home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11

В пять часов тридцать минут тяжелая ракета дорожного ведомства приземлилась в центре того, что когда — то называлось Лондоном. Рядом сели легкие транспортные корабли, из которых вышли группы вооруженной охраны. Они быстро расположились вокруг, чтобы преградить путь возможному полицейскому патрулю Директории.

Через несколько мгновений старое разграбленное здание, в котором помещалось бюро Общества Престонистов, было окружено.

Риз Веррик в длинном шерстяном пальто и ботинках шел маленькой улочкой за группой рабочих, обслуживающих здание.

Воздух был ледяным. Дома и шоссе блестели от ночной сырости. Ни одного признака жизни не проявлялось в серых тихих сооружениях.

— Это здесь, — сказал старший мастер Веррику. — Это их сарай.

Он указал на двор, усеянный обломками:

— Памятник здесь.

Веррик ускорил шаг и вошел во двор.

Рабочие уже начали разрушать постройку из стали и пластика. Пожелтевший пластиковый куб с останками Джона Престона был уже отломлен от пьедестала и лежал на обледенелой мостовой среди скопившихся за многие месяцы старых бумаг.

В прозрачном кубе, чуть повернутая набок, лежала высохшая фигура. Рука, сжимавшая трубку, частично закрывала нос и очки.

— Так вот он, Джон Престон, — задумчиво произнес Веррик.

Старший мастер присел на корточки, чтобы рассмотреть швы куба.

— Закрыто под вакуумом, конечно. Если мы его откроем, все рассыпется в мельчайшую пыль.

Веррик поколебался, затем сказал с сожалением:

— Согласен. Отнесите в лабораторию. Мы откроем там.

Вернулась группа, занятая в постройке. Люди несли в руках кассеты с магнитофонной лентой, элементы мебели, одежду, ящики с чистой бумагой и типографские предметы.

— Настоящий склад, — сказал один из них старшему мастеру. — Там наложено всего до самого потолка. Похоже, что там есть ложная стена и подземный зал заседаний. Мы простукиваем стены, чтобы добраться до него.

Именно в этом полуразвалившемся помещении билось сердце Общества. Группы рабочих выносили все, оставляя лишь голые отсыревшие стены.

Веррик прошел в желтоватый зал. На ржавом крюке все еще висел проколотый в нескольких местах, покрытый пылью портрет Джона Престона.

— Не забудьте фото, — сказал он старшему мастеру.

Часть стены была разрушена, в проломе виднелся параллельный коридор строения. Рабочие простукивали стены, пытаясь найти возможный тайный проход.

— Мы полагаем, что есть запасной выход, — объяснил ему старший мастер.

Скрестив руки, Веррик созерцал портрет Престона. Маленькое, как большинство фанатиков, тщедушное существо, сморщенное, как засохший лист, с выдававшимися вперед ушами, отогнутыми тяжелыми дужками очков в роговой оправе, неловко остриженные, спадающие в беспорядке седые волосы, и маленький, почти женский рот, плохо выбритый, хотя и не квадратный, но энергичный подбородок, крючковатый прыщавый нос, адамово яблоко, выдающееся на тощей шее, рубашка сомнительной свежести.

Что поразило Веррика в Престоне, так это его глаза: честные, страстные, пронизывающие сквозь толстые стекла очков. Его пылающий взгляд, подобно взглядам древних пророков, дышал гневом. Его скрюченная артритом рука была поднята. В этом жесте был не только вызов — рука указывала на что — то. Глаза буквально пронизывали Веррика. В них была какая — то поразительная жизненность. Хотя стекло, покрывавшее фотографию, было покрыто толстым слоем пыли, вся она дышала гордостью и возбуждением. Престон, этот калека с телом подбитой птицы, подслеповатый ученый — горбун, астроном, лингвист… и кто — то еще…

— Мы нашли запасный выход, — сообщил старший мастер. — Он ведет в подземный общественный гараж. Они, без сомнения, приезжали и уезжали в обычных машинах. Это здание было, по — видимому, их единственным центром. Существуют другие клубы Престонистов в самых разных уголках планеты, но большинство предпочитало собираться на частных квартирах в количестве трех — четырех человек.

— Вы все погрузили? — спросил Веррик.

— Мы готовы к отъезду. Прихватили даже виды для дальнейшего изучения.

Несколько минут спустя корабль уже держал путь в Фарбен.

Сразу же после того, как пожелтевший куб был положен на рабочий стол лаборатории, а ней появился Херб Мур.

— Итак, вот он, — сказал Мур.

— Я полагал, что вы заняты в группе операторов, управляющих Пеллигом, — заметил Веррик. Он снял пальто.

Мур проигнорировал его реплику и занялся соскабливанием грязи, въевшейся в прозрачную, плиту, закрывавшую скрюченное тело Джона Престона.

— Снимите — ка мне это, — приказал Веррик техникам.

— Но это все настолько ветхо, что может сразу рассыпаться в прах, — возразил один из них.

Мур схватил резак и принялся за основание плиты.

— В прах? Вы полагаете? Это наверняка было сделано так, чтобы простоять миллион лет.

Затрещала, ломаясь, ссохшаяся плита. Мур отломил ее куски и бросил на пол.

Из куба потянуло плесенью. Многие закашлялись и отодвинулись. Камеры непрерывно фиксировали ход операции.

Заметив нетерпеливый жест Мура, два Мак — Миллана вынули покоробившееся тело и подняли его на высоту своих магнитных глаз. Мур прикоснулся лицом к заостренному зонду. Вдруг он схватил правую руку Престона и резко дернул. Рука без труда оторвалась. Мур был немного смешон с этой рукой в руках.

Тело было пластиковым манекеном.

— Bы видите? — вскричал он. — Это подделка! — Он с силой отбросил руку, которую один из Мак — Милланов тут же поймал на лету. В месте прикрепления руки теперь зияла большая дыра.

Тело было полым и поддерживалось с боков стальными стержнями, мастерски вделанными скульптором.

Мур с мрачным и озабоченным видом обошел вокруг него. Он осмотрел его во всех ракурсах, затем схватил за волосы. В одном месте синтетическая ткань порвалась, открыв матовое металлическое полушарие. Мур сорвал парик и отвернулся от манекена.

— Он в точности повторяет фото, — восхищенно произнес Веррик.

— Естественно, — сказал Мур и рассмеялся. — Они сначала сделали манекен, а затем сфотографировали его. — Мур несколько раз подмигнул. — Он должен иметь именно такую внешность, — поправился он.

Элеонора Стивенс отделилась от группы стоявших тут людей и осторожно приблизилась к манекену.

— Разве это ново? Ваше произведение следует точно по его стопам. Престон, без сомнения, как и вы, использовал робота Мак — Миллана. Он сделал синтетическую куклу с его внешностью, аналогично вы сделали Пеллига.

— Нет, — сказал Мур. — Мы слышали настоящий голос Престона, а не искусственно воспроизведенную звуковую модель. Не существует двух голосов с одной и той же регистрационной кривой. Даже если бы он моделировал искусственные реплики его собственного тела.

— Вы думаете, что он вечно жив в своем теле? — спросила Элеонора. — Но это невозможно!

Мур не ответил. Он хмуро смотрел на манекен Джона Престона, потом поднял его руку и один за другим механически вырывал суставчатые пальцы. На лице Мура застыло выражение, которого она никогда ни у кого не видела.

— Моя синтетическая кукла, — еле слышно произнес Мур, — проживет год, а потом придет в негодность. Она всем Хороша — только на один год.

— Черт возьми! — прорычал Веррик. — Если мы за этот год не свалим Картрайта, он будет для нас потерян.

— Вы уверены, что никто не может сконструировать синтетическую куклу с такой точностью, чтобы видео — и звуковые бобины… — начала Элеонора, но Мур перебил ее.

— Я этого не могу, — прямо сказал он. — Если даже это и возможно, я абсолютно не вижу, как. — Внезапно он наклонился и поспешил к двери. — С минуты на минуту Пеллиг окажется в области защитной цепи телепатов. С этого момента я постараюсь включиться в цепь операторов.

Забыв о манекене Джона Престона, Веррик и Элеонора последовали за ним.

— Это обещает быть интересным, — сказал Веррик и устремил шаги в свой кабинет.

Элеонора мало разделяла нервозность Веррика, который, улыбаясь, уже зажигал экран, установленный перед ним техниками инквик — связи.

Глубоко вдыхая теплый мягкий воздух, Кейт Пеллиг осматривал окрестности. Маргарита Ллойд вприпрыжку догнала его.

— Я сейчас представлю вас Вальтеру, мистер Пеллиг. Он должен быть где — то здесь. Мой Бог, сколько здесь народу!

Площадка была переполнена. Пассажиры многих прилетевших одновременно ракет выходили из них, толпы чиновников Директории, желавших добраться домой, образовывали очереди к ракетам, другие группы нетерпеливо ожидали астронефы. Мак — Милланы суетились вокруг огромных куч багажа. Шум моторов, крики, рычание громкоговорителей, гудение согревающихся реакторов ракет сливались в один оглушительный рев.

Эл Девис отметил все это, приостановив тело Пеллига, чтобы мисс Ллойд могла догнать его. Чем больше там людей, тем лучше. Океан звуков и мыслей поглотит его собственную мыслящую индивидуальность.

— Вот он! — воскликнула Маргарита Ллойд. С вздымающейся грудью и со сверкающими глазами, она принялась неистово махать руками. — Он нас увидел! Он идет сюда!

Человек лет сорока с тонким лицом молча прокладывал себе путь в оживленной, смеющейся, обливающейся потом толпе У него был терпеливый, чуть скучающий вид — идеальный тип бюрократа из огромной армии служащих Директории.

Он сделал знак мисс Ллойд и что — то крикнул, но слова его потонули в общем реве.

— Мы могли бы зайти куда — нибудь пообедать, — говорила мисс Ллойд Пеллигу. — Вы знаете приятное местечко? Вальтер, конечно, знает, он знает все. Он здесь давно и он истинно… — ее голос вдруг пропал, заглушенный рычанием гигантского буксира.

Девис не слушал ее. Ему нужно было двинуться вперед, освободиться от этой болтливой девицы и ее покровителя, приблизиться к Директории. Вдоль рукава Пеллига тянулся провод, входивший в руку и питавший энергией бластер.

При первом же появлении Картрайта, как только Ведущий Игру окажется перед ним, быстрого движения рукой с поднятым бластером будет достаточно, чтобы освободить волну чистой энергии.

В этом месте мысли его оборвались — он увидел выражение лица Вальтера.

Эл Девис слепо двинул тело Пеллига в колыхавшуюся толпу, к улице и девицам с наземными автомобилями. Без сомнения Вальтер был телепатом. Перехватив его мысли, Девис быстро восстанавливал в памяти план убийства.

Толпа подалась в одну сторону. Пеллиг оказался прижатым к ограде. Одним прыжком он преодолел ее и очутился на улице. Здесь он оглянулся. Паника овладела им — Вальтер преследовал его.

Девис двинулся по тротуару. Только не останавливаться. Он добрался до перекрестка и пересек его. Вокруг рычали моторами и ревели клаксонами наземные автомобили. Он не отдавал себе в этом отчета.

Только теперь он осознал реальную ситуацию. Любой прохожий мог оказаться телепатом. Они сообщались между собой, передавая мысленно всю информацию. Сеть телепатов была замкнутым кругом. Первый же контакт раскручивал ее всю. Было бесполезно пытаться убежать от Вальтера. Вместо него, неважно где, появится другой телепат и перехватит его.

Он остановился и нырнул в магазин. Его окружило многоцветье тканей, разнообразие рисунков и фактур. Несколько элегантных покупателей беспечно выбирали и покупали ткани. Он побежал вдоль прилавка к двери, выходившей на соседнюю улицу. Служащий, — огромный детина в голубом костюме, с побагровевшим от негодования лицом. — преградил ему путь.

— Эй, вы не имеете права выходить там. Кто вы?

Мозг Девиса безуспешно искал решение.

Девис скорее почувствовал, чем увидел, что сзади него в главный вход зашла группа людей. Оттолкнув служащего, он устремился с опущенной головой в проход между двумя прилавками. От его толчка в ужасе повалилась старая дама, а он, оказавшись возле величественно поворачивавшейся витрины, постарался собраться с мыслями. Что делать? Они входили теперь через оба входа. Это была западня. Он безуспешно напрягал свой мозг. Что делать?

Пока он безрезультатно пытался найти выход, спокойное дыхание вдруг резко вернуло его в предохранительный круг Он снова был в Фарбене.

Перед его взором миниатюрный Пеллиг бегал взад — вперед. Следующий оператор уже стремился найти выход из создавшегося положения, но это больше не интересовало Девиса. Он расслабился и дал возможность сложному аппарату подсоединенному к его телу, его настоящему телу отсосать гнетущие его излишки адреналина.

Теперь была зажжена другая красная лампочка. Он мог позволить себе игнорировать пронзительные звуки, долетавшие до его ушей, поскольку, по крайней мере, в этот момент, не он должен был принимать решение. Девис хотел дотронуться до талисмана, всегда висевшего у него под рубашкой, но помешало предохранительное кольцо. Ну и ладно — он был в полной безопасности.

На экране было видно, как Кейт Пеллиг проник сквозь укрепленную пластиковую витрину шикарного магазина тканей и выбрался на улицу. Это был кромешный ад: люди выли от ужаса, везде царил хаос.

Огромный детина — служащий с побагровевшим лицом, казалось, окаменел. Он стоял неподвижно посреди всеобщей паники. Его губы подергивались в тике, по подбородку текла слюна. Его глаза остекленели, он внезапно рухнул, словно гигантская масса желатина.

Пеллигу удалось выбраться из толпы зевак, начинавших уже скапливаться у входа в магазин. Обстановка изменилась, служащий исчез. Это заинтересовало Эла Девиса. Пеллиг убил его?

Тем временем Пеллиг бежал со всех ног. Его тело могло передвигаться очень быстро. Он свернул на другую улицу, мгновение поколебался и вошел в здание театра.

Зал был погружен в темноту. Похоже было, что Пеллиг сбился с пути. Девис осознал, что он выбрал плохую тактику.

Темнота не мешала телепатам. Мозг оператора зондировался одинаково хорошо ночью и днем, в то же время Пеллигу стало двигаться гораздо труднее.

Оператор тоже понял свою ошибку и начал искать выход. Ко едва различимые силуэты уже направлялись к нему. Пеллиг бросился к туалетам. Какая — то женщина последовала за ним. На мгновенье она остановилась перед дверью, и этой задержки оказалось достаточно для того, чтобы Пеллиг бластером взрезал стену. Он выбрался на улочку, которая была за стеной туалета.

Пеллиг на мгновенье остановился, соображая, что делать дальше. Перед ним, ослепительно сверкая на солнце, возвышалась огромная золоченая башня Директории. Он глубоко вздохнул и шагом, не торопясь, направился к ней.

Зажглась новая лампочка.

Тело вздрогнуло. Новый оператор, от неожиданности, с трудом овладел его управлением. Тело свалилось на груду мусора, вскочило и вновь двинулось легким шагом.

Похоже, его никто не преследовал.

Пеллиг дошел до оживленной улицы, посмотрел по сторонам и остановил такси — робота.

Мгновение спустя автомобиль уже мчался в сторону башни Директории. Движение ускорилось, пешеходы и автомобили полетели назад с молниеносной быстротой.

Пеллиг расположился поудобнее, закурил и стал смотреть по сторонам.

Новый оператор быстро адаптировался.

Пеллиг почистил ногти, проверил стрелки на брюках и попытался завязать разговор с роботом — кондуктором.

Происходило что — то ненормальное. Девис посмотрел на схему локализации, показывающую расстояние по воздуху между телом и кабинетами Директории. Телу удалось слишком многое. Это было невероятно, но факт: сети телепатов не удалось его остановить.

Но почему?

Девис почувствовал, как у него вспотели ладони. Ему становилось дурно. Его начало поташнивать. Это могло удаться, тело, быть может, сумеет преодолеть все препятствия.

Спокойный, расслабившийся, уверенный Кейт Пеллиг находился на борту такси — робота на пути в Директорию и с отсутствующим видом поглаживал свой бластер.

Майор Шеффер метался по своему кабинету, рыча от ярости и страха.

«Это невозможно, — повторялись надрывные мысли ближайшего телепата. — Невозможно!»

— Он должен иметь разум.

Шефферу удалось включиться.

— Мы его упустили.

По всей сети туда — сюда полетели недоуменные, испуганные мысли.

— Шеффер, мы его упустили! Вальтер Ремингтон перехватил его, как только он сошел с корабля. Он нащупал все его атрибуты: бластер, страх, стратегию, личные качества. А потом…

— Вы дали ему уйти.

— Он исчез, Шеффер.

Вновь нахлынул поток недоумения.

— Он рассыпался, растаял в воздухе. Я говорил всем об этом. Мы не упустили его, он просто перестал существовать.

— Но как?

— Я не знаю.

Почувствовалось немое отчаяние.

— Ремингтон в магазине тканей передал его Аллдизону. Это не оставляет никаких сомнений. Оттиски мыслей были прозрачны, как кристалл. Убийца забегал по магазину. Аллдизону не составляло труда поддержать контакт Как в случаях с другими убийцами, мысли этого были чрезвычайно рельефны.

— Он должен был бы использовать защиту.

— Нет, никакого глушения. Его личность вся целиком исчезла, внезапно, не только его мысли.

Шеффер подумал, что он рехнулся.

— Этого с нами еще никогда не случалось.

Он начал браниться так яростно, что на письменном столе задрожали безделушки.

— И Вейкман на Луне. Мы можем с ним связаться только через инквик.

— Передайте ему, что у нас ничего не выходит. Скажите, что убийца улетучился.

Шеффер побежал в зал связи. Когда он запускал цепь, связывавшую его с лунной станцией, новая волна обезумевших мыслей пригвоздила его к месту.

— Я нашла его!

Это была нетерпеливая телепатка, связанная со многими другими членами Корпуса.

— Я держу его!

— Где вы?

Телепаты посылали целую серию мысленных вопросов, готовясь к действию.

— Где он?

— Театр около магазина.

Последовали быстрые отрывочные инструкции.

— Он идет к туалетам. В нескольких метрах. Мне за ним следовать? Мне было бы легко…

Мысль женщины прервалась.

Шеффер послал в сеть вопль ярости и отчаяния:

— Продолжайте!

Тишина.

Затем мозг, с которым они связывались, завыл.

Резким движением Шеффер заткнул уши и закрыл глаза. Но напрасно. Мощный взрыв потряс всю сеть телепатов. Мозг каждого из них один за другим оказался замкнут и катастрофически перегружен энергией. Боль от разрушения прошла по всей сети и вернулась туда, откуда вышла.

Прошло три минуты.

— Где он? — закричал Шеффер. — Что произошло?

Следующее звено слабо ответило:

— Она его упустила. Она выпала из сети. Думаю, она мертва, сожжена.

Изумлению не было предела.

— Я нахожусь рядом, но не могу нащупать мозг, зацепленный ею. Он исчез!

Шефферу удалось связаться с Питером Вейкманом по инквик — связи.

— Питер, — сказал он. — Мы побеждены. — Его голос срывался. — Мы нащупали убийцу, затем… упустили, через несколько минут вновь зацепили в другом месте. Питер, он прошел через три звена и продолжает двигаться вперед, как…

— Послушайте меня, — перебил его Вейкман. — Когда вы снова войдете в контакт с его мозгом, постарайтесь не выпустить его. Сомкните ваши ряды. Следите за ним до тех пор, пока с вами не свяжется следующее звено. Может быть, вы слишком удалены друг от друга. Или же…

— Я нашел его. — услышал Шеффер мысль. — Он около меня. Я удержу его. Он здесь, совсем рядом.

Вся сеть вибрировала от нетерпения.

— То, что я обнаружил, очень странно.

Сомнение, смешанное с любопытством, уступило место ошеломленному скепсису.

— Он должен быть не одним убийцей… Но это невозможно.

Напряжение росло.

— Я вижу его. Он только что сошел с такси. Он идет по улице передо мной. Сейчас он войдет в помещение Директории через главный вход. Я прочитал об этом в его мозгу. Я сейчас убью его. Он остановился на перекрестке из — за красного света. Он хочет перейти улицу, затем…

Ничего.

Шеффер ждал. Совершенно ничего.

— Вы убили его? — спросил он. — Он мертв?

— Он исчез! — пронеслась паническая, на грани истерического хохота, мысль. — Я вижу его перед собой, но в то же время он не здесь. Он здесь, но не здесь… Кто вы? Кого вы хотите видеть? Мистера Картрайта сейчас здесь нет. Как вас зовут? Вы тот человек, которого я… или же… которого мы не… Это кончается… это… кончилось.

Телепат затерялся за невнятным инфантильным бормотанием и Шеффер выключил его из сети. Это было непостижимо, нелогично, невозможно. Кейт Пеллиг был там, лицом к лицу с одним из членов Корпуса, на расстоянии выстрела и, тем не менее, Кейт Пеллиг исчез с лица Земли!

Веррик, следя на экране за передвижением убийцы, повернулся к Элеоноре Стивенс.

— Мы ошибались. Все идет лучше, чем мы могли бы себе вообразить. Почему?

— Представьте, что вы разговариваете со мной, — ответила Элеонора. Ее голос прерывался от волнения. — Обыкновенная беседа. И вдруг я исчезаю, а на моем месте появляется кто — то совершенно незнакомый.

— Некто, физически отличающийся от вас, — сказал Веррик. — Так.

— Не обязательно женщина, может быть, молодой человек или старик, некто абсолютно отличный от меня, но продолжающий разговор с вами так, словно ничего не произошло.

— Я понимаю, — произнес Веррик.

— Телепаты оперируют не со внешним видом, а с телепатическим изображением. Каждый отдельный ум имеет свой особый вкус, свой типичный признак. Телепаты связываются с прочими существами при помощи мысленного контакта, и если он вдруг обрывается… — Она мертвенно побледнела. — Риз, я думаю, что вы делаете их сумасшедшими.

Веррик поднялся и отошел от кресла.

— Хотите посмотреть?

— Нет, — вздрогнула Элеонора. — Я не хочу этого видеть.

На столе Веррика раздался звонок.

— Список кораблей, вылетевших из Батавии, — произнес голос регистратора. — Полный список вылетов за прошедший час с указанием пунктов назначения. Особо отмечены спецрейсы.

— Хорошо. — Веррик взял листок металлройла и бросил его поверх кучи писанины, наваленной на его столе. — Благодарение Богу, — сказал он Элеоноре, — осталось недолго.

Кейт Пеллиг со спокойным видом, засунув руки в карманы, поднимался по мраморным ступеням, ведущим к главному входу в Директорию. Он двигался прямо в личные апартаменты Картрайта.


Глава 10 | Вино грез. Сборник | Глава 12



Loading...