home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4

По спине у Тамир пробежал холодок: она представила себе, как свирепы могут быть уорробо в гневе. Скрываясь за деревьями, девушка вернулась к своим спутникам.

— Прятаться бесполезно. Все равно они нас найдут. Несмотря на прошедший ливень, в воздухе все еще пахло дымом. Уорробо медленно приближались, неуклюже подпрыгивая на блестящих камнях. Время от времени они останавливались и обменивались жестами.

— Унести бы отсюда ноги, — Зифон подбросил в воздух четыре шарика. — Да, боюсь, рассердятся боги…

— Значит, придется остаться, — засмеялась Тамир. — И попробовать улыбаться?

— Чтоб ты опух, чертов лопух! — волшебник засунул шарики в карман. — Это я не тебе, Тамир. — Он стоял, подбоченясь, и смотрел на своих бывших тюремщиков.

— Они сами не понимают, что происходит, — Котфа кивнул в сторону уорробо. — Им припомнились тяжелые времена, пережитые их предками, времена, когда гибла земля и уорробо тоже. Только не знаю, откуда я это взял.

— Ведь ты сейчас в шкуре уорробо. — Зифон оглядел обугленные деревья, выжженную землю. — Да, бегством от них не спасешься. Может быть, они поверят, что это мы им помогли?

Тамир посмотрела на Котфу. — Людям они могут не поверить… — сказала она и замолчала.

Котфа вытянулся по стойке смирно и шутливо отдал честь правой лапой. — На этот случай пригодится уорробо. Пойду, попробую себя в роли дипломата. Ждите меня здесь, я мигом. — И он поскакал навстречу нерешительно кружившей на месте стае.

Оставшиеся тревожно наблюдались за ним. Зифон положил руку Тамир на плечо. — Что — то мне не хочется обратно в яму, — пробормотала девушка, жалея, что не может услышать разговор уорробо. — И умирать тоже не имею никакого желания.

Внезапно заметив, где лежит его рука, волшебник похлопал Тамир по спине и отодвинулся.

Она села на землю, прислонившись спиной к дереву с овальными листьями. Бушевавший вокруг огонь пощадил его, и оно осталось среди пожарища как напоминание о жизни, которая еще недавно цвела здесь. Ощущая сквозь ткань камзола прикосновение грубой коры, Тамир с удивлением осознала, что все больше привязывается к волшебнику. А ей — то всегда казалось, что любовь — не для нее. Что ж, лучше думать об этом, чем о возможном нападении уорробо. В нескольких шагах от нее щипал травку Аррамог. Девушка смотрела на пасущегося зверька, на волшебника, и в глазах у нее светилось счастье. Совсем неожиданно в голову пришла мысль о еде.

— Зифон, я голоден, как черт. Ты помнишь, когда мы ели в последний раз?

Волшебник стоял, прислонившись к соседнему дереву. — Пожалуй, в трактире, — после минутного раздумья ответил он. — Посмотрим, что у меня есть.. — он потянулся к своим вещам.

— Только, пожалуйста, что — нибудь существенное. Желудок миражем не обманешь, — усмехнулась Тамир.

Зифон порылся в мешке, извлекая из него по очереди то платки, то кольца, то обручи, и, наконец, достал гроздь винограда, сверток с сыром и полбуханки слегка помятого черного хлеба. Разделив еду пополам, он отдал половину Тамир. Часть она отложила и спрятала в карман.

— Да ешь ты все. Если нам повезет и Котфа убедит уорробо, они дадут нам что — нибудь съедобное.

— А если нет… — лицо Тамир помрачнело, — хотя тогда нам уже ничего не понадобится. — Она взяла виноград и принялась за еду.

Зифон отломил кусок сыра. — Аррамогу легче — он на подножном корме. Похоже, такая диета пошла малышу на пользу: он совсем повеселел.

Они уже закончили еду, когда Аррамог поднял голову и заспешил к ним.

— Уорробо идут! — хрюкнул он.

Мгновение спустя они услышали тяжелый топот множества ног. Он быстро приближался.

— Перекрести пальцы, — шепнул Зифон.

Тамир посмотрела на свои руки, потом на его пальцы и повторила жест. — Это колдовство?

— Просто на счастье. Ладно, давай подниматься. Они уже совсем рядом.

Уорробо надвигались стеной. Приблизившись, они сомкнули широкое кольцо, в центре которого оказались Зифон, Тамир и Аррамог, и, присев на задние лапы, застыли.

От стаи отделился крупный самец. Подойдя к Зифону, он остановился прямо напротив него.

— Меня зовут Нанделип.

Уорробо сгрудились теснее, окружив путников плотным барьером, Головы склонены к плечу, словно для того, чтобы лучше слышать каждое слово.

Зифон и Тамир поклонились. — Я — Зифон, а он — Тамир. Нашего пушистого дружка зовут Аррамог. Мы мирные странники, хотели бы пройти через вашу страну.

— Вреда нет, — сказал Аррамог, глядя на уорробо снизу вверх.

— Волшебник, ты спас нас от огня. И от нас самих. Если бы не ты, мы все погибли бы, и род уорробо исчез с лица земли. — Нанделип поклонился, потом быстро выпрямился. — Уорробо Котфа поведал нам о ваших деяниях. Мы у вас в долгу, хоть вы и люди.

— Взглянуть в лицо страху всегда нелегко, — негромко сказала Тамир, — но вам это удалось.

Предводитель уорробо еще раз поклонился. — Наконец — то, спустя столько поколений, мы преодолели безумие. Теперь мы помним давнюю беду, которая таилась в нашей памяти. Может быть, безумие больше не вернется. Как ты думаешь, волшебник?

Взор Зифона затуманился, как будто он глядел сквозь стоящего перед ним зверя. — Вы — стражи… хранители пламени Грибба. — Воцарилась мертвая тишина. Уорробо затаили дыхание, внимая с благоговейным страхом. Каждый прижимал правую переднюю лапу к груди.

Молчание нарушил вожак. — Эти слова не звучали с древних времен, но в них — отзвук истины. Камни Грибба горят, как пламя. И мы, его стражи, не должны поддаваться безумию. И так слишком много потерь…

Нанделип обернулся, оглядывая окрестности. Перед ним расстилалась выжженная равнина, все еще курящаяся дымом. С ближнего дерева на землю упала обугленная ветка. Уорробо указал лапой вдаль. — Там есть жизнь. Вы останетесь с нами?

— На эту ночь, — ответил Зифон.

— Воля ваша. Ступайте за нами.

С такими словами Нанделип повернулся и направился в сторону обугленной пустыни, откуда они так недавно бежали. Один за другим остальные уорробо последовали за ним, остался один Котфа. Когда стая скрылась из вида, он притопнул мощно задней лапой.

— Ну что, неплохо я справился?

Зифон рассмеялся. — Тебе прямая дорога в дипломатический корпус.

Котфа покачал головой, так что уши поочередно упали ему сначала на один глаз, потом на другой. — Вот чертовщина! Совсем не ценишь короткие уши, пока не получишь такие лопухи! Что — то я не слышал о дипломатическом корпусе.

Зифон махнул рукой. — Ладно, разберемся на досуге. Может быть, у вас это называется посольством или еще как — нибудь. — Он посмотрел вслед удаляющимся уорробо. — Пожалуй, нам пора в путь.

Тамир с Котфой двинулись вперед. Девушка сделала шаг и почувствовала, как кто — то дернул ее за штанину. Аррамог крепко вцепился в ткань и не отпускал.

— Я с вами, — сказал он твердо. — Ходить медленно, — и выжидающе уставился на девушку.

— Ладно, малыш, — засмеялась она, — я тебя понесу.

Аррамог пугливо вздрогнул, когда Тамир подняла его и сунула за пазуху, Но она уже бежала за своими спутниками.

Они шли по выжженной земле, под ногами похрустывали обгорелые ветки. Голые остовы деревьев вздымались к небу. Единственное уцелевшее дерево тлаа, усыпанное бело — розовыми цветами, неправдоподобно выделялось на фоне обугленных соседей.

Зифон остановился. — Надо же, одно природа все — таки пощадила. — Он понюхал цветы. — Похожи на розы.

— Поскачу вперед, а то вы тащитесь слишком медленно. — Котфа рванулся с места и скоро исчез вдали.

Его спутники пробирались по опаленной земле, гадая, в каком из деревьев могла сохраниться искорка жизни. Наконец впереди показалась зелень. Котфа прискакал обратно, чтобы проводить их к убежищу уорробо.

Высокая трава мягко льнула к ногам и скоро аромат цветов тлаа вытеснил запах гари. Они нашли ручей и жадно напились. Выяснив, какая пища съедобна для людей, уорробо принесли свежих плодов, и путники уселись на поросшей травой поляне. Какая — то ночная птица издавала печальный клич, на который издали отвечала такая же птица. Поднималась луна. Они уже засыпали, когда подошел Нанделип.

— Хорошо бы, вы остались с нами подольше, волшебник. Мы можем многому научить.

Зифон сел, опираясь на локоть. — Спасибо, только у нас своя цель. Тут выбирать не приходится. Похоже, все силы зла сорвутся с цепи, если мы не отыщем фигурку зебры с тремя горбами и не доставим ее в нужное место. У вас ее случайно нет?

— К сожалению, нет. А то она была бы вашей. Но я чувствую, как тьма протягивает над землей свои щупальца… Она становится все сильнее. Люди в черных камзолах с оранжевыми молниями не такие, как вы. У вас в глазах радость, а у них — только злоба. Они убивали наших малышей. Они — исчадия зла?

— Возможно. — Волшебник уселся, скрестив ноги. — Хотел бы я знать все ответы… Чем дольше иду, тем больше узнаю.

— Это самое лучшее, — зевнув произнесла Тамир и провалилась в сон.

— Значит, вы двое путешествуете вместе с уорробо Котфой. — Странная компания.

— В моем свитке говорится, что нас должно быть четверо. Не знаю, правда…

Кто — то схватил его за ногу, и он посмотрел вниз. В лучах луны темно — синий мех Аррамога блестел, высвечивая белую отметину на лбу.

— Я с вами, — решительно заявил он, вздернув голову.

Зифон улыбнулся и погладил пушистую спинку. — Извини, малыш, я оговорился. Нас четверо, и четвертый — маленький, но отважный лаарн, который помог нам создать мираж, принесший вам избавление.

Нанделип кивнул. — Рост — еще не главное. Мы сделаем все, чтобы вам помочь.

Тамир встала с первыми лучами солнца. Пока остальные не проснулись, она искупалась в ручье.

Путники наполнили бурдюки водой, а мешки продовольствием, и уорробо повели их по своей стране на юг. Постепенно растительность становилась все более скудной. Унана показал друзьям зеленые съедобные ягоды и другие, черные, которые вызывают напасть, на языке уорробо именуемую орецла. Говоря о ней, животные начинали стонать и выразительно тереть брюхо.

— Нужно запомнить, — сказала Тамир, пробуя зеленые ягоды.

Наконец уорробо остановились. — Дальше мы обычно не заходим, — пояснил Нанделип. — Вы нам напомнили, что мы — Хранители Огня. И вернули нас к жизни.

— А что вам известно о краях, которые лежат дальше? — спросил Зифон.

Нанделип нагнулся и лапой начертил на земле некое подобие карты. — Отсюда вам нужно идти вот в этом направлении. Говорят, где — то вдали раскинулось коварное море.

Прикрыв глаза от солнца, Тамир разглядывала близлежащие окрестности. — Это что, старое русло реки?

— Это Уллаваро, — объяснил Нанделип, прочертив еще одну линию. — Кое — кто говорит, что раньше море доходило досюда. Все, что осталось — русло из рыхлого известняка, прикрытого слоем земли. Дальше, у скал, вы увидите ручьи и известняковые пещеры. Остерегайтесь проглотных дыр, которые выталкивают или затягивают — они для вас опасны. Первый ориентир, который вам встретится — Илливар, развалины башни, давным — давно покинутой обитателями. Еще ее называют «место видений». Вот, это вам, — он вручил Зифону маленькую красную пирамиду.

— Тысяча благодарностей. — Зифон поклонился, вожак уорробо поклонился в ответ.

— Здесь вы всегда желанные гости.

— Я сложу в вашу честь песни, — добавил Унана.

Путники зашагали по высохшему руслу Уллаваро.

Уорробо долго махали им вслед, потом поскакали обратно.

Когда они скрылись из вида, Зифон обратился к Котфе:

— Ну что, превратить тебя в человека?

— Если сумеешь.

Зифон проделал все необходимые движения, пробормотал несколько слов — и вот Котфа снова человек!

— Добро пожаловать! — Тамир хлопнула его по спине. Котфа разглядывал себя, спеша удостовериться, что волшебство сработало. Он радостно рассмеялся, потянулся, потом трижды подпрыгнул на месте. — Хоть и не сразу, зато уж точно я!

Зифон полез в мешок и достал короткий нож с медной рукояткой.

— Вот, держи, может пригодиться, — сказал он, отдавая нож Котфе.

Тот несколько раз перебросил его из ладони в ладонь, приноравливаясь к новому оружию. — Славно опять иметь при себе нож, это значит, что я — свободный человек, — Он заткнул нож за пояс.

По очереди неся на руках Аррамога, они шли по широкому высохшему руслу Уллаваро. Земля под ногами была ровная и мягкая — приятное разнообразие после камней Грибба. Окрестности Уллаваро поросли колючим кустарником, в самом же русле попадались только редкие пучки жесткой травы. Берега круто уходили вверх, заканчиваясь зубчатыми утесами.

Солнце поднялось уже высоко, когда Зифон объявил привал. Утомленные путники растянулись на земле и жадно набросились на еду.

Тамир от души напилась воды из бурдюка, потом втянула в себя воздух и стала напряженно прислушиваться. — Похоже, там есть вода, — она махнула рукой в сторону соседнего утеса. — Пойду, взгляну, нет ли поблизости ручья. Хорошо бы смыть дорожную пыль. — И она направилась к скале, то и дело останавливаясь и прислушиваясь. Земля под ногами постепенно превратилась в светлый, как мел, песок.

Вдруг налетел бешеный порыв ветра и увлек Тамир вниз, прямо в толщу песка. Задыхаясь, она тщетно пыталась найти хоть какую — нибудь опору и наконец упала на спину на дно огромной ямы. Девушка закашлялась, отплевываясь от набившегося в рот песка, Сердце отчаянно колотилось. Она изо всех сил старалась унять охватившую ее панику. Наверху виднелось небо. Значит, удушье ей не грозит.

Друзья, рассеянно наблюдавшие, как Тамир уходит все дальше и дальше, потеряли ее из вида.

Откуда — то из — под земли донесся вопль: — Зифон, на помощь!

— Идем! — крикнул в ответ волшебник, лицо его напряглось. — Никак наш друг попал в одну из этих чертовых проглотных дыр…

Зифон и Котфа осторожно двинулись вперед, каждый раз примериваясь, прежде чем поставить ногу. Увидев в песке небольшое углубление, Зифон наклонился над ним.

Когда Тамир увидела над собой его лицо, из глаз ее брызнули слезы.

— Тамир, ты не ушибся? Там глубоко? — крикнул Зифон, стараясь разглядеть что — нибудь в темной дыре.

— Со мной все в порядке, — мысленным взглядом Тамир окинула себя с головы до ног. — Отделался парой синяков. Встряхнуло здорово, но все кости целы. — Она снова закашлялась, отплевываясь от песка. — Такое ощущение, что меня засосало в смерч. Пожалуй, я футах в пятнадцати от тебя. До чего надоело падать в ямы, — она чуть слышно рассмеялась.

— На стенах есть за что ухватиться? Тамир обследовала яму. Нога ее коснулась скелета какого — то зверька, которому ждать помощи было неоткуда, и девушка вздрогнула. И ни капли воды. Вдруг она ощутила невыносимую жажду. Попыталась опереться ногой о стену, но известняк крошился. Еще одна попытка — и тот же результат.

— Камень слишком мягкий.

Зифон нахмурился, силясь найти выход. — Что — нибудь придумаем…

— На этот раз никаких лиан не видно, — озираясь по сторонам, сказал Котфа.

— Кусок дерева, — хрюкнул Аррамог, указывая лапой на торчащую из — за кустов ветку.

Котфа опробовал ветку на прочность. Она оказалась вполне надежной. — Если привязать к ней веревку… — тут взгляд его упал на куст с колючими стеблями, похожий на кактус. — А потом обмотать конец вокруг этой штуки — она должна выдержать.

Зифон крепко — накрепко привязал веревку к длинной ветке и спустил ее конец в дыру.

— Достанешь, Тамир!

— Я подпрыгну, — отозвалась она. — Крепко держите?

Они ухватились за ветку, стараясь держаться на твердой земле.

— Готово, прыгай! — крикнул Зифон.

С первых двух попыток девушке не удалось поймать веревку. Наконец, на третий раз она ухитрилась обмотать конец вокруг запястья левой руки.

Котфа с Зифоном начали медленно и осторожно тянуть за ветку. Через несколько минут голова Тамир появилась над краем впадины. Друзья протащили ее через полосу рыхлого песка, пока она не оказалась на безопасном расстоянии от дыры. Зифон помог девушке подняться, и она, повинуясь внезапному порыву, крепко обняла его. — Я уж боялся…

Волшебник прижал ее к груди, но, заметив взгляд Котфы, отпустил, похлопав по спине.

— Извини. В вашем мире мужчины, наверное, не обнимаются, — сказала она, стараясь придать голосу хрипотцу.

— Кто — как, не все, конечно… Я хочу сказать, в этом нет ничего плохого. К тому же, ты испугался. — Зифон слегка покраснел.

— Лично я предпочитаю обнимать женщин, — заявил Котфа. — Эх, будь сейчас рядом подходящая бабенка… Давненько уж я их не видывал.

Придя в себя, Тамир отряхнула пропыленный камзол, ожидая, пока Зифон отвяжет и смотает веревку.

— Спасибо, друзья, вы спасли мне жизнь.

— Хорошо, что ты не такой здоровый, как я, — пошутил Котфа. — А то пришлось бы попотеть.

— Не удивительно, что эти дыры называют проплотными.

— Вот и уорробо держатся от этих мест подальше, — заметил Котфа.

Аррамог подергал Тамир за штанину. — Хорошо, что мы тебя нашли.

По пути Зифон посвятил Котфу в их планы и порассказал спутникам кое — что о своем мире. Котфа, в свою очередь, рассказал, как в его деревне люди Лорда Нокстры чинили жестокую расправу над неугодными.

— И тогда я поклялся биться с негодяями мечом, шпагой — всем, что попадется под руку. Он просто чудовище — этот Лорд Нокстра.

— Сущее воплощение зла, — откликнулся Зифон. Тамир посадила Аррамога на плечо. — У меня такое чувство, что мы должны что — то сделать с Нокстрой, что это — часть нашей задачи. А вы как думаете?

Зифон вздохнул. — Жизнь казалась гораздо проще, когда я морил жуков да изредка выступал с фокусами в «Лосе» или на детских праздниках.

Время шло, путники шагали все медленнее. Наконец они остановились передохнуть в тени большого утеса.

Тамир оглядела окрестности в поисках башни Илливар, но так ничего и не увидела. Пожав плечами, она уселась и, расслабившись, прикрыла глаза. — Смотри — ка, Зифон, — вдруг воскликнула она. — Уж не башня ли это? — Она показала на вершину скалы.

Волшебник взглянул из — под руки — Не вижу ничего, кроме нескольких деревьев. На одном, кажется, сидит гриф.

Котфа старательно таращился вдаль, но увидел не больше Зифона.

Тамир встала, потом снова села. — Так не получается. Я вижу ее только сидя и, к тому же, полуприкрыв глаза. Она похожа на холм.

Аррамог прищурился. — Вижу большое и темное.

Зифон, а вслед за ним и Котфа уселись на землю и старательно зажмурились.

— Все равно ничего не вижу, — пожаловался Котфа. — Может, тебе показалось? Может, это мираж или столб пыли?

— Нет, не пыли, — возразил Аррамог.

— Я тоже ничего не вижу, разве что легкую дымку, — произнес Зифон.

— А может, мне только кажется. — Он встал. — Наверное башня находится где — то дальше. Думаю, нам пора продолжать путь, потому что… — он скрипнул зубами и скривился, — откровенно говоря, мы теряем время зря. Котфа встал и покачал головой. — Иногда ты изъясняешься довольно странно, но я согласен, что нам пора двигаться.

— Только не сейчас, когда он снова заговорил стихами, — засмеялась Тамир. — Это знак, что он не в своей тарелке и не ведает, что творит.

— Нет, правда?

— Чистая правда, — подтвердил Зифон. Прощальный подарок старины Бейнстока, свидетельствующий о его своеобразном чувстве юмора. Веди нас, Тамир.

Тамир помедлила еще несколько мгновений, сидя с полузакрытыми глазами. Потом встала — и призрачные очертания башни сразу растаяли. — Опять исчезла. Держим курс вон на то большое дерево, — Она указала на гигантское дерево с длинными пониклыми листьями цвета бронзы, свисающими до самой земли. За ним виднелось другое дерево, еще выше, его обугленные ветви тянулись к небу.

Стараясь держаться подальше от проглотых дыр, путники добрались до ближайшей желтоватой скалы, сложенной из известняка, потом перелезли с одного гребня на другой. Теперь Аррамог путешествовал, сидя в заплечном мешке Тамир. Из отверстия торчала его мордашка, глазки беспокойно бегали из стороны в сторону.

Перевалив через вершину хребта, Тамир опустила ношу на землю. Лаарн немного поразмялся и устроился перекусить в зарослях невысокой травы, пахнущей мятой.

Тут подоспели остальные, и вся компания снова попыталась разглядеть очертания башни. Ее туманный силуэт можно было увидеть лишь сильно прищурясь, и то не каждый раз.

Аррамог пристроился рядом с Тамир. — Теперь лучше, — сказал он, потирая брюшко.

Девушка улыбнулась. — Мята полезна для живота. Нелегко тебе приходится с нами — целый день трясешься в мешке.

— Опять идти?

— Боюсь, что так, — сказал Котфа, подхватывая зверька. — Теперь моя очередь. Постараюсь не очень тебя тормошить.

Солнце клонилось к западу. Путники шагали мимо шеренги густых деревьев. Земля была усыпана хвоей и светло — коричневыми, похожими на сигары, стручками. Минут через двадцать они добрались до большого дерева, которое Тамир выбрала в качестве ориентира, миновали его и остановились под соседним, голым, чьи ветви, словно костлявые руки, тянулись к небу, призывая невидимого Бога. Перед ними в беспорядке валялись каменные глыбы — прямоугольные, квадратные, круглые, треугольные.

— Трудно себе представить, чтобы это было творение природы, — заметил волшебник. — Как будто их вырубил из камня великан, а потом затея ему наскучила, и он отбросил поделки в сторону.

— Или здесь была площадка, где играли дети великана, — подсказал Котфа, поглаживая один из треугольников.

— Башня должна находиться вон там, только что — то я ее не вижу. Неужели мы сбились с пути? — Тамир вглядывалась туда, где по всем признакам полагалось стоять загадочной башне, но видела лишь гладкое место, окаймленное деревьями. Она прищурила глаза, и все заволокло туманом.

Зифон опустил мешок на землю. — Давайте отложим поиски башни на завтра. Бог свидетель, мы заслужили хороший отдых.


Глава 3 | Вино грез. Сборник | Глава 5



Loading...