home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 19

Ристан точно ощутил момент, когда Оливия, округлившая глаза, поняла для чего это устройство. Она встала, а Ристан растянул губы в улыбке. Оливии некуда было бежать, и они оба это знали. Ристан перевел взгляд с Оливии на крест и расстегнул кожаные ремни на его верхушке.

Брат Ристана создал миленький Андреевский Крест с несколькими улучшениями.

Позади были стабилизаторы, довольно крепкие, которые крепились с центральной осью позволяя не только переворачивать кверху ногами крест, но и ставить в лежачее положение и фиксироваться на нужной высоте, делая забаву более интригующей.

С лёгким движением руки Ристана из кушетки рядом с кроватью появились несколько предметов, которые силой мысли перенёс на небольшой столик. Ристан саркастично улыбнулся Оливии, говоря тем самым, что не забыл о ней. Не сводя с нее взгляда, он взял первый предмет, в виде кнута, на одном конце которого были мягкие кисточки.

— Ты в этом новичок, так что я начну с чего-то прозаичного. По началу она кажется мягкой, пока ты не почувствуешь щипок и ожог от нее. Которые будут так приятно жечь, а на коже останутся прекрасные розовые отметины. — Ристан усмехнулся, демонстрируя кожаные ремешки, спрятанные за более мягкими матерчатыми

Оливия втянула воздух, даже несмотря на то, что ее лоно еще больше увлажнилось.

— А теперь это… Кстати, тоже мое любимое. Маленькое, но, черт, такое классное, — произнес он и поднял крошечную вещичку, напоминавшую пулю, которая и блестела так же. — Не дай размеру себя обмануть, оно очень мощное. Меньше чем за полминуты может довести до оргазма. Не дождусь, когда оно окажется в твоей милой попке.

Ристан отвернулся и улыбнулся на звук захлопываемой двери ванной. Оливия собиралась сопротивляться, но когда он закончит, станет молить о большем. Множество женщин наслаждались преследованием, и Оливия не исключение.

И Ристану это необходимо. Прошедшая ночь и тугое лоно Оливии заставили его желать еще раз заняться с ней сексом, а она была вчера была такой жаждущей, а сегодня сожалела. Что было видно по ее позе, в том, как она покраснела от воспоминаний.

Сегодня Ристан планировал наслаждаться добыванием ответов. Тело Оливии было готово, остаточная боль после лишения девственности ушла. Или просто Ристан хорошо ее залечил. Исцеление такой простой боли пустяк и Ристан убедился, что он сделал достаточно, прежде чем уйти по своим обязанностям. Но ему пришлось приложить немало усилий, чтобы уйти после того, как проник в ее сладкую плоть для лечения.

— Оливия, крест ждет тебя, дорогая, — произнес он и рассмеялся на звук врезавшегося какого-то предмета в дверь. — Мне ведь нравится сопротивление, — негромко выкрикнул он, зная, что она его все равно слышит.

Сняв магией футболку и ботинки и оставшись лишь в джинсах, он просеялся в ванную. Неожиданно ему в голову прилетела бутылочка шампуня и Ристан, зарычав, вновь проясеялся.

Оказался позади Оливии и прижал ее нагое тело к своему, почувствовав встряску от прикосновения. Он никогда не ощущал такую сильную реакцию с сексуальными партнерами, но прикосновение к Оливии походило на касание к раю. Ну или очень близкое к такому. А запах возбуждения, смешанный с жасмином, практически сводил с ума.

Ристан быстро просеялся, толкнул Оливию к кресту, зная, что вся эта процедура доставит ей больше удовольствия, чем боли. Легко поборов ее и не обращая внимания на грязные ругательства, которые она выкрикивала в его адрес, Ристан застегнул на ее запястьях мягкие кожаные ремешки.

Он был рад, что попросил Эодана сделать ремни из самой мягкой кожи. В нынешней ситуации, они предотвратят раны на нежной коже Оливии от ее сопротивления. Ведь он знал, что на точно будет вырываться, пока он не позволит ей кончить.

Вероятно, он позволит ей первый раз кончить быстро, потому что хотел ее расслабить и получить необходимые ответы.

Наклонившись, он прикрепил одну ее ногу, схватив и больно сжав другую, когда Оливия попыталась его пнуть. Но потом отпустил, ведь в его намерения не входила боль.

Оливия может и новичок в сексуальном плане, но ее тело было готово к сексу. Ее лепестки служили тому доказательством, а затвердевшие соски топорщились и, вероятно, ныли от желания вновь почувствовать зажимы.

Пристегнув и вторую ногу, Ристан переместил крест, уложив Оливию на спину и выставив на свое обозрение ее лоно. Когда он закрепил устройство в такой позиции, она выругалась и поерзала, пробуя сорвать ремешки. А Ристан мягко провел пальцами по внутренней стороне ее бедра и встал между ее ног.

— Ты прекрасно смотришься беспомощной, — прошептал он, продолжая проверять ее настроение. Оливия злилась, но все же он видел ее желание. Готовность. Может она и сопротивлялась, но хотела этого. Ее сердце колотилось, а кровь неслась по венам, но эмоции… Ее эмоции кричали о желании испытать все эти грязные игрушки, чтобы заставить ее тело петь. Встретившись с ее взглядом, он уверенно улыбнулся.

Пока она не начала наобум выкрикивать разные слова.

— Колпак! Куриный обед, тако, кролик, — она помолчала, округлила глаза, пока перебирала в голове только ей понятный набор слов. — Красный, стоп, проклятье! какое слово? — потребовала она, на что Ристан рассмеялся, удивленно округлив глаза. А Оливия продолжала перебирать бессмысленные слова.

— Ты пытаешься выяснить стоп-слово? — недоверчиво спросил Ристан. На ее судорожные кивки он рассмеялся. — Кто-то читал грязные книжки. Должно быть я пропустил ее в твоей коллекции. Хотя нашел другие, которые просмотрел, пока ты спала. — Ристан нахмурился, но в его глазах сверкали озорные искорки. — Моя любимая часть… сейчас вспомню, как там было? Ах, вот: «Его лукообразное естество проникло в мое скользкое лоно», — процитировал он, еле сдерживая смех.

— Ты был у меня в квартире? — возмущенно выкрикнула она. И ее возмущение лишь увеличилось на его спокойное пожатие плеч и понимающую улыбку.

— Скажи, а мой лукообразный член подошел тебе? — поддразнил Ристан.

— Отсоси! — прорычала Оливия, щеки которой зарумянились от смущения.

— У тебя. Но и у меня есть, что пососать, — прошептал он, водя пальцами круги по внутренней стороне ее бедра. — Но прежде чем мы начнем, маленькая ведьма, хочу кое-что прояснить. Я не доминант, но всегда господствую в спальне. Таковы все Фейри, потому что от этого зависит кормление. Так мы выживаем. Так что здесь нет меток, стоп-слов или чего-то такого. Ты можешь кричать всякую ерунду, но я лишь посчитаю, что затрахал тебя до безумия. Перестань считать меня человеком. Таких ценностей у меня нет. Ни один мой стандарт не совпадет с твоим. Я не человек. Со мной опасно и любой скажет о моей невменяемости, — мелодично проговорил он, пощипывая и дразня соски Оливии. — Я знаю, к чему ты клонишь. У людей есть стоп-слова, потому что даже самый опытный доминант может не заметить потенциально нестабильного партнера. Открою тебе секрет, — сказал он и поднял пальцы, которые были обвиты серебристо-серым сиянием, а затем вновь провел ими по соску Оливии, очерчивая вокруг вершинки жаркий след, — я чувствую каждую твою эмоцию. Все, что ощущаешь ты, ощущаю и я. Ты не можешь мне солгать. Я буду знать, когда ты приблизишься к оргазму или, когда твое тело будет напряженным. Если я посчитаю, что ты выдержишь — не остановлюсь. Если нет, лишь на миг остановлюсь и дам тебе возможность привыкнуть. В этом у тебя нет выбора. Мы не передаем власть друг другу. За тобой должок, и только я решу, когда он оплачен. Поняла? — спросил он. Его пальцы все еще светились, его рокочущий голос посылал дрожь до кончиков пальцев, на ногах и в животе Оливии закручивалась спираль возбуждения

Ристан вновь встал между ее ног и увидел доказательство возбуждения. Не важно, как бы сильно Оливия не сопротивлялась, от его пирующего взгляда не скрылись влажные завитки и розовая, набухшая плоть.

Если он не ошибся, Оливии более чем понравилась погоня, возбуждая также, как и его. Пройдя пальцами по линии ее бедер, он коснулся лепестков и с удовольствием слушал шипение, слетевшее с ее губ от этой ласки

Оливия закрыла глаза и повернула голову, заставляя Ристана замереть, пока она не распахнула прекрасные сапфировые глубины, которые заволокла дымка страсти. Игра началась.

Первым делом он вытащил из кармана другой набор зажимов, вспомнив о своем удовольствии при виде покрасневших сосков. Доказательство того, что он доставил этим вершинкам удовольствие. И будь всё проклято, если от этого его член не наливался кровью.

Он раздразнил ее соски, делая их еще более твердыми, и быстро надел новые зажимы. На которых были небольшие резиновые прокладки и маленькие гирьки на тонкой цепочке

После этого Оливия выгнула спину. Ристан трахал ее пальцем, и вынужден был задержать дыхание, когда мышцы ее тела стиснули его фалангу.

— Думаю, что из всех женщин, которых я пытал, игра с тобой мне понравится больше всего, милая ведьма.

— Пошел к черту! — прошептала она, но приподняла бедра от похоти. Казалось, выпитое вино усилило ее чувства. — Я никогда не скажу тебе то, что может навредить Гильдии, — с вызовом бросила она, а Ристан наслаждался этой стальной решимостью.

Он вытащил палец из ее тела и потянулся за серебристой игрушкой, которая была чуть больше той, что он показывал до этого. И стоило прижать холодный металл к ее входу, приспособление тут же покрыли соки ее возбуждения, Ристан упивался видом широко распахнутых глаз Оливии.

— Расскажи мне о Магах в Гильдии Спокана, — хрипло прошептал он, наблюдая, как Оливия ерзает. Она одарила его изумленным взглядом, будто видит перед собой сумасшедшего.

— О чем ты говоришь? В Гильдии нет Магов. Только Ведьмы и Колдуны, — прорычала она, на что Ристан увеличил вибрацию в приборе, прижатом к ее входу.

— Я видел их. Они играли моими яйцами в пинг-понг, а кишки натянули, как сетку. Ты тоже их видела, и я хочу знать, что произошло.

— Наемники оказались поддельными, — проскрежетала она, стараясь не обращать внимание на игрушку, которую Ристан прижимал к ее складкам. — Они пришли в тот день с Киросом. И один их них признался, что они не с Гильдией, — простонала Оливия, взглядом умоляя Ристана о пощаде, несмотря на то, что тело молило о продолжении.

Черт, для только что потерявшей девственность Оливия слишком дикая. Он наблюдал за тем, как она двигалась, лаская себя игрушкой. А когда Ристан лишь на пару сантиметров ввел наконечник вибратора, улыбнулся.

— О-о-о, — протянула она, привыкая к размеру.

Оливия вбирала в себя член Ристана, а он намного крупнее этой игрушки.

— Знаешь, почему такую вещичку используют для пыток? — спросил он, проталкивая металл, покрытый ее соками, еще на миллиметр. Член Ристана продолжал подёргиваться в джинсах.

— Нет, — пробормотала Оливия, теперь не двигаясь, чтобы вобрать в себя вибратор. Когда Ристан полностью протолкнул его в тело Оливии, сделал шаг назад и осмотрел свое творение.

— В нем множество крошечных сенсоров, — пояснил Ристан, поднимая один из таких и показывая ей. — Как только твои внутренние мышцы сожмут прибор, он начнет вибрировать. И все замкнется, он будет двигаться, когда ты его сжимаешь, ты будешь его сжимать от движения, — добавил он плотным голосом, явно демонстрируя насколько наслаждается ее дискомфортом. — Когда я подключу игрушку к, — сказал он, потянув провод с потолка, — этому… — Он щелкнул пальцам, и Оливия услышала, как что-то поднялось с пола. — Вибратор начнет тебя трахать. Твои мышцы станут напрягаться и в итоге ты достигнешь пика и кончишь для меня. А я буду просто наблюдать, — прорычал он и соединил провода, трахая сладкую плоть Оливии прибором, хотя сам хотел оказаться в ней.

— Мне больно, — выдохнула она, но Ристан отступил назад, любуясь своим шедевром.

Соски Оливии торчали от зажимов. Шелковистое лоно растянулось от металлической игрушки, которая вот-вот должна была начать вибрировать. Ристан так легко поместил его в Оливию.

Обычно, он с партнерами был грубым и безразличным к их боли. Но Оливия отличалась, и Ристан нашел себя направляющимся к ней, чтобы унять боль тела и сознания.

— О Господи! — закричала она, начав ерзать из-за вибратора. Ее тело прекрасно вбирало его, растягиваясь и подстраиваясь под движение секс-машины. Ристан улыбнулся, наклонился и сильно втянул клитор Оливии, затем зажал между зубов и поиграл с ним языком.

Отпустив ее и выпрямившись Ристан произнес:

— Господь здесь не при чем. — Он подошел к голове Оливии, глаза которой закатились от сильных толчков прибора. Магией сняв с себя джинсы, он сжал свой налитый ствол. Инстинкты Оливии не дремали, она облизала губы, подготавливаясь взять в рот член Ристана

Черт побери, для кого эта пытка? когда он отступил назад, в чертах ее лица отразилось разочарование.

— Скажи то, что я хочу знать, — прошептал Ристан, во рту которого все пересохло. Он перемещал взгляд с ее лица, на то, как вибратор трахал Оливию.

Черт, она двигалась в одном ритме с прибором, а Ристан хотел занять его место. Он заметил, как датчики переключились с красного света на зеленый, и Оливия немного сместилась, несмотря на ограничители. Если бы он сам не разорвал плеву, мог бы поклясться, что Оливия любила такие пытки.

— Оливия, расскажи о Магах, — потребовал он, сосредотачиваясь на необходимом.

— Я… ах… черт! — выкрикнула она, когда сильный оргазм сотряс тело, а Ристан изнывал, что не он подарил ей это наслаждение. У Оливии закатились глаза, тело покрылось испариной, а кожа покрылась мурашками. А от ее стонов… черт, Ристан почти сам кончил.

Тряхнув головой, он наплевал на ответы, вытащил из тела Оливии металлическую штуковину и заменил своим пульсирующим членом. Как только скользнул в ее влажную плоть, Ристан освободил ее ноги и закинул их себе на плечи. Одним мощным толчком он оказался на небесах.

— Джастин, я не смогу, — вскрикнула она. — Больше не смогу, — продолжала Оливия умолять, когда ее тело начало напрягаться перед очередным оргазмом.

— Моё имя Ристан, Оливия. Зови меня так, пока я демонстрирую, кто владеет твоим телом, — прорычал он и улыбнулся, стоило Оливии прокричать его имя в небеса, достигая пика от его члена.

В комнате раздавались лишь крики Оливии, пока Ристан продолжал сильными и просчитанными толчками вгонять себя в ее тело. Задевая нужную точку, чтобы Оливия достигала одного оргазма за другим.

Ристан кормился, неспособный сдержать голод, когда проникал в ее лоно, приближаясь к пику с каждым движением. Но и когда кончил, не остановился. Он продолжал трахать Оливию, пока та не начала бессвязно бормотать, а их волосы стали мокрыми от пота.

И продолжал, пока они больше не могли двигаться. Лишь после этого, он отпустил Оливию и забрал на кровать, где растянулся рядом с ней. Оливия уснула через секунду после пятого оргазма, чем и заслужила сон, ее дыхание стало ровным.

Оливия была самым сладким, чем Ристан когда-либо кормился, а сила, поступившая с кормлением, пульсировала в его теле. Но что-то еще его беспокоило, правда которую, дремлющий разум понять не мог.

Ристан проигнорировал это, смежив веки, прижимая к себе влажное тело Оливии. Он с легкостью мог бы магически смыть с их тела запах секса, но этот аромат опьянял. И Ристан хотел, чтобы, когда Оливия проснулась, поняла, каково это утром пахнуть сексом.


Глава 18 | Мрачное объятие демона | Глава 20



Loading...