home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 19

Шэрэн стояла рядом с Бадом Лэйном и вместе с ним смотрела сквозь стеклянную перегородку студии. Там за столом сидели Рол и Лиза; камеры были направлены на них; рядом с ними сидел ведущий диктор, берущий у них интервью. С помощью Шэрэн и Бада Рол и Лиза отстояли право одеться, как земные люди, а не в бросающиеся в глаза одежды мира Наблюдателей.

— Сколько же все это будет продолжаться? — утомленно спросила Шэрэн.

— Это будет продолжаться неопределенно долго, потому что они пока единственные пришельцы на этой планете. Такого типа новизна никогда не проходит.

— Значит, вам лучше бы поторопиться с проектом «Темпо–2», мой друг, и постараться привезти людей с Марита и Ормазда. Как, кстати, движутся дела?

— Хорошо. Особенно, с тех пор, как к проекту решила присоединиться Паназиатская группировка. Они все еще немного не верят в наше великодушие, в то, что мы дали им доступ ко всем работам по проекту.

Шэрэн посмотрела сквозь стекло на Лизу.

— Она очень терпелива, правда?

— Она объяснила мне это поведение… Это что — то вроде… покаяния, так сказать. В том, что содеяла в прошлом, в том, что содеял ее народ. Как тебе нравится ее английский язык?

— Ну, по крайней мере, кое — где он уже не так странен, как был, — рассмеялась Шэрэн. — Вы знаете, Бад, о чем я вспомнила. Как — то вы описывали ее, как существо, вероятнее всего, лысое, с фигурой как у двенадцатилетнего ребенка.

Бад Лэйн тоже помнил. Он посмотрел на стройную изящную фигурку девушки с копной темных волос. Лиза заметила его взгляд и едва заметно пожала плечами, призывая к терпению.

— Она говорила мне, — сказал Бад, — что в ее мире на нее смотрели как на что — то вроде женщины — урода. Здесь же она — всего лишь хорошенькая девушка, выглядящая лишь немного слабее средней земной девушки. А твой Рол сможет затеряться в любой толпе.

— Нет, не сможет!

Бад усмехнулся. Они прислушались — близились минуты завершения программы.

— Мистер Кинсон, вы говорите, что Наблюдатели никоим образом не входили в контакт с вами и вашей сестрой за те недели, что вы находитесь здесь с нами?

— Я этого не понимаю, — нахмурился Рол. — Я не представляю, почему они этого не сделали. Это было бы так легко.

— Ну, так у меня есть кое — что, что может послужить сюрпризом для вас обоих. Мы только что получили таблицы данных от всех организаций, поддерживающих правопорядок, собранные за время вашего пребывания здесь. Наблюдается беспрецедентный спад преступлений с применением насилия. Конечно, насилие все еще остается в нас. Возможно, оно всегда будет в нас. Пока мы не изучим тайны других миров, о которых вы рассказывали нам. Но безмотивное насилие, необъяснимые действия — кажется, они исчезли напрочь.

Бад заметил, как Рол и Лиза посмотрели друг на друга и перекинулись несколькими словами на своем языке.

— Это может означать, что либо мой народ все узнал и понял, либо по какой — то причине он не пользуется машинами для грез. Нам не узнать, какова настоящая причина. Мы узнаем об этом только, если кто — либо из нас… вернется туда.

— Вам хотелось бы вернуться? Лиза медленно повернула голову и посмотрела прямо на Бада. Она приподняла подбородок; взгляд ее стал мягче.

— Ни за что на свете, сэр, я никуда не поеду без доктора Лэйна.

— Вот так — то! — шепнула Шэрэн. — О, как вы покраснели! — Тише.

— А вы, мистер Кинсон? Вы бы вернулись назад, если бы вам представилась такая возможность?

— Не знаю, — пожал плечами Рол, — смогу ли я хорошо выразиться. Все зависит от плана — о части этого большого Плана я вам уже рассказывал. Сейчас грезящие прекратили разрушения. Три планеты, которые колонизировали наши предки, могут теперь воссоединиться. Эта земля может много дать Мариту. А земля и Марит могут '«Иного получить от Ормазда. Все мы — дети, пошедшие по трем различным путям, теперь выросли и обрели силы, которыми можем помочь друг другу.

— А теперь о моем Плане. Я имею в виду себя, как личность, которая, как вы знаете, взяла в жены доктора Инли в соответствии с вашими обычаями, точно так же, как моя сестра стала женой доктора Лэйна в той церемонии, которую совершили для нас перед телекамерами, чтобы ее могли видеть все. Я обращаюсь к вам сейчас со всей прямотой, которая идет вразрез с вашими обычаями. Никто из вас, наблюдающих эту передачу, не может познать друг друга всем сердцем. Уже сейчас я не знаю хорошо доктора Инли, хотя и женат на ней. Не так хорошо, как тогда, когда с помощью машины для грез я входил в ее сознание, познавая ее мысли и чувства, как свои собственные. То же самое относится к моей сестре. Мы разговаривали с ней. Мы не так счастливы, как могли бы, потому что между нами имеется барьер.

— Попадая в грезах на Ормазд, я узнал, что они на близких расстояниях пользуются своим мозгом так же, как машина для грез на громадном расстоянии. Именно туда я хотел бы полететь вместе с сестрой и теми… с кем мы женаты. Ормазд может научить нас тому, что необходимо нам для того, чтобы наши личности не были… всегда разделены друг от друга и немного одиноки.

— Когда мы вчетвером постигнем эту способность, мы захотим вернуться и научить этому других. Следуя по этому пути, можно будет удалить с планеты остатки того насилия, о котором мне только что говорили. Это — мечта… грезы, но на этот раз хорошие грезы. Очень долго три планеты, заселенные когда — то давно детьми Лидеров, ждали, когда же наступит пора воссоединения, пора прогресса.

— Этот процесс, я думаю, будет медленным. В нашей жизни, в жизни присутствующих здесь и тех, кто смотрит и слушает нас, больших изменений не произойдет. Но себе я желаю того небольшого изменения, которое даст моему сознанию свободу войти в сознание другого, дорогого мне, человека, как только я смогу это сделать. Видите, я еще недостаточно владею языком.

— Чтобы все это наступило, я хочу быть рядом со своей женой. Я хочу работать рядом с доктором Лэйном. Есть многое, чему я могу научиться, и многое, что я умею делать. Я больше не хочу быть животным, которое рассматривают с помощью телекамер. Моя сестра тоже не любит телекамеры. И сейчас мы хотим приступить к работе по созданию достаточно большого космического корабля, который, мы надеемся, понесет на себе имя человека, который был добр, мудр и очень мужественен. Рол поискал Шэрэн, улыбнулся ей и добавил: — Корабль должен быть назван «Пасфайдер»[13].

Вино грез. Сборник


Глава 18 | Вино грез. Сборник | Примечания



Loading...