home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12

Дикий белый конь сорвался с карусели, унося на спине Зифона с Аррамогом. Яростные порывы ветра трепали его гриву. Свирепостью своей ветер напоминал Зифону тропическую бурю, когда она, все набирая силу, переходит в настоящий ураган. Но все же, несмотря на ветер, дождь и летящие из — под копыт комья земли, им пока удавалось держаться в седле. Что — то пролетело мимо — сломанная ветка, а, может быть, человеческая рука… Они мчались все вперед и вперед, пока Зифону не стало казаться, что так будет длиться вечно: всю жизнь он обречен нестись вместе с ветром — левая рука вцепилась в поводья, правая прижимает к груди Аррамога, ноги вдеты в стремена.

И вдруг буря миновала, копыта жеребца коснулись твердой земли. Седоки ощутили этот удар. Солнце стояло высоко в лазурно — голубом небе. Они поднимались по изрезанному каменистому склону.

— Уцепись — ка покрепче, Аррамог. Я хочу поменять руку.

— Могу держаться сам, поеду у тебя за спиной. Аррамог стал пробираться назад. В это время Зифон слегка ослабил поводья, перекладывая их из левой руки в правую. И тут жеребец встряхнулся, явно пытаясь сбросить седоков. Аррамог едва не свалился с коня, но вовремя успел ухватить Зифона за пояс. Восстановив равновесие, зверек обвился вокруг талии волшебника. Зифон натянул поводья — конь забил копытами, заплясал на месте и, взвившись на дыбы, завертелся волчком. Потом пустился вскачь по самой крутизне.

Началась схватка человека с конем, еще недавно бывшим деревянной статуей, с конем, которого, как видно, еще никто не объезжал, а если и пытался, то животному это пришлось явно не по нраву. Скакун мчался вперед, уверенно преодолевая коварные препятствия.

Они пронеслись по узкой тропинке вдоль края обрыва. Аррамог крепко зажмурил глаза. Внизу вздымались зазубренные вершины, по рыжеватой земле змеилась желтая река, окаймленная скудной растительностью.

Миновав узкое плато, дикий скакун полетел прямо к пропасти. Собрав остатки сил, Зифон рванул поводья. — Стоять, — крикнул он, и возглас его эхом отразился от скал и притихшей внизу долины. — Слушай и повинуйся!

Жеребец замер в двух шагах от бездны. Аррамог сполз на землю. Спешившись, Зифон заметил, как под гривой у коня что — то сверкнуло. — Спокойно, старина! — Он вытащил из конской шеи серебряный шип длиною три дюйма. Из ранки закапала кровь.

— Не удивительно, что мы так бешено мчались, — проговорил волшебник, снимая седло. Повернув голову, конь наблюдал за ним. — Ну — ка, посмотрим, нет ли здесь еще какой — нибудь дряни. Стой спокойно. — Зифон приподнял гриву, провел рукой по шее жеребца, по спине, внимательно осмотрел все подозрительные места. — Вроде, больше ничего нет. — Потом наклонился над неподвижно лежащим Аррамогом. — Ты когда — нибудь видел такое?

Но зверек продолжал лежать с закрытыми глазами. Зифон прощупал пульс — слабый, но ровный. Кажется, все кости целы.

— Отзовись, Аррамог!

Никакого ответа, только бездонная пропасть впереди, дующий в лицо южный ветер, да испытующий взгляд белого коня.

Зифон стал водить руками над лаарном, посылая ему свою энергию. Потом достал обруч, но кристалл никак не загорался. Отложив его, волшебник взял было голубые шарики, но передумал. «Попробую — ка лучше земное колдовство, призывающее на помощь местные стихии», Конь продолжал наблюдать за ним. — Что стоишь? Ведь теперь ты свободен! — Конь отошел на несколько шагов и принялся щипать жесткую траву.

Что же взять? Взгляд волшебника упал на красное пятно у подножия скрюченного деревца — какие — то колючие растения кроваво — красного цвета. Он сорвал четыре колючки и отнес их к большому плоскому валуну. Потом отыскал палку и, очертив круг с валуном в центре, поместил колючки в четыре точки по сторонам света. Подняв с земли лаарна, он положил его на камень.

Затем волшебник выбрал на земле четыре камешка и, войдя в круг, повернулся лицом к востоку. Конь остался за чертой, не сводя с него глаз. Зифон стал подбрасывать камешки, пока в воздухе не повисло марево, потом — горизонтальный круг света. — Исцелись, Аррамог! — крикнул он тем же громовым голосом, что заставил жеребца замереть на краю пропасти. — Стань таким, как прежде! — Над кругом засияли разноцветные лучи — сначала красные, оранжевые, желтые, а за ними — зеленые, голубые, синие, фиолетовые. Потом все они слились в белое сияние.

И вдруг свет погас. Человек и конь молча стояли, глядя на маленькое тельце, распростертое на камне. Зверек пошевелил лапой.

Зифон вышел из круга и, прислонившись к скале, прикрыл глаза. Конь снова принялся пощипывать траву. Солнце уже начало опускаться за горные вершины. Зифон прилег рядом с камнем, на котором покоился Аррамог, и уснул.

Волшебник вскочил на ноги и встретился взглядом с Аррамогом, который свесился со своего каменного ложа.

— Тебе лучше? — спросил Зифон.

— Упал с коня. — Аррамог затряс головой. — На камень?

— Нет, это я принес тебя сюда.

— Не болит. Я летел в облаках. Ты позвал. Устал… Зифон погладил его по спине, снял с камня и отнес на лужайку.

— Хорошее колдовство, — хрюкнул зверек, сворачиваясь в клубочек. — Теперь спать.

— Согласен, — ответил Зифон, устраиваясь рядом Ночная тьма уже начала бледнеть, уступая место предрассветному сумраку, когда Зифона и Аррамога разбудил стук копыт. Над ними, словно вестник самой зари, навис белый жеребец. Вскочив на камень, где недавно лежал Аррамог он трубно заржал. Потом трижды ударил копытом, да так, что искры полетели. Посмотрел на Зифона и лег на камень.

Волшебник подошел в нему, погладил провел рукой по голове. — Трудно поверить, что ты — тот самый конь, который еще вчера пытался сбросить нас в пропасть.

— Лечить, — изрек Аррамог. — Конь болен. Помоги ему, как мне.

— Можно, конечно, попробовать. — Зифон вытащил из кармана серебряный шип. — В нем сидела вот эта штуковина. Может быть, она имеет отношение к его болезни? — Он повторил вчерашний ритуал, предварительно сорвав новые колючки, выбрав камешки и заново начертив круг. Только на этот раз Аррамог стоял рядом с ним.

Волшебник стал подбрасывать камешки, и над кругом повисло марево. Зифон бросил камешки четырем ветрам и крикнул:

— Исцелись! — и еще раз: — Исцелись, стань таким, как прежде! — И снова свет засиял всеми цветами радуги, но на этот раз они слились в золотое мерцание.

Зифон стоял неподвижно, вытянув перед собой руки. Из — за холмов и утесов пробивались первые лучи солнца.

Послышался удар копыт о камень. Марево рассеялось, и перед ними на фоне неба возник силуэт. Но то был уже не исцелившийся конь, а единорог — голова гордо вскинута, белый рог сверкает серебряной спиралью. Сойдя с камня, он поклонился Зифону.

Перед глазами волшебника стали проноситься картины: вот табун единорогов пасется на лугу, вот они лежат на земле. Какие — то люди в черном отрубают рога и, хохоча, запихивают в мешки. Вот обезумевший белый единорог выскакивает из — за деревьев и бросается на убийц, топча их копытами и пронзая рогом. Расправившись с одним, он с яростным ревом бросается на других, но врагов слишком много. Они связали его и, швырнув на землю, с хохотом отрубили рог у живого единорога. Безликий черный человек водит обручем, в который вделан черный оникс. Черные круги все расширяются, человек довольно смеется. Рог последнего единорога превратился в серебряный шип и вонзился ему в шею. Следующая картина: деревянные кони на карусели и среди них — свирепый безрогий единорог, пленник своего деревянного тела. И последняя картина: Зифон с Аррамогом забираются ему на спину.

— Я все понял, — сказал Зифон. — Рад, что удалось тебе помочь.

— Черные люди — злые, — добавил Аррамог.

Единорог поднял голову. — Карусель стала мне тюрьмой, — произнес он. — Я уже не надеялся на спасение. Ты — настоящий волшебник.

Зифон улыбнулся. — Стараюсь. Вот только не всегда выходит так, как задумаешь. Мы спасались от шайки негодяев в черном и вдруг очутились на кладбище. Там повстречали парня в дурацком пестром наряде. Мы и слыхом не слыхали о карусели, пока не оказались на ней.

Аррамог пристально разглядывал единорога. — Единороги — тоже волшебники?

Единорог опустил голову. — Вместе с рогом я лишился всех сил, которыми владел раньше. Меня зовут Съят. Прошу извинить за тяготы и неудобства нашего путешествия.

— Я — Аррамог.

— А я — Зифон, — промолвил волшебник. — Давайте — ка подумаем, куда нам податься дальше. Нам нужно найти друзей, которые были на карусели вместе с нами, и добраться до цели нашего путешествия. — Он криво усмехнулся. — Подумать только, а ведь не так давно моими единственными заботами было травить жуков да показывать фокусы в клубе «Лось».

Съят ударил копытом о землю. — Моего родного табуна больше нет. Я помогу вам найти друзей, если вы нарисуете их мысленный образ.

Зифон и Аррамог представили себе Тамир и Котфу.

— Довольно, — фыркнул единорог. Опустив рог, он обошел плато слева направо. Потом, обратясь на юго — запад, неподвижно застыл, прикрыв глаза, и так простоял несколько минут. Наконец, он заговорил. — Теперь вижу. Там вышло недоразумение, мужчиной овладело безумие, но все разрешилось благополучно. — Он заржал, в голосе зазвучала радость. — Да это же Нарсип, крылатая кобылица! Женщина скачет на ней без седла. Скоро мы встретимся. А теперь оба садитесь мне на спину!

Аррамог ойкнул и испуганно уставился на волшебника.

— Путешествие будет приятным, малыш, даю тебе слово. Хоть вам и придется скакать без седла: ведь седла — для лошадей, Держитесь крепче за гриву! — велел Съят.

— Не бойся, Аррамог, — уговаривал лаарна Зифон, присев перед ним на корточки. — На этот раз нас приглашают. И потом, нас ведь ждет Тамир.

— Поеду, — хрюкнул Аррамог. — Я — первый лаарн, верхом на единороге. — Зверек примостился перед Зифоном.

И Съят сдержал слово: он стремительно мчался по извилистой тропе, но седоки не ощущали ни единого толчка. Крутой поворот — прямо перед ними застыл каменный лев, пасть разинута в свирепом рыке. Еще поворот — и на них ощерилась каменная пантера.

— Мне такие украшения не очень — то по нраву, — заметил Съят, минуя статуи. — Ведь это — наши вечные враги.

Арромог оглянулся на Зифона.

Наконец они спустились в долину. Копыта единорога облепила красноватая земля. Он остановился у желтой речки, седоки спешились, чтобы слегка поразмяться. Аррамог пощипывал травку и грыз коренья, Зифон же тем временем оглядывал мутный желтый поток и противопожный берег, от которого их отделяло не меньше ста футов.

— Нам — на ту сторону? — спросил Аррамог. Съят кивнул. — Да, старый след берет начало на том берегу. Что — то мне не нравится эта вода. Пожалуй, лучше ее перепрыгнуть.

— И ты можешь перескочить на ту сторону? Тогда тебе прямая дорога на Олимпиаду!

— Олимпиада?

— Это такие игры, где соревнуются лучшие атлеты. Неужели ты допрыгнешь до того берега вместе с нами?

Единорог смерил взглядом реку. — В молодости мы частенько соревновались в дальности прыжков. Обряд посвящения во взрослые единороги включает испытание силы и выносливости. Только, конечно, тогда мы состязались налегке. — Он покрутил головой. — Единорогам подвластно многое из того, что недоступно лошадям. — Приподняв правую переднюю ногу, Съят указал копытом на противоположный берег. — След начинается от высеченного на скале полумесяца.

— А моста тут нет?

— Был когда — то, ниже по течению.

Аррамог посмотрел на воду. Со дна на него оскалился один, а за ним и второй человеческий череп. — Зифон… погляди!

— Что там такое? — Волшебник взглянул на реку, но вода уже снова замутилась.

— Черепа! Плохое место…

Зифон и Съят долго смотрели на воду. На миг она прояснилась, и перед ними предстали не только черепа, но и целые скелеты. Совсем рядом с Аррамогом на поверхность высунулась костлявая рука.

— Почему мертвые не могут спать спокойно? — задумчиво спросил Зифон.

— Я слышал старинные предания о битве, случившейся на севере, — заговорил Съят. — Погибло много людей и единорогов тоже. Я бывал здесь еще жеребенком, но тогда в воде водилась рыба, а не мертвецы.

— Странно, почему они не разлагаются? — вздохнул Зифон. — Боже милостивый, не хотел бы я свалиться туда… Около получаса шли они берегом реки, и наконец Съят указал копытом на белый знак, украшавший вершину скалы на противоположном берегу.

— Подбросишь шарики — и вперед? — спросил Аррамог.

Волшебник вздохнул. — Здесь все по — другому. Мое волшебство не работает. Придется переправляться самим. Съяту легче перепрыгнуть одному, без нас.

Пока они разговаривали, из — за излучины реки выплыла лодка — плоскодонка. В ней, отталкиваясь длинным шестом, стоял человек в черном балахоне, забрызганном желтой речной водой, голову закрывал капюшон.

— Желаете переправиться? — раздался хриплый голос из — под низко надвинутого капюшона. — Могу перевезти.

— Мы думали, что поблизости есть мост, — сказал Зифон.

— Его давным — давно смыло. Все, кто хочет переправиться, пользуются моей лодкой.

— А она прочная?

— Прочная — для тех, кто платит. Я возьму вас и зверюшку, но только не единорога. А вообще — то мне все равно, поедете вы со мной или останетесь здесь. У меня своих забот по горло.

— Мне не нужна твоя утлая лодчонка, — вздернув голову, заявил единорог.

— Сколько возьмешь? — осведомился волшебник.

— По два золотых с каждого.

— Так ты уверен, что лодка выдержит?

— Все, кого я перевозил до вас, прибыли в нужное место. Решайте скорее, время — деньги.

— Ладно, — Зифон достал из кошелька четыре золотых. — Два сейчас, два по прибытии.

— По рукам.

Зифон повесил кошелек на шею единорогу.

— А если он не станет переправляться?

— Он переправится первым.

Съят поскакал прочь от реки, потом повернулся и во весь опор помчался обратно, едва касаясь копытами земли. Почти на самом краю обрыва он оттолкнулся и взмыл над рекой в мощном красивом прыжке — только серебряный рог и копыта сверкнули на солнце.

— Теперь твоя очередь, лодочник, — крикнул он с другого берега.

— Садитесь, садитесь.

Зифон перенес Аррамога в лодку, потом отдал хозяину два золотых. Когда лодочник оттолкнулся шестом от берега, волшебник стоял на середине плоскодонки. Он потерял равновесие и упал на дно лодки, едва не вылетев за низкий борт. Аррамог вцепился ему в плечо.

— Не очень — то вы ловки, как я погляжу, — лодочник снова налег на шест.

Зифон подтянулся и сел. Аррамог примостился рядом и, обняв Зифона за ногу, закрыл глаза. Волшебник лениво подумал: «Интересно, не тревожит ли лодочник своим шестом кости обитателей реки?» — и тут же из воды вынырнуло костлявое колено. — Нет уж, лучше смотреть на единорога. Но отсюда он был виден не так ясно, как с берега — белое пятно, серебряная блестка и больше ничего. — Аррамог, — тихо сказал Зифон, — открой — ка глаза и взгляни на Съята.

— Плохо видно. Колдовство?

— Сам не знаю, — шепнул Зифон, — но лучше быть настороже.

Река, еще недавно такая ленивая, вдруг стремительно понеслась меж берегов, над водой повисла желтая пыль. Казалось, противоположный берег все удаляется.

— Ты что, изменил курс, лодочник? — спросил Зифон.

— Мы плывем наискосок. Река не любит путников. У нее опасные течения, а вязкий ил так и засасывает шест.

Вдруг лодка закачалась, заплясала, и Зифону пришлось ухватиться за низкий борт. В следующий миг вода успокоилась, лодка застыла на месте, а вода неслась мимо. Лодочник вытащил шест из воды и положил его на дно лодки.

— Вода! — Аррамог показал на нос лодки, где из щелей текло.

— Делай же что — нибудь, не сиди на месте, — крикнул Зифон. — Мы ведь тебе заплатили. У тебя что — перекур?

— Бывают времена, когда река диктует свои условия, а нам остается только ждать.

— Здорово придумал — ждать в тонущей лодке! — Волшебник схватил шест и, подражая движениям лодочника, попытался стронуть плоскодонку с места. Но напрасно он напрягал мышцы, упирая на шест то в одно место, то в другое — лодка не двинулась ни на дюйм.

Аррамог суетился, стараясь заткнуть течь сначала одной лапой, потом двумя сразу, но вода продолжала поступать. — Не остановить воду! — пожаловался он.

— Что же, если вы недовольны, я верну вам плату, — сказал перевозчик и бросил два золотых на дно лодки.

— На что нам твои деньги, если мы застряли тут до скончания века? — Съят! — позвал Зифон, но ответа не последовало.

— Коли вам не нужно золото, я могу сообщить кое — какие ценные сведения. — Лодочник нагнулся поближе. — Ходят слухи, что вор украл части трехгорбой зебры. Тому, кто их вернет, обещана кругленькая сумма.

— В первый раз слышу. — Зифон ткнул шестом в воду.

Аррамог отыскал дощечку, прикрыл ею течь, а сам уселся сверху. И тут увидел лежащие на дне монеты. — Зифон, монеты не наши: на них гробы и голуби!

Лодочник потянулся к золотым, но Зифон оказался проворнее.

— Ошибочка вышла, верните мне монеты, а я отдам ваши, — захныкал лодочник. — Это совсем другие деньги, чужие. Я должен их вернуть.

— Займись — ка лучше лодкой: а заодно — водой, которая в нее натекла, — посоветовал волшебник. — Монеты получишь, когда переправишь нас на другой берег.

— Делать нечего — лодочник вытащил из — под скамьи ведро и принялся вычерпывать воду. — Только обязательно верните монеты, добрый господин. Уж вы войдите в мое положение.

— Гляди! — лаарн указал на костлявые пальцы скелета, вцепившиеся в борт лодки. Секунда — и над бортом показался череп. Зифон подбросил монеты в воздух.

— Они мои, — проскрипел череп. — Лодочник ворует деньги у мертвецов, и они обречены навеки оставаться в этой реке. Теперь он на своей шкуре узнает, каково это. Отдай монеты, отпусти мою душу на свободу!

— Я тут ни при чем, — ответил Зифон. — Мы заплатили, чтобы переправиться через реку, а не освобождать души усопших.

Лодочник разразился душераздирающими рыданиями. — Мир тебе, — всхлипывал он, — тебе и этой реке! Примите мой подарок! — И он достал из кошелька два золотых и бросил их черепу. Монеты упали в воду.

— Слишком поздно, — произнес череп. — И ты, и твои спутники должны присоединиться к нам.

— Ты можешь потопить лодку, но денег все равно не получишь, — предупредил Зифон. — Я брошу их на берег раньше, чем ты до меня доберешься, так что ничего ты от этого не выгадаешь. Разве что в реке станет еще теснее. — Он то подбрасывал монеты в воздух, то снова ловил.

— Учти, он чемпион по метанию, — крикнул Аррамог. — Выиграл много призов.

Подтягиваясь на руках, скелет стал забираться в лодку.

— Отпусти лодку! Вот доберемся до берега, и все монеты твои, — запричитал перевозчик. — Мой дух клянется твоему!

— Ты грабишь и живых, и мертвых, — произнес скелет, указывая на лодочника. — Ни один из миров не примет тебя!

Перевозчик покопался в кошельке и достал еще два золотых. — Я честный труженик, служу людям верой и правдой. Мне нужно переправить путников через реку Вот, возьми!

Скелет медленно перевалился через борт, закинув в лодку сначала одну костлявую ногу, за ней — вторую Его кости обволакивала какая — то прозрачная слизь напоминающая тело медузы.

— Скинь его за борт, дурень! — завизжал лодочник.

— Теперь ты мой, — ликовал скелет, — вместе с награбленным золотом! — Он потянулся к лодочнику, тот выронил кошелек. Аррамог подхватил его на лету своими мощными зубами. Лодочник оттолкнул скелет, но мертвец удержал равновесие и, раскинув руки, двинулся на противника. Зифон сунул между ними шест.

— Не вмешивайся, — предупредил скелет.

— Как же мне не вмешиваться, если ты грозишься утащить меня в реку?

Скелет перегнулся через шест и откинул капюшон с головы лодочника… Обнажился череп, в пустых глазницах поблескивали золотые монеты, на которых были вычеканены гробы и голуби.

Лодочник, глянув в воду, которая как раз в этом месте внезапно прояснилась, увидел свое отражение и содрогнулся. — Что за глупый фокус? Ведь я живой!

Зифон высоко поднял кошель. — Только попробуй причинить мне вред, и ты навеки потеряешь свое золото! — Голос его звучал все громче, последние слова эхом отдались от прибрежных скал. Он простер руки. — Ступай обратно в реку, ты получишь золото, как только мы ступим на берег. Его хватит, чтобы освободить всех!

— Я слышу голос сильного и повинуюсь, — произнес скелет. Он попятился к борту и столкнул лодочника в воду. — Пусть река получит свое! — крикнул он, погружаясь в пучину вместе со своей добычей.

Волшебник оттолкнулся шестом, и лодка стремительно рванулась с места. Выбравшись на берег, он бросил монеты в воду.

Из реки донесся глубокий вздох. Вода закрутилась водоворотом, заколыхалась, на середине реки взметнулся к небу гигантский желтый фонтан. И все успокоилось Зифон и Аррамог повернулись и бросились навстречу Съяту.

— Едем? — спросил Аррамог.

— Хочешь прокатиться? — осведомился единорог.

— Дрался со скелетами затыкал лапой течь Плохая река. Быстрее!

Единорог издал громкий звук, нечто среднее между фырканьем и хохотом и велел им садиться.


Глава 11 | Вино грез. Сборник | Глава 13



Loading...