home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14

— Нарсип еще может сойти за обычную лошадь, — сказал Котфа, — но уж Съят…

Единорог фыркнул. — Пусть Нарсип ждет здесь, под деревьями. Ты имеешь представление о превращениях?

Котфа вздохнул. — Надеюсь, ты не собираешься превращаться в уорробо?

Съят взмахнул гривой. — Вот еще! Сокол видит на много миль. А когти его смертоносны. Вот, смотри!

Единорог стал стремительно уменьшаться. Передние ноги покрылись перьями, потом вовсе исчезли. Последним исчез крошечный рог на теперь уже птичьей голове.

— В добрый путь! — с поклоном произнес Котфа, и сокол взмыл в небеса.

Когда Зифон с Котфой верхом на черном жеребце приблизились к развалинам, солнце уже цеплялось за их вершины. Оставив коня под деревом, друзья, припадая к самой земле, подползли к хвосту змея, где камни были высотой от фута до четырех, и постарались слиться с густеющими тенями.

— Похоже на лагерь, — шепнул Зифон, заметив совсем рядом, слева, группу солдат, рассевшихся вокруг костра. — И куда она умудрилась от них спрятаться? Вокруг ни кустика, а деревья можно по пальцам перечесть, да и те — такие жидкие, что от них никакого толка.

— А вдруг ее схватили?

— Черт возьми, надеюсь, что нет!

Они ощупали чешуйчатые камни в поисках хоть какой — нибудь впадины, но безуспешно. Когда друзья, миновав хвост змея, подползли к его туловищу, Зифон почувствовал на щеке дуновение воздуха. Он протянул руку. Съят в соколином обличье опустился ему на плечо, заглянул в глаза, отрицательно помотал головой и снова взвился ввысь.

Внезапно раздался шорох камешков. Зифон с Котфой замерли на месте.

— Ночь впереди долгая, — послышался мужской голос. — И кого сюда может занести? Какой толк сторожить эти развалины? Только безумцы могут бросить вызов Лорду Нокстре.

— Да, лучше быть на его стороне, — ответил собеседник. — Так спокойнее.

— Джаратадж говорит, что видел какого — то путника. Или он с утра приложился к бутылке, так что ему теперь мерещатся призраки?

— По мне, так лучше потрудиться в пыточной камере, чем охотиться за духами да призраками. Только выбирать не приходится. Давай — ка разойдемся и двинемся в обход.

Когда шаги часовых замерли вдали, Зифон с Котфой снова принялись обследовать змея. — Посторожи — ка, — шепнул Зифон и, взобравшись вверх по каменной челюсти, скользнул меж зубов в змеиную глотку.

— Зифон?

Секунда, и вот уже Тамир у него в объятиях. Она ощупывала его голову, плечи, словно стараясь убедиться, что он — не бестелесный призрак. — Я так боялась, что ты…

— Это я, я! Честное слово! Бывший Жукомор, а иногда — стихоплет. — Он поцеловал девушку, но тут же отстранился. — Жаль, сейчас не время…

— Мне тоже жаль. До чего мне опротивело это место! Двое солдат чуть на мене не наткнулись, а больше спрятаться было негде. К тому же, я не могла громко позвать Котфу.

— Он там, внизу. — Зифон выглянул в щель между змеиными зубами. Уже совсем стемнело, но он различил внизу силуэт Котфы. Ведя за собой Тамир, волшебник стал осторожно спускаться.

Котфа как раз помогал Тамир спрыгнуть на землю, когда послышался крик: «Лазутчики!»

На них уставились три пары глаз, ниже поблескивали оранжевые полосы.

— Это мы его поймали! — крикнула Тамир. — Силы ему не занимать, но парень оказался трусоват, да и умом не вышел. — Она схватила Котфу за руку. — Мы нашли eгo тут. Ничего ценного с ним не оказалось.

— Ты что? — Котфа не верил своим ушам.

— Мы хотим допросить его как Следует, — вступил в разговор Зифон. — Я — мастер по части особых приемов. Он у меня быстренько заговорит! — Грубо тряхнув Котфу за плечо, он прошептал: — Притворись, что готов уступить.

Котфа кивнул. — Зачем же так сразу? Мне нечего скрывать. Я — простой путник. Заблудился, услышал шум, вот и забрался сюда. Потом задремал, ну они меня и схватили. Меня ограбили разбойники, я уже несколько дней ничего не ел. Может, дадите хоть краюшку хлеба…

— Ах ты, мерзкая свинья! — Тамир залепила ему пощечину. — Такой здоровый, а на проверку — слюнтяй!

— Что — то я вас раньше не встречал, — проговорил один из солдат. — Меня зовут Мек. Я знаю всех ребят в отряде.

— Нас послали на разведку, — нашелся Зифон.

— Странно, что я не заметил вашей группы, — продолжал сомневаться Мек.

— Мы не входим в регулярное подразделение, — объяснила Тамир, — работаем в одиночку.

— Ну, и что же вы разведали?

— Мы не обязаны тебе докладывать, — заявил волшебник. — Можем только сказать, что не обнаружили ничего особенного. Вот разберемся с этим типом…

Мек подбоченился. — Всех подозрительных лиц велено доставлять к командиру. И никто, кроме самого Лорда Нокстры, не заходит в пасть к змею. Вам бы следовало это знать!

— Хочешь примазаться к нашей добыче! — огрызнулась Тамир. — И это после того, как мы сделали всю черную работу! Нам даже пришлось залезть в пасть, чтобы взять его.

— Почему же вы непременно хотите пытать его сами? И потом, полосы на вашей форме скорее золотые, чем оранжевые!

— Ну, ты и скотина! — вскипел Зифон. Мек почесал в затылке. — Пытка — награда для командира, зарубите у себя на носу. — Тревога, — заорал он, — Здесь пленники! — Со всех сторон к ним бросились солдаты в черно — оранжевой форме.

— Кто — нибудь знает этих людей? Вот эти двое говорят, что третий — их добыча. А о результатах своей так называемой разведки — молчок!

Подошел тощий парень с крючковатым носом. В воздухе повисла едкая чесночная вонь. — Мы, вроде бы, посылали наряд разведчиков. Может, это как раз они и есть?

Вперед вышел коренастый бородач. — Я — Пивин, командир отряда. Если это и разведчики, то не наши. Кто их знает, может просто самозванцы. Посадите — ка их всех под арест!

— Вы еще пожалеете, — крикнула Тамир, — когда ваши головы полетят с плеч! Ах, вы…

Она не успела договорить. С неба камнем упал сокол и, налетев на Пивина, в кровь изодрал ему лицо и шею, располосовал камзол. Пивин старался заслониться руками, но птица кидалась снова и снова. В тот же миг откуда ни возьмись появился черный, как ночь, зверь и с рычанием бросился на солдат.

— Демон! — взвизгнул кто — то, убегая со всех ног.

— Молодчина, Аррамог, — шепнул волшебник застывшей рядом с ним пантере. Ее белоснежные зубы оскалились, готовые вцепиться в чью — нибудь руку или ногу. — Ну — ка, спрячь, — он сунул в открытую пасть зверя зеленую пирамидку. — Пантера растаяла в ночи, а сокол взвился в небо.

— С чего это сокол напал на человека? — пробормотал Мек. — Дурной знак! А уж эта черная…

Пивин стер кровь со щеки, там, где соколиные когти оставили рваный след. — Немедленно посадить их под арест! — рявкнул он. — Завтра Лорд Нокстра сам ими займется…

— Вот и прекрасно, мы доложим, как с нами обращались, — крикнула ему вслед Тамир.

Мек отобрал у Котфы меч, но Тамир успела незаметно сунуть свой кинжал в сапог. Их отвели в развалины здания, как раз напротив каменного змея, и закрыли в тесной клетушке, где было всего одно окно и то — под самым потолком.

Когда тюремщики ушли, Котфа осмотрел окошко.

— Не вылезешь — слишком мало. Как вы думаете, нас подслушивают?

— Я бы на их месте непременно стал. Наверняка они поставили под окном часового, и он вовсю старается узнать, что мы тут замышляем.

— Тогда давайте устроим для него представление! — шепнула Тамир.

— А ну, выкладывай все, что знаешь! — громко начал Зифон. — Тогда, может быть, над тобой еще сжалятся.

— Делайте, что хотите, — отвечал Котфа. — Ничего я не знаю. Они ведь сказали, что вам не положено меня пытать. — Он стал внимательно осматривать стены и пол.

— У нас вся ночь впереди, — угрожающе произнес Зифон. — Только представь, каждую клеточку твоего тела пронзает боль!

Котфа встал на цыпочки, но до потолка так и не дотянулся. — Пол и стены прочные, — прошептал он, — но когда я заходил сюда раньше, мне показалось, что наверху было отверстие.

— Дай — ка я влезу на тебя, — шепнула Тамир.

Он пригнулся, и девушка села ему на плечи. Котфа выпрямился, и она вытянула руки вверх. — Нет, придется встать, — пробормотала она. — Подойди к стене.

Котфа повиновался, и Тамир, держась за стену, медленно поднялась во весь рост. Со стены посыпалась пыль. Девушка ощупала потолок: не каменный, а деревянный. Под руками у нее были доски. Она поднажала, и одна из досок слегка сдвинулась в сторону.

— Я спускаюсь, — шепнула Тамир и снова села Котфе на плечи. Он нагнулся, и девушка соскользнула на пол.

— Ну что? — спросил волшебник.

Вместо потолка накиданы доски. Тяжелые, но мне удалось чуть — чуть сдвинуть одну. Только, если мы начнем их шевелить, часовой услышит.

— Может, у тебя есть какое — нибудь подходящее волшебство? — с надеждой спросил Котфа.

— Здесь может сработать только земное колдовство, что — нибудь связанное со стихиями. — Зифон щелкнул пальцами. — Не хотелось бы мудрить с погодой, но иначе… Только бы вспомнить, что говорил Бейнсток!

Через окно в комнату влетел легкий ветерок. Мгновение — и он усилился. По стенам забарабанили капли дождя, ветер завыл, как бешеный. Донеслись крики солдат, мечущихся в поисках укрытия.

Зифон поднял руки, как будто призывая ветер. Раздался треск, и сначала одна, потом еще две доски упали с потолка вниз. Зифон опустил руки и вместе с друзьями забился в угол. А доски все падали. Скоро уже ничто не закрывало неба.

Ветер утих, но дождь продолжал лить. Друзья прислонили доски к стене и выбрались наружу. Рядом с Зифоном приземлился сокол и тут же обернулся единорогом.

Съят храпел и бил копытом. — У меня всегда бывает такое чувство, будто меня втиснули в клетку. Хорошо снова оказаться на земле! С юга приближаются отряды черных.

— А где Аррамог — спросила Тамир. Никто не знал.

— Не можем же мы уйти без него!

— И к тому же, у него одна из пирамидок, — напомнил Зифон.

Котфа переминался с ноги на ногу. — Что ж, будем торчать здесь, пока нас снова не сцапают?

— Но солдаты не заходят в змеиную пасть! — сообразила Тамир. — Мне чертовски не хочется туда возвращаться, но Аррамог догадается, где нас искать.

— А как же Съят?

— Я пока слетаю на разведку, — фыркнул единоорог.

Никого из солдат не было видно, и все трое под покровом тьмы добрались к змеиной пасти. Знакомым путем Зифон провел их наверх. Очутившись внутри, он обнял Тамир.

— Как ты думаешь, мы справимся? — спросила девушка.

— Будем надеяться, — улыбнулся волшебник. — Давай постараемся хоть немножко поспать.

— Эх, будь у меня меч, — посетовал Котфа. — Посмотрю, нет ли здесь палки потолще, может, пригодится…

На рассвете Зифон проснулся, как от толчка. — Идут!

Солдаты Пивина готовились к атаке. Запела труба, послышался стук копыт. В лучах восходящего солнца ярко засверкало что — то блестящее.

— Чтоб мне пропасть, если это не маска Лорда Нокстры! — догадался Котфа. — Он ее никогда не снимает. Я как — то слыхал: один солдат рассказывал, будто кто — то поплатился головой только за то, что слишком громко размышлял, что за ней скрывается. А другой говорил, что, сняв ее, он может явиться кем угодно: вражеским лазутчиком или еще кем — нибудь.

Подошли вражеские отряды. Пивин отдал честь облаченному в маску командиру. Пока они беседовали, маска поворачивалась то в одну сторону, то в другую и в какой — то миг застыла, нацелясь на змеиную пасть. Беглецы нырнули в тень.

— Старине Пивину не позавидуешь, — усмехнулась Тамир. — Как — то он объяснит, куда мы исчезли?

— Если дорожит своей шкурой, то не станет про нас докладывать, — прыснув, ответил Котфа.

— Может, они еще не знают, что нас нет — предположил волшебник. Стараясь держаться в тени, он выглянул из — за змеиных зубов.

Несколько досок, еще недавно покрывающих их темницу, валялись на земле рядом со змеем. Когда шеренги солдат тронулись, Мек споткнулся об одну из них. Он сразу же оглянулся на развалины и заорал:

— Тревога! Тревога!

Послышались гомон, возня, нарастающий шум.

— Разведчики? Но я не посылал никаких разведчиков, — раздался громовой голос, заглушивший все остальные. Пивин стоял перед командиром, увенчанным сверкающей маской. Вид у него был такой, как будто он тщетно пытается дать своему разъяренному начальнику вразумительные объяснения. — Взять его! — взревел Лорд Нокстра.

Двое его телохранителей схватили Пивина и повалили на огромный камень.

— Нет! — вскрикнул тот — Это, должно быть, буря разрушила крушу. Прошу вас, позвольте мне их отыскать… — в голосе его звучала паника. — Помилуйте, ведь я служил вам верой — правдой!

— Слюнтяй! — отрезал Лорд Нокстра. — Прижмите его голову к камню, да смотрите, чтобы шея была на самом краю. Держите крепко. А теперь ты, — он указал на Мека, — подними меч!

Мек послушно занес меч над своим соратником. Лорд Нокстра махнул рукой. — Руби! Меч опустился. Раздался леденящий душу крик. Еще два удара — и голова скатилась на землю.

— Насадите на шест, — рявкнул Лорд Нокстра. — Если лазутчиков не найдут, рядом выстроится длинный ряд ваших голов! Так что ищите как следует я долго ждать не люблю.

Время не терпит — и солдаты кинулись исполнять приказы Один насадил голову своего бывшего командира на шест другой выкопал яму и воткнул шест в землю Еще двое оттащили останки прочь. Во все стороны от лагеря поскакали всадники Развалины обыскали, перевернув все вверх дном.

Зифон оглядел внутренность змеиной пасти. Каменные стены кое — где обвалились. До потолка не достать. На вогнутых поверхностях, образующих свод пасти, виднелись каменные карнизы, некогда ровные, теперь же осыпающиеся, заваленные мусором. Из глотки, доходя почти до самых зубцов высовывался огромный раздвоенный язык. Судя по местами уцелевшим пятнам краски он некогда был алым.

Котфа продолжал следить за тем, что делается внизу. — Наверняка он прикажет им подняться сюда..

Тамир взобралась на змеиный язык и двинулась по нему вглубь пасти, попеременно поглядывая то под ноги то на потолок. От ее шагов со стен и потолка осыпалась пыль. Дойдя до места, где две половинки языка сходились, она нагнулась. Вместо острого угла, образованного двумя каменными полосами, здесь оказался заржавевший металлический диск, на нем выгравирована роза с шипами. Присев на корточки, девушка смахнула с диска пыль.

— Зачем это здесь? — спросила она подошедшего волшебника.

Зифон потрогал металл. — Символ или.. — он нажал на края диска, но тот не двинулся с места. — или тайник?

Тамир пробежала пальцами по рисунку — один ра, второй, третий — и наконец обнаружила под одним из шипов крошечное отверстие, забитое ржавчиной. Она вставила в него отмычку и осторожно повернула. — Замок насквозь проржавел Но ничего, кажется получается…

Диск отскочил, открыв небольшую нишу а в ней — какой — то темный предмет. Тамир достала его — Совсем зарос грязью. Должно быть, пролежал здесь целую вечность. Есть у тебя какая — нибудь тряпица? — Зифон протянул ей носовой платок. Тамир стерла с находки пыль и грязь и поднесла ее к свету.


Глава 13 | Вино грез. Сборник | Глава 15



Loading...