home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12

Питер Вейкман допустил ошибку. Ему потребовалось немало времени, чтобы осознать все ужасные последствия.

Дрожащими руками он достал из чемодана бутылку шотландского виски и наполнил бокал. Заметив, что бокал потускнел от присохшей к нему накипи протина, он выбросил его в корзину и стал пить прямо из бутылки. Затем он поднялся и направился к лифту, поднимающему на верхнюю палубу.

Члены Корпуса, одетые по — летнему в купальные костюмы, отдыхали или играли в большом голубом бассейне с искрящейся водой. Прозрачный купол над ними отделял наполненный ароматрм воздух от зловещего лунного пейзажа Вейкман пересек «мостик», окруженный смехом, живыми красками, голыми, проворно плавающими телами.

Рита О’Нейл сидела немного в стороне, греясь на солнце после купания. Ее голое гладкое тело блестело в теплых золотистых лучах солнца, проникающих сквозь пластиковый купол.

При виде Вейкмана она быстро поднялась. Ее длинные черные волосы волнами упали на загорелые плечи.

— Все идет нормально? — спросила она.

Вейкман плюхнулся в шезлонг. Приблизился Мак — Миллан с подносом. Вейкман механически взял коктейль.

— Я разговаривал с Батавией, с Шеффером, — сказал он.

Рита принялась расчесывать волосы, разбрасывая вокруг искрящиеся брызги, исчезавшие при соприкосновении с землей.

— Что он вам сказал? — спросила она с притворно безразличным видом. Взгляд ее при этом был мрачен и серьезен.

Вейкман, слегка разморенный мягким теплом, медленно посасывал коктейль. Недалеко от них группа неугомонных купающихся затеяла в воде игру с мячом. Гибкое, крепкое девичье тело Риты, загорелое и блестящее выделялось на влажном белом купальном полотенце.

— Они не могут его остановить, — сказал Вейкман. Попавшее в желудок замороженное виски холодило ему почки. — Ему потребуется немного времени, чтобы добраться сюда. Я ошибся в своих предположениях.

Черные глаза Риты расширились. На мгновенье она прервала расчесывание, но вскоре медленно и методично продолжила. Затем она встряхнулась и медленно выпрямилась.

— Он знает, что Леон здесь?

— Еще нет, но скоро узнает.

— И мы никак не можем его здесь защитить?

— Мы можем попытаться Быть может, мне удастся разгадать, в чем загвоздка. Тогда я больше узнаю о Кейте Пеллиге.

— Увезете ли вы отсюда Леона?

— Это бесполезно. Здесь не хуже, чем в любом другом месте. По крайней мере, здесь не так много умов и меньше помех для зондирования.

Вейкман деревянно поднялся и поставил свой полупустой бокал. Он чувствовал себя старым. Болели все косточки.

— Пойду прослушаю еще раз имеющиеся у нас записи о Хербе Муре, особенно сделанные во время его визита к Картрайту. Быть может, это позволит мне яснее все представить.

Рита надела пляжный костюм, стянула пояс вокруг тонкой талии, взяла расческу, темные очки и флакон с лосьоном.

— Сколько у нас остается времени до его прибытия сюда?

— Надо бы начинать приготовления События развиваются быстро, быстрей, чем следовало бы. Говорят что все рушится.

— Надеюсь, что вы сможете сделать что — нибудь. — Рита говорила спокойным, лишенным всяких эмоций голосом. — Леон отдыхает. Доктор дал ему что — то, чтобы он уснул.

Вейкман помедлил и сказал:

— Я сделал так, как считал лучшим. Что — то, должно быть, от меня ускользнуло. Очевидно, наш противник более сложен и хитер, чем мы думали о нем.

— Вам надо было бы предоставить ему возможность действовать самому, — сказала Рита. — Вы лишили его всякой инициативы. Вы, как Веррик и все остальные, никогда не думали, что он сам сможет выпутаться из этого. Вы сделали из него ребенка, и в конце концов он покорился вам.

— Я остановлю Пеллига, — спокойно сказал Вейкман. — Я восстановлю всю ситуацию, разберусь с тем, что происходит и остановлю его прежде, чем он явится к вашему дяде. Операцией руководит не Веррик, он бы никогда не додумался до столь гибкой стратегии. Руководителем должен быть Мур.

— Как жаль, — сказала Рита, — что Мур не с нами.

— Я остановлю его, — повторил Вейкман. — Я найду способ.

— Да уж, одно из двух, — ответила Рита. Она натянула сапожки, направилась к перилам, ведущим в личные апартаменты Картрайта, и больше не оглядывалась.

Кейт Пеллиг, ускоряя шаг, поднимался по мраморной лестнице. Он шагал в одном быстром ритме с толпой оживленно толкавшихся классифицированных бюрократов. В центральном вестибюле он на мгновение остановился, чтобы сориентироваться.

Со всех сторон раздался звенящий вой сирены. Служащие и посетители тотчас застыли, лица потеряли привычное равнодушие. Мирная спокойная толпа мгновенно преобразилась в испуганную, недоверчивую массу. Раздались жесткие механические голоса:

— Освободите помещение! Все без исключения должны покинуть Директорию!

Голоса сливались в пронзительную какофонию.

— Убийца находится здесь! Немедленно освободите все залы и коридоры!

Пеллиг затерялся в грозных волнах спешивших к выходу людей. Он пробрался против течения к лабиринту коридоров, выходивших из вестибюля.

Раздался вой. Кто — то его распознал.

Последовало несколько быстрых, почти без прицела, выстрелов, упало несколько обугленных, почерневших тел.

Пеллиг увернулся и принялся, не останавливаясь, кружить по вестибюлю.

— Убийца в центральном вестибюле! — взревели механические голоса. — Сосредоточьте ваши силы на центральном вестибюле.

— Вот он! — крикнул какой — то человек.

Другие голоса подхватили:

— Вот он! Это он!

Первая группа военных высаживалась на крышу. Солдаты в зеленой униформе рассредоточились по лестницам и заняли лифты. Тяжелое оружие было выгружено и доставлено частично на лифтах, частично при помощи крючьев снаружи здания.

Риз Веррик на мгновение отвернулся от экрана и сказал Элеоноре Стивенс:

— Они вызвали телепатов. Не означает ли это…

— Это означает, что Корпус здесь не может помочь, — ответила Элеонора. — Они выключены из игры. С ними покончено.

— Но ведь они будут визуально следить за Пеллигом. Это тоже ослабляет нашу стратегию.

— Убийца в вестибюле! — не переставая ревели над сутолокой механические голоса.

Тяжелые орудия Мак — Миллан катились по коридорам, ощетинив блестящие дула пушек. Часть солдат протягивала в отверстия в стенах сеть кабелей, другие подталкивали к выходу беспокойно бурлящую толпу служащих. На улице вооруженные люди образовывали вокруг здания сплошное кольцо. Всякий, выходивший из Директории, тщательно изучался, прежде чем быть отпущенным на свободу.

Но Пеллиг не выходил. Только раз он ступил на один шаг — и сразу зажглась красная лампочка, дав ему другой ум.

Новый оператор был энтузиастом, готовым ко всему. Прежде чем войти в синтетическое тело, он уже разработал стратегию.

Он рванулся в боковой коридор в тот момент, когда тяжелая пушка Мак — Миллан уже собиралась преградить ему путь, и в последний момент сумел проскочить. За его спиной Мак — Миллан развернула свой гигантский стальной зев перед его преследователями.

— Убийца покинул вестибюль! — затявкали механические голоса. — Уберите эту Мак — Миллан, закупорившую весь проход!

Пушка была быстро отведена в сторону и оставлена в резерве. Солдаты ринулись туда, где только что пробежал Пеллиг, в пустынные коридоры, очищенные от бюрократов, погруженные в желтый свет ламп, звонко разносящие все шумы.

Пеллиг прорезал себе путь сквозь стену и очутился в большом зале. Он был тих и пустынен. Здесь были только кресла, столы, заваленные бобинами от видео — и звуковых магнитофонов, ковры… И никого.

Бентли, глядевший на экран, подпрыгнул. Он узнал кабинет, где он ждал Веррика.

Синтетическое тело шагало прямо из кабинета в кабинет, разрушая без каких — либо видимых усилий все, что попадалось на его пути. В одном из кабинетов еще работали служащие. Мужчина и женщина, горланя от ужаса, побросали свои рабочие места и заметались, ища спасения.

Пеллиг не придал им никакого значения и продолжал движение вперед, едва касаясь ногами земли. Минуя один из контрольных пунктов, он поднялся в воздух и полетел, — этакий Меркурий с бледным лицом и влажными волосами.

Оставив позади последний кабинет, Пеллиг очутился перед огромным, герметично закрытым помещением, являвшим собой внутреннюю крепость Ведущего Игру.

Он попятился было назад, увидев, что его пистолет впустую облучает толстую поверхность рексероида. Будучи внезапно застигнутым врасплох, Пеллиг заколебался.

— Убийца во внутреннем кабинете! — закричали металлические голоса. — Окружите его! Уничтожьте его!

Пеллиг побежал было вокруг, но заколебался, какое избрать направление. И снова произошла смена оператора.

Новый оператор споткнулся, наскочил на мебель, но тут же проворно поднял синтетическое тело и методично прорезал себе дорогу в обход убежища из рексероида.

Сидя в своем кабинете, Веррик удовлетворенно потирал руки.

— Больше он не задержится. Это Мур сейчас действует?

— Нет, — ответила Элеонора. Она глядела на табло с индикаторами. — Это один из его помощников.

Тело издало сверхзвуковой свист. Часть стены обрушилась, открыв запасной выход. Тело, ни минуты не колеблясь, устремилось туда. Под его ногами лопались безвредные для него капсулы с газом: тело не дышало.

Веррик смеялся, как ребенок.

— Вы видите? Они ничего не могут сделать против него! Он вошел! — Веррик принялся прыгать и хлопать в ладоши. — Теперь он убьет его!

Но убежище из рексероида, массивная внутренняя крепость с собственным арсеналом и собственным инквик — оборудованием, было пусто.

Веррик выругался пронзительным голосом.

— Он не там! Он скрылся! — Его массивное лицо корчилось от сознания, чтр он обманут. — Они вывезли этого негодяя!

Херб Мур, совершенно подавленный, сидел перед своим экраном и конвульсивно перебирал руками контрольные лампочки.

Мигая поочередно или светясь одновременно, на экране появлялись различные индикаторы. В это время тело Пеллига, стоявшего в пустом кабинете, застыло в полной неподвижности. Перед ним стоял массивный письменный стол, за которым должен был сидеть Картрайт. Остались только бумаги, аппараты, экраны, различные механизмы. Картрайта здесь не было.

— Пусть продолжает искать! — завыл Веррик. — Картрайт должен прятаться где — то неподалеку!

Переданный телефоном скрипучий голос Веррика достиг ушей Мура. Его мозг работал быстро. Техники отобразили на экране схему необычной активности внутри тела. В центре схемы был показан сам Пеллиг в самом сердце Директории: убийца пришел к цели, но его добычи там не было.

— Это западня! — горланил Веррик в ухо Муру. — Приманка! Теперь они его уничтожат!

Войска и орудия стягивались со всех сторон к разрушенной крепости. Все огромные ресурсы Директории были подчинены приказам Шеффера.

— Убийца в центральном кубе! — триумфально выли голоса.

— Окружите его! Убейте его!

— Загоните его в угол!

— Сразите и уничтожьте его!

Элеонора склонилась над широкой, слегка сгорбленной спиной Веррика.

— Они дали ему свободно войти. Смотрите, они идут.

— Да пусть же он двигается, Христа ради! — взвыл Веррик. — Если он будет тут стоять, как вкопанный, они превратят его в груду мусора!

Пеллиг был в полном замешательстве. Он побежал вдоль стен куба, слепо, подобно электронному зверю, тыкаясь то в одну, то в другую дверь.

На мгновение он остановился, чтобы разрушить слишком близко подъехавшую пушку Мак — Миллан, затем побежал по ее дымившимся обломкам, но коридор впереди был заполнен вооруженными солдатами. Он сделал полный поворот.

— Они перевезли Картрайта подальше от Батавии, — сухо сказал Веррику Херб Мур.

— Ищите его.

— Его там нет. Мы теряем время. — Мур на мгновение задумался. — Принесите мне обработанные данные вылетов из Батавии. Особенно за прошедший час.

— Но…

— Мы знаем, что еще час назад он был здесь. Быстро!

Из щели неподалеку от руки Мура показался лист металлофора: Мур быстро просмотрел его.

— Они на Луне, — сказал он. — Они увезли его туда на ракете С+.

— Вы не можете ничего об этом знать, — яростно возразил Веррик. — Возможно, они в каком — нибудь подземном убежище.

Мур даже не слушал его. Он с силой потянул вниз рубильник. Его тело бессильно осело в предохранительном кольце.

Тэд Бентли увидел на экране, как Пеллиг вздрогнул и весь напрягся. Легкая дрожь прошла по его телу и едва заметно исказила черты лица. В игру вошел новый оператор.

Человек, занявшийся теперь управлением Пеллига, не терял времени даром. Он сжег пяток солдат, затем вырезал кусок стены. От вылитой из стали и пластика стены потянулся едкий дым. Едва касаясь пола, синтетическое тело выбралось через образовавшуюся брешь и с лицом, лишенным всяких эмоций, полетело, подобно снаряду, по восходящей траектории. Мгновение спустя он выбрался из здания, быстро набрал высоту и скорость и поплыл к белевшему на еще светлом небе бледному диску Луны. Позади Пеллига быстро уменьшалась Земля. Он вышел в открытое пространство.

Бентли, как загпнотизированный, не отрывал глаз от экрана. Внезапно вое прояснилось. Наблюдая за телом, пересекавшим все больше темневшее, усыпанное звездами пространство, Бентли понял, что с ним произошло в тот вечер. Нет, это не было сном. Тело было миниатюрной ракетой, изготовленной в лабораториях Мура. Мало того, он с восхищением осознал, что тело могло обходиться без воздуха и было нечувствительно к экстремальным температурам. Оно было способно совершить межпланетный перелет.

Всего через несколько секунд после того, как Пеллиг покинул землю, Питер Вейкман получил по инквик — каналу вызов от Шеффера.

— Он улетел, — пробормотал Шеффер. — Как метеор, в пространство.

— В каком направлении? — опросил Вейкман.

— К Луне. — И так бледное лицо Шеффера стало совсем прозрачным.

— Мы растеряны. Я приказал группе вернуться. Корпус больше не может ничего сделать.

— Значит, я должен быть готовым к его прибытию в любой момент?

— В любой момент, — устало подтвердил Шеффер. — Он в пути. Он движется к вам.

Вейкман выключил связь и вернулся к своим регистрационным журналам и отчетам. В его кабинете царил настоящий хаос: всюду валялись окурки, громоздились чашечки из — под кофе, бесчисленные недопитые бутылки шотландского виски. Больше не могло быть сомнений: Кейт Пеллиг не был человеческим существом. Это был робот, снабженный быстрым реактором, очевидно, разработанным в экспериментальных лабораториях Мура. Но это еще не объясняло изменений личности, деморализовавших Корпус телепатов. По крайней мере…

Ускользающий и вновь появляющийся множественный мозг. Пеллиг был мозаичной личностью, составленной из независимых элементов, каждый из которых имел свои собственные желания, свои характеристики, свою стратегию. Шеффер хорошо сделал, призвав на помощь обычные группы телепатов.

Вейкман покурил и стал играть своим талисманом, который в конце концов свалился на груду регистрационных журналов на его столе. Если бы только у него было несколько дней, чтобы предвидеть все эти перипетии создавшейся ситуации, разработать стратегию. Внезапно он поднялся и направился к запаснику.

— Ситуация такова, — подумал он по направлению к членам Корпуса, рассредоточенным по всей станции. — Пройдя через нашу сеть в Батавию, убийца остался цел и движется к Луне.

Его сообщение вызвало у слушавших ужас и оцепенение. Где бы они ни были — в бассейне или на прогулочных мостиках, в каютах или салонах — всюду они приготовились к действию.

— Все члены Корпуса должны снова надеть комбинезоны Фарли, — продолжал думать Вейкман. — Хоть это и не вышло в Батавии, я хочу установить здесь импровизированную сеть. Убийца должен быть перехвачен вне станции.

Он передал им то, что узнал о Пеллиге, и то, как он представлял себе его истинную природу.

— Робот?

— Синтетический человек с множественной личностью?

— Тогда мы не сможем использовать мысленный контакт. Надо будет держать его под визуальным наблюдением.

— Не обязательно, — подумал Вейкман. Он застегнул свой комбинезон Фарли. — Вы можете перехватывать мысли убийцы, но не ждите от них непрерывности. Мысленный процесс может внезапно оборваться. Будьте готовы перенести шок: именно это расстроило ряды Корпуса в Батавии.

— И каждый отдельный элемент имеет свою стратегию?

— Без сомнения.

Этот ответ вызвал всплеск изумления и восхищения.

— Фантастика!

— Найдите его, — с ожесточением подумал Вейкман, — и тотчас же уничтожьте. Превратите его в пепел сразу, как только перехватите мысли убийцы. Не ждите, чтобы он начал первым.

Вейкман сделал последний глоток шотландского виски из личных запасов Риза Веррика, затем защелкнул шлем и подсоединил провода питания. Схватив скорчер, он побежал к одному из выходных люков. Вид бесплодного пустынного пространства привел его в состояние, близкое к шоку.

Вертя ручки контроля за влажностью и гравитацией, он постарался, впрочем, без особого успеха, присоединиться к этой бесконечной неживой материи.

Лунная поверхность была огромной равниной, изрытой опустошенными кратерами и перекопанной испортившими весь вид метеоритами. И ни малейшего признака жизни, ни дуновения ветерка, поднявшего хотя бы легкую пыль. Повсюду те же беспорядочные груды осколков, та же, словно изрытая оспой, поверхность, те же холодные и белые, как кости мертвых, скалы и расщелины.

Лицо Луны было иссушено и потрескалось, кожа и плоть были отделены тысячелетним действием не знающей пощады эрозии. Оставались лишь кости черепа, пустые глазницы и зияющие отверстия рта.

Ощупывая ногами очертания этой мертвой головы, Вейкман осторожно двинулся вперед. Позади него светящимся шаром горела всеми своими огнями станция, удобная и теплая.

Когда Вейкман быстрым шагом пересекал пустынный пейзаж, необузданный ликующий сигнал вдруг толкнул его в мозг:

— Питер! Я заметил его! Он только что приземлился в пятистах метрах от меня!

Не спуская руки с разрядника, Вейкман неловко побежал по каменистой поверхности.

— Не упустите его! — подумал он в ответ. — Помешайте ему подойти к станции.

Посыпались одновременно возбужденные и недоверчивые мысли телепатов:

— Он приземлился, как метеор. Я находился уже в миле от станции, когда получил ваш приказ. Я увидел вспышку и направился посмотреть, что это было.

— На каком вы расстоянии от станции?

— Приблизительно в трех милях.

— Три мили. Пеллиг в трех милях от своей добычи. Вейкман повернул до минимума ручку гравитационной настройки и, как сумасшедший, ринулся вперед. В его мозгу скакали удивительные сообщения от телепатов, видевших Пеллига. Светящийся шар позади него побледнел и исчез. Вейкман задыхаясь, бежал к убийце. Его нога попала в расщелину и он упал ничком Поднимаясь, он услышал бешенный свист вырывающегося наружу воздуха. Одной рукой он вытащил набор для срочного ремонта, другой стал нащупывать оружие. Оно исчезло. Оно упало и лежало теперь где — то среди хаотически нагроможденных осколков.

Воздух выходил быстро. Он оставил мысль об оружии и сосредоточил все свое внимание на дыре в комбинезоне Фарли. Пластиковая замазка мгновенно затвердела и ужасающий свист кончился. Затем он неистово принялся обыскивать хрупкую почву Его настигла новая волна сверхвозбужденных мыслей.

— Он направляется к станции! Он локализовал станцию!

Вейкман выругался и поскакал вперед. Скалистый гребень преградил ему путь, он взбежал на него и спустился с другой стороны. Он очутился в широком, усеянном кратерами амфитеатре.

Мысли телепатов теперь доходили до него сильными и четкими. Он уже должен быть недалеко.

И тут в первый раз Вейкман перехватил мысли убийцы. Вейкман замер на месте.

— Это не Пеллиг! — обезумев, передал он. — Это Херб Мур!

Мозг Мура бурлил в неутомимой деятельности. Не зная о том, что он перехвачен, он отбросил всякую предосторожность. Его вдохновленные и динамичные мысли лились широким потоком и безмерно усилились, как только он заметил светящийся шар, скрывавший в себе станцию Директории.

Замерев, Вейкман сосредоточился на бивший в его мозг поток умственной энергии, извлекая из него все, чего он до сих пор не знал, все элементы информации, которых ему до сих пор недоставало.

Пеллиг был составлен из различных человеческих умов В нем сменялись различные личности соединенные сложным механизмом, выбиравшим их случайно без какого — либо начального плана и в непредсказуемой последовательности. Минимакс, неопределенность, теория игр…

Это была ложь.

Вейкман подпрыгнул от неожиданности.

Под толстым слоем теории Минимакса был хорошо запрятан целый комплекс, состоявший из ненависти, желаний, выворачивающего душу страха, ревность к Бентли, панический страх смерти, сложные комбинации, неопределенная нужда, направленная к одной цели и выражающаяся в виде всеразрушающей амбиции.

Мур не принадлежал себе. Его подавила мучительная неудовлетворенность. И эта неудовлетворенность толкала его на безжалостные козни.

Механизм, выбиравший оператора Пеллига, подчинялся не случаю. Мур его полностью контролировал. Он мог в любой момент сменить оператора, выбирая комбинации исключительно по своему усмотрению. Он был волен сам включаться и выключаться в те моменты, когда хотел. И…

Внезапно мысли Мура сконцентрировались на одной точке. Он заметил преследовавшего его телепата. Тело взмыло вверх, приняло положение равновесия и выпустило по тщетно пытавшемуся спастись телепату луч смертоносной энергии. Ум человека на мгновение взвы/i, а его фиаическая оболочка превратилась в пепел.

Пронесшийся с головокружительной быстротой момент смерти телепата поразил Вейкмана. Он ощутил упорную, но тщетную борьбу ума, не желающего терять свою монолитность, пытавшегося сохранить сознание своей личности после исчезновения вещественной оболочки.

— Питер…

Подобный испаряющейся жидкости, ум телепата безуспешно боролся с неизбежностью рассеяния. Мысли его ослабли и исчезли.

— О, боже!

Его сознание, его существо распалось на беспорядочные частицы освобожденной энергии. Его ум перестал быть чем — то единым. Гемтальт, бывшая человеком, рассыпалась — это была смерть.

Вейкман начал проклинать потерянное им оружие. Он проклял и себя самого, и Картрайта, и всех обитателей Системы. Ему пришлось быстро нырнуть за скалу, чтобы скрыться от глаз приближающегося Пеллига, скакавшего по мертвой лунной поверхности.

Пеллиг огляделся вокруг, похоже, удовлетворился увиденным и осторожно двинулся в сторону находившейся в трех милях станции Директории.

— Схватите его! — безнадежно думал Вейкман. — Он почти у самой станции!

Ответа не последовало. Никто из членов Корпуса не был достаточно близок, чтобы перехватить и приняться осуществлять его мысль. Смерти самого близкого к нему телепата оказалось достаточно, чтобы привести в негодность импровизированную сеть.

Пеллиг спокойно двигался к никем не защищаемой бреши.

Вейкман рывком вскочил. Он поднял на бедро огромный камень и, шатаясь, полез на вершину холмика, за которым спрятался. Под ним спокойно, едва ли не улыбаясь, двигался Пеллиг. Он выглядел молодым человеком с приятным характером, с волосами соломенного цвета.

Благодаря слабой гравитации Вейкману удалось поднять камень над головой. Собрав все силы в адском рывке, он швырнул камень в синтетического человека.

Лицо Пеллига выразило удивление при виде катившегося на него камня. Ловким скачком он отклонился на несколько метров от его траектории. Поток, состоящий из страха и удивления, вылетел из его мозга. Он вздрогнул и поднял на Вейкмана свой бластер.

И Херб Мур вышел из игры.

Тело Пеллига едва заметно изменилось.

При виде этого странного явления у Вейкмана кровь застыла в жилах. Здесь, на бесплодной лунной поверхности, у него на глазах изменился человек. Его черты расплылись, смешались, затем вновь стали четкими. И это было уже не то. Это было уже не то лицо, потому что это был уже не тот человек. Мур уступил место новому оператору. Другая личность просматривалась во взгляде бледно — голубых глаз.

Новый оператор чуть помешкал. Он пытался обрести контроль над телом, которое, наконец, окончательно выпрямилось. Камень при этом продолжал свой бесполезный полет. Целиком занятый попытками поднять другой камень, Вейкман уловил смесь удивленных и сконфуженных мыслей.

— Вейкман! — говорили мысли оператора. — Питер Вейкман!

Вейкман выпустил камень и выпрямился.

Новый оператор узнал его, да и его мысль была уже знакома. Вейкман глубоко прозондировал его. Сначала ему трудно было распознать эту личность. Она была ему, безусловно, знакома, но стушевалась в создавшейся ситуации. Она была скрыта шапкой недоверия, страха и антагонизма. Но он знал ее. Не могло быть никаких сомнений: это — Тэд Бентли.


Глава 11 | Вино грез. Сборник | Глава 13



Loading...