home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

Тамир приоткрыла один глаз, затем второй, надеясь увидеть голубое небо и деревья. Но вместо них вокруг вздымались каменные стены. Значит, они по — прежнему в пещерах Ктафы. Тамир лежала на мягкой зеленой матерчатой подстилке. Зифон с Котфой еще не проснулись.

Стены пещеры, выпукло округлявшиеся к потолку, покрывали нарисованные пейзажи: деревья, трава, цветы, птицы, звери, пшеничное поле. Наверху скалы слегка искрились, создавая мягкое освещение. Выхода нигде не было видно.

— Хорошо, что удалось вообразить хоть нарисованный пейзаж, — пробормотала Тамир, обращаясь к Аррамогу. — Видно, художник любил природу. Взгляни — ка, Аррамог! — Она указала на маленькую нарисованную мордочку, выглядывающую из высокой травы. — Похоже, кто — то из твоих сородичей.

Аррамог подобрался поближе к картине. Тут проснулся Зифон и медленно принял сидячее положение.

— Я чувствую себя полным идиотом. А еще назывался волшебников. — Он взъерошил волосы. — Подумать только — попался на простейшее колдовство, играющее на природных инстинктах, да так, что чуть не спятил!

Котфа встал и потянулся. — Не хотел бы я пережить все снова.

— Я как — будто наблюдал со стороны за тем, что происходит, но не мог и пальцем пошевелить, — продолжал Зифон.

Аррамог похлопал волшебника по руке. — Все прошло.

Зифон рассмеялся и оглядел пещеру. — Должно быть, это мне урок, чтобы впредь я был поскромнее. Как мы здесь очутились?

Тамир вынула два шарика, подбросила их в воздух, но не поймала. — Я ухитрился управиться сразу с четырьмя. Сам не знаю, как мне это удалось. Надеялся, что мы окажемся в лесу, подальше от этих проклятых пещер.

Зифон приподнял бровь. — Оказывается, у тебя есть таланты, о которых я и не подозревал. — Он обнял девушку за плечи и на миг прижал к себе. Но тут же вспомнил о том, что нужно искать выход, и стал простукивать стены.

Котфа последовал его примеру. — Вот что я вам скажу, — ухмыльнулся он, — в следующий раз при встрече с какой — нибудь красоткой непременно буду помнить, что внутри может прятаться чудище! Хорошо еще, Тамир, что на тебя заклятье не подействовало.

Тамир слегка покраснела. — Просто Аррамог умеет изменять свой пол. Наверное, это нам и помогло.

— Ты шутишь? — Котфа уставился на зверька.

— Чистая правда, — с достоинством заявил Аррамог.

— И кто же ты сейчас?

— Женщина. Так безопаснее. Они хитрее.

Котфа покачал головой. — Не могу себе представить — взять и превратиться в девчонку! Да еще в самый неподходящий момент, — он засмеялся, продолжая осматривать разрисованные стены. — Ни окон, ни дверей — только коврики на полу. — Он ощупал свой пояс. — Мой нож… куда же он подевался?

Тамир протянула ему кинжал. — Я так и знал, что рано или поздно ты его хватишься!

Взяв у нее нож, Котфа поднес его к свету, погладил лезвие ладонью. Потом протянул обратно. — Возьми, ведь свой ты потерял, спасая нас.

— Нет, — возразила Тамир, — я найду себе другой. Зифон обнаружил у стены вазу и перевернул ее вверх дном, но она оказалась пуста. Тогда он подошел к Тамир, которая разглядывала изображение на стене.

— Лев смотрит прямо на меня. Не хотел бы я померяться с ним силой. — Тамир невольно отшатнулась, потом снова подошла и ощупала голову нарисованного зверя, потом тело.

— Что — нибудь нашел? — спросил Котфа.

— Похоже, выход есть. Смотри… рядом с лапой льва. Это замок. — Она обвела пальцем очертания квадрата, поставленного на угол. Потом достала отмычку и принялась за работу.

Через несколько минут раздался щелчок, и дверь распахнулась. За ней находилась сокровищница. Повсюду высились груды золотых и серебряных монет, драгоценных камней — какие только бывают на свете. Аррамог вскочил на высоченную гору золотых монет и съехал с нее вниз. — А это — как звезды, — весело промурлыкал лаарн, повесив себе на шею бриллиантовое колье.

— Такое мне и во сне не снилось! — Тамир надела на палец кольцо с граненым изумрудом, потом сняла и взяла узкий кинжал с блестящим серебряным клинком и выложенной изумрудами рукояткой.

— Столько не истратить и за две жизни! — пробормотал Котфа. В одной руке он сжимал золотую цепь с медальоном, в другой — меч искусной работы. — Не иначе, военные трофеи.

— Кто знает! — усмехнулся Зифон, продолжая перебирать сокровища. — Жаль, ничего похожего не трехгорбую зебру здесь нет… — Тут взгляд его привлек серебряный обруч. С одной стороны в него был вделан большой кристалл. Волшебник поднял его.

— А вот и корона! — воскликнул Котфа, водрузив себе на голову великолепный золотой венец, усыпанный рубинами. — Король Котфа, повелитель всего, на что ни упадет взгляд! Как по — вашему, звучит? Лорд Аррамог, дарую вам высокий титул… Или вы в данный момент леди Аррамог? — Хохоча, он коснулся кончиком меча головы зверька, который примерял янтарные, жемчужные и бриллиантовые ожерелья. В ответ лаарн ударил лапкой в маленький золотой гонг.

Котфа принялся сгребать драгоценности в мешок, предварительно выбросив из него одежду и остатки еды. Карманы он тоже набил до краев. Его спутники медлили, не в силах оторвать глаз от несметных сокровищ, подбирая то одну вещицу, то другую.

Наконец Аррамогу наскучила эта забава. — Слишком много. Время идет.

— Ты прав, малыш, — согласилась Тамир. — Мы здесь слишком задержались.

— На это можно купить все, что душа пожелает, — проговорил Котфа.

— Что толку, если не удастся отсюда выбраться. Драгоценностями не наешься и не напьешься. Нужно взять только то, что сможет пригодиться. Я беру обруч.

Тамир заткнула за пояс кинжал с изумрудами и взяла пригоршню золотых монет. И еще гонг — по просьбе Аррамога. Котфа оставил при себе меч и тоже прихватил золота.

— Вот что я вам скажу, — изрек он, бросив корону на груду самоцветов. — Будь я хозяином такого богатства, ни за что не оставил бы его в таком месте, где любой прохожий может утащить все, что ему приглянется.

— Я бы поставил стражу, — согласилась Тамир. — Замок — не преграда.

Зифон протянул обруч по направлению к стрельчатой двери. Кристалл помутнел. — Там, снаружи, кто — то есть… или что — то.

Он отступил и наткнулся на груду серебряных монет. Они со звоном посыпались вниз, обнажив человеческий скелет. Костлявые пальцы сжимали алмазный венец. — Надо отсюда выбираться. Тамир, держи кинжал, а ты, Котфа, меч. Попробую сотворить охранное заклятье. Представьте себе, что вокруг нас сияет белый свет…

В правой руке он держал обруч. Левой взялся за резную ручку двери и потянул на себя.

Все ощутили легкий укол в плечо, там, где были звезды. Когда они переступили порог, возникло такое чувство, как — будто со всех сторон их что — то толкает, давит, пригибает к полу. Каждый вздох давался с трудом. Сначала ничего не было видно. Казалось какая — то плотная масса заполнила проход, не давая сделать ни шагу.

— Незваные гости! — раздался оглушительный голос, громом прокатившийся по пещерам.

Давление все нарастало, и, наконец, совсем притиснуло их к земле. Зифон поднял над головой обруч, из кристалла вырвался сноп искр. Тьма стала рассеиваться, гнет — постепенно ослабевать. Скоро путники смогли подняться на ноги. Перед ними возвышался великан. На лице его блуждала злобная ухмылка.

— Прими свой истинный облик! — приказал Зифон, вложив в слова всю свою силу.

Великан стал на глазах съеживаться, менять очертания и, наконец, превратился в тщедушного человечка ростом не больше четырех футов. У него были острые ушки, кожа переливалась всеми оттенками зелени. Злоба его, однако, ничуть не уменьшилась — он так и подпрыгивал на месте, готовый лопнуть от ярости. С рук и ног стекала липкая розовая слизь. Скоро вокруг путников, почти касаясь их ног, застыла большая розовая лужа.

— Сильное у вас волшебство! — пронзительно выкрикнул он. — Значит, вы не из боч — ла — они боятся моей слизи.

Тамир смерила его взглядом. — У нас с боч — ла ничего общего.

— К тому же, мы не бросаемся на людей просто так, за здорово живешь, — добавил Зифон. — Ты кто — страж сокровищ?

Их противник вздохнул. Слизь перестала течь, а ее остатки на земле понемногу растаяли. — Я Ортлон лесной эльф. Эти пещеры наводят тоску, печаль и дурные мысли. Я привык к земле, где дует свежий ветерок, где солнце золотит воду. — Голос его звучал мечтательно.

— Зачем же ты сидишь здесь? — спросила Тамир.

— В лесу болтают разное, — снова вздохнул он. — Вот мне и захотелось увидеть сокровища, которые, как я слышал, хранятся здесь с незапамятных времен. Думал, проберусь потихоньку, прихвачу пару побрякушек — и обратно.

— Не тут — то было, — сказал Котфа, усаживаясь на обломок скалы.

— От боч — ла никому не уйти. Я нашел сокровищницу, а они — меня. Ну, и заперли в соседней комнате. Вот я и нарисовал на стенах всякую живность, чтобы совсем не спятить. Потом страж умер, и они заставили меня занять его место. Эта розовая дрянь начинает всякий раз сочиться, когда я злюсь или страдаю. — Эльф показал на розовую привязь, один конец которой обвивал его шею, другой был накрепко привязан к железному кольцу, вделанному в каменную стену. — Когда — нибудь они дернут слишком сильно — и место стража опять освободится. — Он снова вздохнул, глаза его заблестели. — Когда вы приоткрыли дверь, я краешком глаза увидел сокровища. Вот красотища — то… Золота — не сосчитать!

Тамир заглянула в проход. — И часто боч — ла здесь бродят?

— Да нет. Они сотворили розовую слизь, но сами к ней не подходят, чтобы случайно не притронуться.

— А ты знаешь, где выход из этих чертовых пещер? — грозно спросил Котфа, размахивая мечом над самой головой эльфа.

Тот потрогал полоску розовой слизи, обвивавшую его шею. — Знаю, если все осталось, как было. Я только и мечтаю, как бы отсюда выбраться, да видно, меня вызволит только смерть.

— Если ты нас не обманешь, мы, возможно, сумеем тебе помочь, — произнес Зифон.

— Что вы, что вы, я стану вашим смиренным и покорным слугой. И буду говорить одну чистейшую правду. Помогите мне, умоляю… — В глазах Ортлона стояли слезы.

Одним взмахом Котфа перерубил липкую привязь, прикрепленную к стене.

Эльф вскрикнул. Потом расправил плечи и глубоко вздохнул, но сразу же закашлялся. — Шея! — прохрипел он. Слизистый ошейник душил его. Тамир разрезала слизь кинжалом, и эльф, застонав, упал на землю. Достав из кармана кристалл, Тамир опустилась на колени рядом с лежащим Ортлоном и стала медленно водить камнем над телом эльфа.

— Гонг! — подсказал Аррамог.

— Слушаюсь! — она достала из мешка маленький гонг, и зверек ударил по нему лапкой.

Ортлон пошевелился, потом сел и протер глаза.

— Мне показалось, что гонг зовет меня на весенний праздник. Откуда он у вас?

— Нашли в сокровищнице.

— Вот оно что…

Тамир вручила гонг эльфу. — Вот, неси. А вдруг он поможет тебе найти верный путь!

Ортлон прижался к нему щекой. — Он напомнил мне обо всем, что я утратил. Вдруг он и вправду поможет? Ты пойдешь за мной, волшебник?

Зифон пожал плечами. — У нас нет другого выбора. Но если ты нас куда — нибудь заведешь, тебе грозит кое — что похуже, чем розовая слизь.

— Например, помрачение ума, — ответил Ортлон. — Я учту. Ступайте за мной. — Он зашагал по проходу, обходящему сокровищницу слева.

Пол был ровный, ширина прохода составляла не меньше шести футов. Стены покрывала светящаяся плесень. Они шли быстрым шагом минут двадцать.

— Впереди тупик! — Котфа вышел вперед и ткнул в стену мечом.

— А ведь ты, Ортлон, говорил, что знаешь, где выход.

— Прошло много времени, — эльф боязливо покосился на меч. — Я правда так думал.

— Есть ведь и другие способы перемещаться в пространстве, — Котфа выжидательно взглянул на Зифона. — Правда, я в них ничего не смыслю.

Тамир сунула руки в карманы. Когда девушка вынула их обратно, даже в тусклом свете пещеры было видно, как она побледнела. — Но ведь они были, правда же, были! Я потерял серебряные шарики. Наверное, выронил в сокровищнице…

— Можно вернуться, — с готовностью предложил Ортлон. — Там столько сверкающих драгоценностей!

— Нет! — ответил Зифон. — Пусть они будут платой за то, что мы взяли. Это подтверждает мою теорию о том, что на дармовщину поесть никогда не удается. А ты, Ортлон, я гляжу, так и не избавился от тяги к сокровищам?

Эльф нахмурился. — Я?.. нет. Это сильнее меня. Сверкающее золото, горящие в ночи рубины — они так и стоят у меня перед глазами… Нет! — он топнул ногой. — Зачем пленнику сокровища? И все же… Что — то так и тянет меня туда. Клянусь богами, я ненавижу их, ненавижу!..

— Ты не можешь нас вести.

— Не оставляйте меня! — эльф прижался к темной сырой стене. — Я должен избавиться от вечной пытки! Вы не можете представить, что это за ужас. — Лицо его исказилось от волнения, с рук закапала розовая слизь. — Лучше погибнуть, чем вернуться назад!

Котфа поднял меч и отсек сочащуюся слизь. — Видишь, стала течь медленнее. Тебе нельзя волноваться.

— Дыши поглубже, — посоветовала Тамир. — И постарайся успокоиться.

Ортлон взял себя в руки. Даже со стороны было видно, каких усилий ему это стоило. Постепенно гнев и волнение улеглись, дыхание выровнялось, и розовая слизь перестала сочиться.

— Смотри — ка, на этот раз она текла у тебя только с рук. — Котфа в последний раз перерубил липкие нити и повесил меч на пояс.

— Умоляю, позвольте мне пойти с вами, — упрашивал Ортлон. — Одному мне не справиться, я слишком слаб. Или пронзите меня мечом. Лучше мгновенная смерть, чем пытки боч — ла. — Он обнажил грудь и закрыл глаза.

— За тобой нужно как следует приглядывать, — решил Зифон.

— А вдруг он, как приманка, приведет к нам боч — ла? — с сомнением покачал головой Котфа.

— Пусть идет с нами, — сказала Тамир. — Когда сокровища будут далеко, его знание пещер может нам пригодиться. А ты что скажешь, Аррамог?

— Ортлон пойдет.

— Вот спасибо! — эльф воспрянул духом. — Я сразу дам вам знать, если меня снова потянет к сокровищам.

Зифон нахмурился. — Ты просто невыносим. Учти, тебе дается испытательный срок. Посмотрим, может быть, обруч поможет нам выбраться отсюда.

Они вернулись к развилке, откуда Ортлон завел их в тупик. Левый проход был ниже, только Аррамог и Ортлон могли бы идти по нему, не сгибаясь. Правая галерея была и шире и выше. Из нее доносился шум текущей воды.

Зифон протянул обруч вперед, по направлению к правому проходу. Кристалл потемнел, цвет его стал дымчато — серым. Когда же Зифон повернул обруч влево, из кристалла так и брызнули сверкающие лучи.

— Идем налево! — волшебник согнулся и стал пробираться по проходу. Вдруг мимо него прошмыгнул Аррамог. — Пойду впереди!

— Вот и отлично.

— Я прикрою тыл, — вызвался Котфа. — Так будет удобнее присматривать за Ортлоном и следить, чтобы за нами никто не увязался.

Проход становился все уже и уже. Обруч сиял по — прежнему ярко, но стены смыкались все теснее, а потолок навис так низко, что даже Ортлону пришлось согнуться в три погибели.

От скрюченной позы спину у Тамир нестерпимо ломило, но она молча кусала губы, понимая, что Зифон и Котфа испытывали еще большие неудобства. Девушка вспомнила, как в детстве во время игры ребятишки заперли ее в тесном шкафчике. На нее нахлынули давно забытые ощущения: темнота, страх, чувство, как — будто стены сжимаются и вот — вот задавят ее насмерть. «Спокойно, на этот раз ты не одна! — напомнила она себе. — Зифон нас обязательно вызволит. — Она чувствовала, как сердце колотится все быстрее. Руки похолодели. — Говори же, — приказала она себе, — скажи хоть что — нибудь!» — Как ты думаешь, Ортлон, где мы сейчас?

— Не знаю, никогда не бывал в таком тесном проходе.

— Послушай, Зифон, может, нам попробовать другой путь?

— Я уже ползу на четвереньках, пожаловался Котфа.

Зифон взглянул на обруч. — Интересно…

Тут земля задрожала, вокруг посыпались камни, настоящий град камней, намертво завалив проход позади. Путники кашляли, задыхаясь от пыли. Тамир вздрогнула и невольно схватила Зифона за руку. Он ответил рукопожатием.

— Теперь выбора не остается.

— Аррамог, — позвала Тамир. — Как там впереди — не лучше?

Ответа не последовало.

— Аррамог! — снова позвала она.

Лаарн торопливо приблизился. При свете кристалла было видно, что его темно — синий мех припорошен пылью.

— Узко. Повороты. Придется ползти. Потом шире. Чистая вода.

— Надеюсь, мы пробьемся, — сказала Тамир. — Не люблю закрытых помещений. Давайте поползем, если ничего другого не остается. Я полезу первым: ведь я меньше, чем вы с Котфой. — Она зажмурила глаза, стараясь отогнать картину: проход превращается в гробницу. — Аррамог, держись поближе ко мне.

— Но ведь я еще меньше, — заявил Ортлон. — Может быть, мне удалось бы расширить проход.

Тамир с отвращением представила себе, как она задохнется в розовой слизи, случись эльфу разволноваться или разозлиться.

— Все вперед, — заторопил Аррамог. — Не ждать!

— Нет уж, Ортлон. Первым пойду я. И дело во всем не в том, что я тебе не доверяю. — Она поползла на четвереньках, стараясь двигаться как можно быстрее. В ноздри заползал запах сырой земли. Земля, камни и затхлый запах пещеры, где уже Бог знает сколько лет не бывало живой души.

— Ты здесь, Аррамог? — позвала она.

Пара блестящих глазенок взглянула ей в глаза. — Здесь. Ляг. Ощупай камни. Впереди поворот.

«Пусть только все это кончится — больше никогда не полезу в пещеру, — думала Тамир. — Останусь наверху, где можно смотреть, слушать, вдыхать свежий воздух…» Хватает ли здесь воздуха? Она не могла понять. Не нужно об этом думать. Нельзя впадать в панику. — Аррамог, я застряла!

— Нагнись пониже. Хватайся за корни.

«Воздуха вполне достаточно, — убеждала она себя. — Я спокойна. Дышу нормально. И вовсе я не застряла, можно двигаться дальше». Протискиваясь мимо корней по изгибу тоннеля, она вспомнила о своей единственной удачной попытке выступить в качестве жонглера.

Прошли минуты или часы, а Тамир показалось, что целая жизнь, и вот, наконец, она вползла в пещеру. Девушка распрямилась, потом помогла выбраться Ортлону. Пока он вытаскивал остальных, она напилась из озерца сполоснула пыльное лицо и волосы. Затем села и прислонилась к стене.


Глава 6 | Вино грез. Сборник | Глава 8



Loading...