home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 19

— Что-то не пойму, если все знают, что Бринхильда завалила своего жениха, то почему дружина не взбунтовалась и не вздернула её на крепостной стене?

Иван загадочно улыбнулся, словно я спросил нечто всем известное и очевидное.

— Ты обратил внимание, что никаких других игроков приглашенных на пиру не было? Тебе это не показалось странным? Или ты решил, что глобальный сюжетный поворот со сменой власти устроен для тебя одного?

— Была такая грешная мысль. Верховные клирики не часто встречаются и на дороге не валяются. А что разве не так?

— Допускаю такую возможность, но чисто теоретически. На практике же такое если и бывает, то крайне редко. В данном случае все объясняется элементарно — сегодня утром воительница Бринхильда объявила о помолвке с младшим братом Эрика Кнуттсона.

— Вот так поворот! Получается, он тоже участвовал в заговоре?

— Несомненно! Но самое веселое, что они близнецы, и нового конунга зовут практически точно также, при этом он младше своего несчастливого сородича всего на пару минут. Эрик Нио Кнуттсон сменил Эрика Атта Кнутсона!

— Не понял, в чем смысл такой замены?

— Как программист программисту, открою страшную тайну. В основе любого косяка или странностей в коде, лукаво называемых «оптимизацией» чаще всего лежит обычная человеческая лень. Кому-то не захотелось переписывать сюжет и справочники по каждому ничтожному поводу. В результате весь игровой мир остался в неведенье относительно смены власти в Акерхаусе. Если же учесть, что «нио» и «атта» — это девять и восемь по-шведски, то не удивлюсь, что процесс этот уже несколько раз проворачивали, а «братьев» добрый десяток наберется. Вот только ни в одной энциклопедии об этом не сказано. Я в восхищении, разрабы — настоящие прохиндеи и гении в одном флаконе!

— Но сейчас нам надо думать о другом. Ты хоть понял, какую свинью подложила Бринхильда, или до сих пор не удосужился посмотреть на карту?

— Что не так с картой? — я насторожился, с явным опозданием.

— Если провести окружность с радиусом в десять верст от замка Акерхаус, то места для строительства не останется! Вся локация почти полностью поместится внутрь этого круга.

— Почти поместится? То есть вариант все же существует? Надеюсь, это не остров посреди океана?

— К счастью для нас — не остров. Но лишь немногим лучше. Остается лишь одно место, единственное, где ты можешь возвести храм — в окрестностях Сюльте-фьорда, рядом с фортом Квальсунд.

— Судя по твоему выражению лица, это не самое прекрасное место в игровом мире?

— Мягко говоря, да! Во-первых: это тупик, где кроме старого неработающего портала ничего нет. Во-вторых: берег скалистый и нет удобного спуска к морю, и соответственно, отсутствует морское сообщение. И, в-третьих: самое печальное, что крепость уже год, как находится в осаде, и даже обозы с провиантом и припасами прорываются туда с огромными трудностями и потерями.

— Насколько серьезная и плотная осада, кто атакует, и почему конунг не посылает войско на помощь? — новость из разряда — хуже не придумаешь.

— Формально боевые действия не ведутся, и осады полноценной нет. Но гарнизон заперт внутри крепости и даже ближайший лес в ста метрах от стены не контролирует. Большое войско уже посылали — не помогло. Ловить гоблинов в лесу — последнее дело. Вот и все, что удалось раскопать по этой теме. Будем искать другую локацию для строительства?

— Ну, уж нет! С такими мученьями получили разрешение — второй раз мне терпения повторить этот путь не хватит. Будем строить храм здесь! Черт с ней с посещаемостью и паствой — мне надо срочно первое здание в честь Отсутствующего поставить, получить следующее звание в иерархии и новые возможности. Кланы уже пустились в погоню по моему пути развития — терять фору категорически нельзя.

Удача неожиданно улыбнулась нам — смогли пристроиться к обозу, отправляющемуся в форт Квальсунд. Мешки с зерном и провиантом, доспехи, оружие, железо для кузни и даже катапульта в разобранном виде — не иначе, подарок судьбы, в искупление всех страданий и несправедливостей, что выпали на мою долю абсолютно незаслуженно. Три десятка норманнов в охране — изрядная сила против лесных гоблинов, и можно было бы рассчитывать на благополучный исход, если бы не мое присутствие. Поэтому решил подстраховаться и нанял две дюжины наемников варягов по два золотых в неделю каждому. Исходя из цены понятно, что пришлось брать неписей — игроки на порядок дороже обходятся, да и не нужны мне лишние глаза и уши рядом с собой в момент строительства храма. Само собой, присоединился ко мне Иван, который теперь официально является компаньоном, и жалования больше не требует, довольствуясь десятой частью от будущей прибыли.

— Надо было людей наемников брать, — произнес Иван, в тот момент, когда мы, наконец, добрались до ворот крепости.

Трудно не согласиться, поскольку до форта дошли, и, соответственно, пережили путешествие только мы двое из нашего отряда. Все наемники погибли в пути, да и нам пришлось не менее десяти раз отправиться на перерождение. Из обоза уцелели лишь три телеги и пяток воинов сопровождения — все остальное сгинуло или досталось врагу в качестве трофеев.

Для начала мы заблудились и сбились с дороги! Хотя, как это возможно, никто не понял. Пока выбирались обратно, потеряли половину быков и пару телег. Потом начался кошмар и ужас — два часа беспрерывных обстрелов, засад и ловушек. Что самое печальное — малейшая царапина и заражение гарантировано. Теперь понятно, почему регулярная армия бессильна в лесу против этих зеленых задохликов.

Единственное утешение, кроме самого факта, что мы добрались до цели, стали целых четыре единицы в плюс на стойкость к яду. Логически рассуждая, это означает, что гоблины используют ранее не испытанные на мне новые яды, разных видов и типов, причем очень высокой концентрации.

Ярл полностью соответствует своему имени — Асбйорн. Что означает, «медведь» в переводе с норвежского, и воевода под стать — огромный, волосатый, с могучими руками-лапами. Ну, чисто оборотень, только закованный в броню.

— Хвост русалки им в дышло! Нашли, кого прислать — доходягу жреца. Лучше бы обещанную катапульту привезли, уже полгода ждем.

— Уважаемый ярл, вынужден огорчить — в этот раз стреломет все же отправили к вам в крепость. Его, как раз, везли в нашем обозе. Но, к сожалению, сюда не довезли, и, скорее всего, орудие попало в лапы гоблинов.

— Чешуя мне в пиво! Хуже новости не бывает. Мало того, что запасов не привезли, и через неделю в крепости начнется настоящий голод, так ещё и врагу подарили новенькую катапульту! Надеюсь, коротышкам не хватит ума понять, как она устроена и работает.

— Гоблинам мозгов не хватит, а вот шаман легко разберется, — рядом с ярлом появился новый персонаж. — Магистр Ульфенсон, алхимик. Пребываю здесь на должности крепостного мага.

В сером, грязном, местами прожженном до дыр, плаще, магистр выглядит не очень презентабельно, но умные, с хитринкой внутри, усталые глаза вызывают симпатию и расположение.

— Вы извиняюсь, в каком культе служить изволите? — взял быка за рога господин Ульфенсон.

— Согласно воле конунга Эрика Кнуттсона, мне надлежит возвести в окрестностях форта Квальсунд храм Отсутствующего бога, жрецом которого я изволю быть.

— Не слышал о таком. Скажи лучше, чем твое божество может помочь моим воинам в обороне крепости? — встрял в разговор ярл.

— К сожалению, ничем. Имя Отсутствующий точно отражает его суть — он ещё не вернулся в наш мир, но мы стараемся ускорить его возвращение.

— Тфу, — в сердцах махнул рукой риг Асбьорн и удалился не прощаясь.

— В каком месте вы хотите возвести храм? — поинтересовался моими планами магистр. — Внутри крепости даже крошечного пятачка свободного не найти, а снаружи — очень опасно, гоблины всех строителей перестреляют ядовитыми стрелами или дротиками. Проворные бестии, знаете ли, и очень хорошо маскируются — можно наступить на него и не заметить.

Ничего другого не ожидал.

— Можно рассказать поподробнее о крепости и обстановке вокруг неё?

Выяснилось много интересного, но в основном, печального и беспросветного. Ярл не соврал, и гарнизону действительно грозит голод через неделю, максимум, через десять дней, а следующий обоз будет только через месяц. И не факт, что он дойдет в целости и сохранности.

С военной точки зрения, не все так плохо, как кажется. До сего дня, существовал некий паритет — у гоблинов не хватало сил, чтобы организовать штурм. У обороняющихся не было и нет возможности выйти наружу, за крепостные стены. Как изменит соотношение сил появление катапульты у противника, никто предсказать не берется.

— Неужели крепости нечем ответить дальнобойным и мощным?

— Пойдемте, покажу.

*** Метательная клепсигидра

Похоже на обычную катапульту, только размерами поменьше.

— Моя собственная конструкция! Метает огненное зелье в глиняных горшочках. Пока максимальная дальность всего сто локтей, но работы продолжаются.

Сто локтей — это примерно пятьдесят метров? Да, уж, на вундерваффю не тянет никак. Впрочем, для обороны сгодится, но то, что клепсигидра существует в одном единственном экземпляре, сводит на «нет» и это достоинство. После первого выстрела голблины сменят направление удара, и от неё не будет никакой пользы, да и не факт, что угадаешь, где её заблаговременно надо установить.

Не забыл уточнить, какова примерная численность вражьего войска. К моему ужасу, оценки колеблются от трехсот до пятисот особей — точно никто не знает, к тому же они кочуют, время от времени, и не сидят в одном месте.

— Ты понимаешь, что это означает? — задаю вопрос Ивану, когда магистр отбывает по своим делам.

— Слово из четырех букв и прилагательное «глубокий» в женском роде. Могу поспорить, что в этот раз все пять сотен грязных зеленых мартышек с отравленными копьями соберутся обязательно. Если учитывать, что в гарнизоне всего сорок бойцов, включая тебя, бесполезного, то участь наша предрешена.

— Так уж и бесполезного? Ты ошибаешься. Очередной гениальный план уже практически созрел в моей голове!


— Я хочу приобрести вот этот участок леса, — показываю дланью в направлении ничем ни примечательного куска зарослей.

— Дык, бери бесплатно — и вся недолга. Кому он нужон, — искренне недоумевает риг, он же ярл Асбьорн. То есть, глава гражданской и военной администрации в одном лице — то, что мне надо.

— Так дела не делаются. Поставлю храм, а завтра выяснится, что эта земля нужна под строительство игорного дома или свинофермы. И что тогда? Сносить и заново строить? Все должно быть оформлено по закону. Оформляйте договор купли-продажи, или долгосрочной аренды.

Почесав заросшую макушку, не снимая шлема, ярл согласился:

— Давай сюда пять серебряных монет и владей землей сроком на год. Потом продлим договор. Здесь мое слово — закон.

Иван, внимательно наблюдающий за происходящим, тут же пристал с расспросами:

— Уж не этот ли прием ты использовал при рубке багряных меллорнов? Помнится, скандал был со скупкой прав на их владение?

Всплыла правда, будь она неладна. С другой стороны, Иван теперь мой официальный компаньон и скрывать от него подробности не вижу смысла. Наоборот, всегда может подсказать что-то дельное или оригинальное. Не Юльку же спрашивать — она бедняжка и так в хлопотах, бегает от кланов, отбиваясь от предложений и угроз. При этом статьи сочиняет и даже на работу ходит в реальном мире!

— Если метод работает, то грех его не использовать. Теперь весь этот участок леса быстро начнет сохнуть, гнить и гореть, хотя последнее — маловероятно, слишком большая влажность и дождь недавно прошел.

— И что тебе даст пустырь с пеньками? Думаешь таким образом зачистить весь лес вокруг крепости?

— Нет, всю растительность мы никак не успеем убрать — на это месяц потребуется, не меньше. А пустырь нам действительно нужен, и не только для будущего строительства. Прежде всего, это средство устрашения и черного пиара. А вот, как организовать рекламную компанию я еще не придумал. Нужно больше информации об особенностях местного электората, поэтому мы отправимся к магистру в гости, как к самому осведомленному в этих делах.

— Гоблины — они есть гоблины, — выдал нам сверхценную и подробную информацию эксперт по зеленокожим отравителям.

— И это все?! Должны же быть у них какие-то недостатки, особенные ритуалы, фобии и страхи.

— Этого добра сколького угодно. Они злобные, противные, гадкие твари! — внес конкретику господин Ларс Ульфенсон.

— Может у них есть, что-то действительно особенное или уникальное?

— Трудно сказать. Жадность феноменальная — больше ничего уникального сказать не могу. За медную монету друг дружке все волосы повыдергивают. И ещё они мыться не любят!

— Насчет мытья — не знаю, чем это нам поможет. А вот жадность можно использовать!

Выслушав мое предложение, оба дружно его раскритиковали. Иван за транжирство и разбазаривание денег, магистр за непродуманность и авантюризм.

— Зачем дразнить гоблов? У нас и так сложное, можно сказать критическое положение.

— Дорогой Ларс! Есть совершенно точные данные, что нападение произойдет в любом случае, причем очень скоро. И если мы не предпримем акцию устрашения, то большой войнушки не избежать. К тому же они только что разграбили наш обоз — о каком замирении может идти речь? Разве мы не должны отомстить в назидание?

— Признаю, вы правы, мы должны жестоко отомстить. Зеленокожие понимают только силу. Доложу ярлу, и если он одобрит, то приступаем к выполнению.

Риг Асбьорн выслушал, радостно улыбнулся, по-отечески обнял меня, да, так что чуть не раздавил и благословил на бой с «зелеными выродками»:

— Покажи им, где нерпа зимует!

Первым делом пристреляли метательный агрегат каменными ядрами. Добившись трех попаданий подряд в одну точку, метрах в сорока от крепостной стены, накрепко зафиксировали клепсигидру, после чего тщательно зачистили на местности все следы обстрела. Осталось заманить ушастых дармоедов к месту гибели.

Согласно моему плану все должно делаться постепенно и обстоятельно, чтобы не спугнуть врага и собрать наибольшую кровавую жатву.

Пять каменных ступок для измельчения зерна конфискованы со склада — это основа нашего плана. Для красоты и загадочности, царапаем на них знаки доллара и евро вперемешку с русскими загадочными словами из нескольких букв.

После предварительной подготовки, переворачиваем их верх дном и выставляем ступки на одной линии, на расстоянии полста метров друг от друга вдоль крепостной стены. Крайняя пятая перевернутая ступа оказывается точно в пристрелянном месте.

Возникла сложность, как незаметно положить денежки на «алтари», но тут нам повезло, и ярл выделил охотника Вулфа. У норманнов охотники выполняют задачи схожие с ассаинами, и частично обладают «скрытом». То есть могут ненадолго отводить глаза либо становиться невидимыми. Если бы не это обстоятельство, то процесс изрядно затянулся бы, и пришлось бы проводить отвлекающую операцию — причем, скорее всего, мне лично. Например, устроить разведку боем с моей гибелью на противоположной стороне, чтобы Иван успел выложить монеты незаметно.

Главная фишка — увеличение ставок! Если на первой ступке должна лежать одна медная монета, то на второй — уже три, на третьей — шесть, на четвертой — серебро, и на последней золото! Причем, выкладка денег происходит последовательно!

И если первая монета исчезла практически незаметно, то рядом со второй ступой появились на секунду две неразборчивые тени. За серебро произошла уже настоящая драка, в которой участвовало не менее пяти-шести зеленокожих грабителей. То, что творилось на последней ступе, трудно описать словами, да рассмотреть было трудно — пыль стояла столбом, а шум и брань разносились далеко в море, распугивая одиноких чаек.

Если кто-то думает, что именно это была конечная цель операции — то ошибается! На следующее утро цикл повторился. Драка началась уже на первой ступе за медную монету, причем количество участников свалки перевалило за три десятка. Для усыпления бдительности стражники со стен лениво постреливают куда-то в клубы пыли, пытаясь отпугнуть особо ретивых, но лишь раззадоривают халявщиков, убеждая их в полной безнаказанности.

— Давай!

Магистр собственноручно производит выстрел, и на месте живого клубка из полсотни грязных тел взрывается огненный шар! Ещё бы не рвануть, если там накануне семь кувшинов с зельем зарыто было!

***Вы получили опыт +236(1170/1300)

***Ваша репутация в этой локации выросла.

Теперь пришла пора действовать ярлу.

— Гурх!!! — это у них эквивалент «ура» или «банзай».

Дружина во главе с ярлом вырывается из ворот и асфальтовым катком проносится по выжившим и недогоревшим.

— Пленных! Хотя бы одного! — пытается докричаться магистр, но, похоже, бесполезно. Внизу сплошь берсерки и ничего не слышат. Упиваясь победой и кровью.

— Жуткое зрелище, даже если знаешь, что нарисованное, — комментирует Иван, и я с ним полностью согласен.


Глава 18 | Растык Невезучий | Глава 20



Loading...