home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3

Утро встречаю там же, где и вчера, около ворот. Стражники узнают меня и даже снисходительно улыбаются, рассмотрев дешевый наряд, зияющий дырами. Мне по барабану, по одежке встречают, по уму провожают — не знаю, правда, как они могут рассмотреть мой выдающийся ум на расстоянии, но поговорка утешает уязвленное эго. Шутка юмора это.

Шахтерская братия узнает меня, некоторые здороваются, опять же незлобно шутят насчет внешнего вида. Да что это такое — придется покупать что-то приличное, иначе житья не будет.

Наконец собирается два десятка игроков, и выдвигаемся к месту работы. Парочка агрессивных кролей попадаются на дороге, легко становясь добычей охотников до вкусного мяса и шкуры. Мне же снова видится подвох — почему так мало? Мобы не могут резко поумнеть за одну ночь, где тогда остальные три штуки, не считая вечернего? Не нравится мне изменение сценария, ох не нравится. Стоит ждать крупной неприятности в ближайшее время.

Поэтому когда меня задавила сорвавшаяся с тормозов груженная вагонетка, я вздохнул с облегчением. Даже настроение стало лучше.

Две нормы, две сломанных кирки, шестьдесят монет медью, и долгожданный второй уровень!

Радостно лезу в профиль, распределять долгожданные плюшки.

Две единицы очков характеристик — просто мизер, одно расстройство. Надо срочно подправить ловкость, избавившись от кошмарной неуклюжести и неповоротливости. Да и ковыляющая походка меня ни разу не красит.

Решено брошу обе единицы в Ловкость, останется всего минус один.

***Внимание! Вы не можете изменить классовый бонус!

— Маракеш! — это у меня благозвучный эквивалент ругательства. Как-то был в Африке на стажировке в этом прекрасном городе, теперь только так и ругаюсь. Хотя русский язык имеет более выразительные средства, но в век тотальной цензуры и засилья веб-камер даже на улице ругаться опасно. Пришлют видеофайл с ближайшей камеры наблюдения, и попробуй не заплати штраф — получишь черную метку в личное электронное досье. Доказывай потом, что ты не верблюд калмыцкий.

Между тем, вопрос остался открытым. Куда девать очки распределения, если ловкость заблокирована? Интеллект или физика?

О чем собственно думать, если в этой жизни за работника кайла играю! Ум — не первая необходимость в моей ситуации, поэтому добавляю силу и выносливость.


==============

Раса: Человек

Класс: Невезучий

Имя: Раст / Растык (сакральное)

Уровень: 2 (11/24)

Жизнь: 12

Мана: 0

Характеристики:

Интеллект: 1

Сила: 2

Выносливость: 2

Ловкость: минус 3 (классовый бонус)

Удача: минус 3 (не может быть положительной)

==============

Подвожу неутешительные итоги первых дней пребывания.

Из плюсов: нашел хоть какую-то работу, немного приспособился к невезению, нащупал парочку идей на будущее

Из минусов: все остальное.

К тому же, работу из первого пункта надо вычеркнуть — заработок настолько мал, что будь траты на питание, точно помер бы с голоду. Но, слава богу, до десятого уровня о пропитании заботиться не надо. Кушать, конечно, можно и получать бонусы заодно, но делать это не обязательно. А мне так и вовсе противопоказано — вероятность отравиться даже корочкой хлеба близка к ста процентам.

На третий день кроли и зайцы вообще не появились, чем вогнали меня в черную тоску. Как пить дать — жди неприятностей.

И действительно, после обеда обвалился свод в штреке, прервав мои мучения.

Погибнув, наконец, вздохнул свободно — настроение сразу улучшилось, даже успел сделать двойную норму, к слову она чуть выросла пропорционально изменению уровня перса.

— Ты зря зажимаешь камни, у нас закупочная цена хорошая — нигде лучше не сдашь, — неожиданно обратился ко мне бригадир.

Не понял, о чем это?

Подробно расспросив, выяснил, что оказывается речь идет о драгоценных и полудрагоценных камнях, которые изредка попадаются в горной породе.

И если в первый день ещё можно было списать их отсутствие на неумелость нуба, то за три дня и шесть добытых норм камни обязательно должны были мне попасться. Естественно Хымыр заподозрил, что я их хочу сбыть налево.

На самом деле, мне они просто не попадаются! С моей удачей по-другому и быть не могло. Но как это объяснить, чтобы не проколоться?

Пытаюсь прикинутся валенком:

— Дык, я же не знал, что их надо искать. Наверно вместе с породой в вагонетки загрузил.

Хым хватается за голову от такой беспросветной глупости, но принимает версию за чистую монету. Прокатило, но как буду объяснять отсутствие драгкамней завтра?

Надо срочно что-то думать, иначе придется менять место работы.


Следующим утром план готов.

— Выр, можно тебя на минутку, дело есть.

— Ну! Чего надо?

— Ты же знаешь, что рудокоп из меня никакой.

Вырвидуб усмехается, но тут же находит слова в поддержку:

— Бригадир говорит, что две нормы делаешь. Не такой уж и нуб.

— Об этом и речь. Повезло, нашел обвал — камень рубить не надо, только знай, что грузи.

— И впрямь свезло. Но я здесь причем? Если ты опасаешься, что кто-то твое место коронное займет — то напрасно. Здесь народ честный, с понятием. Никто новичка грабить не будет.

— Это замечательно, — перехожу к сути делового предложения. — Проблема в том, что с породой вместе драгоценный камень отдаю, не получается найти, ну прям никак. В упор не замечаю, хотя бригадир говорит, что должны каменья быть обязательно.

— Правильно говорит, хоть один-два камешка за смену должны найтись. Иначе здесь ничего не заработаешь, кроме медяков. Но я тут каким боком, не пойму?

— Я уступаю тебе свой завал, а ты мне один камень из десяти найденных отдаешь. Естественно, вся руда тоже твоя.

— Щедрое предложение, только не ясно — а твоя выгода в чем? Так хоть гарантированно две нормы делаешь, медь капает. А драги — это лотерея, причем могу сразу сказать, что тебе в лучшем случае достанется только один хризалит за целую неделю.

— Меня устраивает. Ничего не делаю, а камень получаю! По рукам?

Рудокоп, подумав, соглашается — его выгода тоже очевидна.

Я хоть и лишился перспективного завала руды, зато обзавелся надежным каналом получения драгоценного камня. И прибыль и прикрытие от бригадира, которому их же сдам по закупочной стоимости, раз уж выгоднее все равно никто не возьмет.

Каково же моё удивление, когда этим же вечером Выр протягивает мне крупный рубин.

— Твоя доля.

Пока я хлопаю глазами, поясняет:

— Не поверишь, наткнулся на богатейшую россыпь, причем практически сразу.

До меня начинает доходить вся комичность ситуации. Можно даже не гадать, если бы я сегодня рубил эту кучу руды, то не нашел бы ровным счетом ничего. Но ведь по статистике камни должны выпадать ежедневно! За несколько дней, пока действовало моё невезение, накопились «невыпавшие» камешки, и стоило появиться первому же нормальному рудокопу — они туже «нашлись»!

Неимоверным усилием воли удерживаюсь от желания расхохотаться:

— Неужели сразу десять штук нашел? — даже мне кажется, что это слишком много для одного дня.

— Не нашел, а добыл, — важно поправляет знатный рудокоп. — Нет, не десять штук, а всего шесть. Но справедливость требует пересмотра условий. Теперь каждый пятый камень — твой.

Не вижу смысла отказываться, просто говорю спасибо, причем искренне.


— Сколько?!

Пять серебряных монет за один камешек! Да, это же мой недельный заработок на добыче руды. Теперь понятно, во сколько мне обходится невезение, выраженное в денежном эквиваленте.

Одновременно с этим в голову приходит мысль, что мне срочно надо оптимизировать процесс получения серебра из воздуха. Махать киркой бессмысленно и бесперспективно — денег таким способом не заработаешь, а время тратишь.

— Привет Вырв, это опять я.

— Привет, виделись уже. Только ты слишком рано заявился, придется обождать день или два. Такого изобилия, как вчера уже не будет.

М-да, как-то не сообразил, что халява не будет долгой. Накопившаяся удача сброшена и все вернулось на круги своя, к среднестатистическому значению.

— Все так плохо?

— С чего ты взял? Наоборот, благодаря тому, что объем добытой породы увеличился, за день вдвое больше камешков получается. Три-четыре вместо одного-двух, как раньше. Завтра к вечеру можешь заглянуть, выделю твою долю.

— Мне не к спеху. Я по другому вопросу. У тебя в бригаде шесть человек, не возьмешь ещё один завал на тех же условиях?

Вырвидуб задумчиво хмурится:

— Возьму, конечно. Только ты не морочь мне голову и не наводи тень на плетень, если у тебя ещё есть такие сюрпризы, то выкладывай сразу.

— Скажем так, что это возможно. Но не сразу.

— И сколько обрушенных штреков ты можешь найти?

Получив ответ, что всю его бригаду смогу обеспечить, опять задумался, теребя рукоятку кирки. Почему-то, не к месту, вспомнился товарищ Троцкий из учебника истории.

Предчувствия меня не обманули.

— Раст, ты же умный человек, — от такого начала хорошего не стоит ждать. — Отдай амулет мне, хорошую цену дам. Только не надо лапшу вешать, что у тебя его нет, и ты случайно штреки эти находишь.

— О каком амулете речь? — мне и самому интересно стало.

— Очевидно, работы гномов или дварфов. Кто ещё будет делать такую необычную вещь, — и словно извиняясь, добавляет. — Ты же не рудокоп, тебе он практически бесполезен. Даю слово — честную цену дам, только без аукциона, чтобы с гарантией мне досталось. Все равно отожмут его у тебя, как только станет известно — а утаить его невозможно, да и смысл держать без работы.

— Спасибо за откровенность, но сразу скажу честно — продать или подарить амулет невозможно, он именной, вдобавок с подвохом. На нем скромное такое, проклятие. Если ты пользуешься артефактом, то появляются поземные гады и немножко тебя съедают.

— Что за чушь?!! За кого ты меня держишь? — багровеет от ярости рудокоп.

— Не кипятись. Не веришь моим словам, давай проверим на деле. Если подземная тварь не появится в течение недели, то я отдаю артефакт тебе бесплатно.

— Точно отдашь? — успокаивается мой собеседник.

— Точно появится! — уверяю в ответ, судя по скептической усмешке, безуспешно. — И тогда ты сам не захочешь его брать. Владеть таким талисманом может лишь рудокоп-мазохист.

Это я сам себя так элегантно охарактеризовал, получается?

Ладно, пора возвращаться домой. Жалко, что опыта немного не хватило до следующего уровня (21/24), завтра точно возьму. Зато финансовое положение немного улучшилось, почти семь серебряных монет — сказочное богатство в пересчете на медь, при курсе один к ста.

Как сглазил!

Благополучно добрался до города, избежал смерти от когтей и зубов серых хищников, и все только для того, чтобы обнаружить, что меня обнесли прямо на ходу.

*** Вас обокрал вор-карманник. Остаток 99 медных монет.

Песец пушной, маракешский — это я так выражаю свои чувства, в соответствии с административным кодексом РФ.

Кто-то может удивиться, почему не используется классическое древнее «Массаракш», а созвучное с ним — на что можно возразить только тем, что штраф за ругательство меньше выплат по суду за нарушение авторских прав правнуков Бондарчука. Антипиратских камер на каждом углу даже больше, чем полицейских.

Но не об этом речь.

«Тот, кто нас обидит и дня не проживет!» — не помню, кто из футболистов российской сборной это сказал, но прозвучало сильно. Поэтому беру крылатую фразу на вооружение и начинаю строить планы мщения.

Но сначала надо выполнить обязательства перед рудокопоми. Поэтому месть откладывается на сутки — надо успеть помереть, сдать место погребения в аренду и тогда пара дней окажется у меня в запасе.


Получил второй уровень, и тут же призадумался. С одной стороны это хорошо, с другого бока если присмотреться — не очень. Третий уровень автоматически меняет мой статус лакомой добычи для кролей, зайцекобр и крыс заодно. Подозреваю, что невезение — это когда крыса меня загрызает, а не наоборот, я их бью пачками, собираю дроп и бесплатный опыт, даже не гоняясь за ними. Какой-то случайный наблюдатель может подумать, что это счастье — избавиться, наконец, от кусачих гадов, спокойно ходить по городу и окрестностям. Но опытный Растык Невезучий тут же сообразит, что если мелкие, уже знакомые, неприятности закончились, то, значит, скоро ожидаются крупные нежданные гадости.

И вообще, у меня множество планов на серых и хвостатых — поэтому беру выходные для их реализации. Камешки потихоньку собираются, а свободных завалов для себя лично у меня пока нет — получается, что смысла горбатится бесплатно никакого нет, даже норму сделать трудно.

— Хай, други! Помогите новичку перейти улицу.

Парочка высокоуровневых игроков смотрит на меня с недоумением, потом друг на друга — не померещилось ли, и начинают ржать, аки кони.

— Брателло, ты не пробовал гайд почитать перед игрой?

— ГЫ, стопудово розыгрыш — вторит другой, укатываясь со смеху.

Объясняю, что не могу пройти по улице к храму, меня уже второй раз крысы загрызают.

Прохожие начинают оборачиваться на нашу троицу, веселье в самом разгаре. В награду за хорошее настроение, герои соглашаются проводить меня до самого храма, но мне туда не надо, наоборот улица нужна не зачищенная, достаточно парочки крыс.

— Вы не возражаете, если я возьму шкуры себе? Мне всего две штуки нужно.

Думал, стекла в соседних домах лопнут от хохота моих попутчиков.

— Так и быть заберёшь, если попадутся, — держась за живот, согласился главный.

Не успели погаснуть улыбки, как нарисовалась первая крыса. К чести моих попутчиков, среагировали мгновенно. Один удар и тушка рассечена надвое.

— Офонареть! Крыса. Днем. В городе. На сороковой левел. Прыгает, — от удивления мечник начинает говорить отдельными словами, а не предложениями.

Через пять минут получаю вторую шкуру и прощаюсь с защитниками.

— ЭЭЭ, давай мы тебя, правда, доведем, — растеряно предлагают случайные товарищи.

— Спасибо вам большое, слишком опасно, я лучше по соседней улице обойду.

Как только игроки скрываются из виду, тут же возвращаюсь и стучу в первую попавшуюся дверь.

— Здравствуйте! Подпишите петицию в префектуру. Доколе нас будут грызть крысы прямо у порога средь бела дня! Почти все соседи подписали, только вы остались, — демонстрирую свежедобытые шкуры, держа их за длинные облезлые хвосты, покачивая перед лицом электората для усиления пропагандистского эффекта.

Через полчаса десяток подписей у меня в руках, пора брать бюрократов бездельников за жабры.

В общем, уже к обеду у меня в числе достижений оказались: две преждевременные кончины в зубах слишком расторопных хвостатых убийц и три петиции с трех разных улиц. К достижениям прилагаются вещественные доказательства — четыре трофейные шкурки.

Теперь можно пускать аргументы в дело.

Первым делом, от имени и по поручению возмущенных жителей трех улиц навещаю по очереди все городские газеты, где гневно вопрошаю: «Доколе…!». И на фоне натюрморта из дохлых крыс описываю картину страшного нашествия и попустительства городских властей. Для усиления эффекта посещаю десяток таверн, и там, где меня сразу не выталкивают взашей, произношу обличительную проповедь, к тому времени вызубренную наизусть.

В конце концов, крысы и петиции оказываются в городской управе, где сдаются под роспись офонаревшему чиновнику с обещанием нажаловаться самому ярлу.

Весь следующий день развлекаюсь в свое удовольствие. Дождавшись пока наряд городской стражи, опросив жителей и не найдя ни одной крысы, удалится восвояси, повторяю вчерашний аттракцион, и заново обхожу жителей потрясая свежими хвостатыми тушками. Новые петиции снова отправляются в управу, предварительно проследовав через редакции нескольких газет.

Представляю чувства, которые испытают доблестные стражи правопорядка, получив нагоняй из управы в сопровождении ударной газетной волны.

На третий день вынужден сделать перерыв, надо организовать очередной обвал в шахте. Привычно откидываю копыта, отказываюсь от камней — взамен прошу Вырвидуба продать мою долю и все вырученные средства положить на мое имя в гномьем банке. Надеюсь, он не обанкротится, по крайней мере, сразу.

Возвращаюсь вечером в город и застаю картину маслом — все три улицы патрулируются усиленными нарядами полиции. Клиент созрел — пора стричь.


Глава 2 | Растык Невезучий | Глава 4



Loading...