home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13

В бесплодном пространстве вдали от обитаемой Системы старый грузовой корабль худо — бедно двигался вперед. В отсеке корабля с мрачным лицом, освещенным горящим в отсеке светом, сидел Гровс и слушал.

— Диск Пламени еще далеко, — шептало обширное нечто, сидевшее в его мозгу. — Не теряйте контакта с моим кораблем.

— Вы — Джон Престон, — с нежностью проговорил Гровс.

— Я очень стар, — ответил голос. — Я здесь уже давно.

— Полтора века, — произнес Гровс. — В это трудно поверить.

— Я ждал здесь. Я знал, что вы придете. Мой корабль останется поблизости от вашего. Он некоторое время будет служить вам абсолютно точным ориентиром. Если все пойдет хорошо, я доведу вас вплоть до посадки на Диск.

— А вы там будете? — спросил Гровс. — Мы увидим вас?

Ответа не последовало. Голос исчез. Гровс был один. Он, шатаясь, поднялся и позвал Конклина. Тот мгновение спустя появился вместе с Мери Юзич. Джерети шел следом.

— Вы слышали его? — сказал Гровс, задыхаясь от волнения.

— Это был Престон, — прошептала Мери.

— Каким он должен быть старым, — сказал Конклин, — маленький старичок, столько времени ожидавший нашего появления в космосе.

— Я думаю, что мы дойдем туда, — произнес Гровс. — Даже если им удастся убить Картрайта, мы достигнем Диска.

— Что слышно о Картрайте? — спросила его Мери. — Придало ли это ему мужества?

Гровс замялся.

— Он показался мне встревоженным.

— Но он, конечно, должен был…

— Его в любой момент могут убить! — Гровс в бешенстве рванул несколько рукояток. — У него нет времени думать о чем — либо другом.

Долгое время все молчали. Наконец, Конклин спросил:

— У вас есть новости?

— Мне не удается увидеться с Батавией. Видимо, инквик — сигналы глушатся из соображений безопасности. Тем не менее, мне удалось обнаружить движение войск от планет к Земле.

— Что это означает? — спросил Джерети.

— Что Пеллиг достиг Батавии, и что дела плохи. Картрайт, наверное, заперся в своих последних укреплениях. По каким — то причинам Корпус телепатов оказался бессилен защитить его.

Вейкман завопил во всю силу своих легких:

— Бентли, послушайте меня! Мур нечестен! Он обманывает вас! Это не неопределенность!

Тут он сообразил, что из — за отсутствия атмосферы звук не может выйти за пределы его шлема. Мысли Бентли приходили к нему ясными и четкими, но он не имел никакой возможности войти в контакт. Вейкман растерялся.

Мысли Бентли раздваивались. «Это Питер Вейкман, — думал он, — телепат, которого я встречал в зале. Я в опасности, светящийся шар вон там, станция недалеко».

Вейкман ощутил образ Картрайта. Это работал убийца. И спрятанное под этим сомнение, глубокое отвращение Бентли к этой роли, его недоверие к Веррику и его ненависть к Муру. Бентли колебался. Мгновение — и он задвигал пальцем на курке.

Вейкман спустился к нему по склону. С панической поспешностью он начал выводить на нетронутой с незапамятных времен лунной пыли неровные буквы: «Мур обманул вас, операторы выбираются не случайно».

Бентли увидел написанное, и бесцветное лицо Пеллига стало жестким. Одна мысль вертелась теперь в мозгу Бентли: «Что же это значит?» Вдруг он понял, что между ним и Вейкманом возможен обмен мыслями.

— Продолжайте, Вейкман, — резко передал он ему. — В каком смысле он меня обманул?

Бентли не мог помешать себе прочувствовать всю комичность этой парадоксальной ситуации: телепат — мутант, вынужден выражаться, рисуя, подобно примитивному, глухому и немому созданию, значки на пыли.

Вейкман писал в отчаянии: «Мур убьет вас вместе с Картрайтом».

Мозг Бентли вытолкнул глубокое изумление:

— Но как?

Оно сменилось недоверием: «Это, наверное, военная хитрость. Без сомнения, сейчас появятся другие телепаты». Он поднял свой бластер.

«Бомба». Задыхаясь, Вейкман искал нетронутый участок поверхности, чтобы продолжать запись. Но он сказал уже достаточно, Бентли сам домыслил остальное.

Появилось целое нагромождение подробностей: его борьба с Муром, его сексуальные отклонения с возлюбленной Мура Элеонорой, ревность Мура. Эта удивительная процессия живых сцен отрезвила Бентли, и он опустил свое оружие. «Они видят все это на своих экранах, — подумал он. — Все операторы, в том числе и Мур».

Чувствуя неизбежность опасности, Вейкман побежал к Пеллигу. Бешено жестикулируя и пытаясь перекричать вакуум, он приблизился к нему на полметра, когда был остановлен угрожающе поднятым бластером.

— Не подходите, — свирепо подумал Бентли. — Я не могу доверять вам. Вы работаете на Картрайта.

Вейкман неистово записал каракулями: «Около Картрайта Пеллиг должен будет перестроиться, и Мур включит вас в этот момент».

— Веррик знает об этом? — мысленно спросил Бентли.

— Да.

— А Элеонора Стивенс?

— Да.

В мозгу Бентли появилась сильная тревога:

— Как я могу удостовериться в том, что это правда? Докажите!

— Осмотрите ваше тело. Найдите провод, ведущий к бомбе.

Не медля ни минуты, Бентли отодрал синтетическую оболочку, прикрывающую его грудь. Припоминая технические детали, он нашел провода питания и углубился в электронное тело синтетического человека.

Тем временем Вейкман, тяжело дыша, сидел на корточках в нескольких шагах от него и тщетно пытался найти талисман, забытый им в кабинете.

Бентли покорился. Последние остатки его преданности Веррику быстро испарялись, уступая место ненависти и отвращению. «Так вот как это функционировало», — подумал он. Новая стратегия начала складываться в его мозгу.

— Согласен, Вейкман. — Его ум ожесточился. — Я верну тело в Фарбен.

— Благословение Господу, — громко произнес Вейкман. Чудовищное напряжение последних минут отпустило его.

Бентли принялся за работу. Сознавая, что Мур наблюдает за ним, он торопливыми жестами проверил реактор, различные команды и затем, не произнося ни звука, направил робота в черное небо по направлению к Земле.

Тело успело пролететь около пятисот метров, прежде чем Херб Мур взялся за выбирающий механизм. Резко, без всякого перехода Тэд Бентли очутился в своем теле в Фарбене, окруженный предохраняющим кольцом.

На крохотном экранчике он увидел, как тело Пеллига, описав дугу, вновь направилось к лунной поверхности. Он увидел прыгающий силуэт Вейкмана и потряс своим бластером. Вейкман увидел, что его ожидает. Он остановился и со спокойным достоинством посмотрел на снижавшееся на него тело. Пеллиг обернулся вокруг себя, нашел положение равновесия и сжег Вейкмана. Мур вновь взял проведение операции в свои руки.

Бентли высвободился из предохраняющего кольца, оторвал провода, подведенные под кожу, в язык, в уши, под руки. Через мгновение он уже стоял около выходной двери, нажимая рукой на массивную стальную ручку. Дверь была заперта. Он предвидел это. Вернулся к гудящим механизмам и вырвал десяток реле.

Короткое замыкание в основной цепи яркой вспышкой осветило кабину. Поднялся едкий дым. Гудение прекратилось. Дверь, магнитный засов которой оказался выключенным из цепи, открылась сама собой. Бентли выскочил в коридор и побежал в сторону центральной лаборатории Мура. По дороге ему попался охранник. Бентли свалил его и овладел его скорчером. Мгновение спустя, он уже влетел в лабораторию.

Тело Мура безжизненно лежало в предохранительном кольце. Неподалеку пятеро техников трудились над вторым синтетическим телом, уже частично собранным в питательной ванне, подвешенной над рабочим столом. Никто из людей не был вооружен.

Со всех сторон в лаборатории Бентли увидел одинаковые кабины, подобные ячейкам в сотах, в каждой из которых сидел человек с глазами, прикованными к экрану, и телом, окруженным таким же предохранительным кольцом, абсолютные дубли его собственной кельи. Оторвавшись от этого, похожего на галлюцинацию видения, он направил на техников свое оружие, сделав им знак уйти. Он бросил взгляд на экран Мура: тело еще не достигло станции. Было еще не поздно.

Бентли выстрелил в инертное и бесчувственное тело Херба Мура. Пеллиг отреагировал мгновенно. Конвульсивный прыжок оторвал его от лунной поверхности и в бешеном ритме, резко меняя траекторию, он заметался в гротескной пляске смерти. Внезапно тело оставило неистовые арабески, овладело собой и остановилось. Мозг Мура заставил его описать широкую дугу и направил прямо в межпланетное пространство.

Луна на экране удалилась, стала маленьким шариком, точкой и, наконец, совсем исчезла.

Дверь лаборатории резко отворилась. Вошел Веррик в сопровождении Элеоноры Стивенс.

— Что это на вас нашло? — заорал Веррик. — Он сошел с ума. Он удаляется в пространство…

Тут он увидел безжизненное тело Мура.

— Ах, вот оно что, — тихо сказал он.

Бентли на полной скорости выбежал из лаборатории. Веррик даже не пытался его остановить. Он тщетно ощупывал тело Мура. Его массивное лицо, парализованное шоком, ничего не выражало.

Бентли сбежал по лестнице к выходу и вынырнул на улицу. Была ночь. Он направился к освещенной стоянке такси и подал знак одной из междугородных машин.

— Куда направляетесь, месье или мадам? — спросил Мак — Миллан, открывая дверь и включая питание.

— В Брем, — выдохнул Бентли. Он застегнул спасательный ремень и наклонил голову в ожидании маленького отправного шока. — И поскорее.

Делая свое дело, Мак — Миллан металлическим голосом произнес несколько стереотипных фраз. Маленький корабль на высокой скорости, безопасной для его металлического корпуса, устремился, в небо, оставляя позади Фарбен.

— Доставьте меня в аэропорт, — приказал ему Бентли. — Вы знаете расписание?

— Нет, но я могу воспользоваться информационной сетью.

— Не утруждайте себя, — сказал Бентли.

Он спрашивал себя, следили ли другие члены Корпуса хоть частично за его разговором с Вейкманом.

Так или иначе, Луна была единственным якорем спасения. Управляемые Холмами, Девять Планет стали смертельной ловушкой: Веррик не успокоится, пока не отомстит.

Неизвестно еще, какой прием готовила ему Директория. В качестве сотрудника Веррика он рисковал быть убитым при первом же своем появлении. С другой стороны, может статься, что его будут рассматривать, как спасителя Картрайта.

Куда направлялось синтетическое тело?

— Вот порт, месье или мадам, — сказал ему шофер.

Такси приземлилось в общественном паркинге.

Персонал площадки принадлежал Холму.

Бентли заметил межконтинентальные корабли и большие межпланетные ракеты, окруженные оживленной толпой, за которой наблюдали стражи порядка Холма. В последний момент он передумал.

— Не садитесь. Наберите снова высоту.

— Как вам будет угодно, месье или мадам.

Такси взмыло вверх.

— Есть поблизости военная площадка?

— У Директории есть маленькое взлетно — посадочное поле в Карнике. Желаете ли туда? Гражданским машинам запрещено там садиться, но я могу оставить вас за оградой.

— Это мне кажется идеальным, — сказал Бентли.

Леон Картрайт уже совсем проснулся, когда вбежал телепат.

— На каком он расстоянии? — спросил Картрайт. Он проспал всего несколько часов, несмотря на инъекцию пектатола. — Надеюсь, не очень далеко.

— Питер Вейкман мертв, — произнес телепат.

Картрайт вскочил.

— Кто убил его?

— Пеллиг.

— Значит, он уже здесь, — сказал Картрайт. Он расчехлил свой скорчер. — Каким средством защиты мы располагаем? Как он мог меня найти? Что случилось с сетью телепатов в Батавии?

Вошла Рита О’Нейл, спокойная, но очень бледная.

— Корпус приведен в негодность. Пеллигу удалось проникнуть во внутренние укрепления и он понял, что вы их покинули.

Мгновение Картрайт смотрел на нее, затем повернулся к телепату.

— Что случилось с вашими друзьями?

— Наша стратегия провалилась, — сказал телепат. — Веррик прибегнул к военной хитрости. Полагаю, что, прежде чем умереть, Вейкман постиг ее.

— Вейкман мертв? — Рита вздрогнула.

— Да, Пеллиг его убил, — лаконично ответил Картрайт. — Теперь мы можем рассчитывать только на самих себя.

Он снова повернулся к телепату.

— Каково точное положение вещей? Знаете ли вы с достоверностью, где убийца?

— Сеть, впопыхах организованная нами, провалилась. С момента смерти Вейкмана мы полностью потеряли контакт с Пеллигом. Мы абсолютно не знаем, где он.

— Поскольку Пеллиг зашел так далеко, — задумчиво прдизнес Картрайт, — мы не имеем никаких шансов его остановить.

— И Вейкман руководил операцией! — гневно сказала Рита. — Вы могли бы сделать это гораздо лучше.

— Почему?

— Потому что Вейкман — ничто по сравнению с вами! Ничтожество из ничтожеств, мелкий бюрократишка!

Картрайт указал ей на свой скорчер.

— Вы помните его? Много лет он лежал на заднем сиденьи в моем автомобиле. У меня никогда не было случая им воспользоваться. Я специально посылал людей, чтобы мне его доставили. — Он погладил знакомую металлическую трубку. — Видимо, обыкновенная сентиментальная привязанность.

— Вы собираетесь этим защищаться? — Глаза Риты метали молнии. — И это все, что вы думаете делать?

— В настоящий момент я голоден, — мягко сказал Картрайт. — Который час? Может, пока ждем, пообедаем?

— У нас нет времени… — начала было Рита.

Телепат перебил ее:

— Мистер Картрайт, только что сел корабль, прилетевший с Земли. Минутку… С майором Шеффером на борту с остатками Корпуса. И это не все. Он хочет немедленно вас видеть.

— Прекрасно, — сказал Картрайт. — Где он?

— Он сам придет сюда. Сейчас он поднимается по трапу.

Картрайт засунул руки в карманы и извлек смятую пачку сигарет.

— Забавно, — сказала Рита, — что после всех этих кропотливых приготовлений Вейкман мертв. Я не сожалею о его смерти, но предпочла бы, чтобы вы что — нибудь делали, а не оставались здесь в бездействии.

— Куда вы хотите, чтобы я пошел? Мы все испробовали. Если здраво поразмыслить, нам особенно нечего делать. Я не могу запретить себе думать, что если одному человеку предназначено убить другого, то практически ничто не может ему в этом помешать. Можно задержать его, создать ему тяжелые условия, заставить его потратить много времени и энергии, но рано или поздно он достигнет цели.

— Лучше бы вы испытывали страх, — с горечью сказала Рита. — По крайней мере, это чувство я понимаю.

— А что же вы сейчас не понимаете?

— Тогда бы вы имели страх смерти. Сейчас же вы не человек: вы полностью лишены всяких эмоций. С равным успехом вы могли бы быть мертвецом. Быть может, вы и есть мертвец?

— Уступаю вам, — сказал Картрайт. — Сяду напротив двери. — Держа в руке разрядник, он сел в конце стола, лицо его было пустым и бесцветным. — Как выглядит Пеллиг? — спросил он у телепата.

— Молодой, худой, белокурый, без особых примет.

— Каким оружием он пользуется?

— Бластером, испускающим инфракрасные лучи. Вполне может быть, что это не все.

— Попытаюсь его узнать, — пояснил он Рите. — Быть может, он будет следующим человеком, который войдет в эту дверь.

Следующим человеком, вошедшим в дверь, оказался майор Шеффер. Вместе с ним вошел аккуратно одетый классифицированный брюнет чуть старше тридцати лет.

— Я позволил себе привести к вам этого человека, — сказал Шеффер. — Думаю, вы захотите поговорить с ним.

Шеффер представил его:

— Тэд Бентли, служащий Риза Веррика.

Бентли с Картрайтом обменялись рукопожатиями.

— Вы опередили его, — заметил Картрайт. — Спустясь по трапу, вы найдете бассейн, комнату для игр и бар. Убийца должен прибыть с минуты на минуту, так что вам ждать недолго.

Бентли забился в нервном хохоте. Таким возбужденным его еще никто не видел.

— Шеффер ошибается, — сказал он. — Я не служащий Веррика. Я покинул его.

— Вы нарушили вашу клятву? — удивился Картрайт.

— Это он ее нарушил. Я спешно уехал оттуда. Я прибыл прямо из Фарбена. С некоторыми трудностями.

— Он убил Херба Мура, — пояснил Шеффер.

— Не совсем так, — поправил Бентли. — Я убил его тело.

Рита вытаращила глаза.

— Что произошло?

Бентли стал объяснять им ситуацию. В середине рассказа Картрайт прервал его:

— Где Пеллиг? По последним данным, он был в двух — трех милях отсюда.

— Тело Пеллига в открытом пространстве. Мур больше не интересуется вами. Ему достаточно своих собственных проблем. Как только он понял и осознал, что связан навеки с телом Пеллига, он покинул Луну и направился прямо в глубины космического пространства.

— В каком направлении? — спросил Картрайт.

— Не знаю.

— Это неважно, — нетерпеливо сказала Рита. — Главное, что он больше не занят преследованием вас. Быть может, он сошел сума, или же потерял контроль над телом.

— Возможно, — подтвердил Бентли. — Он не был готов к этому. Он только что разрушил вашу сеть телепатов.

Бентли рассказал им, как Мур убил Вейкмана.

— Мы знаем это, — сказал Картрайт. — Какой скорости может достичь синтетическое тело?

— С+, — ответил Бентли. — Но разве вам недостаточно узнать, что он удалился?

Картрайт облизал пересохшие губы.

— Я знаю, куда он направляется.

Послышался изумленный шепот, затем Шеффер сказал:

— Очевидно, надо найти способ следить за ним. Во время перелета Бентли невольно упомянул о вещах, которые помогли мне все уяснить. Нет никакого сомнения, что, имея определенную информацию, он отправился искать Престона.

— Престона? Разве он жив? — изумился Бентли.

— Это объясняет запрос в справочную библиотеку, опередивший наш запрос, — сказал Картрайт. — Значит, Веррик перехватил инквик — передачу с астронефа.

Он яростно раздавил окурок и закурил новую сигарету.

— Я должен был бы уделить больше внимания тому, о чем докладывал мне Вейкман.

— Что бы вы смогли сделать? — спросил Шеффер.

— Наш корабль находится поблизости от корабля Престона, но не думаю, что он его интересует. — Он с раздражением тряхнул головой. — Есть ли возможность визуально следить за Муром?

— Думаю, да, — сказал Бентли. — С помощью инквик — лучей установлена постоянная видео — связь между телом и Фарбеном. Она должна функционировать бесперебойно. Нам, наверное, удастся подключиться к ней. Я знаю частоту, на которой она работает. — Затем он раздраженно добавил: — Гарри Тейт предан Веррику!

— Кажется, что весь мир работает на него, — сказал Картрайт. — Нет ли кого другого в инквик — службе, на кого мы могли бы положиться?

— Надавите на Тейта. Если вам удастся отсечь его от Веррика, он будет с вами сотрудничать. Если верить тому, что говорила мне Элеонора Стивенс, ему не очень нравится вся эта затея.

Шеффер с интересом прозондировал его мозг.

— Она раскрыла вам немало тайн. С тех пор, как Элеонора покинула нас и уехала в Фарбен, она немало помогла вам.

— Так я хотел бы иметь возможность следить за Пеллигом.

Картрайт нервно осмотрел свой скорчер и сунул его в чемодан.

— Благодаря вам наше положение улучшилось. Спасибо, Бентли.

Затем он задумчиво продолжал:

— Итак, Пеллиг здесь больше не появится. У нас остается по крайней мере одна забота.

Рита пристально посмотрела на Бентли.

— Вы не нарушили вашей клятвы и не считаете себя изменником?

— Я уже говорил вам, — ответил он, глядя ей прямо в глаза, — что это Веррик нарушил клятву. Он освободил меня, предав меня.

Все натянуто молчали.

— Ладно, — сказал Картрайт. — Я голоден. Пойдемте обедать или завтракать, или я не знаю, что. Остальное вы нам расскажете за столом. — Он с улыбкой облегчения направился к двери. — Теперь у нас есть время. Мой первый убийца — это уже дело прошлое. Незачем спешить.


Глава 12 | Вино грез. Сборник | Глава 14



Loading...