home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Часть первая

«Столичный маг»

— Вы — маги, — я усмехаюсь, глядя, как парни переглядываются. — Вы обладаете даром, который обязаны использовать для защиты города. Вы отличаетесь от остальной стражи не только наличием дара. Но и наличием ответственности. Ответственности, которой не понять людям, лишенным магии. Я хочу, чтобы каждый это понимал, прежде чем вы возьметесь за работу.

Смотрю на серое небо, вот-вот готовое разродиться дождем. Работать в дождь не хочется, но я понимаю, какой эффект окажет тренировка, и подавляю желание послать все к черту и как следует отоспаться.

— Вы будете делать то, что я вам говорю. Тогда, когда я говорю. Так, как я говорю. За малейшее нарушение дисциплины вы лишитесь всего, что имеете сейчас. Да, Эриф, я не шучу. Вы лишитесь даже звания стража. Вы будете учить то, что я задаю даже если для этого потребуется перестать спать!

Теперь в их глазах не заинтересованность. Теперь они показывают характер. Кто-то явно желает дерзить и почти рвется в бой. Кто-то уже пал духом и готов по доброй воле уйти. У кого-то в глазах мелькают проблески уважения. Кто-то раздумывает и явно еще не понял, чего от меня ждать. А вот один из них абсолютно спокоен. Лицо ничего не выражает, глаза — словно зеркало окружающего мира, отражают лишь то, что видят. В данном случае — меня. Я уже знаю, кто дойдет до конца. Остается лишь обеспечить дорогу.

— Ты, — я киваю парню, стоящему в самом конце. — Похудеть. На размер. Срок — два месяца, или выметайся.

Он краснеет, строй ржет. Но тут же умолкает и не по собственной воле.

— Да, еще, — я улыбаюсь. — За проявление неуважения к товарищам — ссылка.

— Вы не можете, — возникает тот, что с самого начала показался мне слишком буйным. — Мы — граждане…

— Заткнись. Могу. Ты сам решил у меня учиться, и если не будешь соблюдать правила — пойдешь вон. У меня расширенные полномочия. Еще раз посмеешь возразить, велю выпороть. Это, кстати, что касается наказаний.

— Ты, — киваю я тщедушному мальчонке, на вид которому лет двенадцать, когда каждый из них совершеннолетний. — Поправиться. Подкачаться.

— Он в разведке учился, — снова вылезает «буйный».

Я поворачиваюсь и одаряю нахала красноречивым взглядом.

— Выйди вперед.

Он храбрится, но явно трусит, хотя и перед товарищами не хочет опозориться. и потому делает несколько шагов вперед.

— Я требовала объяснений? — тихо спрашиваю, подойдя почти вплотную.

Молчит.

— Я спросила, где он учился?

Молчит.

— Я предупреждала тебя?

И тут молчит, но смотрит в глаза, что, в принципе, неплохо. Умение обуздать страх пригодится, если, конечно, не сгубит нахальство.

Я машу рукой Эрту, и тот манит к себе несчастного бледного парня.

— Пять, — не поворачиваясь, говорю я.

Строй медленно, словно по договоренности, бледнеет.

— В моей интонации всегда четко прослеживается вопрос. Если вы его не услышали, помалкивайте. Иначе Эрт с удовольствием покажет вам, что бывает, если не слушать старших. А теперь, — я снова усмехаюсь, — после того, как вы прослушали вводный курс, я даю единственный шанс, который больше вам не выпадет. Тот, кто хочет сохранить должность стража, но больше не хочет быть магом — пошли вон. Без санкций. Без ссылки. Без наказания.

Мне не нужно на них смотреть. Я и так знаю, что ни один из десяти восемнадцатилетних ребят не сдвинется с места. Хорошие парни, есть даже парочка сильных. Напуганы, конечно, но пройдет. Не хочется думать, кто из них погибнет, но я волей-неволей отмечаю слабые места каждого и планирую занятия. Никак не могу избавиться от этой дурной привычки. В последний год она особенно ярко проявляется.

— Что ж, ваше время вышло. Добро пожаловать в маги. На сегодня ваше задание — всего лишь…

Договорить мне не дает Эрт. Он, видимо, уже закончил с парнем и бежит ко мне, чем-то встревоженный. Замираю, умолкаю и жду.

— Госпожа ведьма! — кричит он. — Госпожа ведьма!

Молодец, усвоил. Сначала все Ани звал, да при всех. Не мог разделять Ани, которая спасла его, полумертвого, в лесу, и госпожу Рейнож, на которую он работал.

— Эрт? Что такое?

— Там! — он задыхается от быстрого бега. — Там вас кличут!

— Кто?

— Маг приехал. Столичный. Говорит, с ведьмой надо потолковать о чем-то важном. Видный маг-то, лошадь сильная и красивая, одет не как все.

— Займись ими, — я киваю на строй.

За пару лет работы со мной Эрт наизусть знал все задания.

— Тот, — я повышаю голос, — кто посмеет хоть слово поперек сказать, вылетит из города быстрее, чем вылечит сломанный мною нос. Всем ясно?!

— Да, госпожа ведьма, — нестройным хором откликаются мои новые ученики.

Я не слушаю указания Эрта, будучи уверенной в его способностях. И ухожу с пристани, найдя взглядом толпу, которая, вероятно, окружает этого загадочного столичного мага.

За шесть лет, два года из которых я провела в непрекращающейся игре в прятки с ищейками Дарстеда, мое чутье приобрело поистине шокирующую силу. И сейчас, приближаясь к толпе, я чувствую то же, что много раз позволяло мне уходить из-под самого носа охотников. Вот только уходить мне некуда. Три года я здесь и за это время небольшой портовый городок стал мне домом, за который я готова сражаться, зубами вырывая право на свободу.

Толпа расступается, и я вижу пресловутого мага. И улыбаюсь, едва заметно, потому что не дрогнуло ничего внутри. И дыхание не сбилось. И шаг не замедлился. Я совершенно спокойна, хоть это спокойствие и дается мне нечеловеческим усилием. Градоначальник смотрит на меня, как всегда, с уважением и некоторой опаской. Что ж, ему и так непросто, раз ведьму держит на таком положении. От себя мне остается лишь надеяться, что работу я делаю исправно. Статистика смертей говорит о том же.

Подхожу ближе и останавливаюсь рядом с ним. Осматриваю приезжего, поворачиваюсь к пристани, дабы убедиться, что Эрт тренирует парней. И только потом спрашиваю:

— Звали?

— Звал, госпожа Рейнож, — кивает градоначальник. — Здесь с ведьмой пообщаться хотят.

Я киваю и поворачиваюсь к приезжему.

— Итак, это я. Слушай вас внимательно.

Не без удовольствия отмечаю, как он на меня смотрит. Не мог не узнать, естественно. Из всех изменений — черные волосы «каре», да колечко в губе — дань упущенной молодости и память об одной занятной истории…и об одном мужчине. Ну, может еще фигура лишилась девичьей стати и плавности. Сейчас я, пожалуй, слишком худая для своего роста и уж точно не домашняя девочка. С ним, конечно, на мечах не потягаюсь, но в глаз дам и, наверное, отобьюсь.

— Мы можем говорить без свидетелей?

Он выразительно косится на народ, обступивший нас. По толпе пробегает недовольный шепот.

— Ани, — вставляет градоначальник, — господин маг хотел бы у нас задержаться. Ему нужна твоя помощь и…твоих ребят.

— Мои ребята ушли оборотней караулить, полнолуние скоро, — отрезаю я. — Новых не получите.

— Но…

— Я все сказала. Они дети и раньше чем через год на охоту не выйдут.

— Они стражи!

— Против ведьмы стражи бесполезны.

Я замечаю удивление в глазах мага. Да, до меня доносятся слухи из родного королевства. Город-то портовый, а я, чай, фигура известная. И ленивая — готовить ненавижу — в тавернах много можно услышать. Слышала я и о темной ведьме, убивающей детей. Да вот беда: не только слышала, но и чувствовала ее. Так что, в какой-то степени, приезд мага был ожидаем. Нет, а каков Эрт? Столичный-то он, столичный. Но вот какой столицы — не уточнил. А мне, девке двадцати пяти лет, достало и догадаться.

Не отправлять же мальчиков, ничерта не умеющих, в самое пекло?

— И когда же придет ваш отряд? — интересуется мужчина.

— Как полнолуние закончится. Через четыре дня.

— Что ж… мне придется задержаться, — он пытается мне улыбнуться.

Но я знаю, что отражается сейчас на моем лице. Чуть-чуть сочувствую магу, но поделать ничего с собой не могу. Да и не хочу. Было время — улыбалась каждому, надеясь встретить поддержку. Теперь улыбаются мне, надеясь не попасть под горячую руку.

— Это я уже поняла. Где вы собираетесь жить? Я зайду после ужина.

— Я думал, Ани, — вставляет градоначальник, — ты отдашь господину комнату. Ведь у тебя свободная, да?

— Свободная. Пусть заплатит и живет, хоть до смерти.

В принципе, ожидаемо. Да и лишать госпожу Унцию — домовладелицу — дополнительного дохода не хочется. Все-таки я плачу за одну комнату, хотя и пользуюсь всем домом. А этот золота не пожалеет. Ей, вдове, лишним не будет. Жаль, что Ванесса дью Рейн не вдова. С другой стороны — Ани Рейнож и замужем-то не была.

— Я должна вернуться к ученикам, — говорю я. — Дальше вы уж без меня.

Вслед мне доносится скорбный вздох. Ничего, привыкли все. А то, что я еще грубее, чем обычно, спишут на «женские» дни. Все, кроме этого чертового мага, конечно. Он-то знает, какая муха меня укусила.

Но поработать мне не дают. Едва я возвращаюсь к ученикам, как слышу голоса. И понимаю, что мага ведут вслед за мной.

— А это наша магическая стража. Не лучшая в королевстве, но, с ее появлением безопасность стала не просто словом. А это наша Ани — вы с ней уже знакомы — она учит их.

— Закончили, — я командую парням, которые изрядно запыхались, отжимаясь. — В воду.

— Что? — вырывается у одного из них.

— В воду! — рявкаю я.

Они друг за другом ныряют. Я быстро считаю появившиеся на поверхности головы и поворачиваюсь к «экскурсии», хотя больше всего хочется прыгнуть следом.

— В следующий раз, — говорю я, смотря прямо в глаза градоначальнику, — я или заставлю их прыгнуть на вас. Или отправлю вас вслед за ними. Всех.

Ухожу, быстро, чтобы не выдать злости. Слышу, как Эрт командует и раздает домашнее задание парням, которые, будучи в шоке, вылезают из воды. Завтра, как пить дать, все простынут. Вот и начнется первый урок зельеварения. Обычно я начинаю занятия с чего-то более сложного, но этим, пожалуй, пока хватит. И еще эта ведьма…я немного слукавила: люди для поисков были. Но уж очень хотелось, во-первых, вытянуть из колдуна все, что он знал, а во-вторых, проверить недавно выпущенный «в жизнь» отряд. Им будет полезно.

Дома я долго стою перед зеркалом, пытаясь найти остатки былой Ванессы. И вижу себя такой, какой привыкла видеть: Ани, городской ведьмой. Осматриваю дом, словно вижу его в первый раз. Приучаю себя к мысли, что ближайшие дни он будет жить здесь, за стеной, пользоваться душевой и кухней. Прерывисто вздыхаю. Мне не нравится, когда прошлое протягивает к моей новой жизни свои лапы. Особенно — это прошлое.

Вхожу во вторую комнату. Смогу ли я спать, зная, что он спит здесь, на этой кровати? Спать и не вспоминать ничего из той жизни? Конечно, смогу.

Я опускаюсь на кровать. Утренняя тренировка измотала меня. Недосып, вызванный двумя ночными охотами, достиг своего предела. Я на миг закрываю глаза — и проваливаюсь в сон, даже не сняв куртки.


Аделаида Веммер Сбежавшая принцесса: чувства за гранью | Сбежавшая Принцесса: чувства за гранью | * * *