home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 19

Чужое лишь то, что дерьмо,

А что хорошо, то чужим не бывает!

Пойми, наконец, все на свет твое,

Когда лев крутой ты — не заяц!

Воспоминания Елены прервал хриплый возглас уродливейшей ведьмы, которая после целого водопада тарабарских звуков, наконец, произнесла что-то членораздельное:

— Доставить сюда для продолжения ритуала трех светленьких сильных мальчиков, и четырех рыжих девушке!

Соколовская поняла — уже пора! Она и так зря медлила, рискуя разоблачением. Быстрый щелчок ловкими пальчиками ног и…

Прогремел, оглушительный, поднявших целую тучу пыли и разом обрушивший алтарь взрыв. Краткие вскрики поднятая пыль, воздушная волна ударившая воительницу в лицо и сбившая её с ног. Все спелось в единый временной клубок. Свершилось, диверсия азбучного уровня сложности оказалась исполненной, причем в нужный момент и нужном месте. Соколовская вскочила и сразу же поняла, что уже добивать чародеев не нужно, они и так погребены. Единственные, кто остался это стража бинаров. Оглушенные и отупевшие… Они не нужны! Лишних свидетелей в пекло!

Елена бросается и рубит наотмашь сразу же двумя мечами, причем слетают с одного размаха четыре тупые головы вконец, оторопевших существ. Соколовская язвительно усмехается:

— Я вас не породила, но все равно убью!

Стэффа незадолго от взрыва удалилась, а остальные бинары не слишком уж крутые бойцы. Может они были бы еще хороши в поединке с гладиатором из Древнего Рима, но с Гипермаршалом это разница в классе… Кроме того Соколовская элементарно быстрее двигалась бинаров, и могла срубать головы, до того как они поднимали мечи, чтобы парировать.

Так это оказалось особенно на первых порах легко. Коему Елена и в пах сильнейшим образом успела зарядить.

Гадюфиры пробовали её также атаковать, но на мечах они дрались еще хуже бинаров. Кроме того Соколовская ощутила подобие нарастающего боевого транса, и её мечи уже не останавливались. Не говоря о том, что в руках, у Елены был кладенец из особого металла настолько острый, что перерубал и основания оружия бинаров.

Те лишь могли пятить назад. Соколовская опасалась, что её противники разбегутся по замку, но в данном случае деве везло. Кроме того враги имели своеобразные менталитет, бинары излишне горды чтобы отступать, а гадюфиры тупы, чтобы задуматься о ценности жизни. Вот такой получался тут пируэт. Короче говоря, выкосила их воительница, лишь слегонца испачкавшись кровью.

Схватка затихла, хотя в исполинском замке-заводе еще гадюфиров и бинаров, сколько… Да тысяч пять, это ей ответил Красс, все еще глупо хлопающий глазами. А Шомба даже воскликнул, без задних ног восхищаясь воительницей:

— Ну ты прямо богиня битвы! Тебя пора наградить! Хочешь покажу где мы прячем золото?

Елена вместо этого приказала:

— Лучше пускай опустят мост для входа в замок, про трубят в исполинский рог семь раз, а затем, оставив гадюфиров все солдаты бинары отправятся на вылазку атакуя повстанцев.

Князья, утратив критичность мышления, горячо одобрили:

— Правильно! Ну, ты и голова! Только так задавим бунт!

А Красс даже добавил:

— Под командование такой дивной и лучезарной красотки как ты, мы можем! Ты и в одиночку низвергнешь тысячу империй!

Елена с хитрой улыбочкой кивнула:

— Вполне возможно! Хотя почему только тысячу, а миллиард! Пойдемте, соберем войска в единый кулак. Если мир, то щедрый пир, если война, то пусть победная чаша вина! Следуйте за мной!

Стэффа отсутствовала, но остальные бинары вернулись на зов, как и положено пусть полудикому, но все-таки государству. Их собралось для данного племени довольно много тысячи полторы, с мечами, копьями, трезубцами. Кое у кого и луки. А вот ружьями-автоматами, похоже, бинары брезгуют, считая, что это годится, лишь для гадюфиров.

Елену это не слишком уж беспокоило. Повстанцев более пятидесяти тысяч, из них половина мальчики имеющие опыт драк. Так что опытные титулованные рабы-полководцы их окружат и раздавят. Заодно армия получит опыт полевой битвы. Ну а прогремевший семикратно сигнал, говорит, что ей удалось выиграть.

Все вроде бы логично, только вот вопрос идти вместе с бинарами, чтобы личным примером вдохновлять восставших или караулить здесь? Ведь Стэффа куда-то ушла и наверное не в бирюльки играть. Может она, если выйти отдаст приказ послушным гадюфирам заблокировать замок и, в этом случае его уже не возьмешь, а там и охранный полк подоспеет?

Елене впрочем, в голову пришло решение получше, гадюфиров также собрать в отдельную кучу и построить, а затем поднять на бой невольников вкалывающих и на самом заводе. Кроме того чтобы облегчить бой повстанцам можно послать бинаров тремя отдельными частями, чтобы их было практичнее перемалывать.

Вот первый отряд с рыком вытек за ворота, и движется в сторону рощи. Расстояние достаточно большое и Елена снова отвлекается на воспоминание битвы более чем полутора вековой давности.

Безумная схватка на уровне техники конца двадцатого века продолжается…

Наконец тяжеленная машина вырулила из-за угла и слепо повела пушками. Стволы, пожалуй оказались слишком длинными, что замедляло их движение если следовало изменить плоскость не поворачивая башни. Не даром американцы в «Амбрамсе» в древние времена использовали более короткое дуло, благо что немецкая пушка калибра 120 миллиметров и так создает высокое давление. В этом случае целить легче, а то и так с трудом шевелятся такие гигантские дулища. Вот пулеметы куда опаснее! Девушка затаила дыхание, гадая пронесет — не пронесет!

Оглушительно грохнул выстрел, стоящий у въезда во двор судя по эмблеме сортир троллей разлетелся вдребезги. Обломки пластиковых панелей, куски утеплителя и ужасно зловонные фекалии разогнались на сотни метров.

— Ублюдочный сортирный мочила! — Прошептала Маргарита. А танк рявкнул турбинами и поехал мимо здания, размалывая в порошок каменную крошку, слегка припудренную калом троллей. Чувствительные ноздри воительницы невыносимо страдали, казалось их, словно расплавленный свинец заливает зловоние. А тут еще и по этому гадкому месиву ползи, хуже инквизиции!

Впрочем, у Маргариты появились другие проблемы, она прикинула расстояние от широкой гусеницы, до стены, причмокнула:

— Меня может расплющить, если конечно это придурок сместиться чуть-чуть правее! Впрочем, я ведь баба ловкая. — Железовская изрекла. — Кто неловок в ратном деле, неуклюжий труп в постели!

Мерное пощелкивание зубчаток и скрип звеньев казались похоронным маршем. Маргарита заставила себя улыбнуться, она одновременно слышала как рвались бомбы, краем глаза наблюдала, как пылают сбитые самолеты, вот один из них рванул ужасающим грохотом, судя по размеру стратегический бомбардировщик. Взрывы повторились несколько раз, это детонировало смертоносное содержимое брюха самолета. Сражение смещалось к центру базы, интересно как там принцесса Левея, жива ли, или тоже погибли. Ведь боль такая реальная! Она это воспринимает разом, наблюдая за тем, как надвигается металлический шестидульный монстр. Вообще в ходе второй мировой войны советские и американские конструкторы пробовали размещать на одной башне по два-три дула. Но опыт второй мировой войны и многочисленных танковых сражений, показал полную несостоятельность подобных конструкций. С тех пор стало почти каноном, один танк, одна башня, одно дуло! Правда вскоре пошла мода на безбашенные танки. Вообще это спорно, если миномет многоствольный, то почему не быть и многоствольному танку?

Возле самых босых ног девушки легли первые звенья гусениц, и по ним медленно покатились нагревшиеся от нагрузки катки, неся на себе десятки тонн железной массы. Горячий металл обжег голые пятки девушки, обычно она не столь чувствительна, но параметры тела изменились не в ее пользу. Вот например раньше, она могла себя просто размазать по стене тонким слоем- все же гиперплазменная плоть, а теперь беспощадные гусеницы задевали ее. Жаркое дыхание машины опаляло лицо, раны и царапины на теле, невольно вышибая слезы.

Маргарита моргнула, жемчужная слезинка скатилась. Резь в глаза ослабла, но гусеница прищемила большой палец правой ноги. Когда такой вес плющит кости боль невероятная, не будь воительница такой закаленной, она бы, несомненно, вскрикнула, а так лишь заскрежетала зубами.

— Вот гадость! Зато теперь я знаю, каково женским ногам в испанском сапоге! — Девушка показала кукиш.

Танк проехал еще несколько метров и остановился. Маргарита решилась вздохнуть и осторожно поднялась на ноги: бронированное чудовище стояло, пожалуй, чрезмерно высокой кормой и можно было не опасаться, неприятных выкидышей.

Справа, заходя на район боя, пронеслась четверка штурмовиков. Не желая видно, оставаться в стороне, стрелки восьми пулеметов открыли по ним иступленный огонь, с шумом посыпались гильзы.

Длинный, с трассирующими полосами очереди прошли слишком далеко, чтобы нанести машинам вред, но достаточно близко, чтобы пилоты смогли заметить танк.

Взрыхлив снарядами и ракетами цели в районе боевых действий, четверка сделала «мертвую петлю» и начала заходить на новую цель.

Маргарита горько усмехнулась:

— Очередная заварушка в маленькой галактике! — И тише добавила. — Пожалуй, пора играть бескомпромиссную ретираду!

Девушка вновь крутнулась, сделав сальто, и мелькая голыми подпаленными в этом пекле пятками, помчалась к воротам генераторной станции.

Красавица была стремительной, и налетела на тролля. Тот едва успел вскинуть автомат, как получил головой в нос. Удар глухо отозвался в голове Маргариты, но уродец вырубился.

Сзади почти одновременно рвануло несколько ракет. Судя по грохоту результативная «пайка», одно выброшенных орудий обогнало девушку, вращаясь едва не сшибла ее с ног. После чего острием врезалась в стену, посыпались кирпичи. Несколько мелких осколков посекли красавице обнаженные ноги.

— Снова зацепило! Какая я неуклюжая!

Девушка на полном ходу проскочила в приоткрытые ворота. Внутри оказалось трое троллей, но Маргарита срезала их одной очередью, автомат всегда наготове.

Штурмовики прогрохотали над самой крышей и стали удалятся. Прочие шумы оказались приглушенны. Гудение десятков роторов действовало успокаивающее. У девушки даже возникла ассоциация с материнской колыбельной. Которую впрочем, она никогда не слушала.

— Выбралась с пекла!

Маргарита огляделась и почти сразу увидела трубчатую систему охлаждения. Прямо на магистралях были смонтированы и четыре распределительных устройства, которые следили за движением хладагента.

— Ну что, я как маленький бутылочный осколок проникший к сердцу примитивного организма. Не пора ли рвануть эти генераторы! Хотя ведь и наших много погибнет! — Девушка заколебалась.

В этот момент послышался знакомый голос:

— Ты все-таки выжила! И выглядишь великолепно!

Маргарита повернулась, стрельнув, скосила еще одного из представителя кошмарной расы и захихикала:

— А ты Гризли! Вот неуловимый призрак, куда умудрился спрятаться.

— Хороший воин ровно настолько шпион — насколько это помогает вышить и победить! Хороший шпион настолько воин, настолько это — не мешает убивать и избежать проигрыша! — Ответил, играя остроумными афоризмами эльф.

— Шпионаж это хорошая смазка военной машины, но горючим является все же доблестный дух, а колеса отлаженное снабжение! — С пафосом произнесла Маргарита.

Гризли протянул ладонь, на ней поместился небольшой разноцветный кубик:

— Знаешь что это!

— Догадываюсь! — Маргарита вскинула руку в патриотическом, пионерском салюте. — То, что поможет нам победить!

Эльф оскалился:

— Верно! Он способен отключить все вражеские армии. Но только в том случае если подзарядить, большим количеством энергии.

Маргарита тяжело выдохнула из себя и воздух, искрене обрадовалась:

— Так это вполне можно сделать, уничтожить систему охлаждения и тогда так рванет! Думаю, не хуже атомной бомбы!

— Немного слабее, но для нас, вернее наших недругов вполне достаточно! — Гризли даже чисто по-человечески провел по горлу ребром ладони.

— Не болтай, действуй эльфик! — Девушка быстро чмокнула Гризли в щечку, а затем вставила в автомат дополнительную обойму, бросила последний взгляд на ряды мирно работающих установок и нажала на пусковой крючок. — Эх, прощай «примитивники»!

— Бей точно в стыки, иначе не разрушишь! — Подсказал бывалый, и уже почти трехсотлетний эльф.

Под самым потолком тотчас замигали желтые лампы, и сразу десяток сирен и дюжина трещоток, заполнили объем станции, звуками самого мрачного Гадеса!

Маргарита и Гризли выскочили во двор и сходу запрыгнули в моноплан. Он оказался с реактивным мотором, но без ключа. Впрочем, Маргарита не растерялась, рывком сорвав панель, соединила провода напрямую!

— Видишь где наша, не пропадала! — Рыкнула воительница, а затем добавила. — Пропасть в пылу схватки легко, когда теряешь хладнокровие учений!

Дельтаплан сорвался с места, робко пропищал и начал набирать обороты.

Гризли промурлыкал:

— Кажется, мы проскочили!

Маргарита скептически покачала головой:

— Нет, не так быстро! Вот смотри сколько истребителей. Как с ними бороться, может автоматом.

Действительно по ним дали очередь, пули едва не задели моноплан.

Гризли улыбаясь, произнес:

— Есть один универсальный способ!

— Какой!? — Маргарита округлила глазки. Веселость эльфа казалась и вовсе напускной, хотя радость с лукавых глаз так и искрила.

— Вот этот! — Эльф скинул свой пестрый камуфляж, затем сорвал с себя белую рубашку и высунул в окно.

— Ты что сдурел? — Маргарита поморщилась, стукнувшись расплющенным пальчиком, босой, девичьей ножки об металлическую педаль.

— Это древнейший знак парламентеров! — Гризли замахал из-за всех сил.

Действительно истребители перестали вести огонь по моноплану. Тот удалялся все дальше и дальше. Внезапно все замерло, истребители, штурмовики, бомбардировщики в воздухе застыли, многочисленные танки остановились. Стало удивительно тихо.

Гризли бесцветным голосом (похоже эмоции перегорели в мясорубке), произнес:

— Свершилось! Побеждать можно и грубой силой, но без тонкой дипломатии не удержишь плодов победы!

Елена переключила внимание на реальный бой. Исполняющий обязанности командующего барон де Гизз действовал хладнокровно. Сначала бинаров встретили огнем из автоматических винтовок, а затем, когда дикари, понеся большие потери, остановились, бросились густой лавиной.

Тут вполне справедливым оказалось мнение, что коллективно можно мамонта завалить. Получив серьезный урон, бинары разбились на одиночки. А на каждого кидалась дюжина ловких мальчишек с мечами и копьями. И малый рост, даже играл на пользу, лучшая маневренность, врагу трудно попасть или отбить выпады сразу десятков мечей. Кроме того пацаны физически умны и рубят умело. Да и бинары не сомкнули ряды, не могут переть на ребят давя массой.

Бой оказал скоротечным и первый отряд моментально стерли в порошок. Елена тогда сразу же послала в пекло и два остальных отряда. Тем более уговаривать, безусловно, отважных бинаров не пришлось, они сами рвались в бой.

Даже бегут на противника, игнорируя и автоматические ружья, и подавляющий численный перевес. Соколовская отметила:

— Да слов нет они храбры… Впрочем удивительно, как такие вот без царя в голове бойцы могли победить столько царств и угнать десятки тысяч рабов?

Впрочем, Елена вполне резонно рассудила, что с магами у них была бы огромная фора. Вообще чудес в реальном мире хватает. Например, формально более сильная в 1941 году Красная Армия отступала, терпела поражение за поражением, а став куда слабее, и потеряв большую часть довоенного офицерского состава, вдруг начала побеждать.

И почему-то советские генералы учились воевать, постоянно прибавляли в оперативно-тактическом мастерстве, а вот гитлеровцы разучились. Словно они тоже не получали большого боевого опыта, от всех этих сражений, как на западе, так и востоке. Тут возможно не обошлось без магического влияния. Ведь недаром Сталин обратился к Православной церкви с требованием помочь в обмен на собственность и легитимизацию. Даже иконы защищали Москву от налетов.

И помогало! В 1941 году советская авиации и ПВО не были настолько сильны, чтобы прикрыть столицу, а налетов было мало. Может и в самом деле иконы помогали?

Елена улыбалась… Конечно история второй мировой была славной, но не сравнить с третьей мировой войной. Она началась примерно, так как и предсказывало большинство писателей-фантастов. С вторжения армии Ситая… К счастью к этому времени власть в России сменилась, и пришла пара со сверхспособностями Олег Рыбаченко и полукровка японка-мутант. Они успели создать специальные излучатели, что заставили пехоту и танки разбегаться от страха. Далее пошло лучевое оружие. И нейтрализаторы ядерных арсеналов. Но даже не это стало причиной окончательной победы России. А открытие термокваркового синтеза и доступ к энергии, которую можно получать из песка. В условиях тотального планетарного топливно-энергетического кризиса, никого более не пришлось завоевывать. Страны сами согласись в обмена как на электричество, таки и прочие виды сырья, включая и синтезированное продовольствие войти в конфедерацию СНГ. Временно как они думали. Но потом аморфная конфедерация как-то незаметно превратилась в унитарную единую и неделимую Российскую империю.

А главное что? Главное что местные царьки были обработаны и перепрограммированы электроникой высокого уровня, что сами просили на коленях лишить себя лишнего суверенитета. Вот так либеральная конфедерация вступление, в которую не лишала местной элиты власти, а отказ был чреват энергетической смертью, стала тоталитарной космической державой. Ну, а Архигомотеизм господствующей религией. В том числе именно в силу равноудалености Архигомотеизма от всех традиционных верований и наличием между ними и много общего.

Так что в целом Россия никого и не завоевала, только не дала себя покорить и другие страны спасла. И в отличии от Сталина Рыбаченко сумел создать систему которая обеспечила устойчивую, стабильную, компетентную и вместе с тем сменяемую власть. Не было ни застоя, ни хаоса. Ни культа личности, ни засилья наличности.

Вот взять, например Сталина… Великий человек не спорим! Но какой целой им были достигнуты успехи? Гибель десятков миллионов людей, и создание предпосылок для дальнейшей после прогресса деградации. Кроме того приход после Иосифа Виссарионовича откровенных слабаков, был вызван во многом тем, что вождь боялся двигать наверх сильных и талантливых личностей, опасаясь конкуренции себе в их лице.

Да и не так уж много Сталин завоевал. По сравнению с царской империей границ 1914 года, то непосредственного сама территория СССР была к 1953 году меньше дореволюционной России.

То есть Сталин территориально лишь частично восстановил утраченное большевиками. Количество добавленной при его правлении территории СССР примерно по площади в пять раз меньше одного сибирского красноярского края. Так двести пятьдесят тысяч квадратных километров территориальных приобретений. У Екатерины, Елизаветы Петровны, Петра Первого, Алексея первого, Ивана Грозного и ряда иных царей завоеваний и прибавлений державных земель было по более. А заплатили за это ценой, наверное, большей, чем потеряли со времен Ивана Калитвы, до первой мировой войны. Ну если к этому добавить расширение сферы влияния то будет вроде бы побольше. Но что дало это расширении социализма СССР? В восточную Европу были вбуханы огромные деньги, но все равно назад почти ничего не получила, а в 1989 году соцлагерь прекратил свое существование. В Азии тоже самое, Китай превратился сначала в геополитического конкурента, затем в опасного врага, после снова стал конкурентом. Ну и что Сталин приобрел, поставив коммунистов в Азии? Даже союзниками никто не стал, и тот же Вьетнам, не смотря на огромные деньги, вбуханные в него СССР и решающую помощь во время войны, уже при Брежневе вышел из сферы советского влияния. Так отплатили за все доброе и вечное.

Короче говоря, да ВОВ выиграли, но проиграли мир! Вот это и было наиболее удивительным. Что соцсистема позволившая, выпустить в условиях жесточайшей разрухи и изъятия из хозяйства десятков миллионов рабочих, произвести танков и пушек больше, чем США, не могла обеспечить своих граждан в восьмидесятые годы даже куском мыла, и пачкой стирального порошка. Ну ладно мясо, тут процесс сложный, корма, угодья, поля, нужна культура земледелия и земля для сбора сена. Плюс еще суровый климат, большие пространства, но… Ведь такую химию как стиральный порошок из минералов наштамповать проще простого, сырья природного в СССР всегда хватало. Как кстати и джинсов синтетических нашить. И отчего был такой дефицит, того что можно было в плановой экономике производить в изобилии.

Ладно, ну к черту воспоминания о древних временах. Коммунизм не умер, он просто модернизировался со времен Карла Маркса, и в двадцать первом века стал иным более совершенным, чем в двадцать первом.

Елена краем глаза наблюдала и за своей битвой. Снова повторилось массированный обстрел из ружей и контратака. Бинары когда в них попадал шарик с кумулятивной взрывчаткой, теряли части тела и головы. Короче мясорубка была полнейшей. Как разрывало мускулистые груди, как отрывало ноги. А затем тех, кто умудрялся уцелеть, добивали отважные атакующие мальчишки. Коего кого сумели поразить и лучницы. Потери восставших были минимальные, практически неощутимые. А полторы тысячи размазали как комара по стеклу. Да одному из пацанов не повезло, громадный бинар перерубил его пополам. Кто-то из мальчиков потерял голову, и к сожалению не в переносном смысле слова.

Война без жертв не обходится. Это аксиома, а если жертв нет, то подобный конфликт называют несколько иначе. Елена и сама подобное понимала. И воевала, как могла. Хотя её подвиги в этой компании сродни героям комиксов.

И вот победоносная армия идет к замку. Врата открыты и вот-вот его займут юные бойцы.

Елена погрузилась в размышления. Вот она в первой своей наземной операции не слишком преуспела. Её и ранили, вернее, изранили, и главным героем стала Маргарита и эльф Гризли. Хотя, конечно же, красиво повоевали.

Интереснее у нее получилось во время праздника эльфов. Стрельба из лука, в чем эта раса круче всех. По настоящему круче. И тогда Елене и удалось блеснуть. Особенно трудной была стрельба по мячику с крылышками, а дистанции в два километра. Попасть даже теоретически невозможно, так у мяча хаотическая изломанная траектория, а стреле еще нужно несколько секунд, чтобы одолеть парочку километров.

Но вот эльфы, не все конечно, а элитные все-таки попадали. И это было, по сути, чудом. Елена тогда…

Стэффа появилась в тот момент, когда меньше всего ждешь, но Соколовская никогда не теряла рефлексов, автоматически парировав обнаженный клинок соперницы. Так сделала еще несколько пируэтов, тоже отбито, с лезвия сыплются искры. Бинарка с улыбочкой отступила. Снисходительно произнесла:

— Для человек ты быстра! Да и покромсала наших изрядно!

Елена жестко ответила:

— Я для бинара не медленная! — Соколовская вдруг сменила тон. — Если хочешь жить присоединяйся к нам. Мы построим новую империю, и в ней таким людям как ты всегда найдется достойное место!

Стэффа снисходительно покачала головой:

— Если ты рассчитываешь на мятежников, которых полсотни тысяч не считая заводских рабов, то ошибаешься. Они нам не смогут помешать. Пускай даже придушат этих гадюфиров, что стоят во дворе, мне на это наплевать! Как и на твои посулы!

Соколовская не удивилась и не такое видела:

— Ну да ты слишком гордая! И совсем тебе до фени судьба империи бинаров, или собственная участь. Ты, похоже, только одного хочешь, меня убить, ведь так?

Стэффа энергично кивнула головой:

— Да именно так… И не совсем так! Ни кто не мог меня победить в единоборстве. Даже из воинов механических миров, если речь шла о бое с холодным оружием. Но не просто боец, а избранная… Потратила время чтобы проверить твою гиперауру. — Воительница-бинарка развела руками и снова тряхнула мечом. — Да именно мессия и величайших воин вселенского масштаба.

Елена подколола воительницу:

— Хочешь, уйти от расправы делая мне комплименты!

Стэффа не рассердилась, а лишь встряхнула волосами, которые словно по волшебству сплелись в косы. Она спокойно ответила землянке:

— Нет! Я решила убить тебя и получить награду, от высших сил. Великую награду, по сравнению с которой империя бинаров это пыль. И мы будет драть по честному, на равных! И только так я обрету высшую мощь…

Елена снова кольнула визави:

— Будешь создавать собственные вселенные и управлять ими подобно Всемогущему Богу?

Стэффа словно не поняв издевки, объяснила:

— Нет, но я стану бессмертной и смогу побеждать даже ультраразрушителей!

При последних словах уже содрогнулась и Елена. Победить ультраразрушитель, её давняя и пока несбыточная мечта. А она бинарка словно угадала её затаенное с детства желание. Именно победить непобедимого и неуничтожимого. И Соколовская с надеждой спросила:

— А если убью тебя, тоже смогу победить ультраразрушитель?

Стэффа злобно сверкнула ядовито-фиолетовыми очами:

— Нет! Ты сохранишь свою жизнь… И может получить какой-нибудь дар, только неизвестно, пойдет ли он тебе на пользу.

Юные невольники уже вливались, словно поток полноводной реки в ворота. Передовые бойцы набросились на безоружных гадюфиров. Те с явным опозданием побежали к сложен куче оружия, но было уже поздно. Началась яростная резня… Соколовская бросила вниз взгляд:

— Наверное, ты уже безнадежно припозднилась с погоней за всемогуществом!

Стэффа яростно сверкнула глазами:

— Опять ты землянка ошиблась! На смотри!

Бинарка подняла руку вверх, и тут свет померк, а затем в темноте сверкнула тысяча молний. Соколовская невольно моргнула… Пейзаж совершенно изменился…

Да она как бы в средневековой башне, сырые стены, камень, на дворе бушует вьюга, сугробы. Брр! А внутри очень холодно, стены в инеи, а она почти голая в одной лишь коротенькой юбочке. Босым ногам, на корочке льда зябко. Непривыкшая к холоду Соколовская, если не считать конечно тренировок в горах, хотя и ужасно давних, начинает потирать себе стопы об голень. А шейку еще и стальной ошейник сковала, на руках кандалы, к ноге прикована цепь с ядром.

Типичная узница средневековья, которую наверное подозревают в колдовстве и само заключение превратили в пытку. Соколовская восклицает:

— И это что? Равные условия!

В ответ гнусно хихиканье и обещание:

— Еще и пытки тебя ждут! Поверь милашка!

Елена не слабая женщина средневековья. Она, крепко сжимая кулаки, резким рывком освобождает руки из кандалов. Затем разбивает кандалами проем, на котором крепиться цепь ошейника. Далее тряска руками гири, быстрое уставание стали и резкий разрыв… Все свободна!

Ну, а кованые железом двери можно вышибить так как она еще недавно раскалывала валуны.

Удар, еще удар! Рассыпалась сталь с дубом. Теперь по лестнице бегом…

Вьюга за пределами башни стихла, а когда босоногая Елена вступила на снег, то неожиданно он стал оседать. Нет не таять, как сухой лед, — испаряться… Так вот и сменилась пора года.

Тут вокруг её появились бинары в черных одеждах. Они не пытались атаковать воительницу, а всего лишь выполняли ритуальную подготовку к поединку. Факела при этом воткнули в специальные углубления по периметру голубоватой с рисунками вполне земных тигров и барсов башни. Полыхающие сучковатые с робкими, горючими листьями палки образовали огненный круг. Ветер, порывами налетая на площадку, дрался с пламенем, разбрасывал тени, но ничего не мог поделать. Не набрал еще сил Сероко или Азазело. Этого злого, но справедливого демона, из романа Булгакова: «Мастер и Маргарита».

Бинары, одни бинары без гадюфиров и ружей. Только с холодным оружием, рослые тяжелые. Самые обычные… Раса технически малоразвитая, довольно сильная магией, кроме неправильной планеты Прометеи во вселенной Соколовской их нигде и не встречали. Наверное, все-таки родственные людям, но не земного происхождения.

Снег окончательно испарился, из голой откровенно обнажившейся земли прямо на глазах стала пробиваться серебристая трава. Это подействовало успокаивающе на Елену, мир живой, а значит, в нем можно выжить. Только вот тусклый из-за густой, земной облачности свет стали слабеть, словно дарящая свет звезды(или может быть звезды), как в ускоренной киноленте ушли за горизонт.

Зато пламя факелов стало восприниматься еще более ярким и жарким, не смотря на довольно большое расстояние, Елена голой кожей ощущала теплоту огня.

Внизу, тоже словно светило зарево, вырвавшееся из того нехорошего месте, где держат грешников. Соколовская сделала несколько шагов в ту сторону. На вид нежная трава оказалась колючей и куда более жгучей, чем крапива, но Воительница даже не поморщилась. Ей предстоит испытание…. Так пусть оно пройдет как можно быстрее. Ведь уже у неё даже не тысячное по счету сражение. И этот экзамен нужно пройти!

А далее на Алтаре Бесконечно бездны, знакомая фигура. Верно, глаза не обманывают, Стэффа приносит жертву богам внутренних миров геенны — половину тела рассеченного вдоль хребта мальчишки. Черт побери — ну и жестокие язычники. Вот древним славянам даже в голову не приходило приносить человеческие жертвы. Как впрочем, и обильно охаянным жителям Тира. Финикийцы народ образованный и культурный, с чего это им сжигать младенцев. На сам выполнялся символический ритуал с якобы охватывающим первенцев пламенем — обычный фокуса. А потом этих детей воспитывали при храмах. Но естественно евреи в Библии старались по максимуму очернить своих врагов. Начались приготовления, появились бинарки и судьи.

Боже мой какие страшилы — такое сочетание… Более мерзкое и трудно придумать — гибриды клей и троллей. Додумались бинары, ничего не скажешь. В общем само слово тролль значит волшебный, сказочный, но принято считать, что эта раса за редким исключением враждебна к людям. Ну, а насекомое паразит клещ, как и таракан в представлении людей максимально мерзкие членистоногие…. Соколовская впервые видела гибрид клеща и тролля, стараясь прикинуть, случайно или за этим определенный расчет? Нет ли тут невидимой руки Олимпийцев? Сверхцивилизация может позволить себе и поиграть с жертвой, не торопясь давить сразу. Ну как ребеночек с мухой! Хотя последняя всегда имеет шанс ускользнуть. Елена впрочем не муха намерена еще и ужалить!

Глашатай в виде фавна громогласно объявил:

— Поединок двух величайших воительниц будут судить тролль Дурашенко и еще четверо гросс-лордов — главы местных княжеств.

Соколовская присвистнула:

— Это лорды! На издевку похоже!

Впрочем, гибридные клещи были одеты достойно. Бинары с амулетами и голыми торсами сплошь покрытыми наколками, рассредоточились по окраинам площадки, предоставив бойцам максимум свободного места. Судейскую коллегию членистоногих тролле отличали от остальных ритуальные балахоны ярко-канареечного цвета, расшитые драгоценными каменьями в виде культовых символов и треугольные в стиле Наполеон с пышной султанкой верхнем кончике головные уборы.

Соколовская сделала широкий шаг. Ощутила голой подошвой холодный оранжевый гравий под ногами. Полуприсела сместила центры тяжести, начала играть мышцами ног, любуясь своими перекатывающимися, под золотисто смуглой кожей мышцами. Огляделась еще раз.

Вполне приличное для смерти место. Чем-то напоминает древнеримскую арену для гладиаторских кровавых игрищ. Ровная, усыпанная оранжевым с багровыми пятнышками и лишь изредка торчащими колючими камешками поверхность. Прекрасное по-своему место для свидания с навязчиво-жуткой старухи с косой.

Почему прекрасное…Потому что одна из нас что и горько сознавать несомненно даст дуба.

Двигаться надо не спеша, как пантера к мирно пасущейся лани. Как бы вперед, но и чуть в стороне. Навстречу Стэффе, прославленной воительнице, первому клинку в империи бинаров, бросившей лучшей воительнице Земли, полный ярости вызов. Мы с ней обе стервы, феминистки, жестоки и похотливы. Во многом похожи. Оба — хотим куда больше чем имеем, изгои во всяком случае Соколовская, и без всяких сомнений искательницы, жестоких приключений. Только за ней — алчность, жажда заполучить чужое, а за мной (или во мне) — путь. Не знаю, даже представить себе не могу, куда он приведет, но останавливаться когда вроде первые шаги стали получаться, не хочу.

Обе воительницы застывают, Стэффа старается смотреть устрашающе, и извергать из себя максимум ярости. Хотя наверное и понимает, что это лишнее, и соперница не того уровня, чтобы ей смутили или испугал грозный взгляд.

Соколовской невольно вспомнился день, когда она пришла к чиновнику. Каскад ультраплазмы, с треском и шипением врубившийся в покрытие кресла. «Бинары проделывают это квазарней». Хотел испугать ежа манной кашей. Совсем видно разоспался в своем кресле не имея понятия об уровне боевой подготовки в Российской Армии. Но моя противница вооружена не метальными предметами и не обычный бинар. Какие стремительные, молниеносные движения, крылья москита и то на его фоне, что растекающийся в жаре пластилин.

Соколовская помнила недавний бой с запредельно заряженным магией вельможей-бинаром. Колдовство делало обычных иномирян куда сильнее, чем можно себе представить. Посему Соколовская иллюзий не строила — бой не будет проходным.

Интересно, почему Стэффа как-то медленно потянулась к шитому серебром поясу?.. Мда, если на Елене кроме коротенькой юбки ничего, нет тое её противница в одежде, напоминает богатую разбойницу. Но не из семейства Робин Гудов. Сапоги кованы золотом, даже странно, неужели её знаменитейшую на вселенную воительницу так недооценивают, что выходят на поединок в громоздкой обуви? Или тут опять скрыт какой-то подвох. Тем более, не видно, чтобы сапоги хоть как-то стесняли смертоносного спарринг-партнера. Мельчает что-то вроде крупного солнечного зайчика. И вот…. Правая рука Стэффы уже сжимет полированное древко копья. Необычного вроде бы копья. Двустороннего и мерцающего. Концы древка врастали в прямые, узкие, остро отточенные шипы. Прикидываю длину оружия — около двух метров двадцати сантиметров. Асимметричное у нас вооружение — черт побери! Хотя пока у Соколовской вообще ничего на руках нет. Хотя её тело само по себе уже страшное оружие. Они хотя чтобы я дралась без ничего?

Нет, ошибаюсь, появляются две полунагие, смазанные маслом невольницы, выносят оружие. Широкие бедра рабынь прикрыты лишь узкой полоской ткани, а сильные мускулистые ноге сплошь покрыты мелкими ожогами, видимо их изрядно мучили в неволе. Головы опущены вниз и боятся даже поднять взгляд.

У Соколовской арсенал оказался скромным — короткий, правда прочный и острый меч и пара метательных клинков.

Дистанция сократилась всего семь шагов.

Снова обмен взглядами, Елена поигрывает мускулами, кожаная одежда Стэффы скрывает рельеф мышцы, но все равно очевидно её атлетическое телосложение, вот как мощная шея.

— Начинайте, — говорит Старейший судья клещ-тролль.

Копье как метеор рвет пространство. Наконечник по широкой дуге кометой летит в горло Елене. Даже закаленная Гипермаршал едва успевает отклониться. Снова атака Соколовская выставляет перед собой небольшой меч, чуть отклонившись ощутив как острие проскользнуло под мышкой, пробует достать неприятеля. Стэффа пока неуловима, Резкий словно выстрел выпад — жало атакует открытую, высокую грудь, которую бинары жадно пожирают глазами. Смещаюсь как кобра влево, парирую, стараясь подсечь по касательной. Виртуозный выпад ножом через колено- бинарка уходит, но не совсем без потерь, хотя лезвие лишь слегка разорвало кожу неведомого зверя на её плече.

Стэффа кривит рожу, повторяет выпад и выкручивается, Соколовская отважно бросается навстречу, задевает мечом живот. На лезвие возникает свечение, а сама кожа опять поддается, заставляя бинарку отскакивать. Она поняв, что взять Гипермаршала нахрапом не получается, меняет тактику. Обходит Соколовскую справа, бешено вращая копье. Очень быстро сверкающее как диск бора(одноатомное метательное серюке, обычно их выбрасывают сразу несколько тысяч) колесо. Играется злая стерва, То у нее сияет над головой, то перевернувшись за спиной, сама Стэффа на полметра поднимается над песком. Ну да, конечно же, у неё не простые сапоги, что она дура давать фору. Елене приходится отступать бросая:

— Конечно, совсем уж честного боя от тебя ожидать наивно!

Та не находит нужным ответить и ускоряясь бросается на нее. Стэффа слишком уж быстра. Впрочем, вряд ли слабая баба бросила бы ей вызов видя как лихо расправляется с целым отрядом… Да, бинары храбры, но скорее как люди, привыкшие побеждать. У них тоже есть страх пред превосходящей силой, слабые места в технической подготовке. Как разумеется у всех рас и видов, даже живущие внутри квазаров ультраразрушители могут быть уничтожены… Хотя квазары состоят из мощнейших разновидностей гиперплазмы.

Глухая, но при этом эластичная оборона. Пусть Стэффа почувствует себя хозяином положения и станет самоуверенной. Техника у неё не вполне совершенная, много лишних движений. Стремления сыграть на публику, зачем-то пускать оружие через ногу и менять высоту полета.

Ты неизбежно выдохнешься, мегера. Копье литое неизвестным металлом, но опытному бойцу сразу видно — тяжелое. Главное подобно Красной Армии в сорок первом, выдержать первые, чудовищные натиски. Устоять под иступленной попыткой взять нахрапом. Летает ведьма — чем хуже для неё.

Отработанные на тренировках уходы, грамотно проводимые короткие контратакующие серии. Радиус круга резко увеличивается, спасают быстрые ноги. Хорошо драться босиком, куда тоньше чувствуешь пространство и эскиз сражения. Предугадываешь движения хоть и еще не знаешь как сразит противницу. Даже не пытаясь блокировать, раскрученный с чудвищной скоростью тяжелый наконечник выбьет практически любое оружие. Просто отклоняешь, минимум движений, больше хладнокровия. Вроде боя Брюсс Ли и Чак Нориса. Маленький китаец играючи уходит от стремительных размашистых ударов американского каратиста и при этом почти не движется. Стэффа, легко перебросив копье в другую руку, вдруг замирает, устрашающей статуей злобной богини. Соколовская осторожно на одних носочках подступает, но Стэффа вновь с издевательской ухмылкой раскручивает свою бешеную мельницу. Исполненный воительницей бросок кинжалом виртуозен, изломанная траектория. Стэффа отбивает не без труда. Со смачным звоном и яркими искрами.

Еще одна атака, сначала в грудь, потом на уровне живота. Попытка проткнуть ногу, Елена уходит. Стремительная, разящая серия…

Соколовская вынуждена нырнуть под отчасти свойствами смахивающее на меч копьеце, перекатиться, на миг, потеряв прыткую противницу. Сигнал — Встать. Она справа, взлетает повыше и наносит несколько десятков коротких рубящих ударов. Елена откатывается. Бинарка жестко наступает.

Стэффа прессингует все жестче и жестче. Но видно, что яростный темп изматывает и её с мускулами из титана. Соколовская, чувствуя движение, достает воительница, кожанка верхней части тело лопается. Дыхание Стэффы уже учащенное, обнажившееся как две дыни с коричневой кожей, грудь тяжело, словно содрогание холмов вздымается. Соколовская прикидывает, соперница, тоже еще хочет взять измором, но сама все больше теряет хладнокровие, срывает с себя рваную куртку, целиком обнажая торс. У Гипермаршала есть возможность хорошо рассмотреть прославленную бинарку. Омоложенное магией лицо, красивое, почти юное с исчезнувшими бесследно шрамами, но взгляд пожилого человека, теряющего былую силу и скорость. Мускулатура, конечно же, производит впечатление своим рельефом и прорисовкой. По сравнению с Соколовской Стэффа массивнее, но Елена суше и её мышцы еще отчетливее и глубже, даже кажется что это жидкий металл, насколько Гипермаршал обезжирена, ни капельки воды. Российская воительница цепляет партнершу, на шоколадной коже бинарки растекается красное пятнышко… Тоже смертная, можно добить.

Стэффа неожиданно начинает бормотать, шептать заклинания. Не выдержала, все-таки пустила в ход магию. Порыв колючего ветра швыряет в изумрудно-сапфировые глаза Соколовской жгучий песок.

Гипермаршал сбросила атаку, сделав вид, что моргнула, хотя на самом деле была готова и даже без всякой интуиции, а лишь по богатейшему опыту понимала, что сейчас произойдет.

Стэффа метнула внезапно запылавшее копье, пронесся метеорит.

Наносекунды полета и уход.

Стэффа с диким ревом кидается. В ее правой, бугристой от мускулов руке, короткая с шевелящим как жало змеи лезвием секира. В левой лапе большущий кинжал. Копье падает выбивая настоящий атомный взрыв, на арену. Где-то там за спиной воительницы стонут тяжело раненные бинары.

Мы россиянка и представительница иного мира рубимся, теперь сойдясь практически вплотную. Злые, короткие, полные холодной ярости удары. Без замахов, но резки. У Стэфф и здесь преимущество: кинжал и секира против меча. Соколовская попыталась достать второй клинок схватила пальчиками босых ног. Нет все равно не успевает.

Гипермаршал предварительно подкрутив всадила своей крепкой как кремень, голенью в колено. Хрустнуло и, крякнула. Не вполне искушенная в технику ударов ног Стэффа покачнулась, наконец, рыкнула:

— Человечишко… Аннигиляция…

И ударила из руки молнией.

Песок под босыми, сбитыми ножками нагрелся, а вместе поражения и оплавился. Но противница пострадала, таким ударом Соколовская ломала толстые бревна. Как минимум у её визави выбита чашечка.

Так Стэффа ощущая сильную боль, уже вопреки, правило равных условий пробует зацепить Елену молниями. Та в свою очередь уходит сам, и даже отклоняет исходящие из пальцев бинарки струи. Вот мелькнул герб Великой России, дающий силы.

Конечно, её это только показалось.

В реальной жизни обычно воины редко вступают в затяжные поединки. Убивают или падают убитыми сразу. Тут как в киношном сценарии борьба между злом и добром. Соколовская проводит неуловимый лоукик.

Стэффа рухнула вниз. Но падает хитро, с перекатом, и слишком поздно Соколовская поняла, что адская секира вдруг сильно удлинившись как выброшенный коброй язык, достает её словно сотканную из «стальной проволоки» правую лодыжку. Болевая вспышка, что-то липкое по голым ступням. Вязкое, клейкое и горячее, антипод полярной, холодных ночи.

Песок вновь поднялся, сыпануло леденящим снегом.

Соколовская ощущает переполняющую свою плоть ярость, гнев. Перед глазами мелькают щупальца антивселенной, вот жадно тянутся к Солнечной системе. Это уже не поединок. Драка. Жестокая, без вариантов. Сродни бандитской разборке, где беспредльщица Стэффа, а Елена блюдет понятия.

Очень холодно, от боевой магии страшный мороз. Облачко сизого пара вырвалось из рябиновых губ Соколовской.


Глава 18 | Крах Империи | Глава 20



Loading...