home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4

— Доколе! — какой смысл менять рекламный слоган, если он работает? Поэтому удивленный охранник в дежурке слышит именно это волшебное слово.

— Вы, собственно, по какому делу? — настороженно спрашивает стражник, впечатленный моей наглостью. Стоит упомянуть, что обноски я все же поменял накануне, поэтому произвожу впечатление обнищавшего клерка, а не обворованного бомжа, как днем раньше.

Молча выкладываю две свежие крысиные шкуры — не поленился, с утра пораньше встал, позаботился об аргументах.

Охраннику становится дурно:

— Только не это! — и повернувшись вглубь помещения, зовет старшего. — Десятник Хансен, опять за мышей хотят поговорить.

Поначалу десятник отмахивается от меня, как от назойливой мухи, но обещание пойти сразу к ярлу приводит к компромиссу.

Да и некуда ему деваться, пресса и власти давят на стражу с требованием разобраться с агрессивными грызунами и навести порядок на вверенной территории. Поскольку два дня поисков и стационарные посты не дали никакого результата, то странный тип обещающий указать логово крыс не посылается сразу и далеко, а внимательно выслушивается и даже получает двух стражей для проведения операции. Впрочем, основания чтобы проверить ему все же есть — умудрился же он где-то найти тушки.

Через три часа десятника Хансена постигает шок.

— Сколько?!!!

— В общей сложности тридцать шесть крыс уничтожено! — бодро докладывает мой спутник, я же скромно стою в сторонке. Ещё бы, кроме трех указанных мы прошерстили несколько соседних, ранее не тронутых улиц, где и собрали самый богатый улов.

Между прочим, можно поздравить меня с новым, третьим уровнем. Официально включили в отряд, и немного опыта перепало — как раз хватило.

Наконец, доходит очередь и до меня.

— От имени охранного управления выражаю благодарность, — торжественно и насквозь фальшиво заявляет десятник, после чего долго трясет мне руку.

— Что вы, благодарность — это слишком много. Мне бы заявление подать о том, что кошель на рынке увели.

Господин Хансен сразу скучнеет:

— Сами понимаете, лиходея найти будет трудно…

— Конечно, понимаю, и даже готов содействовать в поимке преступника. И даже готов отказаться от половины пропавшей суммы в пользу фонда заработной платы вашего участка. Говоря по-простому, готов отдать двадцать пять золотых из пропавших пятидесяти, если вы найдете вора и вернете мне украденное.

— Это совсем другой разговор, — сразу оживляется полицейский. — Выкладывайте подробности, лично займусь расследованием — сумма большая.

— Будет проще, если вы дадите мне двух охранников, которые прямо сейчас задержат вора. Точно знаю, где и как его можно взять с поличным.

По выражению лица обер-полицейского вижу, что скептически относится к моему участию, на что тут припоминаю результат операции по уничтожению грызунов. В результате мои доводы перевешивают.

— И вот ещё, что — может переодеть стражников в гражданскую одежду, чтобы не выделялись в толпе и не спугнули вора?

— Напрасная затея, щипачи всех стражей в лицо знают. Поэтому просто покажи, кто увел кошелек, а признание мы здесь из него сами выбь…получим. Вместе с деньгами.

Через час мы снова предстаем перед лицом десятника Хансена, но уже вместе с пойманным вором.

— Взяли с поличным, как только он вытащил кошель у господина потерпевшего, — докладывает довольный стражник.

— Ба, знакомые все лица! Мабус, ты ли это? Что же так неаккуратно, средь бела дня по карманам шаришь.

— Бес попутал, не хотел его трогать, само собой получилось.

— Ладно, сказки будешь рассказывать следователю завтра на допросе. Деньги изъяли?

— Так точно, господин десятник! Восемь золотых, две серебрушки — остальное уже скинул или потратил.

— Удачный денек, — потирая руки, заключает мистер Хансен.

Каково же его удивление, когда я отказываюсь от своей доли:

— Меня обокрал другой, просто не успели найти того самого вора, Мабус попался раньше. Разрешите, мы ещё раз наведаемся на рынок, и в этот раз обязательно его возьмем.


Когда через полтора часа мы заваливаемся в кабинет, ведя уже двух задержанных, начальник участка на время теряет дар речи.

— Наверняка по наводке действовали, кто-то их уведомил, что в прошлый раз с меня полсотни золотых сняли — вот они и лезут, позабыв об опасности.

— Странно. Если честно, не верил, что у тебя вообще была такая сумма, думал очередной проходимец. Извини, но выглядишь ты как беглый писарь в поисках подаяния. А оно вон как оказывается.

Давно меня так грубо не опускали с пьедестала — впредь наука будет. Нельзя недооценивать искусственный интеллект, обычная непись меня раскусила с лёту.

Улов в этот раз богаче — двадцать три золотые монеты, серебро и медь испарились где-то по дороге, и странным образом тут же конденсировались в карманах моих попутчиков. Я не протестую, наверняка Хансен с ними делиться если и будет, то по минимуму.

В результате получаю на руки целых пятнадцать золотых, неожиданно десятник проявляет благородство и включает при подсчете в общую сумму предыдущий хабар, от которого я раньше отказался.

Получив наличные, прошу двух, уже знакомых стражников в сопровождение, чтобы добраться до банка. Десятник посмеивается над моей параноидальной осторожностью, но охрану выдает.

Жалко не видел его лица, когда вернувшиеся стражники приволокли очередного, четвертого по счету за сегодня, карманника, пытавшегося обокрасть меня у самого банка.


— Привет затворник, как поживаешь? Что новенького, куда пропал, что делаешь, — остановить Юльку невозможно, проще асфальтовый каток затормозить на спуске, когда он скорость набрал.

Вот и сейчас, не успел дверь открыть, она уже за столом, в моем компе роется:

— Предложил бы даме выпить что-нибудь вкусненькое.

— Хочешь вчерашний коньяк?

— Это как? — моршит лобик пытаясь понять в чем прикол.

— Приходи завтра, — классику надо знать. — Витёк прощения хочет просить, обещал вечером заглянуть, откупного привезти. Не меньше пяти зведочек.

— Дурак, и шутки у тебя не смешные. Ой, а это что?

Ну, все пропал, не успел закрыть редактор — сейчас начнется.

— Ну, дык, енто. Пишу, значит, статью для редакции. Ещё сутки назад должен был отослать.

— Можно почитать? — и, не дожидаясь согласия, приступает к изучению моего труда.

Процесс чтения затянулся, Ю несколько раз прерывается, чтобы отдышаться, несколько раз пытается постучать головой об клавиатуру — очень экспрессивная девушка, только я не понял — это она смеется или обратный фейспалм изображает? Или она пытается убиться об клаву — можно новый видео-мем регистрировать на рутубе.

Худшие подозрения подтвердились. Внезапно став серьезной, Ю переходит к делу:

— Надеюсь, ты это ещё никому не показывал? Тогда лучше сразу сожги вместе с компьютером, чтобы следов не осталось.

— Неужели все так плохо?

Юлька смотрит на меня с сочувствием:

— Как сказать. Ржачка отпадная, читателям наверняка понравилось бы.

— Тогда в чем проблема? — искренне удивляюсь и не понимаю.

Вместо ответа рыжая бестия поворачивается к компьютеру и … удаляет всю мою писанину.

— Блин, полдня печатал!

— Теперь слушай сюда. Никому ни полслова об игре. Особенно, Виталику! Без шуток. Редакция подождет ещё пару дней, все отчеты и статьи теперь буду писать я!

Потрогал рыжую голову рукой — не перегрелась ли? Заговариваться начала, бедняжка.

— Никто не поверит твоей халтуре, и вообще, я не намерен обманывать работодателя.

— Никто не говорит об обмане. Все будет по чесноку. Достоверное описание похождений Невезучего от первого лица. Только в другой локации, приключения будут нудными, тупыми и не интересными. Так чтобы никто больше никогда не захотел повторить этот путь.

Смутные подозрения начали оформляться в отгадку:

— Я зевнул что-то ценное?

— Не прошло и года, как великий хан заметил, что в его гареме остались одни евнухи.

Пытаю понять глубинный смысл приведенной аллегории, но ничего не получается. Женская логика — она такая образная и нелогичная, что понять её не могут даже они сами.

— Тебе досталась золотая жила, с вкраплениями изумрудов и бриллиантов заодно. И теперь главная задача — сохранить это втайне, как можно дальше.

— Бриллианты не встречаются в природе, их изготавливают из алмазов. И тем более их не бывает в золотоносных породах, вдобавок с изумрудами вместе.

Ю морщит носик и фыркает:

— Тебе никто не говорил, что ты редкостный зануда. Красивая девушка хочет помочь разбогатеть, а он географией ей мозги полощет, — это она прикидывается, геологию от астрономии она все же отличает.

— Про «разбогатеть», можно подробнее? И что мы будем писать для редакции?

— Если нашел Эльдорадо, то не значит, что ты сразу стал миллионером. Надо подумать, как их добыть. Это будет не просто, но шансы прелестные! Насчет достоверности не переживая, я уже все продумала.

— И все же? — знаю, как она продумала. Имел неосторожность помочь ей однажды, так вместо получаса вышло аж пять часов. Речь о шопинге, а не о том, о чем все сразу подумали.

— Я буду играть за Невезучую. Медленно и печально, тоскливо и безнадежно. Под мужским именем и в другой локации. И заодно писать статьи и подсказывать глупым нубам, где собаки зарыты и свиньи роются.

— Ты не только симпатичная, но и отдельными местами умная, — восхищенно выразил свой восторг, за что получил подушкой в голову.


— Ладно, все это восхитительно, но ты нигде ничего не написал об умениях и навыках, что с ними? — и, видя мое недоумение, хмурится.

И растягивая слова, тягуче и зловеще уточняет:

— Только не говори, что ты забыл про них! Иначе мне придется задушить тебя, плача от горя, что связалась с таким… короче, ты понял, с каким

— Не то, чтобы забыл… Только обещай не смеяться сильно.


Глава 5 и 6


Глава 3 | Растык Невезучий | Глава 5



Loading...