home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 17

Слыша ее неровное дыхание, Ристан понимал — Оливия не спит. Она крутилась и переворачивалась на кровати, что отнимало у него каждую унцию воли, чтобы напомнить, где он находился. На своей стороне, отвернувшись от нее.

Его член пульсировал, а сердце прерывисто билось.

Ему следовало просто взять Оливию, послав к черту моральные принципы, но Ристан никогда не брал женщин силой, и не собирался начинать сейчас. У него был неспешный, искусно продуманный план на счёт нее.

Ристан собирался заставить Оливию молить о его члене, и она получит его. Она сделает больше, чем просто получит его.

— Я не могу так спать, — прошептала Оливия.

— Как? — поинтересовался он, глубоко выдыхая.

— Эта кровать очень неудобная. Думаю, та, что в камере, предложит и то больше комфорта, — тихо задумалась она.

Ристан услышал грохот цепи и ее тихий стон недовольства, донесшийся с противоположной стороны комнаты. Он сел после нескольких минут неловкого молчания, ища взглядом местоположение Оливии в тускло освещенной комнате. Он встал, и направился к цепи, разомкнув ее лишь прикосновением. Ристан потянул девушку на себя, дернув, когда она засомневалась.

— Я не буду спать… — остановилась Оливия, держась за его голый торс. То, что не было скрыто бинтами, демонстрировало воспаленные красные следы пыток, перекрещивающие впечатляющее тело.

Чертовы набухшие яйца, подумал Ристан, дернув достаточно сильно цепь, чтобы девушка оказалась в нескольких дюймах от его пульсирующего члена.

От одного нажима на ее стройные плечи, Оливия упала на колени прямо там, где он хотел ее. Ристан махнул рукой, избавляя девушку от простого наряда и пожирая взглядом затвердевшие соски и шелковистые рыжие завитки между ее ног.

Черт. Это была плохая идея, но ему необходим был сон, чтобы выздороветь. Ристан проигнорировал ее слабый протест, соединяя цепь со спинкой кровати, а затем натягивая так, чтобы у Оливии оставалась возможность упасть или подняться на кровать.

— Прикоснешься ко мне, пока я буду спать, и тебе не понравится то, что произойдет. Поняла, малышка? — проворчал он, и проигнорировав ее ответ, возвратился ко сну. Он почувствовал движение на кровати, пока она пыталась устроиться поудобнее, и в конце концов, они заснули.


***


Оливия вся горела. Она хныкала и стонала, когда пальцы, очень опытные пальцы, двигались внутри ее сокровенного места.

Она затерялась во сне, и, учитывая, что большинство из них было о Ристане, неудивительно, что и этот был о нем.

Оливия вновь откинулась на матрас, охотно раздвинув ноги, пока ей управляли грубые мужские руки. Вначале один палец скользнул в ее влажный вход, а затем другой, наполняя до мучительного уровня.

Оливия двигала бедрами, принимая больше, нуждаясь в большем.

Она почувствовала теплое дыхание, когда Ристан ртом накрыл ее лоно. Он проник языком глубоко в ее нежный бутон, губами овладевая ее клитором и посасывая горячим ртом. Его пальцы входили в нее по самые костяшки, но Оливия нуждалась в большем.

Ристан не поддался. Напротив, он накрыл ладонью ее грудь и до боли сжал соски. Оливия вскрикнула от наслаждения, пронесшегося через все ее тело.

Ее соки позволяли Ристану продвигаться глубже, а его эротичный стон вызвал трепет внутри ее чувствительной плоти.

Его пальцы проскользнули глубже, легко подобрав нужный темп, доставивший ей то ощущение изнутри, которое она ранее обнаружила, но никогда не могла успешно довести начатое до конца.

Оливия насаживала себя на его пальцы, нуждаясь полностью ими овладеть. Ристан дразнился, сжимая по очереди большим и указательным пальцами ее сосок, но затем резко остановился.

— Пожалуйста, — жадно прошептала она, не узнавая собственный голос. Да пошло оно, это был лишь сон, в котором она хотела Ристана. Оливия желала знать, что это было за ощущение. Знать, какого это упасть в ту пропасть, до того, как ее жизнь оборвется.

— Пожалуйста, что? — прорычал он, заставляя ее открыть глаза. Девушка увидела, как из открытой крышки топчана, в изножье кровати, перелетали в его ждущую руку предметы. Что это еще за штуковины?

— Ох, черт возьми, — прошептала она, отмечая пару небольших зажимов, и остальных вещиц, которые Оливия видела лишь в каталогах или в описаниях некоторых прочитанных книг.

— Закрой глаза и раздвинь ноги, — приказал Ристан тоном, нетерпящим возражений.

Оливия мысленно себе напомнила, что это всего лишь сон, и все станет не настоящим, только проснись она. Девушка закрыла глаза и почувствовала прикосновение шелка на своем лице, пока Ристан создавал ей повязку на глаза. Она застонала, когда он захватил и удерживал ее руки над головой.

— Я планировал подождать, но пробуждаться от запаха этого сладкого лона просто сводит с ума, — тихо прорычал он, сильнее оборачивая шелком каждое ее запястье. Она почувствовала рывок, когда он туго закрепил их, а после выпустил.

Оливия никогда не думала, что заинтересуется чем-то еще, помимо хорошей книги. И в ее постели никогда раньше не было мужчин. Но этот возбуждал ее, и не важно, как долго она будет это отрицать, факт остается фактом.

Ристан сжал ее грудь, а опытным ртом, слегка посасывая, прикусил сосок. Она почувствовала жгучую боль и жар, как будто что-то металлическое сжало его, так и не выпустив. Он облизал сосок и повторил аналогичное со вторым. Зажимы?

За секунду этот сон становился чуднее. Влажным, горячим языком он скользнул вниз к ее клитору, посасывая, облизывая и покусывая его, пока она не ощутила там третий металлический зажим.

Оливия не могла больше сдерживаться. Стон вырвался с ее губ, и она начала двигать бедрами. Дикое возбуждение, вызванное давлением маленьких зажимов на чувствительные места, пронеслось через неё.

Ее лоно стало влажным, пока мужские пальцы ласкали ее завитки.

— О боги, ты создана, чтобы быть оттраханой, не так ли, моя маленькая Ведьма? — простонал Ристан. Оливия почувствовала, как пальцы прижались к ее горячей части и скользнули внутрь через беспорядок, который он создал.

— Интересно, сможет ли этот сладкий кусочек рая расшириться достаточно, чтобы принять меня? — спросил Ристан, двумя пальцами входя в нее, растягивая и наполняя достаточно, чтобы Оливия в изумлении ахнула от такого внедрения, усилившего наслаждение. Он вводил пальцы до тех пор, пока его влажная ладонь не прижалась к внутренней поверхности бедер.

— Мне это нужно, — взмолилась Оливия, неуверенная, что именно ей нужно в данный момент. Она двигала бедрами, нуждаясь в большем. Ее соски почти онемели от давления зажимов, а клитор набухал.

Ристан ртом опустился туда, где она нуждалась в нем. В один момент он провел языком по ее клитору, и девушка шокировано закричала от боли, смешанной с удовольствием, которое вскоре взяло вверх. Это позволило бушующей буре внутри нее набрать силу.


***


Ристан не мог насытиться Оливией. Ее сладкие соки покрывали его лицо и губы, пока он продолжал лизать ее клитор, в котором был ограничен поток крови.

Он хотел владеть телом Оливии вразрез ее собственным желаниям. Даже сейчас, Оливия стонала, прося больше и не замечая, что это уже был не сон.

Ристан вырвался из её сна, и проснулся, прижимаясь к ее сладкому телу. Его член был наготове, скользя по ее гладким складкам вверх и вниз. О да, она созрела, чтобы принять свою потребность в сексе.

Даже во сне Оливия нашла его солдата, искушая до предела. Ристан сдерживался, помня, что она была девственницей, и ей необходимо обучиться и подготовиться, прежде чем он будет вбивать дюйм за дюймом свой массивный член в это маленькое сладкое лоно. В противном случае он мог серьезно ей навредить.

Он скользнул взглядом по ее соскам на фарфоровой коже, покрасневшим и распухшим от зажимов. У этого девайса была функция вибрации, от чего она могла кончить раньше, чем бы просила об этом. Поэтому он пока решил придержать такую возможность.

Ее бедра были широко раздвинуты, и ему доставляла удовольствие мысль о том, что девушка не в курсе, что сейчас происходит с ее прекрасным лоном. Ристан хотел увидеть ее взгляд, когда Оливия взорвется от своего первого оргазма.

Одним щелчком пальцев он уничтожил с ее глаз повязку. Нитки, которой, подхваченные слабым ветерком, напоминали каскад сверкающих капель воды.

Оливия моргнула, привыкая глазами, и затем он вернул свои пальцы назад в ее лоно. Она наслаждалась, пока другой рукой Ристан выводил круговые узоры на ее внутренней поверхности бедер.

— Ты хочешь, чтобы я трахнул тебя, Оливия? — хрипло прошептал он. Его собственный голос был наполнен желанием отбросить предусмотрительность и взять ее.

— Мне нужно кончить, — прохрипела Оливия, ее похотливый тон ласкал его кожу. — Дай мне кончить, пожалуйста, — умоляла она, безудержно приподнимая бедра.

Ристан расположился между ее ног, скользя членом по ее бархатным складкам. В его животе кольнуло желание трахнуть ее, предъявив права на то, где никогда не был ни один мужчина.

Оливия истекала соками, и от восхитительного вида ее влажного естества Ристан чуть не кончил и приблизил свой член к ее лону.

Свободной рукой Ристан потянулся вверх, освобождая ее руки от оставшегося кружевного шелка, после чего снял с набухшего клитора зажим. Ристан смотрел на Оливию, видя удивление на прекрасном лице.

Ристан слегка вошел головкой члена в ее лоно и застонал от того, как упруго там его сжало. Мышцы на шее напряглись и выступили от попытки не двигаться, а едва погруженный в нее член, нуждался глубоко войти в эти сладострастные глубины.

Ристан вытащил из нее член, нежно скользя по влажному бутону, и лаская, пока Оливия не начала синхронно с ним двигаться, казалось, не подозревая, что это был уже не сон. Она была влажной, позволяя ему войти, и Ристану просто не терпелось полностью погрузиться в нее. Но ведь это было неправильно, поскольку она полагала, что он ее любовник из грез, и все же, он не мог остановиться. Он скользнул кончиком члена обратно в ее лоно.

— Моли трахнуть тебя, — проворчал Ристан. Кровь пульсировала в его члене, её лоно до боли сжимало головку.

— Никогда, — прошептала Оливия, толкнув свое тугое лоно ему навстречу. Ристан удивился, как она предрешила свою судьбу, глубоко взяв его. Она вскрикнула от боли, пронзившей ее тело, а он зарычал из-за ее легкомыслия. Ее лоно было влажным, но его нужно было подготовить к его впечатляющим размерам.

— О, Боже, — вскрикнула Оливия. Но вместо того, чтобы избавиться от источника боли, она шире развела ноги, двигая бедрами, чтобы приспособить его член.

— Блядь, — простонал Ристан, все еще позволяя Оливии использовать свой член для поиска ее собственного ритма. Она трахалась с ним! Эта сладкая девственница обхватывала своим тугим естеством его член и использовала, как свою личную секс-игрушку.

Он двигал бедрами и наблюдал, как она потянулась к своим чувствительным соскам. Пальцами нежно лаская покрасневшие вершинки, и наполняя влажностью свое сладкое лоно. Да пошло оно, теперь у нее были реальные проблемы.

Ристан схватил обе ее руки, с силой опустив вниз, и нашел ртом эти чувствительные вершинки, покусывая одну за другой, и наслаждаясь шокированным вздохом, сорвавшимся с ее губ.

До Оливии постепенно доходила правда, и будь он проклят, если она сейчас все прекратит. Ристан протолкнулся в нее глубже, войдя по самые яйца, так что Оливия закричала от пронзившей боли, длившейся всего несколько мгновений.

Он покусывал ее сосок, но затем последовательно, один за другим, освободил их от зажимов. И когда эти вершинки оказались, наконец-то, свободными, он с жадностью начал посасывать каждую. Стон Оливии был для него наслаждением, и как только ее соски вновь отвердели, Ристан качнул массивной членом в ее тугом сладком лоне.

Он слегка отстранился, когда ее тело задрожало, предвещая наступающий оргазм. Ристан наблюдал, как она продолжала использовать его, двигаясь своей сладкой попкой и трахая его член. Вообще-то он планировал пытать ее, однако это? Мягко говоря, все пошло совсем так.

Его яйца сжались, а Оливия продолжала скользить на его члене, и вскоре она закричала. Широко распахнув глаза и демонстрируя Ристану свои затвердевшие соски, она взорвалась в собственных криках, ее тело сотрясало от силы первого оргазма. Не в силах сопротивляться, Ристан кормился от прилива энергии, пульсировавшего от Оливии.

Как он и предполагал — на вкус фейри, человек и что-то, что совсем ему не знакомо, но настолько впечатляющее, что он немедленно захотел еще.

Неспешно открыв глаза, Ристан взглянул на нее, мрачно улыбаясь и без предупреждений запрокидывая её ноги вверх.

Она была готова, и он не мог больше ждать из-за слишком отяжелевших от желания яичек. Ристан разместился перед Оливией, забрасывая одну ее ногу себе на плечо, а вторую располагая на бедре. Жестко и быстро он вошел в нее, трахая влажное, тугое лоно.

— Теперь моя очередь, — предупредил Ристан, продолжая вбиваться в нее своим впечатляющим орудием. Оливия вновь закричала, хватаясь за него, когда он взял инициативу в свои руки.

Ее крики удовольствия были музыкой для его слуха, пока не смешались с пульсацией его крови, доводя до нового взрыва внутри ее сладкого естества. Ристан никогда не кончал так быстро или так жестко за всю свою жизнь.

И в то же время, он не остановился, даже когда Оливия попыталась выкрутиться из-под него. Вместо этого, Ристан захватил ее лицо, целуя долго и жадно, от чего они задвигали бедрами в одном ритме так, если бы оба услышали одну и ту же песню в полной тишине комнаты.

Утром она будет кричать и материться, но Ристана это не сильно заботило. Оливия сама желала: он мог чувствовать каждую ее эмоцию и видеть понимание того, что это был не сон, в этих выразительных голубых глазах.

Оливию по-настоящему трахал ее похититель, и она желала это каждой частичкой своего существа.

Он взорвался от оргазма во второй раз, унося ее с собой в этот блаженный мир, и она закричала его имя…

Просто класс, закричала его кодовое имя из Гильдии, от которого нужно срочно избавиться. Хоть Оливия никогда не произносила его настоящее имя, в следующий раз, когда Ристан будет трахать ее, его имя услышат на гребаных небесах.

Насытившись и больше не в состоянии держать глаза открытыми, Ристан гламуром очистил их тела и постель от крови, резко потянув хрупкую девушку на себя.

— Ты теперь моя, Оливия. Я владею тобой.


Глава 16 | Мрачное объятие демона | Глава 18



Loading...