home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

Постепенно плесень на стенах снова замерцала, и пещера осветилась. Зифон поднял обруч над головой. Ортлон, раскинув руки, лежал на каменном алтаре и едва дышал. Позади алтаря стояли уже не колдун с пантерой, а Тамир и Аррамог.

Тамир разглядывала свои ладони. Потом повернула их тыльной стороной к себе — вместо когтей были ногти. Девушка погладила Аррамога по спине. — Ну и страшенная пантера из тебя получилась!

Зифон потрогал запястье эльфа. — Пульса нет. Наш друг скончался.

Тамир коснулась рукой лица Ортлона. — Ведь он был вовсе не обязан умирать, чтобы спасти нас. — Девушка вынула из кармана кристалл и стала водить им над неподвижным телом, призывая эльфа ожить.

К ней подскочил Котфа. — Под конец он стал храбрым воином. Не самая плохая смерть — пасть в борьбе с силами зла. — Он повернулся к волшебнику. — В таком виде трудновато ползать по пещерам, — посетовал уорробо, — откинув с лица непослушное ухо.

Зифон произвел необходимые манипуляции, и Котфа снова стал человеком. Волшебник тронул Тамир за плечо. — Ортлона не вернешь. Но, куда бы его дух не устремился, теперь он очистился от зла. Кто знает, может нам еще доведется встретить его в иных краях, в ином обличье…

Тамир неохотно отказалась от попытки оживить эльфа. По щеке ее скатилась слеза. — Бедняга, его мучения закончились. Лежит здесь, как жертва, принесенная бог знает кому.

— Давайте похороним его там, где он нашел пирамиду. — Котфа принялся рыть землю мечом. Выкопав ямку, он бережно опустил в нее тщедушное тельце и засыпал землей.

— Прощай, друг. Бог с тобой. — Все склонили головы. Прошло несколько минут. Тамир снова посмотрела на свои руки. — Скажи, Зифон, как мне это удалось? Ведьу меня были настоящие львиные лапы. Я их видела, чувствовала! И хотя слова вылетали из моего рта, голос был чужой!

— Трудно сказать наверняка, — ответил Зифон. — Может быть, дух старого колдуна все еще витает здесь. Одни бы мы не справились, как ни старайся. Нам помогли. — Он взглянул в совиные глаза колдуна. — Спасибо Ортлону, мы нашли то, зачем пришли сюда.

— А куда теперь? — осведомился Котфа. — Полезем в дыру, которую проделали боч — ла?

— Нет, — вмешался Аррамог. — Плохой путь!

— Зуб даю, где — то есть другой выход, — заявила Тамир. — Стал бы колдун пробираться тем путем, которым пришли мы! У него наверняка был другой, полегче.

Они стали обшаривать пещеру — Котфа с одной стороны, Зифон с другой — обследуя каменные глыбы, красные, рыжие, серые, бледно — голубые гирлянды кристаллов. Аррамог трудился на нижнем ярусе. Тамир переходила с одного места на другое и повсюду ощущала на себе неотступный взгляд совиных глаз колдуна. Он так и притягивал ее, как будто между ними установилась незримая связь.

Наконец она остановилась перед нарисованным изображением и принялась ощупывать стену. Потом взялась и за саму картину. — Похоже, это здесь! — произнесла девушка, нажимая на львиные когти.

Часть стены ушла внутрь.

— Погодите — ка! — крикнул Зифон. — Прежде я должен убедиться, что здесь действительно выход, а не тайник, которым старик пользовался для колдовства. — Он поднял обруч, свет его озарил проход, по которому можно было идти, не сгибаясь. — А теперь — вперед!

— Пора прощаться с колдуном. — Тамир бросила последний взгляд на картину.

Аррамог покосился на гигантскую кошку. — Не забуду пантеру!

— Да, ни ты, ни я не сможем их забыть, даже если очень захотим, — улыбнулась Тамир.

Вслед за Зифоном они шагнули в проход. Когда все вышли, Котфа закрыл дверь. Путники двинулись по подземному коридору, следуя его поворотам и изгибам. Свет от обруча, который нес Зифон, бросал призрачные отблески на морщинистые скалы. Нависающие сталактиты напоминали то гигантские сосульки, то острия кинжалов. Стены отливали синевой.

— Что — то мы не приближаемся к поверхности, а наоборот, опускаемся все ниже, — заметила Тамир.

— Остается надеяться, что дальше проход пойдет вверх. А пока давайте сделаем привал. Впереди коридор как раз расширяется.

Они остановились передохнуть в пещерке поперечником футов в двенадцать. Здесь сталактиты то свисали ровной бахромой, то беспорядочно громоздились, образуя арки, кольца, крючья, завитки. Путники прислонились к трем крупным сталагмитам.

— Напоминает причудливое творение какого — то неистового ваятеля. Может быть, наш друг — колдун приложил здесь руку?

— Полагаю, у колдунов есть дела поважнее, — засмеялась Тамир.

— Это пантера, — сказал Аррамог. — Пантера делает чудеса!

— Очень может быть, — согласилась Тамир, поглаживая мохнатую спинку лаарна, потирая его шею, пока не почувствовала, как расслабились под рукой напрягшиеся мышцы.

— Бывало, одна девчонка тоже гладила меня вот так, и я сразу засыпал, — заметил Котфа.

— Хорошо, — хрюкнул Аррамог. — Свирепая спит. Проснусь мужчиной.

— Ну и организм у тебя! — сказал Котфа. — Представьте, что за неразбериха творилась бы на свете, умей все менять свой пол, как перчатки.

— Она и сейчас творится. Но одно я знаю наверняка: нам всем не мешало бы поспать.

Котфа зевнул. — Я — то с удовольствием, даже без поглаживаний. — Он улегся, подложив под голову мешок. — И пусть мне приснится что — нибудь поприятнее, чем цепь на шее.

Тамир прилегла рядом с Аррамогом, и только Зифон продолжал задумчиво глядеть в потолок. Некоторое время Тамир наблюдала за ним, потом подошла и села рядом.

— Ты устал, — мягко сказала она. — Так последуй же собственному совету и поспи.

— Слишком много мыслей роится в голове. Один погиб, остальным грозит опасность. Один бог знает, что еще может случиться. Трудно даже представить, как далеко тянется этот подземный лабиринт. А ведь это я завел вас сюда.

— Я сам вызвался идти с тобой. Да и остальные — тоже. И потом, я — помощник жонглера. Давай — ка разотру тебе спину. Аррамог от такого массажа быстренько расслабился. Отодвинься немножко от стены.

Тамир встала за спиной у Зифона и положила ладони ему на плечи. Потом принялась растирать шею и спину — сначала легонько, потом все сильнее, разминая бугрящиеся желваки мышц. Она почувствовала, как напряжение постепенно спадает.

— До чего приятно! Только мне нельзя слишком расслабляться: я должен нести стражу.

Руки Тамир поглаживали левую лопатку. — Боч — ла исчезли навсегда. Какая польза от тебя будет, если ты не дашь себе отдыха?

— Я все думаю: может быть, для путешествия по пещерам нас должно было быть всего четверо?

Пальцы Тамир скользящими движениями растирали плечи и спину.

— Я не хочу, чтобы ты или кто — то другой пострадал.

— Бывает ведь, что человек идет по тропинке и на него падает дерево. Никто не застрахован от опасности. — Девушка так сильно надавила ему на плечо, что он даже ойкнул, потом ослабила давление.

— Когда мы выберемся наверх, то дальше я пойду один… или наемся сардин.

Тамир рассмеялась и, закончив массаж, уселась рядом с ним.

— Ага, снова рифмуешь! Приятно слышать.

Волшебник стиснул зубы. — Слушай, Бейнсток, знал бы ты свой шесток! Я справлюсь и сам, кому ты нужен, старый хлам?

— Кого это ты называешь старым хламом? Волшебник вздохнул. — Сейчас не время разлучаться или от коклюша скончаться.

— Перестань себя терзать. Разве Ортлон погиб напрасно? И потом, в твоем свитке определенно сказано, что нас должно быть четверо.

Зифон обнял Тамир за плечи. — А у нас с тобой волшебство получается совсем неплохо. Ведь это ты спас нас от сирены.

— Легко противиться тому, что тебя не привлекает.

— Разве тебя не привлекают красивые женщины?

— Ничуть.

Зифон резко убрал руку с ее плеча. — Но ведь не все мы похожи на Аррамога. Я хочу сказать…

— Ну, конечно. Мы побольше и не такие мохнатые.

— Я хочу сказать, что знавал людей, которые предпочитают иметь дело с представителями своего пола и даже получают от этого удовольствие, только я не из их числа.

— Вот оно что! — усмехнулась Тамир. — Боишься, что это заразная штука?

Волшебник стал дергать себя за пальцы, так что суставы захрустели. — Я хочу сказать, что меня всегда тянуло к женщинам — с тех пор, как мне стукнуло двенадцать лет.

— А сейчас как? — поинтересовалась она.

— Видишь ли… как бы это сказать… есть в тебе что — то такое…

Тамир расхохоталась. — Да ты не переживай, все в порядке.

— Тебе легко говорить, — мрачно изрек он.

— Извини, Зифон, мне не следовало тебя дразнить, — сказала девушка и, взяв его руку, положила себе на грудь. — Разве я когда — нибудь говорила тебе, что я — мужчина?

Зифон ошеломленно уставился на нее. — Так ты — женщина?!

— Тише! Ты всех разбудишь. Я хотела пойти в подмастерья, вот и продала волосы, чтобы купить одежду. Ты никогда не спрашивал, какого я пола, а мне так хотелось отправиться на поиски приключений!

Зифон обнял девушку и поцеловал в нос. — Да, наниматель из меня никудышный, не лучше, чем Анонимный Жукомор. А остальные как? Не догадываются?

— Аррамог все понял еще до того, как в Илливаре мы вместе искупались. Что до Котфы, думаю, что ему это просто не приходило в голову.

— Вот тебе и доказательство того, что иллюзии зачастую совсем не то, за что мы их принимаем.

Когда они наконец задремали, с высокой скалы слетел терпеливый и безмолвный наблюдатель и приземлился рядом с Котфой, который крепко спал, глубоко и размеренно дыша. Подобравшись поближе, он молниеносным движением прокусил ему мочку уха крошечными, острыми, как бритва, зубами. Из ранки потекла кровь, и он стал слизывать ее розовым язычком.

Аррамог пошевелился и увидел летучую мышь.

— Прочь! — крикнул он. — Проснись, Котфа! — Но воин только промычал что — то нечленораздельное. — Убирайся! — надрывался лаарн, но мышь не обращала на него никакого внимания. Тогда Аррамог сверкнул глазами, шерсть его встала дыбом, он грозно зарычал. Мышь быстро исчезла, а Котфа, проснувшись, обнаружил рядом с собой черную пантеру. Побледнев, он потянулся за мечом.

— Это ты, Аррамог? — подошла к нему Тамир. — Что случилось?

Пантера взволнованно зарычала, потом, опомнившись, заговорила на человеческом языке. — Летучая мышь. Прокусила Котфе ухо. Пила кровь. Я прогнал.

— Мышь — вампир? Я в них не очень — то разбираюсь. А ты, Зифон?

Волшебник осмотрел ухо Котфы. — Ничего страшного, надеюсь, она не занесла никакой заразы. Нужно промыть ранку.

Тамир достала из мешка мазь и приложила к уху. — Она останавливает кровь. Как ты себя чувствуешь?

— Как будто не выспался, — ответил Котфа. — И ухо слегка горит. Давайте — ка двинемся отсюда поскорее, пока он не созвал своих приятелей пить мою кровушку.

— Вполне возможный вариант, — подтвердил Зифон. — Я знавал одного парня, который изучал летучих мышей. Так он говорил, что мыши — вампиры могут возвращаться к своим жертвам и вскрывать старые укусы.

— Того и гляди, все здешние летучие мыши соберутся, чтобы мной закусить! Хорошо еще, что Аррамог меня разбудил. Спасибо, дружище.

Аррамог взглянул на Зифона. — Сможешь превратить обратно?

— Пожалуй, да. Мы можем объединить наши усилия.

— Нет, погоди. — Аррамог на миг задумался. — Оставь так, пока мы в пещере. Защита от мышей.

— Спасибо, малыш, — улыбнулась Тамир.

Подобрав свои пожитки, путники зашагали по проходу, следя, нет ли поблизости летучих мышей или еще каких — нибудь тварей.

— Ну и темнотища! Как тут заметить летучих мышей, если они собьются в кучу, — ворчала Тамир. — Вот, поглядите налево. Может, там огромная мышь, а может, просто натек на стене.

— Разве мыши не гнездятся поблизости от входа? — спросил Котфа.

— Во всяком случае, должны. А это значит, что мы вот — вот выберемся из проклятых пещер.

— Надоело ползать под землей, — бубнил Аррамог.

— Мне тоже, — согласился Котфа.

Еще через час они увидели вдали свет. И сразу раздался шорох множества крыльев, а за ним — рев пантеры. Мыши взлетали со своих насестов и устремлялись вертикально вверх, заслоняя крыльями открывшийся клочок неба.

Котфа потрогал стену. — Не представляю, как мы по ней полезем. Здесь не за что уцепиться.

— А как же колдун. Значит, у него был более доступный выход. — Зифон поднял обруч. — Вот, — показал он, — видите — углубление Котфа срубил лианы, прикрывавшие выход и налег плечом.

Дверь открылась. От яркого света все зажмурились.

— Постойте, — прорычал Аррамог — Преврати в лаарна, Зифон.

— Расслабься, — посоветовал волшебник. — Вспомни, как выглядит твое отражение в воде. Сосредоточься на этой мысли. А мы все тебе поможем.

Зифон произнес заклинание, вызывающее превращение — и в следующий же миг вместо черной пантеры перед ним стоял лаарн.

Аррамог оглядел себя с головы до ног. — И звезда на месте!

Они вышли на солнце, и, все еще моргая с непривычки, стояли, наслаждаясь солнечным светом и свежим воздухом.

— Значит, вам все — таки удалось выбраться из пещер. — Прислонившись к стволу дуба и пожевывая травинку, на них глядел старик, которого они не так давно встретили.

— Снова ты! — проговорил Зифон. — Значит, ты тоже знал про этот выход. А я думал, ты предпочитаешь держаться от пещер подальше.

Старик пригладил жидкие волосы. — Разве я не говорил, что знаю здешние ходы и выходы? Ведь я здесь вырос. А мальчишки — любопытный народ. Так уж ведется. А сейчас я просто шел мимо. Могу угостить яблочками, если вы проголодались.

— Вот спасибо! — Тамир протянула руку и тут же почувствовала еле заметный укол в плечо. Раздумав есть яблоко, она положила его в карман. Аррамог тем временем нашел кустик зелени меж древесных корней и приступил к трапезе.

— Интересное было приключение? — спросил старик.

— Я бы не сказал, — ответил Котфа, принимая предложенное яблоко. — Пару раз мы были на краю гибели. — Он тоже почувствовал укол в плечо и зажал яблоко в кулаке, так и не откусив от него.

— Пещеры Ктафы — не место для прогулок, — заметил Зифон.

Старик протянул ему яблоко, но Зифон покачал головой. — Спасибо, не хочется.

— В детстве я верил, что там, внизу зарыт клад. Не думаю, чтобы вы его нашли, а если и нашли, то все равно мне не скажете.

— Мы не охотники за кладами, — сказал Зифон, глядя старику прямо в глаза.

— Недавно я слышал грохот, как будто в пещерах произошел обвал. Еще подумал, уж не попали ли вы в западню.

— И сразу же снарядили спасательную экспедицию, — засмеялась Тамир. — Если там и зарыт клад, он, должно быть, лежит очень глубоко. Мы там тоже чуть не остались.

— Какое мне дело до того, что мне не принадлежит? — ответил старик. — А вот это, скорее всего, ваше, — в руках у него появилось семь серебряных шариков. — Нашел рядом со входом в пещеру.

Зифон рассматривал шарики. — Когда — то у меня были похожие.

— Возьмите. Ведь я — не жонглер, мне они ни к чему, Я слишком стар, чтобы тешиться такими забавами.

Волшебник потрогал один из шариков и тотчас резко отдернул руку. — Нет, это не мои. Оставьте их себе на память. Мне они не годятся.

— Как скажете. — Старик посмотрел один из шариков на свет, потом сунул все в карман — Вещи имеют обыкновение возвращаться к своим владельцам Однако, мне пора. Угощайтесь яблочками. — И он зашагал по ближней тропинке, опираясь на трость.

— Выкиньте яблоки! — приказал Зифон. — Я ему не доверяю.

Котфа и Тамир забросили свои яблоки подальше в лес.

— Как ты думаешь, это были те самые шарики, которые я потерял? — спросила Тамир.

— Если так, значит он лазил в пещеры вслед за нами. Аррамог кончил щипать травку. — Звезда колется, когда его вижу!

— Маска доброго дедушки с него то и дело сползает, — добавил Котфа. — Давайте — ка убираться отсюда подобру — поздорову!

Зифон достал голубые шарики. — Придется испробовать эти. Под землей от них не было толка, а здесь — посмотрим…

Тамир коснулась его руки. — Так мы все — таки пойдем…

— Не говори! — перебил ее Аррамог. — Там — уши… — Он махнул лапой в сторону дерева.

— Тогда начинай представление, — шепнула Тамир.

Зифон стал подбрасывать шарики. Сначала они образовали каскад, потом — еще более сложный рисунок. Еще мгновение — и в воздухе повисло сияющее голубое кольцо.

Сухие листья зашуршали под чьими — то ногами, но все они — сначала волшебник, а за ним и остальные — уже прыгнули в кольцо.

— Морской воздух! — воскликнула Тамир, поднимаясь на ноги в придорожной траве. — Я слышала запах моря.

Котфа всмотрелся в даль из — под руки. — Никакой воды не видно, но морем действительно пахнет.

Аррамог поднял взгляд на волшебника. — Обошлись и без серебряных шариков.

— Просто я раньше считал, что они необходимы, — рассмеялся Зифон. — А когда решил, что сойдут и голубые, волшебство сработало, причем гораздо лучше, чем бывало. В этом путешествии не перестаешь учиться. — Он посмотрел на Тамир и усмехнулся. — Что ж, посмотрим, куда приведет нас дорога.

Песок бороздили глубокие колеи — в таких увязнет любая повозка. Вокруг тянулись высокие деревья с полосатыми стволами. Листья у них росли только на самой верхушке. Меж деревьев кое — где торчали кусты с крупными веерными листьями.

Котфа зевнул. — Интересно, удастся когда — нибудь выспаться как следует? Не подумайте, что я жалуюсь — просто битвы с неведомым удаются мне гораздо лучше, если я хорошенько отдохну.

— Кто бы спорил, — согласилась Тамир.

— Вот если бы я был волшебником, — продолжал Котфа, — я бы сотворил постоялый двор, где бы нас ожидали мясо, сыр, эль и пуховые перины. А после отдыха — девчонки, вроде тех, про которых рассказывал старик. Меня бы устроила блондиночка, да попухлее. Как на твой вкус, а, Тамир?

— Я слишком устал.

— А может, ты просто предпочитаешь красоток с волосами, как вороново крыло? — спросил Зифон.

— Может да, а может и нет, — отрезала она, состроив ему гримасу.

— А ты, Аррамог, все еще дама? — осведомился Котфа.

— Теперь мужчина.

— Ты просто прелесть! — расхохотался Котфа. — Хотя мне самому пару раз уже приходилось превращаться.

Лицо Зифона посерьезнело. — Давайте пока не будем особо расслабляться. Темные силы могут принимать самые разные обличья.

— Вроде этого старика, — подсказал Котфа. — Мог запросто оказаться стражником или шпионом.

— Дом! — показал Аррамог.

— Только бы он оказался постоялым двором! — Тамир достала из кармана золотые монеты. — Хоть и старые, но вполне настоящие.

Котфа взял одну из них и попробовал на зуб. — И впрямь золото. Ты ими лучше не особенно тряси.

Солнце уже опустилось за горизонт, когда они подошли к облупившемуся серому зданию постоялого двора. Его ставни, некогда манившие путников яркой голубизной, теперь выцвели от времени, На фасаде виднелась вывеска с изображением бабочки.

— Постоялый двор «Красная бабочка», Дебгот, — прочитала Тамир. — Что ж, бабочка — хороший знак, а вот про Бейдгота я слыхом не слыхал.

Котфа подошел к двери и подергал за ручку. — Заперто. — Он уже потянулся к круглой медной колотушке, но тут дверь отворилась.

— Останусь здесь, — сказал Аррамог.

Появился огромного роста бородач и сразу заполнил собой весь дверной проем. — Кто бы вы ни были, — рявкнул он, — приходите с проверкой завтра к вечеру и никак не раньше! Я ведь уже, кажется, предупреждал.

— Мы пришли вовсе не с проверкой, — ответил Котфа. — Нам бы остановиться на ночлег и перекусить.

Лицо великана слегка прояснилось. — Так вы не передовой отряд инспекторов?

— Мы сами по себе, — успокоил его Зифон, — и к тому же валимся с ног от усталости. Если вы нас не примете, мы поищем другой постоялый двор. — И он повернулся, как будто собрался уходить.

— Погодите, ведь я ничего такого не сказал, — хозяин отступил на шаг. — В «Красной бабочке» всегда рады постояльцам. Меня зовут Янак. Просто начиная с послезавтрашнего дня все комнаты уже заказаны. Какая — то веселая компания сняла их на неделю. Они даже переплатили, чтобы все было чин — чином. В некоторых комнатах еще краска не просохла.

— Комнаты нужны всего на одну ночь, — сказала Тамир. — Утром мы пойдем дальше. Вот плата. — Она показала ему золотую монету.

Завидев блеск золота, Янак потянулся за монетой. Но Тамир быстро отдернула руку.

— Сначала покажите комнаты. Поразмыслив, хозяин сказал:

— Что ж, если вы только на одну ночь, то есть у меня пара комнат рядом с кухней. Обычно я их не сдаю, но так уж и быть…

Через высокий обеденный зал, где со столов еще не убрали залитые скатерти, он провел гостей по коридору в отведенные им комнаты. В первой стояли две узкие кровати, во второй — одна.

Тамир забросила свою поклажу в меньшую комнату. — И правда краской слегка попахивает, но я слишком устал, чтобы обращать на это внимание. Когда мы сможем поесть?

— Самое большее через полчаса. Как раз успеете помыться. Я накрою вам на свежем воздухе. Когда будете готовы, пройдете по коридору и в последнюю дверь налево.

Зифон подождал, пока Янак скроется из виду. — Лучше не оставлять в комнатах ничего ценного. И ни слова о волшебстве.

— Значит, представления сегодня не будет, — прошептала Тамир. — А я — то хотел удивить Янака фокусом с монетой, если, конечно, я его еще не забыл.

— Кто знает, с кем хозяину вздумается перемолвиться словечком, — заметил Котфа.

— Мы можем представить дело так… — размышлял Зифон, — как будто собираемся открыть здесь дело.

Обед подали в запущенном саду, где изгородь была увита дикими розами, наполнявшими вечерний воздух ароматом. Янак приготовил для них холодную баранину, сыр, помидоры, хрустящий хлеб и эль. Зифон и Тамир задержались за столом, а Котфа пошел проверить, нет ли в их комнатах незваных гостей.

— Замечательное место, — промурлыкала Тамир. — Здесь так спокойно. Хорошо бы остаться подольше.

Зифон накрыл ладонью ее руку. — В следующий раз мы можем даже устроить здесь представление. Я имею в виду, если все пойдет хорошо. Понимаешь, Тамир, я не хочу, чтобы с тобой что — то случилось. Я…

Дверь открылась. Вернулся Котфа, а следом за ним — Янак с кувшином эля. — Это от меня. Надеюсь, еда вам понравилась.

— Даже очень, — сказала Тамир.

Янак разлил эль по стаканам, один взял себе и сел за стол вместе с гостями.

— Впервые в наших краях.

— Да. Как море — спокойное?

— Порой бывает спокойное, тогда народ выходит на лодках рыбачить, купается. В такие дни, можно сказать, море ведет себя вполне пристойно. Но иногда — как с цепи сорвется. Волны вздымаются до самого неба. В старинной сказке говорится, что на дне живет морской дракон. В спокойные дни он спит, а потом просыпается сам не свой и наверстывает упущенное. За годы тьма людей пропала в море — те, которые не знали его нрава, не чуяли, что близятся бурные деньки.

— А сами — то вы когда — нибудь выходили в море? — спросила Тамир.

— Один — единственный раз и то очень давно. И мне этого вполне хватило. Предпочитаю ощущать под ногами твердую землю, а не колыхание воды. Вот почему мой постоялый двор стоит не у самого Безкима.

— Безкима?

— Разве вы не знаете, как называется наше море?

— Просто я не уверен, как это название произносится, — ответил Зифон.

Хозяин отхлебнул эля. — Что же привело вас сюда?

— Хотим разведать, не открыть ли здесь дело.

— Постоялый двор? — осведомился Янак.

— Да нет, — покачала головой Тамир и, понизив голос, добавила: — Пивоварню. Только пусть это пока останется между нами, а то продавцы сразу вздуют цены.

— Я — признанный дегустатор, — похвастался Котфа. — Тот эль, что вы нам подали, совсем не плох. — Он отведал еще стакан.

Янак обдумывал услышанное. — Для меня было бы удобнее, чтобы вы устроили ее здесь, поблизости. Вы многих путников повстречали за последние дни?

— Да не особенно, — ответил Зифон.

— Я тут слышал, что сюда, быть может, заглянут трое волшебников.

— Мне — то запомнилась только пожилая пара, — сказала Тамир. — Но они не делали ничего волшебного. А жаль — неплохо было бы взглянуть ради разнообразия, может статься, что завтра мы выйдем рано, так что давайте расплатимся сейчас. — Она отдала Янаку золотую монету, которую уже показывала раньше.

Хозяин поднес ее поближе к свету. — Старинная. — Потер пальцем, потом попробовал на зуб. — Золото. — Он полез в карман, достал другую монету и положил на стол рядом с первой. — То — то мне показалось, что я уже где — то видал такую. Эту дал мне господин, который снял весь постоялый двор на неделю.

— Зифон нахмурился. — Кто бы это мог быть?

— Вечеринку здесь устраивает, сам Лорд Нокстра, это его человек спрашивал меня про волшебников. Хотел, чтобы я устроил представление.

Зашелестела листва, и порыв ветра швырнул на стол остроконечный листок. Тамир провела пальцем по его прожилкам — Если мы встретим каких — нибудь артистов, обязательно направим их к вам.

— Дождь собирается, — сказал Янак. — Я всегда вижу, когда поднимается ветер. Приятно было с вами поболтать. — Пока он собирал посуду на поднос, с неба упали первые капли дождя.


Глава 8 | Вино грез. Сборник | Глава 10



Loading...