home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

Они подождали несколько минут на случай, если оракул вдруг пожелает сказать что — нибудь еще, потом пошли обратно через зал масок, стараясь не наступать на разбитые головы, лежащие на полу.

Когда стали спускаться вниз по лестнице, Аррамог снова пристроился на плече у Тамир. В пропахшем розами воздухе почувствовалось дуновение свежего ветерка. Низкая дверь, через которую они проникли в башню, теперь была распахнута настежь. Друзья выскочили наружу и бросились к деревьям. Там они остановились и оглянулись назад.

Ни башни, ни тумана — ничего, кроме обломков скал, которые, скорее всего, громоздятся здесь испокон веков.

Тамир перевела дух. — Мы правда были в башне, или все это — маски, оракул — нам только привиделось?

— Должно быть, большинство прохожих видят одни скалы, — задумчиво покачал головой Котфа. — Теперь понятно, почему вожак Уорробо назвал это место развалинами. И все же он предполагал, что мы сможем найти здесь что — то важное.

— Да, это не похоже на мой мир, — проговорил Зифон. — Может быть, в этих развалинах осталась душа и мы пробудили ее? Он потянулся за бурдюком и отпил глоток — Вода, во всяком случае, настоящая.

Тамир пощупала рукав камзола, потом звезду на левом плече. — Одежда тоже настоящая. И звезды. Интересно, что имел в виду оракул: что эти звезды помогут нам избежать опасности или что мы должны ориентироваться по какой — то небесной звезде?

— Оракулы всегда любят говорить загадками. — По спине у Зифона пробежали мурашки. — Я уже сыт по горло этим местом. Если оракул прав, нужно искать пещеру или яму на карте, но слов «пещеры Ктафы» он не обнаружил. — Пойдем на восток.

Тамир бросила прощальный взгляд на Илливар. — Сколько же времени мы там пробыли? Когда мы входили, утро только начиналось, и сейчас тоже раннее утро. Неужели мы провели там целые сутки?

Волшебник задумался. — Возможно, это все то же утро. Может быть, башня стоит на таком месте, где время не существует. Правда, это только моя догадка.

Тамир взглянула на пушистого зверька, семенящего рядом с ней, и рассмеялась. — Вот еще одна память о нашем приключении. — Она показала на левое плечо Лаарна. — Раньше у тебя этого пятна не было.

Аррамог склонил голову к плечу. — Белая отметина! А все твое купание… — недовольно хрюкнул он.

— Да это же не пятно, а звезда, как у всех нас. Остальной — то мех остался темно — синим, как и был!

— Это особый знак илливарского оракула, — произнес Зифон, наклонившись, чтобы получше разглядеть пятно. — Совершенно правильная пятиконечная звезда.

— Глядите — ка! — Тамир оттянула ворот камзола, обнажив левое плечо. — У меня звезда не только на камзоле. — Зифон и Котфа обнаружили у себя на плечах такие же отметины.

— Значит, у каждого по звезде, — успокоился Аррамог.

— У меня, друзья мои, есть отметины похуже, — сказал Котфа. — Вдобавок ко звезде еще и шрамы. Я однажды чуть было не сделал себе татуировку парусника. Жаль, мужик, который этим занимался, куда — то запропастился. Как вы думаете, пещеры далеко отсюда?

— Эх, будь у нас лошади… — мечтательно произнесла Тамир. — Послушай, Зифон, почему бы тебе не помочь нам? Что будет, если мы опоздаем?

Зифон вздохнул.

— Пожалуй, ты прав. Нужно спешить.

— Ты просто не представляешь, как быстро мы домчались бы верхом!

Не слушая ее, Зифон достал голубые шарики и начал жонглировать.

— А вы, друзья, все вместе думайте о пещерах Ктафы. Аррамог боязливо прижался к Тамир. Она взяла его на руки и ласково сказала, стараясь придать голосу уверенность, которой сама вовсе не ощущала:

— Так будет куда быстрее, чем на лошадях, малыш. Мы просто прыгнем вслед за ним через кольцо. «И, хотелось бы надеяться, окажемся там, где нужно, — добавила она про себя, — а не где — нибудь посреди океана». Тут девушка спохватилась и постаралась сосредоточиться на пещерах Ктафы.

Теперь шарики кружились совсем по — другому: сначала косо отлетали в сторону, потом взмывали высоко в небо, отбрасывая ослепительные блики. Вот жонглер поймал их и опустил руки. В воздухе повисло сияющее кольцо.

— За мной! — крикнул Зифон и прыгнул в него.

Тамир с Котфой бросились следом. Они приземлились в лесной чаще на заросшей травой поляне и некоторое время сидели, озираясь по сторонам. Поляну окаймляли высокие деревья с грубой ноздреватой корой. Их могучие ветви с узкими светло — зелеными листьями склонялись до самой земли. Котфа прихлопнул мошку, усевшуюся ему на руку. Где — то вдали птица, печально окликала кого — то на своем непонятном языке.

Котфа вскочил и пошел по краю поляны, раздвигая густые ветви. — Что — то я пока не вижу никакой пещеры. Может, ты опять промахнулся?

Зифон с Тамир тоже встали. Аррамог продолжал безмятежно щипать травку.

— Так я и знал, что этим кончится, — произнес волшебник, разводя ветви на другой стороне поляны.

Тамир усмехнулась.

— Ты сначала осмотрись, а потом уже переживай. Зифон вздохнул и подошел к следующему дереву.

— Куда ни глянь — везде глухомань.

Тамир расхохоталась, а волшебник свернул влево и снова уперся в заросли. — Опять я в лес, как медведь, залез! — Он остановился и обернулся к Тамир. — Как флюгер, верчусь — что за дикая гнусь!

— Постой — ка! — Тамир хлопнула себя по лбу. — Ведь я когда — то слышал сказку про пещеры Ктафы. Только что же в ней говорилось?

И вот, пока она силилась припомнить сказку, чьи — то жилистые руки раздвинули поникшие ветви, и, опираясь на посох, на поляну вышел старик.

— Уж не собираетесь ли вы наведаться в пещеры? Я бы на вашем месте ни за что бы туда не пошел. Даже на спор. — Лицо у него было сморщенное, нос крючком, седые космы падали на плечи. Мутные глаза налиты кровью, но взгляд острый, пристальный.

— Тебе что — нибудь известно о пещерах? — спросил Котфа. — О пещерах Ктафы?

— Как же, как же, — ответил старик опираясь на посох. — Кое — кто зовет их и так. Гиблое место. Странные дела там творятся.

— А сам — то ты там бывал? — осведомился Зифон. Старик помотал головой.

— Вот еще! Да я бы и за мешок золота туда не пошел. Говорят, в пещерах водятся духи умерших. А я не хотел бы раньше времени составить им компанию. С годами начинаешь все больше ценить жизнь.

— Наверное, ты прав, — осторожно произнесла Тамир, поглаживая левое плечо.

— То — то и оно, — продолжал старик. — Начинаешь ценить деревья и голубое небо, и рыбалку на речке. Это куда лучше, чем лежать под землей. Да и для здоровья полезней.

— А не знаешь ли кого, кто побывал в этих пещерах? — спросил Зифон.

— Дайте — как передохнуть чуток, — сказал старик, усаживаясь на травку. Остальные расселись вокруг. — Знавал я троих молодцов, вроде вас. Они искали приключений, и забавы ради отправились туда, хоть их и отговаривали. Потом люди слышали странные звуки. Они заглядывали в пещеру, но увидеть — ничего не увидели. А соваться дальше — до такого безрассудства никто не дошел. Это случилось — чтоб не соврать — лет двадцать тому назад.

— И никто из них не вернулся? — поинтересовался Котфа, почесывая левое плечо.

Старик развел руками.

— Может, они, конечно, и вышли, а потом покинули город… Только больше их никто не видел.

Тамир нахмурилась.

— И что же, с тех пор никто там не бывал?

— Ну, разве что две деревенские девчонки. Тамир подвинулась ближе.

— И они тоже исчезли? Старик помолчал.

— Да нет, они как раз вышли, да только перепугались до полусмерти. Даже говорить об этом не хотят. Похоже, то, что там скрывается, гибельно только для мужчин. Может, там ведьмы или русалки, — Он захихикал над собственной шуткой. — Только больше туда никто не ходит. В такие места лучше не соваться. Приключения — приключениями, а жить — то всем хочется! Лучше посиживать себе да посматривать, что творится вокруг.

— А где вход? — спросил Зифон, поднимаясь.

— Да тут, поблизости. Из него идет что — то вроде сияния. Может, камни поблескивают, может гнилушки светятся, а может, еще что — нибудь.

Старик поднялся. Тамир и Котфа тоже встали.

— Неужто вам, молодым, больше делать нечего? Вот я в молодости все больше за девчонками приударял. Немало их у меня было. — Он снова захихикал. — Ступайте — ка лучше туда, — он указал палкой на северо — восток. — Эта дорога ведет в город. Там славная гостиница, и служаночки очень сговорчивые — ну, словом, вы меня понимаете, — он подмигнул.

— А пещеры в какой стороне? — не отступал Зифон.

— На другом краю поляны. — Старик подошел к дереву с облезшей корой и указал палкой на метку, вырезанную, должно быть, много лет назад. Она была похожа на заглавную букву Н со слегка наклоненной перекладиной. Знак — не из лучших, — заметил он. — Если уже решили, так идите от этого дерева все прямо и прямо. Я уже говорил, что найти вход нетрудно. А мне пора. Если передумаете, поставлю всем выпивку в трактире — Старик помахал рукой и зашагал по дороге, которая, по его словам, вела в город.

— Если уж он так решительно настроен против пещер, — сказала Тамир, — зачем тогда крутится так близко от входа? Что — то он мне не нравится.

— Мне тоже. — Волшебник взъерошил темные волосы. — Кто знает, на чьей он стороне. Уговаривать гораздо легче, чем сражаться. Хотя, вполне возможно, он всего — навсего безобидный селянин, решивший прогуляться.

Котфа погладил зарубку на дереве. — Я — то не имел бы ничего против сговорчивой служаночки из гостиницы. Мне жизнь монаха — затворника совсем не по нутру. Эх, завалиться бы сейчас в постель с бабенкой…

— Я тебя понимаю, — сказал Зифон. — Будь у нас время… Вот справимся со своими приключениями, тогда уж…

— Ну — ну! — Тамир так и не удалось скрыть в голосе нотку враждебности.

— Не могу понять, почему пещеры особенно опасны для мужчин. Может, это просто здешние слухи?

— Есть только один способ проверить — слазить туда самим, — предложил Котфа, махнув рукой в сторону дерева.

— А вдруг там ловушка? — Тамир коснулась черной рукояткой своего кинжала. — Я могу пойти вперед, на разведку.

— Старик ведь сказал… — хрюкнул Аррамог.

Тамир кашлянула.

— Мы с Зифоном посильнее тебя, — заиграл бицепсами Котфа. — Будет лучше, если вперед пойдем мы. — Он сжал зубы и взялся за нож.

— Не стану же я драться с вами за право идти первому, — возмущенно проговорила Тамир. — Мы с Аррамогом подождем здесь на случай, если вам понадобится спасательная команда.

Она решительно уселась, прислонившись спиной к дереву, а Котфа с Зифоном углубились в лес.

— С тобой безопаснее. — Аррамог свернулся рядом с ней, явно собираясь вздремнуть. — Ты — женщина. Другие знают?

— Этот вопрос никогда не вставал, — засмеялась девушка и сорвала травинку. — Зифон наверняка не взял бы меня с собой, знай он, что я женщина. Вот я и не стала с ним купаться.

Аррамог зевнул.

— Мне легче. Хочу быть мужчиной — и я мужчина. Хочу иметь детей — и я женщина.

— Так ты можешь изменять свой пол, когда захочешь?

— Если постараюсь.

— Вот здорово! — Она обдумала такую перспективу. — Очень удобно. А сейчас ты кто — мужчина или женщина?

— Мужчина. Отдохну — в пещере буду женщиной. — Аррамог снова зевнул и закрыл глаза.

Тамир сидела, не сводя глаз со спящего зверька, Потом, выругав себя за любопытство, встала и принялась расхаживать взад — вперед, то и дело оглядываясь на тропинку.

Минут через двадцать Аррамог проснулся. — Готово. Буду спасать Зифона и Котфу.

— Что, ты уже женщина?

— Ну да, как и ты.

Тропа, ведущая к пещерам Ктафы, была едва заметна. Пришлось продираться сквозь сухие ветки, что загораживали путь. Густая листва свисала пологом, заслоняя солнечный свет. В воздухе плыл мягкий звук, похожий на далекий колокольный звон. Аррамог принюхался.

— Пещера близко.

Тропинка упиралась в заплетенную лианами скалу. Зелень совсем недавно раздвигали, кое — где даже разрубали. Значит, вход где — то здесь.

— Смотри, — сказал Аррамог, показывая на что — то блестящее.

Тамир подняла с земли один из серебряных шариков, которыми Зифон обычно жонглировал. — Раньше он их никогда не ронял. Должно быть, оставил, как метку. Будет нам вместо свечи.

Держа шарик перед собой, она осторожно вошла в пещеру, сгибаясь, чтобы не задеть нависающий потолок. Серые стены тускло светились. Проход довольно круто спускался вниз, заканчиваясь огромной пещерой. Фантастические нагромождения, отливающие то кораллом, то золотом, то бирюзой, свисали с потолка, вздымались с пола.

— До чего же красиво! Вот этот, — она показала рукой, — напоминает мне бородатого старика. Видишь нос? А эти складки и волны похожи на хрустальный занавес. Наверное, Зифон с Котфой тоже проходили здесь.

Пол был неровный, и Аррамог шел впереди: его когтистые лапы легко одолевали препятствия.

Тамир остановилась, залюбовавшись маленьким прудиком с прозрачной водой. На дне его лежал светящийся камень. — Жемчужина! — пробормотала Тамир, достала его и сунула в карман.

Снова донесся нежный звон, но на этот раз он звучал, как обрывок мелодии.

— Вот! — сказал Аррамог. — Еще одна метка. — Он махнул лапой в сторону очередного серебряного шарика.

Тамир подняла его.

— Странно, Зифон бросает серебряные шарики. Ведь у него есть другие, куда менее ценные. — Нахмурившись, она посмотрела на шарик, как — будто ожидая от него ответа. Но на нее глядело лишь собственное искривленное отражение.

Эта метка находилась рядом с аркой, ведущей в другую галерею — высокую, с перистыми сталактитами, свисающими с потолка. Звенящая музыка лилась все громче.

— Может быть, они пошли на звук, — тихо сказала Тамир.

Аррамог остановился так внезапно, что девушка чуть не налетела на него.

— Что случилось?

Лаарн уставился на что — то невидимое Тамир. Тут она ощутила покалывание в левом плече и быстро присела. — Что с тобой, Аррамог? Говори же!

— Там боч — ла, темные! — Маленькое тельце дрожало.

— Вроде стражников Лорда Нокстры?

— У боч — ла нет тел.

— Давай — ка спрячемся за сталагмитом — вон за тем, большим!

Они бросились к каменной глыбе и притаились за ней. Тамир сжимала в руке серебряный шарик, который привел их сюда, как — будто это был могущественный талисман.

Всю галерею окутала тьма, но то был не мирный ночной мрак, а мрак хаоса и кошмарных видений. Вместе г, ним в подземелье вполз запах тления. Казалось, к ним, обшаривая все вокруг, тянутся щупальца каких — то бестелесных созданий. Но Тамир они так и не коснулись.

Когда боч — ла проходили мимо, девушка осмелилась украдкой взглянуть на них. На мгновение они показались ей высокими черными людьми. Прозвучал легкий смешок — и боч — ла исчезли в том направлении, куда лежал путь Тамир и Аррамога.

— Ушли… — прошептала Тамир. — Только бы Котфа не затеял с ними драку! Мне знакомо это имя — боч — ла. Стражи хаоса. Когда я плохо себя вела, домашние грозили запереть меня в темной комнате вместе с боч — ла. Я была совсем маленькой и ужасно боялась.

Аррамог заглянул в галерею. — Нужно искать Зифона.

— Ты прав. — Музыка, смолкнувшая при появлении боч — ла, снова зазвенела в воздухе. Проход резко изогнулся. Они вошли в пещеру с красновато — коричневыми стенами, Размерами она уступала предыдущей. Сталактиты и сталагмиты здесь тоже были мельче, тоньше и напоминали густое оперение какой — то грациозной птицы. Входящих в эту пещеру из темного прохода встречало теплое приветливое сияние.

В дальнем углу в озерцо впадал прозрачный ручеек. Остановившись перед ним, Тамир потянулась к воде, но вдруг ощутила укол в плечо как раз под изображением звезды. Она резко отдернула руку.

— Вода — не тронь, — кинувшись к ней, крикнул Аррамог.

Тамир приподняла серебряный шарик, чтобы получше осветить озерцо. Все дно и прилегающий выступ скалы были усеяны костями. Люди и животные пили эту воду и… погибали.

— Ядовитая! — Тамир рассматривала кости на дне. — Похоже, они лежат здесь уже давно, уже крошиться начали. Вот этот скелет, должно быть, принадлежал собаке. — Смертоносное местечко! Слава Богу, наших друзей здесь нет.

Они вернулись в галерею и, убедившись, что боч — ла не видно и не слышно, пошли дальше. Звенящая музыка становилась все громче, все прекраснее и волшебнее, она манила и завораживала. Еще несколько мгновений — и они добрались до ее источника.

— Друзья! — прошептал Аррамог, заглядывая в пещеру.

Котфа и Зифон неподвижно сидели на краю озера, глаза их остекленели, взор потух. Посередине озера вздымалась скала, а на ней сидела прекрасная обнаженная женщина. В ее лице и теле не было ни малейшего изъяна, кожа матово светилась, как бледный мрамор. Единственным покровом служили длинные темные волосы, змеившиеся до самой талии.

Мешки лежали рядом с путниками. Нож Котфы и серебряные шарики волшебника валялись тут же, на камнях.

— Ну же, — призывал со скалы чарующий голос, — вы так долго ждали. Придите же ко мне, мои милые! — Женщина раскрыла объятия, и ее пышная грудь предстала во всей красе.

Зифон и Котфа ступили в воду — и фигура на скале вдруг ужасно изменилась. Прелестная женщина превратилась в мерзкое извивающееся чудовище — щупальца хватали воздух, из пасти торчали острые клыки, по подбородку стекала слюна. Страшилище источало такую едкую вонь, что Тамир чуть не задохнулась. — Зифон, — . тихонько позвала она.

Но волшебник не слышал. Его рука рассеянно поглаживала звезду на плече, глаза же были прикованы к разлегшемуся на скале чудовищу, чей мелодичный голос звучал столь призывно. Щупальца тем временем тянулись все ближе.

— Ко мне, прекрасные воины! Вас ждет пир. — Чудище облизнуло губы длинным языком, как будто предчувствуя славное блюдо. Рядом, на скале, высилась гора костей — останки прежних гостей, прежних пиров.

— Они не видят, кто она на самом деле, — прошептала Тамир. — Но ведь Зифон — то разбирается в заклятьях и превращениях. Ты только взгляни на них: точь — в — точь верные псы, прибежавшие на зов хозяина!

Зифон с Котфой уже по пояс погрузились в воду. Они подходили все ближе и ближе к скале. Вот щупальца уже почти дотянулись до них! Но тут течение отбросило мужчин обратно к берегу страшилище мгновенно превратилось в черного лебедя. Зифон и Котфа не отрывали от него глаз. Какой бы облик не принимало чудище, пение его лилось, не прекращаясь ни на миг.

— Это все музыка… Послушай, Аррамог, чары властны над ними, потому что они — мужчины! Что же дет лать? — Тамир заломила руки, потом спохватилась и сунула их в карманы.

— Оракул! — подсказал Аррамог. — Женщина убьет лебедя ониксом.

Тамир нащупала ониксовую рукоятку кинжала. Навряд ли им можно сразить чудовище…

Прячась за сталагмитом, они подползли поближе. Тем временем превращения шли своим чередом. Красавица обернулась мерзким чудовищем, потом — лебедем.

Как бы подобраться еще ближе к скале, чтобы поточнее прицелиться? И даже если это удастся, как выбрать нужный миг?

— Аррамог, — чуть слышно шепнула Тамир, — сейчас я метну кинжал и, надеюсь, не промахнусь. Со стрелами, во всяком случае, у меня всегда получалось неплохо. Но сначала, пожалуй, нужно собрать серебряные шарики. Тебя они, скорее всего, не заметят. Придется тебе носить их во рту.

Лаарн медленно подполз к скале, близ которой были разбросаны светящиеся шарики, и по одному перенес их Тамир.

Она спрятала шарики в карманы и неподвижно села, представляя перед глазами мишень для стрелок и цель, которая когда — то помогла ей выиграть серебряную цепочку. На этот раз бы не промахнуться…

Превращения все продолжались. Вот красавица снова обернулась чудищем. Опять Зифон и Котфа совсем рядом с ним.

Аррамог дотронулся до руки Тамир, потом до кинжала. — Метай хорошенько!

Вот чешуйчатая лапа почти коснулась лица Котфы — и снова набежала волна. Она отнесла мужчин немного назад, но они по — прежнему стремились добраться до скалы.

— Давай! — скомандовал Аррамог, как только чудище превратилось в величавого лебедя.

Тамир встала, отвела правую руку назад и со всей силы метнула нож.

Кинжал попал в цель. Лебедь на миг замер. Потом исторг пронзительный вопль, смертельный стон и упал. Из раны хлынула темная кровь, и наступила тишина. Пение сирены смолкло.

— Зифон, Котфа! — Тамир позвала мужчин, которые ошеломленно озирались по сторонам, как — будто очнулись от глубокого сна.

— Тамир! — Зифон встретился с ней глазами, и взгляд его стал более осмысленным.

Девушка бросилась к берегу озера и протянула одну руку ему, другую — Котфе. — Вылезайте скорее из воды, вот так!

Зифон с Котфой переглянулись, видимо, не понимая, что происходит, но послушались.

Тамир подняла нож Котфы и заткнула за пояс. И тут внезапно услышала в отдалении тихий смех и заметила на стенах пещеры мигающий свет.

— Боч — ла! — предупредил Аррамог, стукнув волшебника по ноге, чтобы вывести его из забытья. — Прячься!

Тихий смех все приближался. Тамир дернула Зифона за руку.

— Вот черт, бесполезно. Придется мне попробовать, Аррамог, сосредоточься на мысли о лесе. Зифон, Котфа, думайте о лесе!

— Да, да, лес… — Зифон потер глаза.

Тамир вынула из кармана серебряные шарики и подбросила в воздух один, за ним еще два. Первый она уронила, но все — таки ей удалось исполнить простейший номер, когда в воздухе находились одновременно четыре шарика. Она представила себе окружающий пещеру лес. Прервав жонглирование, девушка заметила, как в пещеру вползает черная тень. Но в воздухе уже повисло мерцающее кольцо света.

— Прыгайте! — приказала она Зифону и Котфе и толкнула их в спину. Потом схватила Аррамога и бросилась в кольцо.


Глава 5 | Вино грез. Сборник | Глава 7



Loading...