home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13

– Бен! – обрадовался отец Макгвайр, увидев с балкона своего приятеля.

Бен помахал рукой и быстро взбежал вверх по лестнице.

– Надеюсь, я не отвлек вас? – спросил он.

– Ну конечно, нет, – тут же ответил Макгвайр, крепко пожимая Бену руку. – Какая приятная неожиданность!

– Я был тут неподалеку и вот решил заглянуть, – объяснил Бен.

Макгвайр расплылся в добродушной улыбке.

– Что ж, я очень рад. А то я уж было подумал, что вы про меня совсем забыли. И решил даже сам позвонить вам первым. Сейчас я вам покажу. Вот

– записано в календаре на четверг. Видите? Бен кивнул.

– Я тоже очень рад видеть вас, Джеймс.

– Ну, пойдемте ко мне. Покажу вам свой кабинет, выпьем по стаканчику доброго вина, и вы расскажете мне, как поживают Фэй и малыш.

Макгвайр жестом пригласил Бена следовать за ним, и они прошли через длинный коридор к двери небольшой комнаты, заваленной рукописями, церковными книгами и всевозможными деловыми бумагами. Интерьер кабинета был весьма скромным и состоял в основном из религиозных атрибутов. Макгвайр достал из шкафчика два стакана, стеклянный графин и, наполнив стаканы, передал один Бену. Потом предложил ему устраиваться поудобнее, а сам уселся за письменный стол. Из-за высоких стопок книг, папок и прочих бумаг на столе Бен едва видел голову священника.

– Как же вас занесло в наши края, Бен? – спросил Макгвайр.

– Все из-за моей новой книги. Действие нескольких глав там происходит как раз в этом районе. Ну, и я решил: для большей правдоподобности надо навестить эти улицы, чтобы не запутаться потом в названиях и не попасть впросак, когда буду описывать их. К тому же надо еще походить по переулкам и обратить внимание на архитектуру здешних построек…

Он отхлебнул глоток вина.

– О! Это просто великолепно. Макгвайр был польщен.

– Я счастлив, что вам понравилось, Бен. Признаться, вино – одно из моих давних увлечений, причем чуть ли не самое любимое. Знаете, вы ведь пьете сейчас мускат урожая 1964 года. Не зря этот год считается одним из лучших по сбору винограда…

Бен отпил еще немного и начал смаковать ароматный напиток, наслаждаясь тонким букетом.

– Так вот где вы пишете и работаете… – произнес он, оглядывая комнату.

– Да, в основном здесь, – подтвердил Макгвайр. – Я закрываю эту дверь и отключаюсь от внешнего мира.

– Мне бы такую дисциплинированность! – позавидовал Бен.

– Ну это как раз несложно, – улыбнулся священник. – Просто разум должен быть выше материи.

Бен усмехнулся и откинулся на спинку высокого кожаного кресла. Потом прокашлялся и нервно постучал донышком стакана по колену.

Макгвайр внимательно смотрел на своего гостя.

– Ну, Бен, как поживает Фэй? – спросил он. – Надеюсь, у вас все хорошо?

Бен немного замешкался, а потом ответил:

– В общем, да… Хотя недавно она болела. У нас в доме произошло одно очень неприятное происшествие… Убийство. А Фэй как раз обнаружила труп. И на нее это так сильно подействовало, что она не могла прийти в себя в течение нескольких дней.

Улыбка Макгвайра тут же погасла, и он взволнованно произнес:

– Какой ужас! Надеюсь, теперь с ней уже все в порядке?

– Ну, напряжение, конечно, еще осталось, – ответил Бен. – И на работу она пока не выходит… Но врач сказал, что на той неделе она уже полностью оправится и сможет снова браться за дела.

– Бен, обязательно передайте ей мой привет и пожелания скорейшего выздоровления, – с чувством сказал Макгвайр. – А если я чем-нибудь могу помочь, вы можете полностью располагать мною.

Но Бэрдет лишь махнул рукой и придвинулся ближе к священнику.

– Да нет, она уже почти в полном порядке. И кроме того, у нас ведь полно соседей, которые постоянно находятся рядом с ней. Но, разумеется, вы всегда наш желанный гость. Это само собой.

Макгвайр задумчиво водил пальцами по лежащему на столе серебряному ножу для вскрытия писем, и Бен вдруг подумал, что священник становился для него каким-то чужим. Конечно, он был вежлив и гостеприимен, но впечатление отчужденности все-таки оставалось.

– Что-нибудь случилось, святой отец? – наконец не выдержал Бен.

– Что? А, нет! Почему вы решили?.. – растерялся Макгвайр.

– Не знаю… Но, по-моему, ваши мысли сейчас не со мной.

Макгвайр кивнул.

– Да, простите, – признался он. – Впрочем, я часто становлюсь таким, когда работаю. Я целиком ухожу в свой мир. Вы уж извините меня… Расскажите лучше, как поживает ваш наследник.

– Ну, с ним-то, слава Богу, все в порядке. К счастью, он еще слишком мал, чтобы заметить, что происходит с его матерью.

– Да, в этом смысле ему повезло, – согласился священник.

– Ну, а как ваши дела, Джеймс?

– Неплохо, хотя работы навалом! Вы не представляете себе, сколько энергии требуется, чтобы преподавать, выполнять другие обязанности, возложенные на меня в семинарии, да еще успевать писать книгу. Я многое отдал бы сейчас, чтобы опять побыть в одиночестве и спокойно поработать, как тогда, во время круиза.

Бен с завистью оглядел кипы бумаг на столе Макгвайра. Сразу было видно, что чем бы он ни занимался, он отдавал этому действительно немало времени и сил.

– И тем не менее, я рассчитываю на то, что вы сумеете все же выкроить час-другой и отобедать с нами, как только Фэй окончательно выздоровеет,

– сказал он.

– С удовольствием, Бен. Вы же знаете, как мне это будет приятно.

Затем оба надолго замолчали. Бен давно уже не вел таких пустых, бессмысленных разговоров. – Святой отец, – наконец заговорил он после мучительной паузы. – У меня есть к вам дело…

Макгвайр остановил на нем внимательный взгляд.

– Понимаете, одна женщина по имени Дженнифер Лирсон находится сейчас на принудительном лечении в психиатрической клинике. И врачи безуспешно пытаются найти ключ к разгадке ее душевного срыва. А я знаю, что некий католический священник монсеньер Франкино может помочь им разгадать эту тайну, так как он знал мисс Лирсон несколько лет назад Вы что-нибудь слышали о нем?

Макгвайр в задумчивости почесал подбородок, а потом отрицательно покачал головой.

– Нет, никогда не слышал такой фамилии. Он как-то связан с Управлением нашей епархии?

– Этого я не знаю Очевидно, он работал в Нью-Йорке, но в вашем Управлении или нет – этого я сказать не могу.

– А когда это было?

– Пятнадцать лет назад, – с грустью сообщил Бен, Макгвайр сочувственно покачал головой.

– Целых пятнадцать лет? Да-а… Непростая задача.

Ведь если он и служил тогда в нью-йоркской епархии, все могло измениться за такой большой срок. Возможно, он уже умер. Или его перевели в другое место…

– Или он до сих пор здесь, – добавил Бен. – И его как-то можно найти.

Макгвайр согласно кивнул.

– А вы можете описать мне его внешность?

– К сожалению, нет. Я не хотел бы становиться для вас обузой, Джеймс, но дело в том, что мне действительно нужна сейчас ваша помощь. Я уже звонил в Управление епархии и справлялся о нем, но мне ответили, что такого человека у них нет и, более того, никогда не было. Конечно, у них могут быть свои причины, чтобы скрывать правду. А может, данные не совсем полные… Но, с другой стороны, священнику они могли бы сказать больше, чем постороннему человеку, верно?

– Пожалуй…

– И даже если монсеньер Франкино сейчас приписан к другой епархии, все равно вам будет проще отыскать его, – продолжал Бен.

– Возможно. Бен улыбнулся.

– Да я буду просто счастлив помочь вам! – дружелюбно ответил Макгвайр. – Я обязательно постараюсь найти его, и, как только что-нибудь прояснится, сразу вам позвоню.

– А это не слишком затруднит вас? – забеспокоился Бен.

– Да что вы! Конечно, нет.

Бен поднялся и пожал священнику руку.

– Не знаю, как и благодарить вас. Макгвайр встал вслед за гостем.

– Пока благодарить еще не за что, Бен. Может быть, мне и не удастся отыскать вашего Франкино.

– Все равно вы потратите на это время… Они подошли к двери.

– Святой отец, я должен исповедаться перед вами, – вдруг с улыбкой заговорил Бен. – Я ведь оказался здесь совсем не случайно, а специально пришел к вам за помощью.

– Я знаю, – спокойно ответил священник.

– А откуда вы это знаете? – изумился Бен.

– Из вас плохой лжец, сын мой. И они дружно рассмеялись.

– Я позвоню вам, как только узнаю что-нибудь, – еще раз пообещал Макгвайр.

Бен повернулся и зашагал по длинному коридору. Но возле самой лестницы остановился, услышав, как Макгвайр окликнул его.

– Бен… Я вот что хотел спросить . То самое распятие – помните? – оно все еще у вас?

– Да, у меня. В письменном столе. Священник кивнул.

– Ну, хорошо. Скоро встретимся. До свидания. Бен помахал ему рукой и заторопился к выходу.


предыдущая глава | Страж-2. Конец черной звезды | cледующая глава