home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 33

Он приехал на Ленд Ровере, который выглядел совсем новёхоньким. Снаружи белый металлик, а салон из черной кожи. Чуть больше часа они ехали молча, пока Ристан не съехал с шоссе и припарковался на обочине пустынной дороги. Затем с ехидной улыбкой повернулся к Оливии

— Знаю, ты переживаешь по поводу этого путешествия связанного с коробкой, но человек, для которого мы её ищем, не прост. Он нуждается в этом, а нам нужно, чтобы он был на нашей стороне в предстоящей войне. Иногда, иметь отъявленного злодея на своей стороне, лучший план. Он не станет сеять хаос на земле, потому что ему это не нужно. Из всего, что мы слышали, Лукьян очень силен и не нуждается в чём-либо, чтобы творить зло. Он что-то ищет. Мы не знаем что или кого, знаем лишь, что как только найдет, вернётся в ту чертову дыру, откуда вылез.

— А если он откроет коробку, не зная точно, что внутри и чёрте что начнется? — обеспокоенно спросила она, с неприкрытым страхом в глазах. — Или может, ты ошибаешься в его мотивах, и он точно знает, что внутри и хочет это выпустить?

— Тогда Райдер убьет это что-то и самого Лукьяна, — просто заявил Ристан, словно это так легко. — Райдер — Король Орды, он не позволит злу навредить миру людей, потому что любит Синтию. А она любит людей, потому что выросла среди них. Поверь, Оливия. Она все еще Наемница, просто с более широким кругозором. Ты тоже раскрыла глаза и увидела, что не так было в Гильдии, хотя еще не всё осознала. Адам, Эдриан и Синтия до сих пор при каждой встречи спрашивают у меня, все ли с тобой в порядке. О чем это говорит?

— Преданность, но я не понимаю. В один день они — элита, лучшие Наемники Гильдии, а в следующий просто исчезают. Как они так долго не могли понять, кем являются на самом деле?

— Синтию еще ребенком отдали приемным родителям, наложили на нее заклинания, скрывая истинные силы. Ей сделали тату, которое подавляло силы Фейри, чтобы как можно дольше она выглядела, человеком. Адам ее фамильяр… ну, был им до перерождения Синтии в Богиню. Она его случайно забрала к себе, когда убили ее опекунов. Родители Адама думали, что потеряли сына. Близость с Синтией и, не имея прямого контакта с Фейри, помогли ему сдерживать силы. С возрастом, Эдриан начал замечать, что у Синтии больше сил, и понял, что она не та кем кажется на первый взгляд. Поэтому, когда Райдер приказал Владу предложить бессмертие и больше сил, чем он мог иметь, будучи Колдуном, Эдриан безропотно принял дар. Они не были шпионами, и не работали против Гильдии, а просто стали теми, кем должны быть.

— Почти невероятно, — прошептала Оливия, когда Ристан вновь выехал на шоссе. — Нам сказали, что они предали Гильдию, и мы достали сотни файлов о миссиях и перечитали их. Знаешь, я очень не хотела верить Старейшинам. Они говорили, что Синтия, Адам и Эдриан проникли в Гильдию и все это время лгали нам, но каждый перечитанный отчет о миссиях, каждый факт и свидетель, допрошенный заново, ничего не изменили. Законы Гильдии поддерживались исправно. В отчетах Синтии возникало больше всего вопросов, но думаю это потому, что она улавливала смысл происходящего раньше других. Она всегда поднимала много шума в том, что другим казалось ерундой, — слегка улыбаясь, проговорила Оливия.

— Она проницательная и стойкая, — согласился Ристан. — А еще упрямая, как осел, — добавил со смехом.

— Она тебе нравится, — заметила Оливия с ноткой ревности.

— Думаю, если бы брат не поставил свое клеймо на ней, по крайней мере, я попытался бы вкусить Синтию. В ней есть огонь, который большинство мужчин хотели бы попробовать.

— А во мне? — тихо спросила она, подтягивая к себе ноги и обнимая их.

— Внутри тебя есть огонь, он медленно разгорается и становится восхитительно ярким, но ты не такая, как Синтия. Она боец, прыгает без раздумья в бой, а ты… Ты мыслитель, как я. Ты стараешься подойти к вопросам с разных сторон, и подвергаешь всё… ну практически всё, сомнениям.

— Я не стала подвергать сомнениям просьбу Кироса схватить тебя. Если бы я могла все изменить, так и поступила бы, — тихо призналась она. — Если бы тогда я знала все, что знаю сейчас, не предала бы тебя… или Олдена. Извини за то, что приняла в этом участие. Знаю, ты мне не веришь, но мне, правда, жаль.

Улыбнувшись, он посмотрел на нее, словно видел в первый раз. В ее волосах играло солнце, делая ее прекрасной в его глазах.

В Оливии идеально сочетались огонь и лед. В сапфировых глазах сияла чистота, а рыжий ореол волос заставлял кожу казаться бледнее, чем было сегодня утром.

— Ты не просто красива, Оливия. Я ни одну женщину не хотел так, как тебя. Будь у нас больше времени, я бы остановился и показал, что могу сотворить с твоим прекрасным телом на капоте джипа.

— Правда, — хрипло прошептала она, но от внезапной вспышки молнии подпрыгнула.

На горы обрушился сильнейший шторм. Из-за снега и слякоти везти машину стало опасно, и Ристан, поддавшись нервным уговорам Оливии, остановился у одного из многочисленных курортов, чтобы снять домик.

Как только они оказались под крышей, Ристан магией одел их обоих в сухую одежду.

Затем щелчком пальцев зажег огонь в камине. Он мог просеяться в клуб Лукьяна и отправить какого-нибудь брата забрать Ленд Ровер, но хотел побыть с Оливией еще.

Он не был уверен почему — или что же выйдет из всего этого — просто наслаждался её компанией.

Только он дал Оливии кружку дымящегося, мятного какао, ветром сорвало ставню на окне, отчего Лив вздрогнула и пролила напиток.

— О-о-у, — вскрикнула она, поставив кружку и прижав обожженные пальцы к губам.

Подойдя к Оливии, Ристан взял ее крохотную руку в свою и обернул обожженные пальцы успокаивающим холодом, облегчая боль и исцеляя.

— Так намного лучше, — призналась она и подняла на него улыбающийся взгляд. — Спасибо.

Он наклонился и пленил ее губы своими, прежде чем смог остановиться. Ожог на пальцах позабыт, Ристан притянул ближе к себе Оливию, и ждал, когда она сдастся, после чего углубил поцелуй.

Он легко подхватил Оливию на руки, и понес к кровати, но она начала сопротивляться. Ристан заставил себя остановиться и охладить жар в теле, который Оливия распалила лишь одним взглядом.

Отстранившись, он создал новую ставню на окне и, убедившись, что теперь безопасно, вновь повернулся к Оливии.

Она стояла практически обнаженная, лишь в бледно-розовых трусиках и меховых тапочках, которые он наколдовал. Ристан тяжело сглотнул, заставляя себя стоять смирно, словно перед ним пугливая лань, которая может в любой момент сбежать.

— Разденься и ляг на кровать, пожалуйста, — хрипло прошептала она. Ристан выгнул бровь на внезапную просьбу.

— Оливия… — Он хотел дать ей возможность уйти, чтобы она не считала обязанностью трахаться с ним.

Однако любопытство победило, и он зашагал, с мальчишеской ухмылкой, к кровати, на ходу растворяя одежду.

— Ты ведь ничего плохого не задумала? — поддразнил он, на что Оливия улыбнулась.

Она нежно ущипнула себя за розовые соски, которые казалось, имели прямую связь с его членом. Ристан едва сдержал стон, стоило Оливии подойти ближе к кровати и обвести взглядом его тело.

— После прочтения романов, я часто мечтала о таких мужчинах, но была уверена, что их не существует, — призналась она, — пока не встретила тебя и твое идеальное тело, — шепотом закончила Оливия, опуская руку, чтобы провести — едва касаясь пальцами кожи — по его животу.

Она вновь, как и в скрытом месте Царства Фейри, оседлала Ристана и прижалась губами к его соску.

Пирсинг клацнул по ее зубам, когда она аккуратно потянула за него. Оливия ощутила, как член Ристана дернулся.

Затем переместилась к другому соску, ударяя по нему языком, и скрыла улыбку, когда член Ристана вновь дернулся.

— Проклятье, малышка, — прорычал Ристан, задержав дыхание, когда Оливия начала водить рукой по его плоти. Он поднял бедра и напомнил себе, что Оливия не привыкла к такому, и что она не опытная в отличие от Дану.

Кроме Дану, Ристан не позволял ни одной женщине, его контролировать.

Он поднял голову, и, увидев как Оливия начала спускаться по его телу, его сердце пропустило удар, она облизнула губы, уставившись на член. Ристан поднялся на локтях, чтобы наблюдать, как она приблизилась, высунула язычок и отведала его вкус.

От такого простого движения Ристан задрожал. Блядь эта малышка — сплошная проблема. И прежде чем он смог предположить её следующее действие, она обхватила губами головку члена, и затем вобрала его до упора, пока не закашлялась. Ристан улыбнулся на ее неопытность, но это была самая сексуальная неопытность, которую он только встречал.

Вместо того чтобы сдаться, она взяла его глубже в рот, только на этот раз медленнее.

Ристан запрокинул голову, руки не выдержали и он рухнул на кровать, толкаясь бедрами в рот Оливии, которая крепче сжала его и медленно начала сосать. Ристан вновь посмотрел на нее.

В ее глазах полыхало пламя, когда она выпустила член из своего рта и забралась на матрас, располагаясь над ним.

— Ты сводишь меня с ума, — дрожащим голосом проговорил Ристан, наблюдая, как Оливия медленно опускается на него. Ее лоно было таким влажным и горячим, что член легко скользнул в нее.

— Как и ты меня, — ответила Оливия, после чего начала двигаться на нем. Ристан никогда не видел никого более красивого, чем она.

Улыбнувшись, он рыкнул и перевернул их, прижимая Оливию к матрасу и выскальзывая из ее тела. Прежде чем она смогла запротестовать, он широко развел ей ноги и прижался ртом к влажному жару.

— А-а-ах! — простонала она и закричала, когда Ристан кончиком носа задел клитор, а языком проник в лоно. Может он и не мог, как Райдер увеличивать член в размерах, но, в конце концов, он — демон.

Его язык стал толще, заполняя лоно Оливии, в глаз которой зажегся огонек интереса. Ристан толкнулся языком глубже, заставляя Оливию изворачиваться.

Задевая нужную точку, он заставлял Оливию кричать, ее тело блестело от пота, пока Ристан продолжал трахать ее языком, лаская точку G. Оливия кончила, выкрикивая грязные словечки, от которых Ристан улыбнулся против её влажного лона.

Вернув язык к нормальному размеру, Ристан развел ноги Оливии шире и поднялся, прижимая головку члена к её входу.

Затем, не давая спуститься с облака наслаждения, на котором Оливия пребывала, Ристан вошел в нее на всю длину, и начал жестко трахать. Если бы он не решил ее исцелить, то ее тело болело бы и сильно. Ее лоно так тесно сжимало его член, словно отказываясь отпустить, или может, обнимало? Кому не понравятся обнимашки с вагиной?

Он задрал ноги Оливии, немного их сведя, для лучшего проникновения. Оливия вскрикнула от столь глубокого проникновения в приветливое тело.

Склонившись, он начал покусывать ее затвердевшие соски, прокатывая между зубов и ударяя по ним языком, пока не почувствовал, как Оливия вновь подобралась к краю. И лишь тогда позволил себе испытать наслаждение, вкушая душу Оливии, которая накормит его демона, пока тело удовлетворит потребности Фейри.

И на этот раз, Ристану не пришлось сражаться с Демоном, который сам себя контролировал, и взял лишь малую толику, словно, удовлетворившись этим. Будто хотел угодить хозяину, и не потерять удовольствие иметь больше в перспективе.

Ристан знал, что он никогда не насытится вкусом души Оливии, такой затягивающей и чистой, которую трудно теперь найти среди людей. Он еще четыре раза занимался с Оливией сексом, наслаждаясь каждым оргазмом, во время которого она выкрикивала его имя и звала Господа.

Будто Господь велел звать его, пока демон ее трахает. Ристан улыбнулся, когда Оливия что-то бессвязно забормотала и отключилась.

М-да, ему чертовски сложно будет её отпустить.

Он защитно обнял Оливию и задремал, не подозревая о Богине, стоящей под штормом у их окна. Ее ярость росла от увиденного.

Ристан теснее прижал библиотекаршу к себе и нежно поцеловал в лоб


*~*~*


Ристан ощутил ее присутствие раньше, чем увидел, как она завернула за домик. Он заканчивал загружать в багажник вещи, которые они везли с собой, когда Оливия вышла из домика и села на пассажирское сидение Ленд Ровера.

Он осматривал заснеженный лесок, пока садился за руль и заводил мотор, чтобы включить печку.

— Сейчас вернусь, — произнес Ристан, мило улыбнувшись, Оливии, после чего направился за Дану, исчезнувшей в лесу за домиками.

Только пройдя поросль деревьев, он заметил фигуру Дану вдалеке. Одетая во все белое, отчего Ристан смутно ее видел. Его сердце колотилось, но он знал, что должен с ней встретиться.

— Дану, — прошептал он, гадая, как мог объяснить ситуацию с Оливией, когда у древней Богини вместо сердца пустота?

— Время вышло, и ей пора бы умереть, — шепотом ответила она и повернулась к Ристану, из ее глаз текли кровавые слезы.

Он молчал, и ненавидел это тошнотворное, крутящее чувство, стягивающее внутренности от злых слов. У Ристана заледенело сердце, и он покачал головой.

— Дану, если ты ее убьешь, лучше и меня убить следом, — прошептал он. — Я больше не ребенок, видящей в тебе весь мир. Когда-то я тебя любил, уверен в этом, но ты меня не любила. Ты не можешь любить, потому что, такие как ты, не созданы любить. Тебе это не понять, ведь в твоем мире любви не существует. Вот почему мы, существа, созданные тобой, бракованные. Ты забыла любить нас, своих созданий, поэтому мы, в свою очередь, неспособны на это.

— Любовь — это слабость, — отрезала она. — Я — Богиня! И у меня не должно быть слабостей. Если бы я любила каждое свое дитя, то нарисовала бы на спине каждого мишень для других Богов и Богинь. Я создала Фейри без возможности любить, потому что они должны быть сильными, по сравнению с предыдущей расой, и без слабостей, которые могут стать погибелью. Я создала вас убийцами, которые до последнего вздоха будут бороться за меня, и за это я отдала душу! Я погибну, если тугие вагины будут отвлекать, и ты не сможешь помочь спасти Царство Фейри, так что теперь ты точно бракованный.

— Я сыграл свою роль, выполнил каждую поставленную передо мной задачу. Помог разморозить Древо Жизни, — прорычал Ристан, ненавидя сам факт, что она смела, претендовать на право управлять его жизнью после всего, что натворила.

— Я помогу найти реликвии, как и говорил, но, Богиня, после, между нами все кончено! Что ты сделала со мной? Я мог бы простить тебя, но ты постоянно управляешь моей жизнью, а когда ситуация становится хуже некуда, ты испаряешься? Все кончено. Тронешь Оливию, и я не стану выполнять свою роль в спасении Царства Фейри. Я помогаю по собственной воле, а не потому что не могу больше нигде жить.

— Ты сражаешься за свой дом, который необходим твоей расе, — прошептала она, утирая слезы.

— Мы выживем, — уверенно ответил он. — С легкостью захватим этот мир и сделаем его своим домом, но мы хотим собственный. Вот в чем разница, Дану, мы в любом случае выживем

А вот ты… — заметил он, оставив окончание предложения повиснуть в воздухе, после чего пожал плечами. — Отстань от маленькой ведьмы. Не твое дело с кем я трахаюсь и в кого влюбляюсь. Я не знаю, что происходит между нами, но хочу узнать, к чему все это приведет. Таков мой выбор.

— Я с легкостью могу убить ее, лишь щелкнув пальцами, — сказала Дану, прищурившись. — Но боюсь, тебе самому сейчас придется выучить один важный урок.

Жизненный урок номер один: твоя рыжая малышка только что угнала машину, потому что, не может дождаться возможности избавиться от тебя. Жизненный урок номер два: она обольстила тебя, усыпив твою бдительность. Что отлично сработало, потому что ты забыл о коробке, лежащей в машине, за которую один определенный демон готов убить, — самоуверенно произнесла она.

— Может он найдет ведьму первым, а может я. Тик-так, малыш, — добавила Дану, отвратительно рассмеялась и исчезла.

— Сука! — прорычал он, развернулся и просеялся туда, где оставил Оливию, вот только ни ее, ни Ленд Ровера уже там не было.


Глава 32 | Мрачное объятие демона | Глава 34



Loading...