home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13

Он очнулся от жуткой, пронизывающей боли. Когда его внутренние органы скрутило в агонии, Ристан закричал и открыл глаза, чтобы найти истязателя, но наткнулся лишь на Кироса, который, наблюдая за ним, вгоняя в его грудь спицы.

Посмотрев ниже, он увидел, как другой Наёмник вонзает нож ему в живот по самую рукоять, заставляя Ристана кричать. Изо рта потекла кровь, и Кирос удивленно улыбнулся.

Уже не в первый раз Ристана будили пытками, и он видел, как мучили Олдена. Сначала он сдерживался, принимая боль, но время шло, заставляя его кричать под пытками, за которыми наблюдал Олден,

Они задавали вопросы, о Райдере, о Синтии. Но Ристан не отвечал, а просто терпел, когда они резали его плоть и ломали кости. Он выстоял, крича от боли, когда они заставили Олдена наблюдать за пытками, в надежде, что это разговорит его.

Они обещали отпустить старика, если Ристан расскажет всё, что они хотят знать. Но он понимал, что они лгут. Они хотели, чтобы Ристан позвал Короля Орды, которого они попытаются убить. Это он знал наверняка.

Наёмники вскрывали его, а он отрицательно мотал головой Олдену, который сдавленно кричал или это был сам Ристан.

Он мог лишь думать о библиотекарше и о том, что он сделает с ней, когда выберется. Потому что так и будет, Ристан знал, его братья в конечном счете узнают, что он не явился в срок и отправятся на его поиски.

— Спицы, кажется, сдерживают его, из-за них он не может сопротивляться, — сообщил Кирос, осматривая Ристана злобным взглядом. — Всерьез считаешь, что можешь заявляться в мой дом и играть в свои игры?

— Олден, — спросил Ристан, ощущая агонию тела, желая избавиться от спиц.

— Его допрашивают неподалеку, но сомневаюсь, что он сможет вернуться к нам. Что же касается тебя… ты останешься с нами, пока за тобой не явится брат. Не позовешь его, он почувствует твою боль, которая приведет его прямо в наши руки.

— Он никогда за мной не придет, — отрезал Ристан, в его глазах отразилась ненависть, а кожа из бледной превратилась в красную. Клыки удлинились, которые Ристан незамедлительно продемонстрировал Киросу, холодно улыбнувшись.

— Как ты узнал? — спросил Ристан, пытаясь выиграть время, чтобы освободиться от оков, зная о Спицах Бога, которые лишали его сил. Спицы… эти идиоты не знали, что из-за спиц Ристан потерял связь с Райдером, из-за их невежества он хотел смеяться.

— Вил рассказал, после того, как Оливия поймала тебя. Фейри не могут устоять перед девственной дырочкой, да? Оливия была словно валерьянка для кота, а ты не мог сопротивляться попыткам трахнуть ее?

Оливия. Сука дорого заплатит. Ристан купился на ее невинное поведение, и когда выберется отсюда, заставит ее за все заплатить. Дану колоссально подставила Ристана из-за неуемного стремления к его члену и разуму. Она несет столько же вины, как и рыжеволосая стерва, которую он сейчас решил затрахать.

Ристан вновь улыбнулся и рассмеялся, несмотря на кровь, стекающую изо рта. Он захватит маленькую библиотекаршу, которая станет молить о смерти. Он прокричал ее имя.

— Оливия, ты, блядь, моя! — Вышло грубо, но Ристан улыбнулся Киросу, который удивленно таращился на него. В этот миг еще больше кинжалов вонзились в тело Ристана, который продолжал смотреть на Колдуна с неприкрытым желанием убивать.

— Спицы недолго меня удержат. Ты будешь умирать, крича как сучка, а я съем твое гребаное сердце на твоих глазах.

— Он не сможет убить тебя, — послышался голос другого мужчины, изучавшего лицо Ристана. — Но я могу и убью, Демон. Твой род не должен был выжить, особенно после того, что моя жестокая сука-жена сделала с нашими детьми, с моим подарком. Моей любовью, — он фыркнул, словно увидел что-то смешное. — Я — Вил, муж Дану. Да, я — Бог, который планирует стереть в порошок твою расу, — издевательски произнес он, вытащив одну спицу из плеча Ристана и поместив ближе к сердцу. — Тебе нужно отдохнуть. Сегодня они не придут. Дану должна прийти с ними; мои шпионы доложили о ее сильной привязанности к тебе. Не расскажешь почему?

Ристан уставился на Вила, гадая, почему Дану не предупредила, что ее бывший муж стоит за Магами? Когда он продолжил молчать, спица проникла глубже, едва касаясь сердца. Это его не убьет, но будет адски больно.

— От тебя пахнет ею, — прорычал Вил, и Ристан заметил вспышку гнева, сверкнувшую в глазах Бога.

Ристан сдержал крик, когда спица вошла глубже, причиняя невыносимую, жгучую боль, от которой мрак поглотил его. Чернота объяла Ристана, захватила разум, пока тело продолжало разрываться от боли.

Его сознание плыло в самое мрачное место, то, которое Ристан пытался избегать. На первый план вышли воспоминания, как его отец мучил его мать. Ристан пытался напасть на отца, чтобы спасти уже избитую мать от безжалостных побоев. Он дико размахивал маленькими кулачками, неспособный нанести вред тому, кто его породил,

Все происходило в павильоне, где другие обитатели жались в углах, чтобы отец их не заметил, но никогда не пытались сбежать. Отец посмотрел на Ристана убийственным взглядом, и замахнулся, отправляя его в бассейн. Мать Ристана позвала отца, стараясь защитить Ристана от ярости.

Но это не спасло, хотя вряд ли что-то могло бы спасти. Алазандер прыгнул в глубокий бассейн и удерживал Ристана под водой. Которая наполняла легкие Ристана, и они горели, словно в него вливали адское пламя. Несколько раз, Алазандер поднимал его из воды и вновь погружал.

В конце концов, пришло спокойствие, а с ним и самое прекрасное создание, которое Ристан когда-либо видел. Дану улыбнулась ему, в ее глазах стояли слезы, когда она давала обещание воздать за все, что произошло. Она сказала, что монстр, который считался его отцом, поплатиться жизнью за свои деяния, и хоть это будет не сейчас, но это произойдет.

В обмен на свободу Ристана и его матери от Алазандера, Дану попросила безоговорочное служение богине. Ристан без колебаний согласился.

Он несколько раз приходил в себя. Каждый раз из него вынимали какой-то орган, на месте которого образовывался новый, что заставляло Ристана просыпаться. Он пытался сосредоточиться на том, что будет делать с Оливией, а с этим приходило спокойствие

В очередной раз он очнулся от крика, понимая, что это кричит он сам. Боль шла от того, что чем-то пронзали его руки и вынимали кишки. Он дернулся и осознал, что не может пошевелить ни одной частью тела. Больше не было контроля, и от этого Ристан начал паниковать.

Он уставился в пустые, безжизненные глаза Женщины, которую убил во время Перехода. Он это сделал, обманутые надежды его отца. Ристан не смог сдержать демона, а не сохранив контроль, демон ненасытно кормился от женщины.

Его братья и несколько мужчин из охраны отца оттянули Ристана от тела, и в этот момент до него дошло, что он натворил. Ристан едва пережил шестнадцатое лето, когда пришло время для его Перехода, что считалось рано по стандартам Фейри. Теперь вновь гнев и отвращение отца направятся на Ристана.

На этот раз он заслужил это, за то, что был тем, кем должен быть. У него были крылья, огромные, кожистые, черные крылья, которыми он неосознанно хлопал, еще не умея ими управлять. Хвост бешено дергался вокруг бедер, пока Ристан пытался найти контроль над разумом и конечностями.

— После Перехода ты стал нечистью, какой и был, — с ненавистью прорычал отец. — Я не позволю быть тебе выродком Легиона Демонов, чья кровь течет по твоим никчемным венам. Ты — от моей крови и ты — Фейри! Понял? — гневно добавил он.

Алазандер шипел, прижимая Ристана к холодному полу. Когти Короля сверкнули, когда он одним движением провел между крыльев и кожей, разрезая плоть, кости и сухожилия, пока Ристан кричалл в агонии.

Кричал и умолял отца о пощаде, пока крики не превратились в обещания мести. Видение, что Дану пришла к нему, чтобы успокоить и сказать, что время для смерти отца еще не пришло.

Она руками унимала боль в спине, давая передышку от нескончаемых мук.

— Вскоре придет его время, обещаю, милое дитя. Вскоре, он сделает свой последний вдох. — После этого дня Ристан никогда не просил и не молил о пощаде, и ждал семь сотен лет момента мести. От рук Райдера.

Ристан не мог пошевелиться, запертый в клетке разума. Больше воспоминаний обрушивалось на него, а с ними пришла и эмоциональная хрень, которую он не был в состоянии отсечь. Ристан больше не кричал. Он смог пережить боль тогда, сможет и сейчас.

Удалили еще органы.

Ристан опять погрузился в бездну бессознательности.


***


Оливия не могла попасть в ту часть библиотеки, где пытали Олдена и Джастина, так что она пошла на поиск детей, которые могли еще где-то прятаться. Она пробиралась сквозь последствия бойни внутри Гильдии. Запах смерти был непереносимым, но все же Оливия заставила себя идти.

Она нырнула в один из многочисленных скрытых ходов, распространенных по всей Гильдии, благодаря которым можно было передвигаться по территории. Каждое следующее место, которое она обыскивала было похоже на предыдущее.

На полу лежали тела, вокруг которых ореолом разливалась кровь.

Иногда, пока пробиралась через относительно тихую Гильдии, доносились звуки выстрелов. Вероятно, враги искали тех, кто был достаточно умен и спрятался, а также детей, которых Оливия не спрятала в музыкальном классе, когда начался весь этот хаос.

Дети постарше уехали из Гильдии вслед за Наемниками, чтобы тенью ходить за ними, наблюдая за работой Гильдии Сиэтла. Но с каждой прожитой минутой, безнадежность становилась сильнее.

Но попав в тренажерный зал, Оливия уловила слабое хныканье. Около разбитой стены, она нашла тела других библиотекарей, зная, что они не сдались без хорошего боя.

Тела других, которых она не распознала, лежали между кусками бетона и кирпича. Оливия уставилась на дыру в стене, словно могла почувствовать свободу

Повернувшись к месту, откуда доносилось хныканье, Оливия сглотнула и приняла решение. Она направилась к раздевалкам, заглянула в одну, а затем в другую, где и обнаружила группу детей из средних классов, грязных, раненных, но живых.

— Ребята, вы идти можете? — спросила она, оценивая взглядом раны детей. Ушло чуть больше времени, чем Оливия предполагала на то, чтобы забрать детей, заодно и прихватить воды, из раздевалки и отвести в музыкальный класс.

Она оставила их там и направилась по коридору, ощущая нарастающее чувство вины, сдавливающее желудок, при виде ужаса разрушенной Гильдии. Ей хотелось упасть на пол и кричать.

Она посчитала трупы, и поняла, что по крайней мере, те кто выжил в безопасности благодаря ей. Она спасла их от участи их родителей: смерти.

Она подобралась к столовой. Детям нужна пища и припасы, чтобы продержаться, пока не придет спасение. Им придется голодать, так что Оливии нужно достать хотя бы белок, чтобы они могли продержаться до прибытия настоящих Наемников, которые остановили бы убийц.

Оливия завернула на кухню, и к ее виску прижалось холодное дуло пистолета. Она повернулась, чтобы встретить свою смерть, но вместо этого ее вырубили ударом приклада. И последняя мысль была, что Оливия вновь облажалась.


***


Ристана вновь разрезали, он чувствовал, как они роются внутри его тела. Потеря сознания — единственный путь сбежать, но бессмертие вновь приводило его в чувства, назад к мукам.

Для маленькой рыжеволосой гарпии смерть — легкое наказание. Ристан во всей красе покажет, что означало принадлежать монстру.

Настоящих монстров не останавливает ни чей-то страх, ни боль, ведь они — проклятые чудовища. Может и не она его пытала, но привела этих уродов к нему.

Он вновь потерял сознание, улыбаясь, когда начал погружение в прекрасное небытие.

Когда вновь очнулся, попытался связаться с Олденом по ментальной нити, но не нашел ее. Ристан понимал, раз ее нет Олден и дети, запах которых он уловил, были мертвы. Запах крови невинных был чистым. Он ухватился за него, пока души умерших двигались по Гильдии.

Смерть была повсюду, а Ристан улыбался, понимая, что пока в сознании притягивал эти души к себе, поглощал и набирался сил.

Но тратил их, когда его вновь начинали пытать. В итоге, некоторые душу улетали из Гильдии, понимая, что за ними охотится монстр.

— Он около двух часов лежит без сознания, а потом просыпается, — произнес кто-то.

— Продолжайте, — произнес другой мужчина, нависнув над Ристаном. — Он больше не кричит, как думаешь почему?

— Он становится неуязвимым к пыткам, но насыщается душами умерших, — заметил Вид и провел острым когтем по щеке Ристана. — М-м-м, чувствуешь? — задал он вопрос.

— Что? — спросил мужчина, продолжая наблюдать за Демоном.

— Появились Фейри, и думаю, что уловил запах моей жены или кого-то, носящего в себе ее сущность. — Вил улыбнулся.


***


Оливия села на пол в приемной библиотеки, изо всех сил стараясь остановить очередной приступ слез.

Произошедшее в Гильдии за последние пару дней всю жизнь будет преследовать ее. Продемонстрированное ей двумя ненастоящими Наемника отпечаталось в сознании, и не существует средства, чтобы стереть это из головы.

Она едва пришла в себя, когда двое мужчин притащили ее в одну из комнат рядом с библиотекой, чтобы показать, как пытали Джастина.

Садистские ублюдки держали ее там лишь несколько минут, чтобы показать, как нужно обращаться с Фейри, но она вознесла благодарность Гекате за пустой желудок, иначе бы ее стошнило прямо в ту же секунду. Оливия поникла под давлением вины от того, что случилось с ее любимой Гильдией.

Она растерялась, и была абсолютно уверена, что рано или поздно ее так же бессмысленно убьют. Она икнула, что было больше похоже на всхлип.

— Хватит ныть. Идиотка, из-за чего ты рыдаешь? А? — злобно прорычал один из похитителей.

— Вы убили невинных, а не должны былы. Они бы никому не рассказали! — выкрикнула она.

— Заткни ее. Хранитель ушел, в здании Фейри, — произнес другой мужчина, сжав челюсть и скользя по Оливии взглядом полным сожаления.

— Чувствуешь? Такое ощущение, что за нами наблюдают, — произнес первый, потянувшись к пистолету, пока другой мужчина продолжал с тоской окидывать взглядом тело Оливии.

— Если бы за нами наблюдали, Вил уже бы сказал, — ответил он.

Оливия осмотрела некогда прекрасную библиотеку и подавила рыдание. Ее друзья лежали мертвыми, рядом с маленьким тельцем Майкла, собранные в кучу, как мусор. Гильдия была ее домом, а они — семьей.


***


Ристан открыл глаза, заслышав голос Синтии. Подумав, что она привела Райдера в эту ловушку, он с ужасом осмотрел комнату. Но издал рев боли, когда еще одну спицу вогнали в его живот

— Не стоит. — Голос Синтии был едва слышен, но беспощаден.

— И что ты сделаешь? — фыркнул один из них… Маг, в чем Ристан был точно уверен.

— Вырву твои кишки, пока ты еще будешь жив. Затем покажу тебе твои же внутренности и преподам урок долбаной анатомии, — серьезно и прямолинейно заявила Син.

— На нашей стороне Бог! — с вызовом бросил мужик.

— Каков твой план, жена? Убить меня за то, что сделал твоим детям? — спросил Вил.

Ристан повернул голову, наблюдая, как Дану безмолвно приблизилась к мужу. Лучше, чтобы у суки был план, как вытащить их всех отсюда, учитывая, что эту чертову кашу заварила она.

— Я не намереваюсь убивать тебя, муж.

Чего-чего? Ристан намеревался вытащить кишки бога через его рот!

— Ах, тогда богиня, которая только что оперилась, пришла сюда, чтобы оборвать мою жизнь.

Синтия? Ни хрена подобного! Она еще даже не приняла божественную сущность. Она именно такая, какой ее назвал Вил, только что оперившийся птенец. Ристан попытался пошевелиться, но мрак окутал его, хотя он и сопротивлялся.

— Она здесь не при чем, Вил, — предупредила Дану. — Она моя, из моего чрева.

— Ты спаривалась с этими мерзкими трахарями!?

Ристан встретил испепеляющий взгляд Вила и ответил ему тем же. От гнева Вила сотряслась комната, от чего с потолка посыпалась пыль. Правильно, Ну давай идиот!

Обрушь долбаное здание на нас. Ристан опустил голову на плиту, обдумывая убийство Дану и Оливии. Черт, может он бы трахнул их обеих прямо перед их проклятой смертью.

И задумался, повлияет ли смерть Богини на Царство Фейри? Как же Ристан будет рад узнать.

— Я не спала ни с одним Фейри, лишь вложила яйцеклетку туда, где могло прижиться семя. — Дану растянула губы в издевательской ухмылке. — После всего ты ревнуешь меня к моим же детям.

— Я не ревную. Ты — моя! Всегда была и будешь!

На мгновение, Ристан отключился, а Син охраняла его окровавленное тело. Когда вновь очнулся, заметил, что сила начала возвращаться, а кто-то крикнул:

— Начинаем представление.

Ему нравились представления, так что он попытался сосредоточиться.

Он старался держать глаза открытыми, наблюдая, как Синтия убивает Магов, а его братья стоят по бокам от нее, уничтожая других.

— Соскучилась по драке, Питомец? — спросил Райдер, очищая меч от крови. Дристан, Савлиан и Эодан начали вынимать спицы из тела Ристана и освобождать от оков, удерживающих его на плите.

Один из них гламуром надел на Ристана черные шелковые брюки. За что Ристан был благодарен, так как они защищали сломанные конечности и порванную плоть из-за бесконечных пыток Магов.

— Всегда скучаю, — спокойно ответила она.

— Девчонка, — рявкнул Ристан. Его глаза были почти беспощадными, когда он взглянул на Синтию и братьев. — Хочу забрать ее с собой.

— Какая девчонка? — спросила Синтия, в то время как в её глазах зажегся огонь. Ристан почувствовал, как его сердце забилось сильнее, когда в комнату вошёл Синджин с девушкой на руках. Он уже знал о желаниях Ристана, потому что между ними была ментальная связь.

— Оливия, — прошептала Синтия, и Ристан сузил на неё глаза, пока она боролась с эмоциями.

Плевать. Он получит от рыжей то, что причиталось ему по закону.

— Она ни с кем не станет говорить, ни кого не будет кормить, ничего такого, пока я сам не сделаю этого, — Ристан говорил шёпотом, однако гнев в его голосе нёс угрозу.

— Ясно, — прошептала Синтия, в то время как по её щеке скатилась слезинка.

— Мне плевать, если ты ее лучшая подруга, Син, если пойдешь против меня, пожалеешь, — прорычал Ристан.

— Поняла, Демон, — рыкнула она в ответ, взглядом позволяя ему осмелиться продолжать.

Ристана выносили, и это было чертовски нелепо, однако у него абсолютно не было сил. Единственное утешение было в том, что маленькая стерва теперь была его. Она могла быть невинной, а могла быть предательницей, как он и предполагал с самого начала.

Это не имело значения. Теперь она была его, и он ей отомстит.


Глава 12 | Мрачное объятие демона | Глава 14



Loading...