home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13

К вечеру они добрались до утеса, отмеченного знаком полумесяца. Начинавшаяся под ним тропа была узкой, ее загромождали камни и бурелом. Здесь явно давно уже не ступала ничья нога — ни человека, ни зверя. Зифон спешился и, неся на руках Аррамога, последовал за единорогом.

— Дальше тропа расходится, — сказал Съят — Следующий знак полумесяца указывает путь к равнинам Га — лага. Нарсип ждет нас там.

— Ты уверен?

— Она поняла меня, но была чем — то озабочена. Попробую связаться с ней попозже.

— Ты бывал здесь раньше? — спросил волшебник.

— Я — нет, но другие бывали. Мы не очень — то любим такие места, предпочитаем поля, луга, открытые просторы.

— Тамир с Котфой в безопасности? — забеспокоился Аррамог.

— Трудно сказать. До равнин Галага еще далеко. Хрустнула ветка. Зифон обернулся, но ничего не увидел. — Надеюсь, нас никто не преследует, — тихо сказал он. — Похоже, прошел слух, что мы хотим отыскать части трехгорбой зебры. Даже лодочник — и тот знал об этом.

Единорог молча огляделся, потом ответил:

— Я полагаю, преследователи нас потеряли, но они не сдаются.

— Мы — тоже.

Единорог тряхнул головой и стал осторожно пробираться по тропе. Вот и развилка, где тропа разделяется натрое.

— Полумесяц должен быть где — то совсем рядом. — Съят и его спутники стали осматривать поросшие деревьями скалы, но в сгущавшихся сумерках не смогли различить знак.

— Лучше утром, — хрюкнул Аррамог. — Устал…

— Я тоже, дружище, — сказал волшебник. — А в темноте нам его и вовсе не разглядеть.

— Я бы мог осветить мрак своим рогом, — предложил Съят, но если за нами следят…

— Да, ни к чему обнаруживать себя, — зевая ответил Зифон.

Они устроились на ночлег у самой развилки и скоро уснули, убаюканные тихим шелестом листвы и гудением насекомых.

Аррамог проснулся с первыми лучами солнца и отправился на поиски полумесяца. Перелезая с камня на камень, он взбирался все выше. И вдруг, стараясь рассмотреть, что перед ним — путеводный знак или просто очередная трещина, он потерял равновесие и шлепнулся на землю, при этом в бок ему вонзился острый камешек. Лаард взвизгнул, отряхнул шубку и повернулся, чтобы взглянуть на камень — обидчик, скрытый ползучей растительностью. Раздвинув лапой травянистый ковер, он увидел зеленый камешек с ровными гранями, сходящимися к вершине. Она — то и уколола его так больно! Но до чего похоже… Он подскочил к спящему волшебнику и забарабанил его по плечу сначала одной лапой, потом обеими сразу. — Зифон!

— Волшебник открыл глаза. — Погоня?

— Нет, зеленый камень. — Аррамог подвел Зифона к находке. Съят следовал за ними.

Зифон выкопал камешек из земли, отер и поднес к свету. — Похож на нефрит. — Он извлек из мешка золотую пирамидку и поставил рядом с зеленой. — Глядите, как две капли воды, только цвет разный.

— У лаарнов зоркие глаза.

— Да, Аррамог без тебя нам бы его никогда не найти. — Зифон завернул обе пирамидки и спрятал в мешок. В ответ на похвалу Аррамог слегка склонил голову.

Они снова осмотрели окрестные скалы, на этот раз при свете утреннего солнца. Но так и не нашли отчетливого знака. Наконец Зифон показал на вершину высокого утеса. — Может, это просто известняк, а может, белый знак, заросший лианами. Вот только как они умудрились поставить его там?

Знак находился слишком высоко, чтобы рассмотреть его как следует, но, посовещавшись, они пришли к выводу: кроме него ничто здесь даже отдаленно не напоминает белый полумесяц.

Единорог проследил взглядом еле заметную тропу. — Здесь след расширяется, я понесу вас на себе. Чувствую, что мы приближаемся к Нарсип. И еще чувствую: она в опасности!

Ночь после поединка Тамир с Котфой провели под сенью высоких деревьев. Легкий ветерок тихо шелестел в листве, овевая их усталые, измученные тела. Они собирались выехать на рассвете, но очнулись от сна только к полудню, и Котфа отправился на поиски съестного.

— Что же ты не разбудила нас, Нарсип? — спросила Тамир, наспех приглаживая щеткой шерсть и гриву кобылицы. — Ты знаешь, где нам отыскать Зифона с Аррамогом?

Перед ее мысленным взором мелькнула картина: равнина, на ней возвышаются каменные здания или изваяния.

— Что она говорит?

— Вижу плоскую черную равнину, а на ней каменные постройки. Теперь вижу мужчину, и зверька верхом на единороге.

— Надо же, получать мысленные сигналы и путеводные ориентиры от лошадей! — потряс головой Котфа. — С другой стороны, все лучше, чем метаться наугад.

Они оседлали своих скакунов и двинулись по лесной тропе. Опавшая листва приглушала стук копыт. К вечеру путники остановились набрать ягод на ужин. Котфа уже вынул одну ногу из стремени, как вдруг из — за дерева выступил семифутовый великан. Бурые космы в беспорядке падали на плечи, лицо напоминало человеческое, но кожа была серая, изрезанная складками и морщинами. Он целился в них из лука со странными отростками, похожими на огромные птичьи когти. — Вы вторглись в охотничьи угодья!

Котфа схватился за меч. — Мы чужеземцы и не знали, что это — чьи — то владения. Хотели только нарвать ягод, а дичи вашей и вовсе не трогали.

— Не прикасайся к мечу. Нас все равно больше. — Из — за деревьев с грозным видом выступили серые люди, вооруженные луками. И на руках, и ногах вместо ногтей у них были когти.

— Зачем нам ссориться? — сказала Тамир. — Ведь здесь нет никаких знаков, запрещающих проход. Мы просто заблудились.

— С вами есть кто — нибудь еще? — спросил первый страж.

Тамир с беспокойством подумала, что ее наряд напоминает одежду солдат Лорда Нокстры, с той разницей, что ткань синяя, а не черная, да прорезь на груди золотая. — Мы должны встретиться с друзьями по своим делам.

— Придется вам последовать за нами вместе с вашими лошадьми. Их навоз — отличное удобрение для леса. Там решим, стоит ли отпустить вас с миром. Вообще — то, люди — народ ненадежный.

Тамир с Котфой переглянулись. На них было нацелено двенадцать луков. Тамир зашагала рядом с золотой кобылицей вслед за серым великаном. Остальные окружили их и, снуя меж деревьев, повели своих пленников дальше в лес. Шли они медленно. С каждым шагом заросли становились гуще и гуще, так что отряд из двенадцати человек продвигался с трудом. Стоило серому лучнику остановиться, как он неотличимо сливался с деревьями. Казалось, они идут уже целую вечность. Наконец, Тамир подумала: «Уж не водят ли нас кругами» Прислонившись к стволу, она сняла сапог, как будто хотела вытряхнуть камешек. При этом она вдавила каблук глубоко в землю. Через полчаса они прошли мимо дерева, под которым виднелся отпечаток ее каблука, но Тамир не подала вида, что заметила.

Раздвинув плотную завесу зелени, серые люди вышли на ровную треугольную поляну. По углам ее возвышались высокие лиственные деревья, между ними все заросло кустарником и лианами.

— Подождите здесь. — Лучники растворились в лесу. Котфа силился разглядеть что — нибудь сквозь густую листву. — Вроде ушли, если только не прикинулись деревьями. Я ведь тоже заметил отпечаток каблука. Кто знает, как далеко они нас завели.

— Нарсип, — шепнула Тамир, — как бы нам побыстрее добраться до равнины?

Кобылица, как будто собираясь с мыслями, обошла треугольную поляну. После недолгих колебаний она мотнула головой в сторону, противоположную той, где они вышли из чащи.

Вечерние сумерки незаметно сгустились в ночную тьму, а серые люди все не возвращались. Тамир с Котфой устроились в центре треугольника и ждали, прислушиваясь к стрекоту насекомых и уханью совы. Тамир свернулась калачиком. — Пожалуй, я пока вздремну.

Едва она сомкнула глаза, как Котфа тронул ее за плечо.

— Они наступают!

Девушка села и уставилась на деревья, освещенные слабым светом луны и звезд. — Кто?

— Ты помнишь, какого размера была поляна, когда нас привели сюда?

— Пожалуй, три дерева стояли друг от друга футов на пятнадцать. Помню, я еще подивилась, как симметрично они расположены. — Она встала и огляделась. — Постой — ка, теперь мы в круге, а не в треугольнике! Это деревья…

— Лианы! Они подползают все ближе. Я уже давно за ними наблюдаю, сначала двинется одна, за ней — другая. Надо выбираться отсюда!

Тамир почувствовала, как что — то коснулось ее ноги. Усико лианы петлей обвилось вокруг сапога. Она выхватила кинжал и обрубила побег, но другой уже цеплялся за каблук второго сапога.

— Как живые! Лианы так быстро не растут. — Котфа кромсал побеги, которые явно намеревались спутать ему ноги. — Видно, нам уже вынесли приговор: удушить лианами и лишь за то, что мы прошли через лес и съели горстку ягод.

Кони били копытами: лианы подползали к ним, обвивались вокруг ног. Животные втаптывали их в землю, но на смену тут же приходили новые.

— Целое полчище лиан! — Тамир перерубила побег кинжалом. — Должно быть, ими управляют серые великаны. Нарсип, ты сумеешь в темноте отыскать путь на равнину?

Кобылица опустила передние ноги на землю и кивнула головой. В тот же миг Тамир мысленно перенеслась на равнину. На этот раз ей удалось разглядеть каменного змея. — Нарсип знает дорогу. Давай попробуем пробиться!

Не выпуская из рук меча, Котфа оседлал своего жеребца. — Уж лучше погибнуть в бою, чем дать этим мерзким выползкам себя задушить!

Достав из кармана красную пирамидку, Тамир вскочила в седло. — А вдруг она нам поможет! — Девушка протянула пирамидку вперед, и она засветилась; алый луч выхватил из темноты силуэты деревьев, подползающие лианы, — Эй, вы, лианы! Именем всех богов и стихий приказываю вам: назад! — крикнула Тамир. Нарсип рванулась в чащу. За ней, размахивая мечом, последовал Котфа, Луч от пирамиды разгорался все ярче казалось, лианы слегка отступили, освободив узкий проход. Котфа безжалостно рубил побеги которые пытались снова заплести путь, проложенный алым лучом.

Лес кончился у самого обрыва. Всадники спешились и подошли к краю пропасти. У ног их зияла бездна, где — то вдали виднелась равнина и нагромождения каменных глыб.

— Вам не позволено здесь находиться! — раздался позади грубый голос. — На опушке леса застыли серые фигуры с луками наготове.

— Я — воин, и не желаю чтобы меня задушили лианы а тело мое удобрило ваш драгоценный лес! — Котфа поднял меч. — Кто из вас померяется со мной силой?

— Нарсип, — шепнула девушка, — лети стрелой прямо к Зифону. Скажи ему: если мы уцелеем то встретимся с ним у изваяний. А если нет, я сброшу пирамидку с обрыва. — Кобылица распростерла крылья. Только она успела взмыть в воздух, как лесные люди подняли луки и выпустили в небо дождь пылающих стрел. Одна из них попала в цель. Нарсип отчаянно вскрикнула и рухнула вниз.

Котфа приставил острие меча к горлу ближайшего лучника.

При виде пламенеющих стрел из глаз Тамир брызнули слезы. Она гневно набросилась на лесных великанов: — И вы еще говорите, что мы угрожаем вашему лесу! А сами убили прекрасное, неповторимое животное, которое не сделало вам ничего дурного! Уж не думаете ли вы, что огонь подвластен вам одним? — Она ударила кремнем о камень, запалила сухую ветку и подняла ее над головой.

— Нет! — взвыл серый хор. — Наши деревья…

Тамир швырнула горящую головню себе под ноги и затоптала. — Теперь вы видите, что мы могли бы сделать с вашим лесом?! Только мы — не вредители. Вредители — вы сами! Вы не достойны даже навоза этой кобылицы!

Она говорила, и наконечники вражеских стрел постепенно потухли. Котфа опустил меч.

— Ваш народ можно подкупить, — проворчал один из серых.

— Зато вы — прекрасный пример для всего света! — парировала Тамир. — Хватаете путников без предупреждения только за то, что они ступили на вашу землю. И убиваете ни за что, ни про что.

— Вам знаком Лорд Нокстра — крикнул Котфа. — Может, вы его союзники? Ну — ка отвечайте!

Серые заворчали. Тамир быстро оглянулась, чтобы посмотреть, не теснят ли их к обрыву. Рука ее легла на рукоять кинжала.

— Не знаем такого. Раньше мы всех пропускали, — сказал ближайший к Котфе серый великан. — Но потом пришли те, кто, смеясь, истребили пол — леса, не щадя ни деревьев, ни земли, ни лесных тварей. Так говорится в наших преданиях, и мы дали клятву никогда не пропускать людей через лес безнаказанно. А теперь прошел слух, что черные убийцы вернулись. И еще говорят что во времена войн кони начинают летать.

— Глупцы! Летающая кобылица сама сражается против темных сил. Против ваших и наших врагов! — крикнул Котфа. — Они два года держали меня в плену. Превратили свободного человека в раба! Только больше это им не удастся! — он потряс в воздухе мечом.

Тамир подняла над головой красную пирамидку. — Мы должны вернуть ее на место, чтобы одолеть силы тьмы. Вы поможете нам?

Снова раздалось приглушенное бормотание. — Наш народ называет себя плены, — сказал наконец один из серых. Жизнь наша срослась с деревьями. Мы с ними — одно целое. Легенды говорят, что мы произошли от союза деревьев и каких — то других существ, и предназначение наше — охранять лес. То, что у тебя в руке, таит свет и власть. Мы это чувствуем. И деревья — тоже. Зло может затухнуть, а потом разгореться снова, Но мы не вмешиваемся в дела людей и не выходим из леса.

— Скажите, как нам попасть на ту равнину, которая лежит внизу? — спросила Тамир.

Плены жестом указали направо. — Там, у большого валуна, проходит тропа. Во всяком случае, проходила раньше, в те времена, когда наши народы еще общались. А теперь ступайте. Едва он вымолвил эти слова, как плены вместе со своими луками стрелами словно растаяли. Вокруг стояли одни лишь деревья.

Путники подошли к валуну. — Дорога предстоит нелегкая, — проговорил Котфа, — ну, да ничего, как — нибудь справимся. — Он погладил серебряную гриву скакуна. — Спокойно дружок. Я сяду впереди.

Часа через два, миновав спуск по узкой, местами опасной тропе, они достигли подножия обрыва.

— До чего хорошо снова оказаться на ровной земле, — сказала Тамир, ища глазами обугленный труп Нарсип.

Котфа показал вперед. — Похоже, что каменный змей где — то там. — Он похлопал жеребца по шее. — Надеюсь, ты не будешь в обиде, если тебе придется еще немного понести нас двоих. — Конь кивнул, и они снова сели ему на спину.

— Умная лошадка, — похвалила Тамир. — Не иначе, понимает, что происходит.

— Чего нельзя сказать обо мне, — рассмеялся Котфа, направляя жеребца к каменным изваяниям.

Приблизившись, путники увидели, что из скал высечен гигантский змей; его разинутая пасть в несколько раз превышала человеческий рост, кроме зубов, из нее торчали мощные клыки. Выпуклые глаза глубоко посажены. В углах пасти виднелись круги, в кругах — правильные прямоугольники.

Оставив жеребца пастись близ развалин! Друзья обошли изваяние со «всех сторон. Приглядевшись, они увидели, что все тело змея покрыто каменной чешуей. Но камень сильно крошился, похоже, статуя была высечена давным — давно.

— И кому только понадобилось соорудить такую громадину? — размышляла Тамир.

— Если это бог, то видик у него не очень — то дружелюбный.

Тамир нагнулась и подняла тонкую каменную пластинку, покрытую насечками. — Очертаниями напоминает рыбу. — Она отбросила камень, и друзья, обойдя змея с другой стороны, снова вернулись к его голове. Там они уселись на два камня, служившие нижними клыками.

— Что же нам теперь делать? — вздохнула Тамир. — Если бы Нарсип добралась до Зифона или передала ему весть… Если бы ему удалось добраться сюда… Одни сплошные «если»!

— Осмотрю — ка я вон те развалины. Надо проверить, нет ли там кого. — Котфа направился к зданию, фасад которого украшали три полуразрушенные колонны. Внутри он обнаружил лишь осыпающиеся стены, камни, щебень да пыль столетий. Он подобрал камешек, одна из сторон которого была испещрена сеткой линий. И при этом краем глаза уловил позади какое — то движение, мимолетную тень. Ощутив укол в плечо, там, где была звезда, Котфа притаился, припав к стене, потом поспешил обратно к змею.

Тамир на месте не оказалось. — Тамир! — тихонько позвал он.

Не получив ответа, Котфа осторожно обошел вокруг каменного змея, но не обнаружил никаких следов девушки. Тогда он направился туда, где безмятежно пасся жеребец. — Ты не знаешь, куда запропастилась Тамир?

Жеребец поднял голову, отрицательно помотал ею, взглянул на Котфу и возобновил прерванную трапезу.

— Жаль, мы не умеем обмениваться образами, как Тамир с Нарсип!

Конь снова поднял голову, устремил взгляд куда — то вдаль, перевел его на Котфу, топнул левым передним копытом и опять взглянул на человека.

— Что, хочешь меня куда — то отвезти? Жеребец радостно заржал.

— Полагаю, ты знаешь, что делаешь. — Котфа вскочил в седло, и жеребец галопом помчался прочь от каменного змея. Вскоре Котфа увидел, что навстречу приближаются две лошади… Нет, лошадь и единорог Он обнажил меч, но тут же услышал знакомый голос:

— Котфа! Наконец — то нашелся!

Воинственное настроение мигом улетучилось. — Аррамог, Зифон! Видят боги, как я рад снова встретить вас! И ты здесь, Нарсип! Когда в тебя попала огненная стрела, мы испугались, что твои крылья…

— А где Тамир? — перебил его Зифон. — Неужели лесные люди…

— Мы от них удрали. Она только что сидела на камне перед каменным змеем. Потом я пошел осмотреть соседние развалины, а когда вернулся, ее уже не было. Мой жеребец принес меня сюда. А где ты взял этот черный наряд с оранжевой полосой?

— В тайнике. Я промок, вот и пришлось им воспользоваться. К тому же, в нем можно сойти за одного из наших врагов. Но давайте вернемся к змею.

Жеребец поскакал обратно, увлекая за собой остальных. Когда вдали показался змей, он внезапно остановился.

— Там какие — то тени! Что ты видишь, Съят?

— Люди в черном что — то ищут. И злятся, потому что не могут найти.

— Придется нам быть поосторожнее, — проговорил волшебник.

— Лаарна не заметят, — хрюкнул Аррамог. — Спрячусь, зароюсь, отыщу Тамир!

— Молодец! — Зифон спешился и спустил зверька на землю.

— Я пошел, бросил Аррамог, направляясь к каменному змею.


Глава 12 | Вино грез. Сборник | Глава 14



Loading...