home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 16

Внезапно, Оливия упала на колени и прежде, чем смогла понять его намерения, услышала звук металлического щелчка.

Ристан соединил цепь с ее ошейником. Глаза Оливии расширились от ужаса, когда она поняла, что он закреплял его магической печатью.

— Я тебе не собака! — воскликнула она, сжимая кулаки по бокам, ее глаза наполнялись слезами.

— Ты права. Ты гребаная рабыня, только моя, если выражаться точнее. Так что пристегнись, детка, и получай удовольствие. — Он дёрнул за медальон, теперь, прикрепленный к ее ошейнику. — Ложись спать, завтра будет настоящий ад для тебя, малышка.

Ристан снял свою одежду одной лишь мыслью и наблюдал, как ее взгляд опустился вниз на то, что было готово прямо перед ее лицом. Это было жестоко, десять дюймов, нуждавшиеся в высвобождении.

Ристан улыбнулся и увидел, как она облизала губы. Блядь девчонка красива, а её аромат? Это его солдат просил разрешение врезаться в эти шелковистые рыжие завитки.

Отвернувшись от нее, он подошел к кровати, и откинул темно-серое одеяло, чтобы плюхнутся на шелковые белые простыни своим массивным телом.

Он едва сдержал стон от внезапной боли, вызванной небрежностью. Он закрыл глаза, зная, что у Оливии нет никакого выбора кроме, как лечь и заснуть.

Ее цепь давала достаточно пространства для передвижений, но все же недостаточно чтобы добраться до него, пока Ристан отдыхал. Длина цепи не позволяла доставать ей до двери или элегантных окон, составляющих одну из стен покоев. Ристан об этом позаботился.

— Мне нужно воспользоваться ванной, — произнесла Оливия. Ристан приоткрыл один глаз и уставился на нее.

— Серьезно? — с досадой простонал он. Ристан посчитал себя сволочью, так как его метаболизм задействовал все эффективно, поэтому не возникало таких потребностей, как у нее. Он поднялся с кровати и медленно направился к девушке. Его солдат подпрыгивал вверх и вниз, когда Ристан потянулся к цепочке, выпуская ее из стены.

Он пересек комнату и открыл дверь, потому что да, у него был туалет. Здесь бывало много женщин, и у некоторых были личные потребности, как и у Оливии.

Ристан удерживал дверь, демонстрируя роскошную ванную, которая могла легко вместить десять человек, нет, девять и одну нимфу, не способную двигаться. Душевая была выполнена из черного мрамора, точная копия из особняка в Спокане.

Две каменные раковины, из которых пузырилась вода подобно фонтану, были встроены в туалетные столики. Звучание воды было успокаивающим, поэтому Ристан достал их себе. Дану не видела оснований для такой расточительной траты пространства, но, прожив среди людей, он полюбил подобные удобства.

— Я могу воспользоваться ей в одиночестве? — прошептала Оливия, и да, он услышал ее четко, словно колокол.

Ристан повернулся к ней спиной, и это был предел приватности, который она могла получить. Услышав звон металла от перемещения по полу, он немного выпустил цепь, давая девушке дойти до места, где был туалет. Там была небольшая кабинка, предоставляющая ей крошечное чувство уединения, но, впрочем, это — не его проблема.

Он отключился от нее, даже не смотря на услышанный плеск воды, пока Оливия приводила себя в порядок. Это было до тех пор, пока цепь не дернулась, и что-то не полетело ему в голову. Ристан резко развернулся.

Оливия стояла возле ванной, запуская в него метательные снаряды в виде шампуня, кондиционера и остальных продуктов для волос. Ристан улыбнулся. Игра началась. Он просеялся и схватил девушку за плечи, поднимая с пола, пока ее глаза не оказались на уровне с его.

— Тебе не следовало так делать, — предупредил он. Его прожгла боль заживающих ран. Ристан снова переместился, и они приземлились на кровать, на этот раз он был сверху, в приветствии сильно упираясь маленьким солдатом ей в живот.

Не то чтобы его член был маленький, просто «парень» повидал боевые действия и прошел через таких развратных женщин, заставляющих его солдата болеть в течение нескольких дней после их извращенных трах-игр.

На протяжении веков Ристан видел много дерьма, и даже сам делал его, что в последствии оставляло любовные отпечатки на его партнершах. Да, он был солдатом.

Он был чертовым ветераном, когда это касалось секса. Так почему же сейчас эта краснеющая маленькая девственница делала его твердым, словно камень? Это, вероятнее, было связано с тем, что она никогда не была оттрахана-неизведанная территория, и все такое.

Он разместил свой член на уровне с ее клитором, наслаждаясь громким вздохом, когда его «парень» встретил ее «девочку», касаясь в полной мере. Ристан легко захватил ее руки, которыми она пыталась отбиться, и холодно улыбнулся, когда посмотрел на нее сверху вниз. Блядь, как Оливия прекрасно выглядела в ярости, ее грудь вздымалась от борьбы. Девушка извивалась под ним, двигая маленькими бедрами, чтобы убрать его со своего мягкого и шелковистого тела.

— Вот так, Лив, борись со мной, черт возьми, — прорычал он, двигаясь синхронно с ее попытками отбиться. Он рассмеялся, когда она тут же перестала бороться, но ее пьянящий аромат полностью не исчез.

Он своим лбом прижался к ее.

— Если ты еще раз попробуешь напасть на меня, я сам с тобой это сделаю. Вот только мое нападение ты никогда не забудешь. Ты поняла, что я сказал? — низко прорычал он, лаская своим дыханием ее губы. Ристан поднял голову, чтобы посмотреть на нее.

Ее глаза наполнились слезами, а нижняя губа задрожала. Он откинул мысли и воспроизвел то, что обещал себе, отказываясь утешить и успокоить Оливию.

Она сделала это с ним, она передала его злым ублюдкам, разрывавшим его на части. Будто он был каким-то животным, которое они расстреляли, выпотрошили и решили поиграть перед едой.

Хуже того, эта маленькая дрянь привела его Короля к врагу, а такое не прощается. Она разобралась с Ристаном, и таким образом смогла заманить их Короля. Они не могли убить Райдера, но заполнив его тело достаточным количеством железа, конечно, смогли бы его уничтожить, и это был бы конец игры для Орды.

— Я буду бороться с тобой и не собираюсь навсегда оставаться твоей пленницей. Я сбегу от тебя, и тогда я сделаю… — Оливия позволила угрозе слететь с губ.

— Сделаешь что? Запустишь в меня чертовы книги? Шампунь? Кондиционер? Поверь мне, Рыженькая, ты никогда от меня не сбежишь. Никогда. Я не тот, кто играет в игры, особенно после предательства.

Последний, кто предал меня? Они очень плохо кончили, я и по сей день сдираю с них кожу. Осмотрись вокруг, видишь эти картины?

Оливия посмотрела, скользя взглядом по величественным пейзажам, единственным украшениям этих стен. Они были прекрасны, шедевры даже.

— Они являются напоминанием никогда и никому не доверять, кроме крови, опять же. После того, как кожу обожгли, я написал на них картины и повесил, туда, где мог всегда их видеть, и вспоминать.

Если вдруг, по какой-то случайности, ты сбежишь, знай, я всегда тебя найду. Кроме того, у людей нет доступа к порталам, — предупредил он. Он хотел, испугать ее, но это? Это дерьмо может напугать достаточно взрослых мужчин, не говоря уже о его маленькой библиотекарше.

Да, в любом случае, эти картины не были столь милы. Она поежилась и уставилась на него, ощутив, как Ристан снова прижимал ее своим массивным телом. Его поцелуй возродил в ней множество эмоций, которые, казалось, уже покинули девушку. Реакция ее тела на поцелуй привела Оливию в ужас.

— Я могу передвинуться? — спросила она, когда этот громадный людоед привстал, чтобы пристально взглянуть на нее. Ристан наклонился, касаясь своим ртом ее; в его глазах появились завихрения, и Оливия отвернула голову, пытаясь остановить это, несмотря на то, что вновь хотела почувствовать его горячий поцелуй.

— Тебе нужно преподать урок смирения, — прорычал он. Ристан поднял свою руку, захватывая обе руки Оливии, и располагая их между телами. Другой рукой он слегка сжал ее подбородок, запечатывая своими раскаленными губами ее, в попытке украсть поцелуй.

На этот раз, поцелуй был нежным, и эти эмоции ворвались с удвоенной силой. Тело Оливии предало ее, и она медленно осознавала свои потребности, хотя и понимала, что должна остановить его, прежде чем он зайдет слишком далеко. Ристан коленом медленно расставил ее ноги, но это было единственным, что он сделал.

Ристан просеял их, прижимаясь своим телом к ней. Он целовал ее минуту, а в следующий миг уже прижимал к стене, пока она не восстановила равновесие.

— Ложись спать, прежде чем я перестану бороться с желанием покормиться от тебя и трахнуть так, что единственными словами у тебя будут «да, пожалуйста» и «еще», — прорычал он, опускаясь и дотягиваясь до цепи, связанную с ее ошейником.

Ристан быстро закрепил цепь к стене и холодно улыбнулся, услышав щелчок. Затем полностью отстранился от девушки, будто не он пробудил в ней болезненный уровень потребности.


Глава 15 | Мрачное объятие демона | Глава 17



Loading...