home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню




Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Повелители мертвых: магия перекрестков"

Глава 24

Не верьте тому, кто скажет вам, будто сидение в засаде – интересное и захватывающее проведение времени. На самом деле это скучная, рутинная процедура, требующая тем не менее, определенных навыков и очень большой выдержки. Ведь может статься, что придется пролежать без движения несколько часов, а то и поболее, опасаясь совершить малейшее движение в опасении быть обнаруженным бдительной охраной.

В нашем случае все обстояло не столь грустно, но все же определенные неудобства присутствовали. Сильно помогла магия Меченого, который накрыл и себя и нас маскирующим заклятьем, под покровом которого можно было не только слегка двигаться, но и разговаривать. Впрочем, сделал он это не столько из-за нашего удобства, сколько для того, чтобы спокойно прослушивать ту область, где мы оставили тело. Каким образом? Современные достижения технической мысли тут были не при делах, маг не слишком любил полагаться на разнообразную аппаратуру, предпочитая совершенствовать оккультные методы достижения целей. Вот и тогда, когда мы уходили от места упокоения члена Системы, он оставил там маленький кристалл, который благополучно затерялся среди хлама и разлагающихся останков. Еще парочка подобных вещичек, повинуясь его воле, отправились в недолгий полет в сторону выхода на кладбище. Цель этих действий я понял только сейчас.

Оказалось, эти кристаллы могли использоваться в качестве своеобразных микрофонов, причем засечь их было сложно, а действие их в значительной мере превосходило новинки технической мысли. Вот Меченый и следил за всеми тремя, пытаясь уловить нечто интересное. Увы, пока что в пределах досягаемости был лишь пост вудуистов, а их разговор не отличался умом и вовсе не изобиловал нужной информацией. Травка, девочки, выпивка… Однако кое-что узнать удалось. Им передали приказ усилить бдительность из-за того, что в подконтрольных районах началась безумная вакханалия – неизвестные, вооруженные до зубов группировки устраивают резню всех, хоть как-то связанных с ними людей. Механизм со скрипом и скрежетом начал набирать обороты, теперь дело за другим участником, то есть за Системой.

– Что-то долго Система раскачивается, – сквозь зубы процедил Меченый. – По моим расчетам, они должны были очень резво отреагировать.

– Готовятся. Не хотят действовать необдуманно, – веско заметил Чунчо.

– Система УЖЕ готова к любому силовому варианту, ее довели до белого каления события последних дней. У местного отделения нет другого выхода, в противном случае их сожрут вышестоящие инстанции. Или они устраняют причину переполоха, или полетят головы и карьеры. А так как ни то ни другое терять как-то не хочется, то следует ожидать запланированных нами действий. Тихо! Ну, вот и они, слушайте…

Слух у человека, однако! Я только через полминуты смог уловить тихие, практически неслышные шаги. Тишина, недолго, секунд двадцать, потом крепкое ругательство… Так, понятно. Заметили труп, удостоверились, что поблизости никого нет, и лишь потом решились подать голос. Не новички, совсем не новички.

– Что? – раздался густой бас, голос человека, привыкшего к подчинению.

– Труп Стюарта, экселенц, – доложил человек, тембр голоса которого был более живым, если так можно выразиться. – Интересно…

– Что тебе интересно, Гийом?

– Опять тот же метод. Голова отсутствует, следы Костяных Доспехов… Да, ему перерезали горло, да как профессионально!

– И чем тут восхищаться, глупая твоя голова, – начальственный голос сочился недовольством. – Лучше бы что полезное нашел.

– А я об этом и говорю, экселенц, – возразил тот. – Черные не в ладах с ножами. Хулиганье, не больше! Они могут десять раз воткнуть ножик в человека и при этом ни разу не задеть жизненно важных органов. Жертва скорее умрет от кровопотери, чем собственно от ударов.

– Понятно, – резко заинтересовался непонятный «экселенц». – Но горло и они перерезать могут, ума тут не требуется.

– Долго объяснять, вам легче будет поверить мне на слово. Я, знаете ли, видел множество трупов, и если говорю свое мнение, то оно имеет свойство оказываться верным, – в голосе Гийома явственно ощущалась профессиональная гордость. – Тут поработал специалист, и это плохо. Культ вуду стал нанимать кого-то со стороны, причем доверил наемникам свои секреты. Совершенно новая тактика, не ожидал такого от них. Опасно, экселенц, я это чувствую… Да и наемники не простые, а с уже имеющимся потенциалом, вспомните хотя бы манеру одного из них работать с огнем. Грубо, варварски, на уровне самоучки. Прошу вас, доложите наверх, это не наш уровень.

Вот это действительно серьезные противники. Ежику понятно, что Гийом как аналитик значительно мощнее своего экселенца, но вынужден подстраиваться под его неспешную манеру мышления. Вдобавок ко всему он еще и осторожен, как матерый волчара, неоднократно уходивший из облав.

– Ну кто заставлял его лезть сюда, – тяжко вздохнул Меченый. – Печенкой чую, он все силы приложит к тому, чтобы не допустить силового варианта.

– Гийом?

– Он самый. Один из молодых да ранних… Вот только он среди наших врагов, а жаль. Будь у него достаточно информации для анализа, стервец непременно докопался бы до истины. Он и сейчас чувствует недосказанность в своих рассуждениях и пытается скомпенсировать это теорией о наемниках.

Между тем непосредственный начальник Гийома хоть и внимательно прислушивался к его мнению, но все же не счел ситуацию настолько критичной, чтобы вносить серьезные коррективы.

– Докладывать наверх, мой мальчик, опасно прежде всего для нас. Сочтут не справившимися с фронтом работ и пошлют в какую-нибудь дыру, откуда лет десять не выберешься. Рискнем. Клянусь символом познания, я предоставлю тебе возможность лично выбить из этих хунганов все, что сочтешь нужным. У них нет достаточных сил, чтобы оказать серьезное сопротивление.

– Экселенц, не забывайте об Эшу, – мягко возразил Гийом. – Местный Хозяин опирается на силу не самого слабого из них, а именно на Шанго. При всем уважении, вам будет нелегко справиться с тем океаном дармовой энергии, что он предоставит в распоряжение своему проводнику в этом мире.

– Взаимоотношения жрецов с их богами очень сложны и запутанны. Полученная же сила хоть и способна внушить должное опасение, но нестабильна, уязвима. Тебе этого пока не объясняли, но знай, что отсечь того же хунгана от подпитывающего его Эшу не столь сложно. если умеешь… Идем, – голос сменил интонацию, теперь это был приказ. – Побыстрее закончим с этим безумием.

Недооценил я их начальника, что уж тут. Каюсь… Пусть он и не аналитик, зато его способности в иной плоскости заслуживают должного внимания. Но есть слабое место, есть! Он так стремится покончить со всеми своими проблемами побыстрее, что поневоле делает маленькие такие ошибочки. А нам много и не надо, хватит и тех небрежностей, что Система уже допустила.

– Ну что, скоро? – не выдержал Эрнандес.

– Не суетись, а то успеешь, – одернул я его слишком беспокойную натуру. – Пусть этот экселенц спешит, а мы подождем, вдруг совершит еще одну ошибку.

– Экселенц – это всего лишь уважительное обращение. Настоящее имя их предводителя – граф Чезаре Антониони. Выдающийся мистик, на его счету множество успешных операций, а также десятки серьезных теоретических разработок, особенно в области использования «божественных» сил. Один из магистров Системы, – при этих словах Меченый скривился, словно его заставили проглотить горькую пилюлю. – Вот уже полвека как расположился здесь и ухитряется доставлять нам множество проблем. Давно я ждал подобного шанса…

Э, да тут еще и личные мотивы! Меченому по большому счету плевать на Хозяина, для него это всего лишь возможность подобраться поближе к графу Чезаре и если не уничтожить, так хотя бы доставить серьезные проблемы. А слово «магистр»? Вместе с тем он не возражал, когда так обращаются к НЕМУ. Есть лишь одно объяснение, гармонично укладывающееся в уже известные мне факты – сам Меченый в далекие времена входил в Систему, причем был там отнюдь не на последних ролях. Был… Сейчас он ненавидит их, ненавидит люто и расчетливо.

– Сначала Хозяин, ты дал слово, – предупредил я его. – Не уйдет никуда этот твой Чезаре, будь он хоть трижды граф и четырежды твой личный враг во время оно.

– Данное мной слово нерушимо, его способна отменить только моя смерть или предательство… Как догадался?

– Слово магистр. Тебя аж передернуло, когда ты упомянул его применительно к Чезаре. Плюс владение тем почерком магии, который, по твоим же словам, характерен исключительно для состоящих в Системе. Давно оттуда?

– Поболее века, но меньше тысячелетия, – усмехнулся Меченый, с которым незаметно перешли на ты. – Граф был моим учителем… Позже договорим, сейчас начинается самое интересное.

Оно и понятно, сам факт встречи представителей Системы и культа вуду уже был весьма интересен. А тут еще и крайне недоверчивое, если не сказать враждебное, отношение сторон друг к другу.

– Стоять, белый человек, тебе сюда нельзя, – высокий, чирикающий голос вудуиста разнесся далеко по тоннелю.

– Не нужно грозить оружием, нас им все равно не испугать, – мягко, успокаивающе заговорил Гийом. – Мы хотим поговорить с вашим Хозяином о возникших проблемах.

– Хозяин не принимает, – к беседе подключился новый участник. – Но я могу передать ему… Что надо?

– Для начала ответ на один вопрос, хунган, – Гийом продолжал держать вежливый тон. – Что вам известно о смерти одного из наших людей? Его труп нашли всего в двух сотнях метров отсюда. Или ты будешь утверждать, что вам об этом ничего не известно?

– Мы тебе не идиоты шляться там, где бродят ваши улитки! – заорал хунган, судя по всему, не отличавшийся выдержкой и культурой поведения. – У своих зверей спросите, небось они его и сожрали!

Зря он так себя повел, зря… Гийом, может, и проглотит хамское обращение, а граф Антониони, по всем косвенным признакам, не любит подобного обращения, и это еще очень мягко сказано. Меченый радостно осклабился, предчувствуя хорошую заварушку, что с каждым мигом становилась все более реальной.

– Да нет, его съели не звери, зато головы у трупа нет, а вокруг витают следы человека, использующего Костяной Доспех. Кроме вас, хунганов, его никто не использует… И это далеко не первый случай за последнее время. Зови Хозяина, тля, а то разнесем вашу лавочку на мелкие кусочки!

– Не горячись, Гийом, он и так нас слышит, – отчеканил граф. – Где-то здесь есть очень забавные кристаллы, зачарованные на прослушивание.

Меченого аж перекосило от злобы. Ну как же, почуяли его творения, несмотря на всю маскировку.

– Ну, сейчас им мало не покажется, – выдохнул он, и в тот же миг раздался оглушительный грохот.

– Мина? – оживился Чунчо.

– Почти… Мои кристаллы могут не только слушать, но и самоликвидироваться с максимальным эффектом. Вряд ли я кого-то серьезно задел, зато там сейчас наверняка идет самая настоящая война.

Это уж точно. Прислушавшись, можно было без всяких магических и технических поддержек уловить звуки выстрелов и ощутить колебания магического фона, свидетельствующие о массированном использовании энергоемких заклятий.

– А теперь пора и нам, – Меченый одним жестом развеял большую часть маскирующих чар. – Вперед, там не должно быть серьезного сопротивления.

Что ж, вперед так вперед. Но вот насчет отсутствия сопротивления я сильно сомневаюсь… Вряд ли хунганы настолько идиоты, чтобы оставить второй подземный ход на кладбище без пристального внимания. Разве что оставшиеся маскирующие чары помогут подобраться к охране почти вплотную.

Ага, так оно и есть! Пост в количестве пяти бойцов и двух хунганов ловил ворон, не обращая на нашу маленькую группу никакого внимания. Зато их очень сильно интересовали события у другого пропускного пункта, по крайней мере, говорили они только на эту животрепещущую тему. Разговоры на боевом посту и так дело не слишком полезное, а уж если они идут с таким самозабвенным увлечением и полной невнимательностью к окружающему… Они просто напрашиваются на неприятности. Меченый поднял руку, показывая, что удар нужно нанести сразу же, как он ее опустит. Пошло-поехало!

Треск «Хеклера и Коха» в руках Чунчо, кашляющие щелчки «Скорпиона», и простые вудуисты получают отравление свинцом с летальным исходом. Один из двух хунганов вдруг оказывается объят пламенем с головы до ног, особенно сильно пламя сконцентрировалось в области головы, выжигая глаза, а особенно голосовые связки. Его же сотоварища по колдовскому ремеслу достал Меченый, играючи так, мимоходом. Силовой жгут обвился вокруг его шеи, а потом резко сжался, сминая трахею, ломая позвоночник, убивая быстро, бескровно и довольно мучительно. Была охрана и нет ее, вот такая печальная для вудуистов история. Теперь пора и подняться на поверхность. Что такое? А, это Меченый недвусмысленно дает понять, что первым пойдет он. Не возражаю, у него не в пример больше шансов нейтрализовать возможные ловушки.

Обычная, ничем не примечательная лестница, даже ловушек не оказалось. Пытаюсь слегка пошутить по этому поводу, но получаю достойный ответ со стороны мага:

– Нет ловушек, говоришь? Действительно нет, но сейчас будут.

И правда, будут, вернее уже есть. Если бы не наблюдал за самим процессом, ничего бы не понял. Меченый хитрым образом закрутил пространство в спираль, готовую развернуться при попадании в область действия любого живого существа. Жертву просто закрутит в рукотворном торнадо, и хорошо еще, если руки-ноги не оторвутся и не полетят в разные стороны.

– Поднимемся на поверхность, стреляйте во все, тут нет посторонних, – предупреждает он на всякий случай. – Чунчо, Эрнандес, это я вам. Ты, Доктор, не отвлекайся на простых стрелков, если есть выбор между хунганом и учеником – выбирай менее опытного.

Правильные указания, сразу видно опытного человека. Но мы и сами не лыком шиты, привыкли резать всех в поле зрения, особенно на вражеской территории, где по определению не может быть друзей и союзников. Разве что Эрни еще не набрал достаточного опыта в подобных переделках, но в такой компании это быстро наверстается.

Оп-па! Меченый уперся в закрытую крышку люка, причем по его разом поскучневшей физиономии было ясно, что заперт он с помощью заклятия.

– Будем ломать?

– Придется, – скривился он. – Как неудачно, сразу же почуют. А времени на раздумья нет. Бей!

Это он мне, рекомендует долбануть от всей души кольчужной перчаткой. Ну, дурное дело нехитрое – обтянутый кольчужной сеткой кулак врезался в преграду, разнося ее в пух и прах, пробивая дорогу. Люк снесло к ангельской прабабушке, заодно доставив небольшие неприятности тому мазурику, что стоял слишком близко. Кажется, его придавило или что-то сломало, я особо не заинтересовался причинами истошного вопля. Прыжок Меченого, казалось, был нарушением всех законов гравитации – просто человек не может прыгать вертикально на несколько метров. Но кто сказал, что он простой человек? Уж точно не я.

Под таким надежным прикрытием и я выбрался на поверхность, пусть и с гораздо меньшим эффектом. И где это мы? Нечто вроде гаража… Точно, вот и машины стоят! Меченый меж тем благополучно заканчивает вразумлять неразумных вудуистов. Вразумление же в его представлении заключается в переводе противника в мирно-дохлое состояние. Несколько выстрелов из «беретты» довершают картину всеобщего разгрома, теперь здесь только мы и трупы. Даже Чунчо с Эрни не довелось пострелять.

– Не расслабляться, – рычу в их сторону. – Это мелочи, сейчас хуже будет.

Одобрительное ворчание со стороны Меченого, он точно знает, что самая гадость еще впереди. Бежим в сторону выхода из гаража. Сами ворота заперты, но небольшая дверь все-таки открыта, что избавляет нас от необходимости варварским образом сносить все препятствия на пути. Идиллический кладбищенский пейзаж, солнце, заходящее за горизонт, отбрасывает последние лучи, окрашивая мир в багряные тона. Красота! Коротко стрекотнул «хеклер», это Чунчо срезал какого-то типа, оказавшегося поблизости. Но Меченый что-то не торопится покидать это место…

– В чем дело?

– Подпали машины, – ухмыляется он. – Нам не нужен ход за спиной.

Невелика трудность. Сосредотачиваюсь, вспоминая расположение автомобилей в гараже, концентрирую в районе одного из них энергию огня, и наградой мне служит упругий взрыв бензобака. Все, можно сматываться, скоро огонь доберется и до остальных машин, тут нет никаких сомнений. Воистину затруднительно будет подобраться к нам со стороны второго хода, там теперь бушует пламя, а сам проход наверняка будет завален разнообразными обломками. Легче и быстрее найти другой путь, чем расчищать этот. Или же им придется приложить ну очень сильную магию…

Ну а нам сейчас топать почти через все кладбище к административным зданиям, а заодно и главной базе Хозяина. Бегом марш и все тут… Главное, успеть до тех пор, пока боевики Системы еще не сломили сопротивление хунганов, а заодно не попасть под пристальное и злобное внимание тех, кто находится поблизости от второго, нынче разрушенного нами хода на территорию. Меченый старался от души, сотворив на скорую руку несколько фантомов и запустив их в разнообразных направлениях. Авось да отвлекутся. А отвлекать было кого, уж поверьте! С виду обычный кустик, но вот поисковое заклинание исправно докладывает, что там притаился какой-то типус, а уж о его недружелюбных намерениях я и сам могу догадаться. Очередь из снабженного глушителем АК, и выкатившееся из-за куста тело, содрогающееся в предсмертной агонии, свидетельствует о разумном использовании боеприпасов.

Выстрел из винтовки, и Эрнандеса бросает на землю, а еще через мгновение на месте, где расположился стрелок, видна лишь кровавая клякса – Меченый не пожалел боевого заклятия, схожего по действию с многотонным прессом. Да уж, не было бы амулета, лежал бы Эрни в гробу, а так ничего, отделался легким испугом.

– Ложись! – орет Меченый, и все дружно выполняют команду, даже не успев понять ее причины.

Лишь спустя полсекунды – долгий для оккультистов срок – понимаю, что Меченый успел заметить сразу две грозящие нам опасности: хунгана и крупнокалиберный пулемет, установленный в проеме превращенного в дот склепа. Пулемет захлебывается крупнокалиберной яростью, поливая пространство перед собой шквалом свинцовых ос, но и это мелочи, коли бы не присутствие хунгана. Очень, кстати, активное присутствие. Меченый хоть и успевает перехватывать брошенные в нашу сторону боевые заклятия, но никак не выберет момент для контратаки. Чунчо из очень неудобной позиции швыряет гранату, но она падает подобно простому булыжнику, проклятый вудуист просто заблокировал взрыв неведомым мне образом. Пытаюсь поджечь что-нибудь рядом с огневой точкой противника, но гореть там особо нечему, разве что трава дает чадящее, дымное пламя, сбивая прицел пулеметчику.

Но Меченому достаточно и этого небольшого подарка. Дым плотнеет, сгущается в нечто материальное и вот уже плотная завеса накрывает склеп, оттуда слышится задавленный выкрик и… И вот уже там нет никого живого, лишь клочья дымовой завесы, случайно задержавшиеся в воздухе. Вперед, только вперед.

– Почему они не подняли мертвецов? – на бегу выталкиваю из себя слова. – Кладбище, их тут много.

– Они не некроманты, не в их власти, – маг бледен, но глаза горят огнем желания закончить эту битву. – А вот с их зомби нам еще предстоит встретиться.

Раз предстоит, то я, в сущности, особо не возражаю. А сражение хунганов с Системой идет полным ходом, сама ткань пространства рвется от мощи столкнувшихся заклятий. Сдается мне, что маги Системы в самом скором времени сломают сопротивление хунганов, их явно задерживает лишь то, что это не их территория. А где чужая территория, там и многочисленные пояса обороны, в том числе и магические. Так что есть у нас небольшой запас времени, который, однако, вот-вот сойдет на нет. Вход в здание кладбищенской администрации был совсем близок. но тут Меченый подал знак остановиться и рухнуть на землю. Приказ был само собой мгновенно выполнен, благо смысл всем понятен – последняя остановка перед решающим рывком, а заодно и пауза для кое-каких оккультных действий.

– Где же он расположился? – шептал себе под нос маг, зондируя здание в поисках Хозяина. – На первом этаже его точно нет, да и на втором тоже. Куда он делся, вудуистское отродье?

– Попробуй отследить не его, а Шанго, покровительствующего ему Эшу.

– Попробую, другого варианта не остается… – покривился маг. – Но Шанго та еще тварь, хоть и одарен силой в ущерб сообразительности, но засечет, ой засечет!

– Ему сейчас не до таких мелочей, вспомни разговор Гийома с графом. Граф хвалился, что способен оборвать канал силы между Эшу и его жрецом.

Меченый старался изо всех сил, вкладывая силу как в зондирующие, так и в маскирующие чары, что не проходило бесследно. Глаза покрылись красной сетью сосудов, из носа двумя тонкими ручейками змеилась кровь.

– Нашел, – озарилось торжествующей улыбкой лицо мага. – В холле стоит, пытается сдержать напор оккультистов системы, в особенности графа Чезаре. Большая часть бывших здесь его слуг уже уничтожена Системой, но сейчас они завязли. Придется поторопиться, Шанго сейчас стягивает к кладбищу всех подвластных ему хунганов.

– Чем его можно достать?

– Его ничем… Но можно оборвать каналы, которыми он связан со своей проекцией в материальном мире. Потом добить самого Хозяина будет проще простого, он пару минут будет в шоке от разрыва связи. Нужно торопиться, время работает против нас.

Спешка чаще всего применяется при ловле блох и упреждающем термоядерном ударе, но сейчас действительно следовало поторопиться в нарушение всех моих принципов и привычек. Самое неприятное – великолепно простреливаемая зона перед зданием, а гостеприимно выставленные дула ручных пулеметов никак не способствуют хорошему настроению. Да и о господах хунганах забывать не стоит – жахнут каким-нибудь смертоносным заклятием, и получай неприятности экскаваторным ковшом. Надеяться на Меченого, конечно, можно, но излишняя самоуверенность погубила многих серьезных людей, не говоря уж о всякой мелочи.

– Рискнем, Доктор, – уловив мои колебания, Чунчо решил предложить свой вариант. – Мы с Эрни отвлечем огонь на себя, амулеты, надеюсь, не подведут, а от магии… Постарайтесь все-таки прикрыть.

– Риск.

– А у нас вся жизнь такая. Да и Эрни не против. Ведь не против? – Тот с довольно кислым видом кивнул головой. – Надо, Доктор, иначе дождемся неприятностей.

– Пусть попробуют, – горячо поддержал порыв маг. – Я прикрою их Пылевой Завесой, это защитит как от пуль, так и от некоторых боевых заклятий. На счет три. Раз. Два… Три!

Две фигуры, окутанные пылевыми струями, качая «маятник», рванулись к зданию, под прикрытие стен, одновременно пытаясь короткими очередями сбить пулеметчиков. О безукоризненной стрельбе речь не шла, но все же я заметил, как один из вудуистов приказал долго жить, а пулемет рухнул со второго этажа, выделяясь на газоне несуразным пятном. Несколько энергетических сфер ударились в окружающие моих друзей защитные барьеры и отрикошетили в стороны… Пора. Вслед за Меченым я, стараясь привлекать поменьше нездорового внимания, совершил спринтерский рывок к входной двери, на которой вновь опробовал силу кольчужно-каменного артефакта.

Дверь протестующе загудела, зазмеились трещины, но вход по-прежнему был заблокирован. Еще удар, еще… Лишь после третьего дверь жалобно скрипнула и медленно обрушилась внутрь, неохотно пропуская в логово Хозяина.



Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Повелители мертвых: магия перекрестков"

Повелители мертвых: магия перекрестков