home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11

Оливия вертелась в кровати, её тело горело от возбуждения. Она застонала, когда что-то вновь проскользнуло в воспоминаниях, и это изображение мучило ее.

Ей вновь снился он, и его волшебные движения языком по ее лону, и рот… он действительно облизывал с пальца соки ее возбуждения?

Опустив взгляд на своё тело, она застонала, обнаружив в руке трусики, а естество ноющим от желания. Какого хрена? Последнее, что она помнила, это как возвращала файл, а затем пустота. Сев, Оливия посмотрела на белую юбку, насквозь пропитанную соками возбуждения.

Неужели у неё наконец-то был оргазм, и она это пропустила? Почему её тело горело, а соски болели, словно кто-то жёстко их щипал?

Прикоснувшись рукой к одному из них, Оливия обнаружила что её лифчик пропал, и поблизости его не было видно.

Она осмотрелась и ахнула, поняв, что влажная, от воспоминаний, как Джастин яростно облизывал ее естество. Воспоминание или сон? Оливия услышала свой рваный выдох, когда скользнула пальцем внутрь возбужденного тела.

Почему она оказалась настолько влажной? Когда она пыталась самостоятельно снять напряжение, то никогда настолько не возбуждалась. Даже когда ей снился Джастин, а то был, если уж признаться честно, горячий сон. Но в этот раз?

Было всё иначе. Словно кто-то взял под контроль ее тело, посадив ее саму на пассажирское сиденье.

Закрыв глаза, Оливия откинулась на мягкую, перьевую подушку и позволила прерванному сну вернуться. В голове стоял туман, но она увидела себя, демонстрировавшую Джастину прелести, наблюдала, как он изменился и превратился в прекрасное существо… нет, чудовище.

Его светлые кудри стали — длинными, чёрными локонами, от желания провести по которым у Оливии зачесались пальцы. В его глазах смешивались два цвета, словно водоворот черного и серебристого, и Джастин за тем как она толкнула пальчик в сердцевину, также, как и сейчас делала. В его глазах разливался жар, пока она медленно его соблазняла. На какой-то момент его кожа стала алой, а затем вновь приобрела оттенок слоновой кости, и Оливия задыхалась от желания его прикосновений.

Она помнила, как подошла к нему и оседлала огромное тело, как терлась чувствительной плотью о его огромного размера член, выпирающий в джинсах. Черт, он огромен. Оливия ощутила слабую вибрацию приближающегося оргазма. Что-то в этом сне было до боли знакомым.

Она, словно в трансе, наблюдала как обнажила свою грудь. Никакого признака на причину или время, когда она это сделала, но чувствовала, что так было.

Оливия не могла разобрать произносимых слов или понять их значение, однако, когда она вернулась к столу и раздвинула ноги, Джастин последовал за ней.

Её сердце бешено колотилось, когда он пальцами раздвинул ей складочки, а ртом медленно приближался к возбужденному ядру. Оливия зашипела, когда он языком провел по ее бедру, слизывая соки, пока не достиг лона.

Она вскрикнула, когда Джастин переместил рот на ее плоть, проникая языком внутрь, пока она не подумала, что взорвется.

Несколько мгновений он мучил ее языком. Это создание между ее ног было магическим и чистым сексом.

Она ощутила нежный толчок в теле, напряжение в точке, к которой он прижимался ртом. С каждым легким движением языка узелки в животе начали расслабляться.

Он шире раздвинул ее складочки для лучшего проникновения, и именно в тот момент, когда она уже была готова разорваться на кусочки, он остановился

Сев, Оливия осмотрелась, задумываясь, откуда, черт возьми, пришел этот сон или воспоминание, и оттолкнула его. Гильдия защищена от чудищ, и Оливия не глупа. Что бы она не видела или ощущала, это был монстр.

Именно таким, каким его описывал мальчишка, чудовищем из переулка.

Решившись на холодный душ и большое количество мыла, Оливия попыталась рассеять бессмысленные воспоминания и напряжение в теле. Но каждый раз, стоило закрыть глаза, она видела чудище, которое проворачивало ту ерунду своим ртом, заставляющие ее женские прелести трепетать от возбуждения.

Она все это записала на бумагу, начиная от черно-серебристых меток на предплечьях и бледной кожи, которая становилась алой, до серебристых глаз с черными водоворотами в них.

Все, что Оливия смогла вытащить из головы, начеркала на листке, который спрятала в тумбочке.

После она вышла из своей небольшой комнаты, но проклятые воспоминания продолжали прокручиваться в ее голове. Она решила притвориться больной, но задумалась как же скажет об этом.

«Мне снятся сны о монстре, который вытворяет действительно хреновые штуки, но для моих интимных местечек это просто круто, поэтому мне нужен выходной?» Да ладно.

Оливия шла по длинному извилистому коридору, пока чуть не врезалась в Кироса. Позади него стояла группа хорошо вооруженных наемников, при виде которых у Оливии пульс пустился вскачь.

— Я как раз тебя искал, — отрезал Кирос. — Прошлой ночью были разрушены чары, и у нас есть интересное видео из библиотеки. Олден и Джастин воспользовались рабочим кабинетом, где проводили исследования, — сказал Кирос, прищурившись на нее. — Ты была там, так что скажи, какого хрена было с тобой?

— Погоди… что? — шёпотом спросила она. От его слов глаза наполнились слезами, а в голове снова начали мелькать изображения.

— Прошлой ночью ты была там, — осуждающим тоном указал он. — На видео видно, как заходит Джастин, затем ты, а Олден уходит. Позже есть запись, как уходишь ты, но ни намека на то, как Джастин вышел из кабинета.

— Нет, меня там не было! Клянусь! — выкрикнула Оливия. В горле у неё пересохло от понимания, что могло произойти. Её обвиняли в предательстве! — Но у меня был сон. Словно я была там, но не могла себя контролировать, — призналась Оливия.

— Ты хоть понимаешь, как это звучит? Ты можешь доказать, что прошлой ночью тебя там не было? Потому что, я могу доказать обратное, — произнес Кирос со злобной улыбкой, из-за которой спина Оливии покрылась мурашками.

— Нет, — прошептала она. — Что нам теперь делать? — спросила Оливия неуверенно, зная, что её, скорее всего, отправят в Сиэтл, на допрос к специализирующимся на пытках людям.

— Ты можешь нам помочь и доказать, что не являешься предателем. Нам нужно допросить Джастина и Олдена тоже, так как тот был его сообщником. Ты можешь помочь нам обмануть их. Выбор за тобой, но сделать это ты должна сейчас, — прошептал Кирос мягко, прикоснувшись рукой к её лицу. — Хорошо подумай, потому что будет жаль расставаться с кем-то настолько юным, если твой выбор окажется неправильным.

— Я сделаю всё, что необходимо, — тихо произнесла Оливия, думая о детях Гильдии. Они через многое прошли, и она постоянно волновалась о том, что случится, если её не будет рядом, чтобы помогать им в те нелёгкие годы, пока не будет выбран предмет специализации.

К тому же, если в Гильдии действительно завёлся монстр, то дети были в опасности.

Кирос победоносно улыбнулся и, взяв бутылку вина, поданную ему одним из наёмников, протянул её Оливии.

— Сегодня ты пойдёшь к Олдену и Джастину и заставишь их обоих это выпить. Если не получится, и нам придется с ними сражаться, будет бой на смерть для наших Наемников. Вино вырубит их, но, если Джастин не человек, потребуется немного больше. Мне нужно верить, что ты сможешь уговорить его выпить?

В глазах Кироса было обвинение, и Оливия пыталась подобрать правильные слова.

— Что, если они невиновны? — сквозь слёзы прошептала она.

— Ох, милая моя Оливия, а что, если они — чудовища? — парировал он. — Которым ты дала несметное количество информации. Ты в курсе, что племянница Олдена примкнула к Фейри? И заметила, что Джастин ведет себя здесь, как телохранитель Олдена? Я считаю, что они всё это время использовали тебя, чтобы передавать информацию Фейри, что делает тебя соучастницей преступления. А ты знаешь, как Гильдия поступает с предателями? Связывает, сдирает кожу и вскрывает вены. Делает их беспомощными, оставляя лишь возможность молить о пощаде. Мы оба знаем, что Гильдия никогда не проявляла милосердия к предателям.

Дрожащими руками она взяла бутылку вина.

— Что вы с ними сделаете? — спросила Оливия, несмотря на то, что горло её сжалось.

— Тебе стоит беспокоиться не об этом, а о том, как заставить Джастина выпить вино, — ответил Кирос, скользнув злобным взглядом по её телу.

Вздрогнув, Оливия кивнула.

— Это твой звездный час, Оливия, думай, как Наемница. Наши женщины знают, как соблазнить Фейри. Воспользуйся знаниями и всем, что необходимо, чтобы схватить монстра, который воспользовался тобой для получения информации от нас. Если провалишься, тебя передадут в Гильдию Сиэтла, где никто не поможет. Помоги нам пленить Олдена и Джастина, и я обещаю заступиться за тебя.

— А сейчас мне идти на работу? — осторожно спросила она.

— Да, но на твоем месте, я бы переоделся во что-то более откровенное, а не серую будничную униформу. Воспользуйся своим телом, для заманивания Фейри в ловушку, именно оно — идеальный вариант. Они не могут пройти мимо женских прелестей людей, так что, может, ты заблаговременно заставишь себя стать влажной? Они могут ощутить запах твоего возбуждения, и это добавит поленьев в его огонь страсти к тебе. Когда ты привлечешь его внимание, напои его, а если не выйдет, воспользуйся этим, — приказал он, вручая Оливии маленькую полоску пергамента. — Приложи его к любому участку тела, и он сработает. Не подведи нас, Оливия.

Оливия наблюдала, как Наемники развернулись на пятках и последовали за Киросом. До сегодняшнего дня она никого из них не встречала, что заставило ее увериться, что Сиэтл направил своих лучших солдат, чтобы устранить угрозу, нависшую над Гильдией Спокана.

Вернувшись в свою комнату, она, наконец, позволила всхлипу сорваться с губ. По лицу текли слезы, и Оливия яростно их смахнула. Так не честно, Олден не предатель, просто не мог им быть!

Воспоминания вновь замелькали яркими картинками, и Оливия икнула, когда образ Джастина между ее ног, мелькнул перед глазами. Она была там, а он на самом деле все это вытворял. Должно быть кормился от нее и постарался избавить от воспоминаний.

Оливия знала, что Фейри могли стирать воспоминания и образы из головы своего «ужина». Скорее всего из-за сна ее воспоминания всплыли на поверхность. Оливия выступила в роли невольной жертвы, и даже не знала об этом.

Она выпрямила спину, развивая готовность и укрепляя понимание того, что должна сделать. Если в Гильдии появился монстр, ее долг — защитить от него детей, даже если ей придётся выступить в роли приманки.

Она бегала по спальне, переодеваясь. Надела черные чулки с кружевной оборкой и провокационный пояс, к которому они крепились. Заменила обычный хлопковый бюстгальтер на тот, который приподнимал грудь и демонстрировал великолепную ложбинку.

И скользнула в черное, короткое платье, которое едва скрывало кружево чулок.

Посмотрев в зеркало, она приказала себе:

— Ты справишься, потому что дети в опасности. У них никого нет, а ты им обязана. Монстр находился между твоих ног, Оливия. Как ты планируешь отомстить?

Она не ожидала, что красивая нимфа в зеркале ответит, но образ был сексуален.


Края чулок идеально выглядывали из-под платья, а то, что Оливия не надела трусики не окажется незамеченным, для бессмертного Фейри.

Он за милю почувствует запах ее возбуждения.

Оливия распустила пучок, в который убрала волосы утром, позволив им свободно ниспадать на спину.

— Смирись, ты сможешь это сделать. Ты — женщина, он — мужчина… Монстр, но мужского рода. Он хочет тебя. Богиня спаси нас всех, Геката помоги мне. — Она вознесла тихую молитву Богине ведьм и вышла из комнаты.

И помилуй Бог Джастина и Олдена, потому что Гильдия уж точно не помилует.


Глава 10 | Мрачное объятие демона | Глава 12



Loading...