home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 29

— У наc проблема? — потребовал Ристан, как только они остались одни.

— Да, я бы сказала, что у нас проблема. Я знаю, что облажалась, но то, что меня таскают повсюду должно принести мне хоть какое-то искупление грехов!

Я была примерной заключенной, да блин, мне даже кое-что нравилось, но есть же границы тому сколько ты собираешься меня удерживать. Я не какой-то там раб, чтобы исполнять твои, причудливые желания, с которыми ты приходишь.

У меня тоже есть потребности! Например, я хочу выходить на улицу и заниматься делами. Мне нужна свобода выбора, где спать или где гулять. И я хочу сама выбирать, что мне носить!

Он улыбался пока она произносила свою терраду, глаза у нее увеличились и сияли ярче в то время как ярость росла. Большой демон двинулся к ней, но она отказалась отступать.

Ристан улыбнулся, зная, что сейчас произойдет. Яростный сметающий все границы сеанс секса. Самый любимый, ну или по крайней мере, один из любимых типов.

Он скользнул рукой ей на затылок, схватил ее божественные шелковые кудри и сжав их сильно потянул, похитив с губ сорвавшийся стон.

Другой скользнул вниз к обтянутой джинсами промежности.

— Знаешь, что самое сексуальное, когда ты в ярости? — спросил он, усилив давление на ее лоно и волосы, — это то, что ты не отстраняешься от меня. Ты знаешь, что я могу с легкостью убить тебя, но все же не сдаешь позиции. Я думаю, что ты другая. Мне вроде как такое нравится.

Она сглотнула и застонала, когда он увеличил давление пальцев на ее шелковую плоть, а его рука, удерживающая волосы двигалась в унисон, вызывая многообразие ощущений, которые уже вызвали бурю внизу живота.

Самым возбуждающим в Ристоне, была его не предсказуемость, и как только у него появлялась новая идея, ничто не могло его остановить. Это заводило ее, хотя не должно было бы.

Он подталкивал ее, и она пятилась, пока не наткнулась на старый дубовый стол. Ристан порочно улыбнулся, убрал руку от ее жара и импульсом силы старые свертки и пыльные книги с грохотом полетели со стола. Другой рукой он приподнял Оливию и усадил на стол.

— Я умираю от голода, — прорычал он и магией скинул одежду.

Оливия ахнула, когда он вернул пальцы к её лону и начал ласкать. Ристан жёстко вонзил в нее два пальца, а затем быстро вынул. Она задрожала от его действий и подумала, где же был тот чертов ангел у нее на плече, тот кто должен был заставить сказать Ристану «нет».

Словно маленький дьяволенок с правого плеча напал на ангелочка с левого плеча, связал его крепко и даже подбадривал теперь Ристана вытворять плохие вещи, которые ощущались так хорошо.

Это ведь должны быть плохие вещи, верно? Не верно. Она обожала того дьяволенка на плече.

Оливия шире развела ноги для лучшего доступа, и Ристан зарычал в одобрении. Он продолжал трахать ее пальцами, затем припал к её влажному лону и начал поглощать не убирая пальцы.

— Оу, Боже! — кричала она, не заботясь о том, что они были глубоко под землёй, в тёмной и покрытой пылью комнате. Он поднял на неё взгляд, пока посасывал и поглаживал ее клитор.

— Не Бог заставляет тебя кричать, Оливия, а я, — прорычал он, отстраняясь чтобы глотнуть воздуха, и воспользовавшись моментом облизал пальцы начисто, чего было более чем достаточно, чтобы ее вознесло к небесам.

Его одежда исчезла и прежде чем Оливия смогла напомнить, где они находятся, он погрузился в ее жар и она кончила.

— Проклятье, Лив, — застонал он, глядя, как она падает в бездну наслаждения. Она выгнула спину и ущипнула себя за соски. Он начал двигаться быстрее, звуки как плоть бьётся об плоть и стоны, были единственными в комнате. Ристан обхватил ее бедра, направляя ее тело так как ему хотелось, погружаясь глубже пока его не охватил оргазм.

Оливия снова кончила и он начал от нее кормиться, его голод с жадностью поглощал ее оргазм. Он обожал кормиться от нее, сильное желание не останавливаться и чистота ее души притягивали в нем Демона, которого в этот раз он заставил успокоиться.

Вскоре он выпустит его попробовать на вкус ее душу, но не сейчас. Не раньше, чем он сможет контролировать потребность кормиться от ее эмоций. Это был единственный способ, чтобы быть относительно уверенным, что его Демон в своей жадности не заберет всю ее душу.

Ее тело подрагивало на его члене, когда Ристан отстранился и наклонился, чтобы поцеловать ее. Он встретил взгляд Оливии, и увидел, что она улыбается, когда он неохотно выскользнул из ее жара.

Оливия вздохнула, когда Ристан заклеймил ее поцелуем, пробирающим до глубины души, поцелуем, чего не должно было быть. Его сердце забилось быстрее, в унисон с её сердцем, когда она обхватила его лицо руками и ответила на поцелуй.

— Ты сводишь меня с ума, — прорычал он и снова наколдовал ей одежду. На этот раз короткое белое льняное платье с красным ремешком на стройных бедрах.

Ристан заменил кеды на пару кожаных, белых балеток и Оливия заулыбалась, глядя на свои ноги, когда он помог ей встать.

— Ты кое-что забыл, — сообщила она нетерпеливо.

— Нет, не забыл, — ухмыльнулся он и ткнул пальцем в пыльные тома и свитки.

— На мне нет ни трусиков, ни бюстгальтера, — ответила она, смущенно сложив на груди руки.

— Знаю, потому что это была только половина того, что я запланировал на сегодня, — ответил он спокойно, глубоким тембром, наполненным самоуверенностью.

— Чтобы ты сделал, если бы я сказала «нет»? — поинтересовалась она, а он уловил легкую дрожь на ее губах.

— За всю свою жизнь, я никогда не заставлял женщину делать что-то, чего она на самом деле не хотела бы.

— Оу, — прошептала она, — но в первый раз… — слова оборвались.

— В первый раз я почувствовал твое желание и хотя может это и был всего лишь сон, но ты хотела меня. Я чувствовал и правда тебе известна, Лив.

— Меня зовут Оливия, — сказала она, прищуришившись, — Давай найдем другие страницы и уберемся отсюда, — процедила она сквозь зубы.

Она горела желанием и прекрасно это осознавала, но понимание того, что он в курсе, было неприятно. Ее и правда можно было так легко прочитать?

Или может быть ее тело ответило на все прикосновения кончиков его пальцев красноречивее слов? Она нервно прочистила горло.

— Ты же понимаешь, что я не кукла Барби, а эта одежда и подобная ей, не практична, в особенности для таких мест.

— Может одежда и не практична, как ты говоришь, но в любом случае тебе идёт, — порочно ухмыльнулся он. Оливия фыркнула и пошла к старинным томам, но тут ее неожиданно откинуло назад охранным заклинанием.

Ристан подхватил Оливию прежде чем она смогла удариться об стену и они оба уставились на призрака, который стоял перед книгами. Это была женщина, её глаза были белыми, когда она повернула голову, чтобы посмотреть на Оливию.

Это своего рода заклинание, очень сильное заклинание. Оливия слышала о подобном — охранные чары, чтобы предотвратить попадание архивов в не те руки.

Оливия приблизилась к женщине, но Ристан потянул ее назад.

— Осторожно, — прорычал он предупреждающе.

— Нужна моя кровь, чтобы я могла пройти к файлам, — спокойно объяснила она.

— Только твоя кровь? — спросил он.

— Смотри и не двигайся, — прошептала она, подняла кусочек деревяшки с пола и проткнула себе палец.

Она протянула палец, и Ристан увидел, как призрак прикоснулся к крови и поднес ее к своему носу.

— Не совсем Человек, не совсем Фейри, ты Ведьма и что-то еще в тебе скрыто, — промолвила женщина, Оливия старательно прислушивались к ее слабому голосу, — У тебя чистое сердце и душа, проходи и бери, что тебе нужно.

Она исчезла, но не исчезло заклинание.

— Не подходи, — предупредила Оливия и прошла через небольшой круг из камней, которые она теперь могла видеть на полу. Она должна была раньше обратить на них внимание и не теряться в неге после секса, которая превратила ее в размазню.

Оливия быстро прошла в комнату, не отрывая глаз от камней, когда перешагивала через них, ступая в заколдованную территорию. Она повернулась и улыбнулась Ристану, но тот смотрел не на нее, а на полки, которые двигались сами по себе, открывая всю библиотеку, спрятанную за деревянными полками.

— Вау, — прошептала она на одном дыхании и подошла к ним не дожидаясь Ристана, который не мог пройти через охранные чары.

— Что это за хрень? Меня никогда не останавливали подобными чарами в Гильдии.

— Они не только против Фейри, но и многих других созданий в том числе.

Эта часть одна из самых древних и раньше Ведьмы опасались больше всего не тех, кто приходил из земель Фейри, — ответила Оливия не глядя на него, — Это странно. Я еще никогда не встречала такое сильное заклинание.

— И какого черта это значит? — спросил он, его тон становился рассерженным, — Ты должна вернуться, — пригрозил он.

— Боишься, что я останусь здесь и больше не выйду? — дразнила она.

— Нет, боюсь, что это больше чем кажется на первый взгляд. У меня никогда не было такого, чтобы я не мог пройти через чары в Гильдии. Что означает, что их установила не Гильдия, — пробормотал он.

— Тогда кто их установил? — произнесла она ему в тон и повернулась, чтобы посмотреть на него.

— Может быть, они принадлежали Ведьмам, построили их, те же кто оставил людей в ритуальном мавзолее гнить, — выпалил он, осматривая каждый угол комнаты, в которой она стояла, — Выходи оттуда, там не безопасно.

— Почему? Не потому ли, что ты не можешь ко мне прикоснуться? — игриво поддразнила она.

— Оливия, — позвал он нетерпеливо, но она повернулась и начала просматривать большую стопку книг, которые выглядели древними.

— Бог ты мой, — прошептала она воодушевленно, — Ты хотя бы представляешь, что это за книги? — спросила она взволновано. — Это настоящие гримуары. Этими книгами пользовались первые Ведьмы в старые времена, а затем привезли их сюда с семьями, и передавали их из поколения в поколение.

— Синтии не нужны гримуары, чтобы создать заклинание, — сказал он.

— Нет, но ей нужен пергамент для большинства заклинаний, вот из чего сделано большинство страниц в этих книгах. Каждое заклинание в них было создано из заклинаний с начала нашей истории.

— Бери их, и то за чем мы пришли, и давай валить отсюда, — подгонял он беспокойно, не отводя взгляд от древних книг.

— Я не могу их взять, — ответила Оливия так, словно у него были не все дома.

— Почему нет? — поинтересовался он, не знающий книг, он мог чувствовать какая от них исходит сила.

— Они не мои, и я больше чем уверена, что не хочу быть привязанной к одной из них, если та решит, что хочет привязать меня к себе. Гримуар — больше чем просто книга заклинаний. В ней содержится частичка души каждой Ведьмы, которая когда-либо пользовалась книгой. Она священна, поэтому я не знаю, почему они были закрыта здесь, если только кто-то не хотел их использовать. Они могут быть с темной магией, но я слышала всего лишь о нескольких людях, кто работал с темной магией. Большинство Ведьм, которые пользовались Гримуаром, нашли равновесие. Они могли любительски заниматься темными делами, но и легко утонуть в них. Те кто были потеряны, как правило, становились против собственных кланов с целью получить больше магии, это плохо, очень плохо.

— Ладно, давай выбирайся оттуда, — снова прорычал он, взглядом предупреждая ее не спорить.

— Хорошо, но где-то здесь может быть ключ, — дразнила Оливия, широко улыбаясь, но вышла и комната закрылась за ней.


Глава 28 | Мрачное объятие демона | Глава 30



Loading...