home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12

Ристан наблюдал за возросшей активностью Гильдии и увеличением численности Наемников. Что не предвещало ничего хорошего, учитывая еще и то, что вчера вечером он перенесся из Гильдии. А может все еще хуже.

Он изучал людей и деятельность в библиотеке. И заметил Оливию, чьи рыжие волосы выделялись даже в тускло освещенном боксе, которым она часто пользовалась, когда закрывали библиотеку.

Ристан направился на второй уровень Гильдии, где располагались кабинеты Хранителей. Постучав в дверь, он ворвался в кабинет Олдена. И как только захлопнулась дверь, не стал тратить время на любезности.

— Пора выбираться отсюда, — объявил Ристан, пытаясь абстрагироваться от поступка Дану. На кормление в клубе Влада ушло несколько часов и не одна партнерша, и все же голод не унялся.

Казалось, желание обладать рыженькой никогда не уйдёт, и это беспокоило Ристана.

— А дети? Придумал, как их забрать? — возразил Олден, пока Ристан смотрел в окно.

— С ними всё будет в порядке, однако если нас раскроют, ты знаешь законы Гильдии лучше меня, старик. — Ответил Ристан. — Они что-то замышляют.

— Было засечено нарушение. Ты знаешь что-нибудь об этом? — спросил Олден, оторвав, наконец, взгляд от просматриваемых документов.

— Возможно, но здесь что-то еще. В каких случаях они увеличивают численность Наемников? — спросил Ристан.

— Такое происходит, когда в Гильдию проникают. Таков протокол, — ответил Олден, вновь опустив взор к документам.

— Пора начать строить стратегию отступления. Дети выживут, но лично я не хочу быть здесь, когда запахнет жаренным, и мы оба это знаем. Маги становятся сильнее, они смогли проникнуть в цитадель Орды, что враз увеличивает вероятность их пребывания в Гильдии.

— Я не желаю оставлять детей на милость этих монстров, как и ты. Я тебя знаю, мы много времени пробыли вместе, и осознаю, что при необходимости ты защитишь их.

— Как бы то ни было нам оставаться здесь опасно. Мы в меньшинстве, а они кровью рисуют чары на стенах, чтобы я не смог просеяться. Лишь основываясь на этом, я должен немедленно тебя эвакуировать. Я дал обещание, старик, и должен его сдержать.

Олден глубокомысленно рассматривал Ристана, обдумывая его слова. Тихий стук в дверь удивил их обоих.

— Войдите, — крикнул Олден, после чего в дверном проёме показалось личико Оливии.

— Привет, — застенчиво пролепетала она. Ристан почувствовал, как его член оживился, а яички от возбуждения начало тянуть. Из-за ее соков он стал одержимым, желая закончить то, что начал.

Только теперь он хотел, чтобы Оливия полностью осознавала кто он и, кто ее трахает. Но этому не бывать. Ристан мог убедить себя в чем угодно, и убедиться, чтобы с Оливией впредь ничего не происходило.

— Я на сегодня закончила с архивами, — сказала она, поднимая бутылку вина. — Поможете мне отпраздновать? — с надеждой в голосе спросила Оливия, скользнув взглядом от Олдена к Ристану, и быстро отведя взор.

— Я бы с удовольствием, но…

— Нет, — прервал Ристан Олдена. — Мы бы с удовольствием, — поправил он, наблюдая, как она, одетая весьма сексуально, проходит в кабинет. Ристану стало любопытно, поняла ли она, что произошло прошлой ночью с ее телом?

— Я возьму бокалы, — произнёс Олден, направляясь в небольшую комнатку, присоединённую к кабинету.

— Ты уже разобралась во многих пыльных архивах, что такого особенного в этом? — спросил Ристан, ища хоть малейший признак, что Дану вновь завладела телом Оливии или каких-либо отклонений.

Просьба Оливии была странной, так как он никогда не слышал, чтобы она праздновала то, что заканчивала какой-либо из архивов, над которыми работала.

— Я закончила все отчеты, пришедшие из Рот-Айленда. Для тебя это может и пустяк, но для меня большое дело, — прошептала она, углубляясь в кабинет. Когда вернулся Олден с бокалами, Оливия улыбнулась.

И протянула Олдену бутылку, шире растягивая улыбку и садясь напротив Ристана. Который заметил кружево в верху чулок и кнопки, удерживающего их пояса.

Платье гораздо короче привычных для Оливии. От вида демонстрируемой неприкрытой кожи у Ристана дернулся член.

Оливия что-то затевала, и Ристан хотел разузнать что именно. Он посмотрел поверх головы Оливии на Олдена, который незаметно кивнул, разрешая им сблизиться.

Она нечаянно задела его ногами, и даже, несмотря на разрешение старика, Ристан не был уверен, что доверился бы довести дело до конца.


***


Оливия смотрела на Ристана. Ее смущение не было наигранным, но в голове она продолжала проигрывать произошедшее в учебном кабинете, отчего сильнее увлажнялась, но чувствовала себя будто предателем.

Олден молча разлил вино, а Оливия мысленно поблагодарила Кироса, который послал к ней другого Наемника, передавшего блокатор, препятствующий засыпанию от напитка.

Каждый поднял бокал, и Олден пригубил вино, заставляя внутренности Оливии сжаться от того, что должно произойти. Она залпом осушила бокал, ощущая во рту богатый ягодный аромат.

Олден вновь наполнил бокалы, но тут у него зазвонил телефон. Оливия дождалась, когда старик ушел в другую комнату, а затем пустила вход обаяние, или она на это надеялась, потому что это существо — кем бы он ни был — уже кормился от нее.

Она видела, как раздуваются ноздри Джастина, и бросила беглый взгляд на Олдена, который осел в кресле, смежив веки и безвольно опустив голову.

Она вновь повернулась в Джастину, который с любопытством смотрел на Олдена. Оливия запаниковала и быстро приступила к действию, нежно толкнув Джастина, чтобы он откинулся на спинку кресла. Он повиновался, прищурившись на нее.

— Оливия, — шепнул он тихо. — Это плохая идея.

— Я хочу тебя, — выпалила она, робко опустив глаза и приподняв юбку, чтобы оседлать его колени.

У нее бешено колотилось сердце, воздух застрял в горле, пока она терлась влажной плотью о его выпуклость.

— Ты мне снился, — призналась Оливия, склонившись и нежно, невинно прикоснувшись своими губами к его.

Она провела руками по волосам Джастина, и он застонал. Если пергамент не сработает, Оливия в серьезной беде. Джастин переместил руки к ее бедрам, встретив ее взгляд и открыв рот для поцелуя, который Оливия разрешила.

Она почти могла представить, что Джастин — человек. Ее лоно сильнее увлажнилось, а его член сильно пульсировал, что даже она могла это чувствовать. Бум, бум, бум. Она тихо застонала, когда Джастин языком раскрыл ее губы.

По телу пронесся электрический разряд, отличный от всего, что Оливия когда-либо представляла. Он своим языком пленил ее, заставляя тихо постанывать. Оливия обняла Джастина за шею, прижав пергамент к его коже, и вскрикнула, когда он встал на ноги, опрокидывая ее на задницу.

— Какого хрена… — прошептал он, слегка пошатнувшись. Оливия в ужасе округлила глаза, когда его кожа стала фарфорового оттенка, а серо-голубые глаза изменились на серебряные с черным узором.

Его волосы были чёрными и намного длиннее, чем раньше, и он был чертовски огромным!

Он свалился на нее, заставляя закричать от боли, когда впился пальцами в ее кожу, сопротивляясь действию снотворного и заклинанию на пергаменте

— Треклятая Ведьма! Я тебя выслежу и заполучу все, чего так хочу, — нечленораздельно прошептал он.

— Мне жаль, — всхлипнула она, лежа под ним. В это момент дверь в кабинет распахнулась, впуская внутрь Наемников и Кироса. — У меня получилось, — прошептала она, когда вес Демона прижал ее к полу.

Теперь, лёжа на полу, Оливия могла видеть Олдена, который наблюдал за ней с раненым от предательства выражением на лице.

— Получилось милая, — произнес Кирос холодно улыбаясь. — Забрать всех, Олдена и существо отведите вниз. Рейд уже начался. Вся Гильдия будет ликвидирована.

Сердце Оливии остановилось.

— Что? — прошептала она сорванным голосом.

— Дело не только в одном предателе, милая. Предателей тут целая Гильдия. Почему, по-твоему, мы начали перевозить Наёмников в Сиэтл? Олден испоганил все, к чему прикоснулся, — ответил он и кивнул Наёмникам, ждущим его команды.

— Ее уведи с ними, но не убивай. Она нам может пригодиться, — сказал Кирос гигантскому мужчине, вставшему рядом с ним и смотрящему на Оливия нечеловеческими голубыми глазами.

— Охранять Демона, он скоро проснется. Уже сопротивляется снотворному, — произнес мужчина… или существо. Он не человек, и у Оливии заболели глаза смотреть на него.

Он был слегка больше Демона, и его длинные волосы были настолько светлыми, что казались почти серебристыми.

— Вил, мы хотим оружие. Ты обещал нам дать то, что сможет сдержать и ослабить Фейри, — произнес Кирос, уже выбросив Оливию из головы. Затем улыбнулся, отчего его лицо отвратительно скривилось, при виде золотых стержней, которые вытащил гигант и передал Киросу.

— Если думаешь применить их ко мне, предупреждаю — не сработает. Мы уже пришли к пониманию: препятствуешь мне и умрешь, — сказал Вил.

Затем его образ закружился, и он стал ничем не отличим от людей, окружавших его. Вил посмотрел на бессознательное существо на полу.

— Кроме того, у тебя прямо тут лежит замечательное оружие. Даже не представляешь, кого ты поймал на миленькую приманку. Если сделать ему достаточно больно, он принесет приз, о котором и мечтать не стоило, независимо от его желания. Они связаны. — Вил хмыкнул, напугав этим звуком Оливию.

Она почувствовала горячие слезы злости, когда ее выводили из кабинета Наемники, а затем все здание сотряс взрыв. Двери сорвались с петель, пыль от кирпича и извести окружила их.

Земля под ногами дрожала, глаза Оливии слезились от пыли, а в ушах звенело от взрыва.

— Отпустите меня, — попросила она, однако мужчины проигнорировали её. Один из них до боли крепко держал её за руку, а второй осматривал.

— Ты замечательно выглядишь, дорогуша, — фыркнул Наемник, осматривая ее карими глазами, не скрывая голода, который заставил Оливию сделать шаг назад, только чтобы ее дернул ближе тот, кто держал за руку.

— В здании дети! Младенцы! — взмолилась Оливия, пока слёзы струились по её щекам. — Пожалуйста, вы же Наёмники. Вы должны нас защищать!

— Ошибаешься, — ухмылялся один. — Мы здесь не в качестве дружелюбных Наёмников, и по правде сказать, мы вообще не Наёмники, дорогуша. Так почему бы тебе не замолчать и просто не насладиться зрелищем?

Оливия в ужасе наблюдала, как Олдена, по лицу которого струилась кровь, вытащили наружу. С ним что-то сделали, пока он был без сознания от снотворного, и это ее вина. Она доверяла Киросу, а теперь они навредят тем, кого она обещала защищать.

Из одного из многочисленных кабинетов выбежал мужчина, которого тут же застрелил тот, что стоял рядом с ней. Ложные Наёмники схватили ее и потащили вниз, на уровень библиотеки, где они столкнулись с Даррином — другой библиотекарь — который остановился и поднял руки вверх, сдаваясь… но его тоже убили.

Оливия рыдала, когда все больше людей, появлявшихся, чтобы узнать, что произошло, были убиты. С верхних уровней Гильдии были слышны звуки выстрелов и крики, Оливия закричала, сползая на пол и закрывая уши руками

— Остановитесь, о, Боже, пожалуйста, остановитесь! Они ни в чём не виноваты. Они сдадутся, просто перестаньте их убивать, — взмолилась Оливия безрезультатно.

Когда она заметила детей, которые столпились за рядом полок, её сердце остановилось. Прижав к губам палец, она прикрыла глаза руками.

Оливия беззвучно произнесла губами слово «прячьтесь», и, как только мужчины принялись догонять каких-то других библиотекарей, рванула к детям. Кто-то их них был из средних классов, но остальные из начальных, и все они собрались вокруг одной из младших библиотекарей, Лекси, из раны на ноге которой бежала кровь.

— Следуйте за мной, — тихо попросила Оливия, применяя дополнительное давление на рану на ноге Лекси. — Мне нужно, чтобы вы были такими же тихими, как на тренировках. Можете это сделать? — шепнула она, помогая Лекси подняться с пола.

— Они найдут нас, — прошептала Эшлин, у которой дрожала нижняя губа. — Они выстрелили в мисс Лекси, и в нас выстрелят тоже.

— Если мы доберёмся до катакомб, то сможем спрятаться там, — шепнула Оливия в ответ. Дети следовали за ней, пока она помогала Лекси, которой как-то удалось сдержать болезненный вскрик, когда они направились глубже в обширные библиотеки.

— А теперь, когда мы попадём в приёмную, мне нужно, чтобы вы, ребятки, двигались очень быстро. Все чудовища там, так что нам нужно быть тихими, но быстрыми.

— Мисс Оливия, они убьют мою мамочку? — спросила Сара, по щекам которой бежали слёзы.

— Я думаю, что Гильдия наносит ответный удар, милая, но прямо сейчас мне нужно, чтобы ты была смелой. Тебе нужно делать то, что я говорю, причём делать это быстро, — ответила Оливия, после чего посчитала количество детей в начальных классах, и обнаружила, что здесь не всё. — Где Майкл?

— Он спрятался возле ванных комнат, — сказала Лекси, оторвав кусок ткани от своей юбки и продолжив перевязывать рану. — Я не смогла к нему попасть.

— Ладно, я вернусь за ним, как только вы будете в безопасности в катакомбах. Ты можешь идти? — спросила Оливия, заметив, что кровь уже пропитывала ткань.

— Я думаю, что могу, но, Оливия, кровотечение очень сильное, — призналась она, взглянув в испуганные глаза Оливии.

По количеству крови, которая вытекала из раны Лекси, Оливия поняла, что девушка была ранена в бедренную артерию, и в её горле поднялась желчь, однако она не позволила ей вырваться наружу.

Проглотив всхлип, Оливия покачала головой. Это однозначно была смерть: Лекси истекала кровью, а у неё не было ни одной ленты пергамента или жезла, чтобы произнести исцеляющее заклинание или хотя бы попытаться остановить кровотечение.

— Ты справишься, — пообещала она.

Лекси кивнула и, пока разражалась всё более сильная перестрелка, Оливия повела детей дальше в катакомбы. Только когда они были в безопасности одного из проходов, ведущих в туннели, она села с Лекси.

Из-за усилий, которые им пришлось приложить, чтобы пробраться сюда, из раны Лекси кровь текла ещё быстрее.

— Оливия, скажи моей маме, что сегодня я была смелой. Скажи ей, что я всё сделала правильно, — прошептала Лекси, держась за Оливию небольшой рукой.

— Ты можешь сказать ей сама, когда они придут к нам на помощь, — ответила Оливия, убрав несколько прядей с лица девушки. Её сердце безумно колотилось, пока она смотрела на кровь и понимала, что осталось недолго.

Она оказалась права. Всего через несколько мгновений, Лекси скончалась, и, когда Оливия приглушённо вздохнула, дети поняли, что девушка мертва. Скрестив руки Лекси на груди, Оливия придала ей такое положение, словно она просто спала.

— Ладно, ребята, — шепнула Оливия сорванным голосом. — Сейчас мы с вами сыграем в игру. В следующей комнате камера тишины; там хранят арфу, чтобы никто её не слышал.

Вам всё ещё придется вести себя очень тихо, но я оставлю Кенни за главного, и мы посмотрим, кто будет самым тихим, пока я ищу Майкла. Можете сделать это для меня? — спросила она, смотря на них умоляющими глазами, и дети направились в небольшую тёмную комнату, где стояла проклятая арфа.

— Я главный, прямо как наёмник? — спросил Кенни, глаза которого стали размером с блюдца.

— Да, прямо как наёмник, — прошептала Оливия.

— Ладно, все внутрь, — произнесла она, вернувшись взглядом к тому месту, где лежала мёртвая Лекси. Сердце Оливии продолжало бешено биться, и, как только дети спрятались в комнате, она пошла на поиски Майкла.

Ему было пять, и он уже должен бояться смерти. Прижимаясь к стенам, Оливия направилась в ванную комнату мальчиков.

Заметив Майкла, она облегчённо вздохнула, однако, когда мальчик встал и побежал к ней, раздались выстрелы, его маленькое тело дёрнулось и упало на пол. Прикрыв рот рукой, чтобы не завопить, Оливия закачала головой, не веря в то, что только что была оборвана жизнь.

Они целенаправленно убивали детей! Её сердце, казалось, сейчас вырвется из груди, однако Оливия не двигалась. Она подождала несколько мгновений, пока ей не показалось, что выстрелы раздавались уже дальше от библиотеки, а затем направилась к Майклу, чтобы проверить его пульс.

Из её горла вырвался всхлип, когда в Оливии вспыхнул гнев. Это было ненормально. Всё должно было быть не так! Встав, она отошла от крошечного тела, потому что мальчика уже нельзя было спасти.

Оливия открыла дверь в комнату алхимии и, перешагивая через тела, направилась к предварительно сделанному пергаменту, отрывая достаточно — по крайней мере, она на это надеялась — чтобы спасти всех, кого только сможет. Она это начала, она должна и остановить.

Где же настоящие наёмники? Потому что мужчины, которые сейчас избавлялись от детей, уж точно ими не были. Они были убийцами. Схватив несколько предметов, о которых читала в журнале учёта выполнения задач, она направилась к двери.

Оливия снова прижалась к стене, шепча все молитвы, которые только могла вспомнить в данной ситуации. Завернув за угол, она столкнулась лицом к лицу с одним из мужчин, которые были в комнате вместе с Киросом, и воспользовалась заколдованным кинжалом, шепча заклинание, которое выучила давным-давно. Затем наблюдала, как кинжал летит по воздуху и оказывается в сердце мужчины, который казался таким же шокированным, что это сработало, как и она.

Оливия вернулась туда, где оставила детей, используя свитки, чтобы заваливать всех, кто стоял между ней и невинными ребятишками. Повсюду были слышны крики и выстрелы, но она остановилась, услышав, как раздался единственный мучительный вопль.

Джастин. Если она могла попасть к Олдену, то он смог бы сказать ей, почему позволил Джастину быть внутри. Он не был врагом, так как не убивал детей, а времени на это у него было предостаточно.

Может, объединившись с Олденом и тем, кем бы, чёрт возьми, ни был Джастин, она могла прекратить бессмысленные смерти.

Посчитав ленты пергамента, Оливия поморщилась. Она взяла недостаточно, а комната, в которой они находились, теперь была в другой стороне библиотеки. Оливия выдохнула и медленно вдохнула, её сердце до боли сильно билось в груди, пока она решала, каким будет её следующий шаг.

— Ох, к чёрту это! — прошептала она, направляясь в сторону места, откуда забрали Олдена и Джастина. Если Кирос оказался врагом, значит Олден им не был.

Оливия облажалась. Ей нужно было исправить то, что она натворила, насколько это возможно. Она думала, что поступает правильно, но всё оказалось совсем наоборот. Как легко она купилась на ложь Кироса! Она не была такой, поэтому нужно было срочно всё исправить.


Глава 11 | Мрачное объятие демона | Глава 13



Loading...