home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Часть третья

Месть ведьмы

Дарстед улыбается, осматривая меня. Оценивает, видать, во что превратилась его женушка.

— Повтори, пожалуйста, — просит Нарлитар.

Мне не нравится его выражение лица. И в то же время — очень нравится. На краешке сознания вспыхивает радость от того, что Нарлитар недоволен приездом Дарстеда. А значит мне не нужно будет биться за право принадлежать одному мужчине. Мне нужно будет биться лишь со страхом, который все-таки возник при виде Дарстеда.

— Это я его пригласила, — повторяю и тоже улыбаюсь. — Ты был прав, мне стоит пересмотреть свою жизнь. И я ее пересмотрела. Я пригласила Дарстеда, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию и прийти к взаимопониманию. Ты, надеюсь, к нам присоединишься?

Наслаждаюсь выражением лица Дарстеда и захожу в дом.

— К сожалению, тебе негде жить. Придется снять комнату. Но в гости можешь заходить. А вот брату твоему вставать много пока вредно. Так что разговор, пожалуй, будет протекать в спальне.

Он довольно улыбается, как кот на сметану облизывается. Для его инстинктов, наверное, очень приятно предвкушать развлечение с такой девушкой, как я. Если оценивать объективно, я должна привлекать таких, как Дарстед.

— Ты заболел? — ухмыляется муж. — Где тебя так угораздило, Нар?

— Лесная ведьма, — отвечаю я. — Твой братишка слишком бурно реагирует на попытки подпортить мне мордашку.

— И правильно. Такую симпатичную мордашку портить ни в коем случае нельзя.

Какой заботливый. Едва удерживаюсь от того, чтобы не рассмеяться.

— Ты устал, Дар. Сядь. Я тебе чаю сделаю.

С ядом.

— Нарлитар, а ты, пожалуйста, разместись в спальне, я сейчас принесу все туда.

Он несколько секунд смотрит на меня, но уходит. Я чувствую сожаление: отношения только-только начали налаживаться. И теперь я, кажется, разрушила все, пригласив Дарстеда. Но я так больше не могу, я хочу жить, хочу перестать бояться. И для этого мне нужно снова пройти через некоторое количество отношений с Дарстедом.

Разрезаю пирог — муженек наверняка голодный с дороги. Разливаю ароматный чай с кусочками шоколада. Не поскупилась на встречу гостей, хотя и не знала, что он явится сегодня.

Один вопрос мучает меня: его ли силуэт мне почудился? И почудился ли?

Слышу осторожные шаги. За неделю с Нарлитаром я уже научилась угадывать его приближение. И знаю, что это Дарстед.

Его руки ложатся на мою талию. Знал бы кто, каким усилием я подавляю дрожь…

Губы прижимаются к чувствительной коже за ухом. Мужчина зарывается лицом в мои волосы и шумно вдыхает запах.

Надо было говном намазать.

— Я так рад тебя видеть, любовь моя, — бормочет он, сжимая объятия.

Да, меня даже тошнит от радости.

— Я так счастлив, что ты…что ты здесь, что ты рядом со мной и Нарлитаром. Что ты вернулась. Все будет хорошо, моя синеглазка. Все будет по-другому.

Это точно. А прозвище новое он мне зря придумал, конечно.

— Может, отложим разговоры? — мурлычет Дарстед. — Я чувствую, как ты дрожишь, мое счастье. Нар в соседней комнате. Ему не обязательно вставать, чтобы мы смогли…наверстать упущенное. Я с ума схожу, Ванесса.

Он разворачивает меня и прижимается своими губами к моим. Целует нетерпеливо, проникая языком, удерживая мою голову, прижимаясь очень крепко. Я чувствую, что он возбужден. На мой взгляд, отвечаю я вяло. Но, то ли Дарстед не соображает ничего, то ли не хочет соображать. А может, нечем…

— Я с ума схожу, — повторяет он, отрываясь, — когда думаю о том, что ты снова моя. Ванесса, Ани, любовь моя. Я сделаю все, чтобы тебе было хорошо. Боги, какая ты красивая. Еще лучше, еще нежнее, еще слаще.

Ага. Фирменный йогурт госпожи Рудной. Молочная лавка, в десятке шагов от пристани, вход со двора.

Он прикасается к колечку в губе.

— Мне нравится, — мурлыкает Дарстед. — Мне все в тебе нравится. Давай забудем прошлое? С тех пор как я тебя снова увидел, я не могу избавиться от картин, возникающих в сознании. Ты тоже помнишь это, я знаю. Ощущения, когда я вхожу в тебя. Когда мы вдвоем это делаем. Когда мы ласкаем тебя вместе.

— Я убью тебя, — улыбаюсь.

С его лица медленно сползает улыбка.

— Что застыл? Хватит ломать комедию. Ты меня ненавидишь еще больше, чем я тебя, Дарстед. И наша схватка — дело времени.

Он больше не ухмыляется, но и не отступает, продолжая прижимать меня к столешнице. И возбужден все так же. Попробует изнасиловать прямо здесь? Хотелось бы. С удовольствием всажу нож в эту шею и несколько раз проверну. Но Дарстед владеет собой лучше, чем я.

— Значит, ты все еще злишься, — он тяжело вздыхает. — Ани, детка, давай поговорим. Мы ведь все еще женаты, все еще можем построить крепкую семью.

— А может, вы без меня построите крепкую семью? Знаешь, дорогой, мне кажется, ваше маниакальное желание трахать вдвоем одну девку — ничто иное, как завуалированное желание трахать друг друга. М?

Фыркаю и высвобождаюсь. Зря я, конечно, так. При всей моей ненависти, которая рвется наружу, я не считаю, что Нарлитар заслуживает таких слов. Может, конечно, и заслуживает, но…мне не хочется совсем ему это повторять.

— Не рекомендую, — я слышу движение у себя за спиной.

А в следующее мгновение ловлю ремень рукой. Решил приобщиться к садизму…что ж, я его порывов не оценю. Хлестать будет шлюх.

Оцениваю уровень ошеломления на лице мужа, когда он смотрит на ладони, с которых капает кровь. Силы во мне не меряно. Дури — еще больше. Ремень остается в моей руке. Пряжка со звоном падает на пол и закатывается куда-то под стол.

— Еще одна подобная и выходка, и все случится раньше, чем ты думаешь. Дарстед, если ты не заметил, я не ученица мага. Я ведьма, ведьма сильная. И я не намерена больше прятаться. Пойму, если решишь сбежать. И подумаю над тем, чтобы не преследовать.

Подмигиваю ему и беру поднос с чаем и пирогом. Радушная хозяйка прямо!

— Тогда зачем? Зачем ты меня позвала, почему не убила по дороге? Почему пригласила в дом и кормишь?

— Потому что, — я поворачиваю голову. — Мне нравится играть с тобой, Дарстед.


* * * | Сбежавшая Принцесса: чувства за гранью | * * *