по ту сторону клетки появилась девушка.

Первое, на что в ней я обратила внимание — на красные как кровь губы. Ее волнистые волосы от корней были белоснежно-белыми и к груди меняли цвет до чернильных черных. Вместо глаз были черные провалы и… и мне нельзя было показывать удушающего страха перед ней. Перед женщиной с карими глазами!!!

Это невозможно. Я не могла вызвать того, кого не могло существовать в природе. Имперский маг-оборотень высшего ранга — дракон! Только у драконов в трансформации или в пред- послетрансформационном состоянии были карие глаза. У сынов бога — серебристо-серые. У остальных — голубые или зеленые.

— Я даже спрашивать не буду, где я на этот раз оказалась, — вздохнула девушка, приложив ладонь к переносице и тем самым спрятав от меня глаза. Подобным жестом иногда баловалась Ирис, когда считала, что кто-то что-то делает особенно глупое или даже тупое. — Просто скажи, как далеко я забрела от мисталийства правопорядка?

Мисталийство? В империи нет ни одного мисталийства. У нас Стражериум, а не мисталийство правопорядка. Она точно из королевства! И она… мне не верилось глазам… она умела перемещаться в пространстве и перемещаться на огромные расстояния! На моей памяти чем-то подобным мог похвастать только министр Крайлу!

— Я бы сказала… — вот что ей в такой ситуации ответить? — что вы оказались очень, очень далеко от мисталийства правопорядка. Полагаю, в соседней стране. Не самой дружелюбно настроенной, если я не ошибаюсь. Но я могу и ошибаться! Но идти за помощью в Стражериум я все равно не советую.

— Будь проклята Лариса! — удрученно сказала девушка, совершенно не обращая на меня никакого внимания. До поры до времени. Вскоре она снова обратилась ко мне. — Хорошо. Тогда где я? Мне тяжело использовать силу в этом месте.

— Как бы меня похитили… слегка. Думаю, если подняться наверх, то мы сможем выбраться! Может быть, объединим усилия?

Я случаем не свихнулась? Нельзя быть до конца уверенной, что передо мной не враг! А вдруг эту девушку послали вывести меня? Но она… она точно не местная! Ее цвет глаз, ее невероятная сила, как у младшего сына бога, и волосы… белоснежная седина с черными кончиками на груди. И я совершенно не видела, чтобы для создания ее образа использовалась магия, словно это был естественный оттенок ее волос!

— И как я умудрилась влипнуть в столь глубокую ж… — девушка не стеснялась в выражениях, несмотря на то, что внешне была похожа на настоящую благородную леди. — Идем. Вдвоем в незнакомом месте проще, чем одной. Алиса.

Да, она права. Если она действительно попала сюда случайно, то можно просто сделать вид, что нас обеих похитили. Тогда и ей окажут достаточную помощь, если не станет орать, что она родом из королевства и к нашей империи не имеет никакого отношения.

— Эй, конченая, твое имя как? — хмыкнула Алиса. Это ведь ее личное имя настолько донельзя странное? Я даже не сразу поняла. Подумала, что это что-то вроде королевского приветствия. Языки мне с самого детства не давались, а уж после многолетнего перерыва в их изучении тем более.

— Тиарис. И я не конченая! — эмоции пришлось взять под контроль. Сейчас не время и не место, чтобы вспыхивать, как спичка. — Если тебе мое имя кажется слишком сложным, можешь называть просто Тиа.

По первому моему желанию песок снова заструился у моих ног и выбил прутья клетки, более не охраняемой непроницательным барьером. Наипрочнейшее стекло толщиной с мужской кулак кусками отваливалось от стены и разбивалось на мельчайшие осколки, ударяясь о пол.

— И почему мне кажется, что я выпустила из заточения Сатану? — усмехнулась Алиса, вновь употребляя в речи мне совершенно незнакомые слова. — Кое-кто поплатится за то, что моя жизнь больше никогда не будет прежней.

Алиса тоже приняла меня за демона Арвалога? Ходили, конечно, слухи, что не природа уничтожила огромный город, но… у меня в голове до сих пор не укладывалось, как такое возможно. Как только вернусь в академию — обязательно спрошу у наставника Аургуса, что он об этом думал и что знал наверняка. Если знал в принципе. Но больше всего меня интересовало, как его особенная магия умудрилась прицепиться ко мне!

О том, что на полу около клетки лежала женщина, я даже не вспомнила, когда мы с Алисой поднимались наверх. Я чувствовала, что помещение для пленников находилось ниже уровня земли, на что особенно указывали непривычные мне прохлада, затхлость и сырость.

Ступени кривой лестницы были покатыми, старыми и очень хрупкими. Как тот мужчина, обладающий весьма тяжелой походкой, умудрялся не поскользнуться? Привычка? Он в этом месте уже давно? А главное — сколько еще девушек были похищены и все-таки — почему я? Только ли из-за Ирис? Только ли из-за Крайлу они собирались похитить Ирис по приказу их неизвестного Хозяина?

— Осторожнее, дура! — цыкнула Алиса, ухватив меня за локоть. Я даже не заметила, как покатилась. Еще с минуту шум падающих камешков, отколовшихся от ступеньки под моей ногой, раздражал истончившийся в тишине слух. — Подвернешь ногу, выбираться будешь самостоятельно!

Как-либо реагировать на показную грубость моей новой знакомой я не собиралась. Я не имела ни малейшего понятия, чем мне могла обернуться встреча с ней. Грубая, резкая, неопознанная красавица могла представлять серьезную угрозу.

Оказавшись наверху, я услышала уже другой шум — шум толпы. Неужели моя догадка на счет работорговли верна? Тогда мы, действительно, попали в серьезную переделку! Повернувшись к Алисе, чтобы остановить ее, я с трудом сдержала удивленный вздох — ее глаза были светло-серыми! Не серебряными, а бледными, словно обесцвеченные голубые.

Богиня? Она все-таки богиня Кансмогема, которую я по глупости и обреченности пыталась вызвать? Разве мне бы хватило сил? На меня наложено настолько мощное темное проклятье, что мне удалось? Тогда почему темная богиня притворяется смертной магичкой? Проверяет меня?

— Их слишком много! — прошипела Алиса, выглянув за угол. — Можем смешаться с толпой и попробовать выйти. Ты сможешь найти дорогу хоть куда-нибудь назад?

— По крайней мере, могу попытаться, — кивнула я, стараясь говорить настолько тихо, чтобы даже сама Алиса слышала меня с трудом. — А что за Лариса, о которой ты упоминала? Это она забросила тебя в это место?

— Нет. Эта недотрога оказалась недобогиней Аттадерой и посчитала идеальным вариантом подсунуть своему брошенному хахалю меня, чтобы он от одиночества не свихнулся!

Недобогиня Аттадера? Она издевалась надо мной? Аттадера — возлюбленная Войсала и неразделенная любовь Спарклиадона, любовника Кансмогемы, жены Великого Архангела Арфалиеса! Чушь какая-то. Какова вероятность, что я стала свидетельницей любовных разборок самих богов? Нулевая! Может быть, я просто головой ударилась где? И все это мне чудилось?

— Так ты от навязанного мужчины сбежала? — спросила я усмехнувшись. Только в таком порядке я могла проявить сочувствие, ведь сама оказалась в похожей ситуации. Вот только в моем случае навязанный мужчина был преступником. Это если верить словам ректора Денвера. — Я тоже.

Алиса мне не ответила. Только шикнула, чтобы я замолчала. Если нас заметят и мой побег будет обнаружен, то неприятностей не оберемся. Единственным выходом, который я видела, было согласиться с ее решением и потеряться в толпе. Как замаскироваться, чтобы не вызвать подозрений? Было бы неплохо еще подслушать чей-нибудь случайный разговор и узнать, где мы оказались.

— Идем, — Алиса потянула меня в сторону, подальше от толпы. — Нужно взять пару масок и плащей. Тогда сможем выйти отсюда, не привлекая внимания.

Она как раз приметила пару ничего не подозревающих людей, с которыми у нас был шанс справиться исключительно благодаря эффекту неожиданности, либо с помощью ее собственной силы. Та, что смогла переместиться аж из королевства в империю, возможно, обладала огромной магической мощью!

Минуточку… А почему она не могла переместиться отсюда обратно домой, не помогая мне выбираться? Если она настолько сильна… В таком случае либо она сама стала жертвой чьей-то «шутки», либо она что-то замышляла и замышляла недоброе. Но я все равно старалась отгонять плохие мысли от себя и надеялась на лучшее. Я, наверное, слишком наивна для этого мира, но… но тысяча «но» всегда помогали не опускать руки.

Мы тихо и с большой осторожностью следовали за двумя обезличенными фигурами, и вроде бы все шло хорошо, пока двое резко не обернулись. В одной из фигур я с удивлением и неприятным недоумением опознала мужчину, который спускался в подвал к своей сообщнице Кайгэ.

— Раз Крайлу все еще не здесь, значит, отслеживающей магии на тебе нет, — сделал вывод похититель. Это было логично и очень нехорошо. Пока меня считали Ирис, мне не навредят. А как же Алиса? — Еще и подружку красивую привела. Ее можно продать в втридорога.

— Я не продаюсь! — хмыкнула Алиса, а я все сильнее и сильнее сомневалась в ее самоуверенности. Ведь правда, если бы она была достаточно могущественна, то могла самостоятельно покинуть это злачное место. И даже меня с собой утянуть, если ей нужен был проводник в империи. — И очень больно кусаюсь.

— Конечно-конечно, — оскалился мужчина, заржав. — Не продашь себя сама, продаст лицитатор!

Он выпустил из рук фиолетово-черный шар, и перед нами встала песчаная стена. К моему ужасу она хоть и выдержала первый удар, но стремительно покрывалась бордовыми пятнами, словно пропитывалась кровью.

— Атакуй! — приказала Алиса.

Я кивнула и послала мысленный импульс песку на движение и расширение. Горло перехватывало, воздуха не хватало, а крики мужчины давали надежду, что мы сможем выбраться из ловушки живыми. Мы были так довольны победой над нападавшим, что совершенно забыли о втором.

Мои ноги подкосились, и я упала на колени, глядя в шокировано расширившиеся серые глаза Алисы. Из ее груди торчала рукоять длинного кинжала. Я чуть было не поддалась панике, но меня и ее убийцу ожидало иное — вместо крови красивую белую блузку Алисы затопляла тьма.

Убийца отступила, выдернув кинжал. Ее руки тряслись, и кинжал с металлическим звяком выпал из ее ослабевших рук. Я бы и сама поддалась ужасу, если бы что-то подобное не увидела внизу, еще находясь в непроницаемой ловушке.

Тьма полилась из открытой раны. Я заворожено смотрела в устье тьмы и насмехалась над страхом Кайгэ, словно часть непознанного уже завладела моим разумом и меняла его на свое усмотрение. Тьма была живой, но совершенно не пугала меня. Она меня спасла, и в этом я была благодарна ей.

— Жалкие смертные, — протянула Алиса не своим голосом, словно была одержима. Возможно, так оно и было. — Такие бестолковые и ничтожные.

Алиса, нет, Кансмогема сложила руки в замок и опустила их к солнечному сплетению ровно по линии симметрии. На груди все еще клубилась тьма, выплескивалась из раны и текла по белой блузке вниз. Я подняла голову и увидела, что ее глаза тоже заволокло черной непросвечиваемой дымкой.


— Г-госпожа? — выдавила из себя Кайге, падая на колени рядом со мной. Она немедленно опустила голову, уткнув взгляд в пол. — Великая честь!..

Я не дослушала, что она лепетала. Точнее она так и не смогла договорить, как ее голова вдруг словно превратилась в навершие фонтана. С ее макушки стекала жидкая кровь по лицу, плечам, телу, и Кайге завалилась замертво набок.

— Поднимись, Тиарис, — прошептала Кансмогема. Мне показалось, или ее слова и в правду звучали с некоторой долей приветливости? — Тиарис Шторм. Смертная, что попала в дьявольские силки интриг моего мужа.

Не тая страха, но с опасением я поднялась и сделала шаг к богине. Кансмогема была холодна как лед, а ее губы горели алым цветом, затмевающим залитый кровью пол. Шум толпы, не заметившей произошедшего, более не касался меня.

— Запомни, ты благословенна мной, смертная, — Кансмогема легонько коснулась моих губ своими, словно мать поцеловала любимое дитя. — И покарай убийц от моего имении моей божественной мощью.

— Д-да… — прошептала я, выдавливая из себя каждый звук с дыханием.

— Смотри, как это просто.

Кансмогема взяла кисть моей руки и протянула в сторону так и оставшегося для меня безымянным мужчины. Он пытался бежать, не преклонив колен перед богиней, но не мог выйти за установленный ее волей предел. Теперь он оказался в похожей ловушке, в которой не так давно была заключена я. Не в этом ли состояла справедливость?

Под ее холодными жесткими пальцами моя рука сжала кулак, и мужчину скрутило, обагрив стены каплями крови. Его туша упала практически беззвучно с глухим шорохом, словно сброшенный в продовольственное хранилище мешок корнеплодов.

— Видишь, это очень легко, — прошептала Кансмогема на ухо, обдав инеевым ветерком шею. — Покарай тех, кто продает, как товар, себе подобных. Ты ведь теперь необычная смертная. Ты избранная мною смертная! Бояться нечего. Они заслужили наказание. Смертную казнь.

В следующее мгновение я осталась одна. Узкий коридор снова наполнился гомоном толпы, пришедшей на аукцион, которая пока еще не подозревала о грядущих событиях и наступлении для них Судного Дня.


Глава 8 | Брачная охота на ректора магической академии | Глава 10