home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 20

Он наблюдал, как Оливия спала. Несмотря на то, что он оставил ее расслабленной и с легкой болью в интересных местах, кошмары все же вернулись. Пробежав пальцами по телу Оливии, Ристан направил исцеляющую магию в глубокие ткани, которые после пробуждения точно бы болели.

Но не излечил полностью, чтобы Оливия помнила, как он ее трахал. Она удивила его готовностью участвовать в своих пытках, и будь Ристан проклят, если не хотел бы повторить. Маленькая Ведьма гораздо крепче, чем он ожидал, и хвала Богам за это.

Да, Ведьмы намного крепче и больше выдерживают, чем люди. Вероятно, тот акт, который вчера устроил Ристан убил бы человека.

Вскоре ему потребуется кормление душой. Прошлой ночью Ристан едва сдержался, смотря на яркою, блестящую душу Оливии. Сейчас ее душа все еще была ярко-белой, но с красной окантовкой, но это могло означать что-угодно.

Кормление от ее эмоций и без того захватывало, и Ристан боялся кормиться от ее души, один глоток, и он впадал в нирвану.

Он испытывал такие противоречивый эмоции, когда Оливия лежала на кресте. И уже сомневался в том, что она Маг, но все же отпустить ее не мог. Она была с ними и трудно представить, что она не двулична и целиком невинна в случившемся.

И следующий логичный вопрос: как много Оливия знает о Магах или она и правда не виновна? Она ответила лишь на пару его вопросов. Но Маги стали смелее и Ристану просто необходимы ответы.

А между тем, в Ристане крепло желание увезти отсюда мать и спрятать в безопасном месте, где мог бы ее защитить.

А Оливию оставить привязанной к кресту, чтобы развлекаться с ней на досуге. Теперь она стала его любимой забавой для секса, если он захочет еще позабавиться с ней.

Встав с кровати, он начал обходить комнату магией убирая игрушки и крест, оставшиеся с прошлой ночи, но не шумел, чтобы не разбудить Оливию.

После ночного сеанса, ее тело будет ныть, и чтобы оно полностью восстановилось необходим сон. Ристан ощущал напряжение, наполнившее замок, но хуже того, он ощутил характерный аромат амброзии, заставивший его застыть на месте. Дану внутри апартаментов.

Он прищурился и осмотрел комнату на наличие чего-то необычного и проглотил рык, обнаружив метал рукоятки орудия, воткнутого в подушку рядом с головой Оливии. Подойдя к кровати, он выдернул лезвие и швырнул его через комнату.

Сука! После всего, что сделала и сказала, она оставляет такое же предупреждение, как и другим женщинам, считая, что на ее взгляд он чересчур увлекся? Да пошла она. Он перенесся в павильон и направился к покоям матери.

— Собирайся, — приказал он. И не дождавшись ее движений, наколдовал багаж.

— Ристан, — тихо начала она, — зачем ты упаковал мои вещи?

— Мы уезжаем, — прорычал он.

— Я уезжаю? — спросила Аланна, положив руку в успокоительном жесте на плечо сына. — Я не уеду, пока ты здесь сражаешься вместе с Королем Орды, — запротестовала она, упрямо вскинув подбородок. — Ты мой сын, Ристан.

— Поэтому я еду с тобой. И прежде чем ты подумаешь об этом, знай, я буду сражаться вместе с Райдером. Он мой король. Но мне еще нужно, чтобы ты была в безопасности. За пределами Сиэтла у меня есть тайное место, так я смогу и Райдеру помочь и тебя защитить, — возразил Ристан, закончив паковать ее чемодан лишь силой мысли.

— Так ты отсылаешь меня? — спросила она, убирая шелковистые черные волосы с лица. — Я не слабая и не нуждаюсь в помощи. И точно знаю, что и зачем грядет. Дану уверяла меня… — Она замолчала.

Ристан развернулся к матери, поджал губы и прищурился.

— Продолжай, мама, — едва громче шепота проговорил он.

— Ты думаешь, что она пришла к тебе, потому что ты страдал от боли? Нет. Это я попросила ее помочь. Когда ты родился, она сказала, что ты особенный и сказала, что после того, что сделал твой отец, тебя уже ничто не сломает. Сказала, что Гильдия падет, но ты пройдешь через это.

Ристан ощутил, как внутренний демон поднял голову и зарычал.

— Эта сука знала, что со мной произойдет?

— Не говори так о Богах, они нас слышат, — предупредила Аланна.

— Мама, это из-за нее меня пытали. Своими необдуманными выходками она предупредила их о моем присутствии! — выкрикнул он, когда слепая ярость пронеслась по телу.

И все внезапно обрело смысл. Дану не безрассудная, она все просчитывала, а что еще было ожидать? Она использовала Ристана в роли наживки для своего психопата бывшего муженька.

Тогда она стояла у Гильдии не из-за Ристана, а выслеживала своего чокнутого бывшего.

Она заставила Ристана просеяться из Гильдии и сработать охранные чары, ради этого она разозлила его, точно зная, как он будет себя чувствовать, когда она воспользовалась невинной девушкой ради своих игр. У Дану был план. Она спланировала все начиная от пыток и заканчивая пленением бывшего мужа.

Покачав головой, Ристан посмотрел на мать. Которая выглядела такой робкой и милой, но являла собой гордую принцессу Забирающих души демонов. Ее народ боялся из-за хитрости и склонности к варварству.

Как часто случалось в Царстве Фейри, красота несла в себе смерть. Да и Ристан всегда знал, что Аланна жаждала мести за то, что была пленницей Фейри и пытки прежнего Короля Орды. Но не остановилась, когда Райдер отомстил за них всех, а захотела большего.

— Ты знала, что меня будут пытать, — прошептал он, борясь с болью предательства. Собственная мать знала, какая судьба его ждет в руках Магов и одного психованного Бога. — Райдер не такой, как наш отец, но ты продолжила заговор против него?

— Не его, — сказала она. — Не он должен править этим королевством, а ты, — добавила он, с гордостью, сверкающей в серебристо-черных глазах. — Я помогла Дану, чтобы ты стал королем.

— Что же, мама, или ты ее не так поняла, или она солгала, Дочь Дану сидит на троне рядом с Райдером и даже если его не станет, я никогда не займу трон. А сейчас заканчивай сборы. Ты уезжаешь из Царства Фейри, давно уже пора. И я уйду, пока ты не подвела нас обоих под статус изменников.

Ристан дождался согласия матери, а затем просеялся прочь, оставляя мать одну и направился к брату. Он нашел Райдера в кабинете, где тот занимался ежедневными заботами по королевству.

— Райдер, — позвал он, проходя в глубь кабинета. Ристан не поднимал взгляда от пола, обдумывая, как сказать королю, что его мать обманывала его. А какая, впрочем, разница? Лучше он услышит это от Ристана, чем выяснит сам.

Райдер поднял голову, закрыл ручку, которой подписывал документы и направил взгляд золотистых глаз на Ристана. Который отказался смотреть королю в глаза, из-за чего напряжение в воздухе резко возросло.

— Я подвел тебя, — сказал Ристан с глубоким вдохом, затем потер руками лицо и, наконец, посмотрел в глаза брату. — Моя мать считает, что это я должен быть Королем Орды, и хотя я не разделяю ее мнения…

— Ристан, я хорошо осведомлен о мнении твоей матери. И знаю, как она ненавидит мое положение, а не меня. Как и знаю, что она мыслила усадить тебя на мой трон и что ты не желаешь этого. Я всегда на десять шагов впереди своих врагов и тех, кто желает усадить на мое место своих детей. Твоя мать не первая и не последняя плетет заговор против меня.

От слов Райдера, сердце Ристана рухнуло к ногам.

— Ты знал, что она в заговоре против трона, но не взял ее под стражу, как изменницу? — спросил Ристан, не сводя взгляда с пронзительных глаз Райдера.

— Зачем мне брать ее под стражу? — спросил Райдер, широкие плечи которого были напряжены, когда он откинулся на спинку кресла.

— Она заявляла о предательстве, чтобы усадить меня на трон. На твой трон, Райдер. Этого достаточно, чтобы арестовать и пытать ее.

— Она — демоница, между прочим весьма гордая демоница, которую несколько веков пытал наш отец, как и мою мать. Она ничем не отличается от матери Зарука, которая так же считает своего сына достойным трона или матери Синджина. Я был в курсе, что она осведомлена обо всем происходящем. И большинство матерей ожидали, что их ребенка наградят престолом за все пережитое. Но никто из них не знал о плате в виде зверя. Такое знание — привилегия лишь самым близки Стражам. Ты мой брат, Ристан и мой друг, — возразил Райдер, заложив руки за голову и расслабившись. — Лишь ты можешь решать, что делать с матерью и Оливией. Я уверен в твоей преданности, и если тебе нужно отдохнуть от этого мира, я пойму. Однако сейчас ты нужен мне и моим детям. И прошу я тебя не как король, Ристан, а как брат, помоги спасти их.

— Я заберу отсюда мать и Оливию, но даю слово, когда понадоблюсь, я буду рядом. Мне нужно уйти и привести мысли в порядок. Либо Оливия под очень мощным заклинанием, позволяющем ей так искусно лгать, либо не имела ни малейшего представления о том, что делала. Я был в ее снах, — признался Ристан, закрыв глаза, собираясь с духом рассказать увиденное.

— И? — спросил Райдер.

— Дверь в Гильдии, через которую я хочу пройти, но не могу. Кроме этого в ее снах есть только глубокое чувство вины и всё. Я отсеиваю ее эмоции и кормлюсь от них.

— Ты начинаешь сомневаться, что она знает о своем предательстве Гильдии? — спросил Райдер, легко уловив ход мыслей Ристана.

Что естественно, ведь зверь брата чувствовал каждую эмоцию, что делало Райдера лучшим хищником.

— Я знаю, что она чувствует себя виноватой, но глубина ее вины не несет нам никакой информации. Я благодарю тебя за невмешательство и, что позволяешь мне самому контролировать наказание. Я знаю, как нелегко это для Синтии, но это лишь моя война

— Ты имеешь право делать с Оливией все, что пожелаешь, но я предпочту, чтобы Синтия держалась в стороне. Она много пережила, и падение Гильдии привнесло столько горя в ее сердце. Она разбирает библиотеку в поисках ответов по поводу Древа Жизни, а у меня не хватает смелости сказать ей, что нашему отцу плевать было на древо.

— И как ты планируешь и дальше держать ее в неведении о том. что произойдет, если Древо погибнет? — спросил Ристан, на сердце которого тоже была тяжесть от понимания, что древо может погибнуть, забрав с собой и его племянников.

— Соблазнять, ухаживать и что угодно еще, чтобы отвлечь ее от этого. Время против нас и с каждым днем дети становятся слабее, особенно Калиина. Я пытаюсь придумать, как мне вновь отвлечь Син от этих забот, но не знаю, что.

— Не уверен, что тебе что-то здесь поможет, но мне нужно кое-что прояснить, Райдер. Если вы с Синтией решите отомстить Гильдии за то, что произошло, я не пойду с вами. Сейчас я слишком зол на них и могу уничтожить каждого, а это лишь добавит порцию боли к уже имеющейся у Синтии. Я не позволю Оливии уйти, она теперь моя. Чтобы я не решил в отношении неё, это лишь мое дело. Я не отдам ее Гильдии и планирую перевезти ее и свою мать сегодня. Аланна знает мое желание уехать и нежелание занимать твой трон, потому что ты — мой король. Но более того, Райдер, ты мой брат.


Глава 19 | Мрачное объятие демона | Глава 21



Loading...