home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 35

Как только они вернулись в Ленд Ровер, Ристан наколдовал им более подходящую одежду «для того места куда они собирались» так, по крайней мере, он ей объяснил.

Он выглядел очень сексуально в простой футболке и джинсах, но одетый в костюм от Армани и хрустящую белую сорочку с серебристым галстуком и подходящими запонками? О, Боже, она не могла отвести он него глаз.

Ее он нарядил в маленькое черное платье с длинными рукавами, лифом в форме сердечка, и открытой спиной в красивом вырезе с драпировкой. К счастью на платье были разрезы до бедер, что делало его гораздо удобней, позволяя сидеть.

Обувь была черного цвета с открытым носком и на высокой шпильке, Ристан даже создал крошечные хрустальные розы, которые украшали туфли сверху и мягко сияли в тусклом свете внедорожника.

Она пожаловалось по поводу своих волос, он взмахнул своими красивыми пальцами, и ее волосы были откинуты в сторону и заплетены в свободный пучок на боку. Мягкие прядки обрамляли лицо, предавая ей чувственный вид. Такое бы она не смогла сделать сама, но красная помада в купе с черной насыщенной подводкой и она призналась, что сочетание делало ее очень привлекательной.

Посмотрев в маленькое зеркальце, Оливия едва себя узнала. Конечно, так сильно она никогда не красилась, только немного туши и блеска для губ, но сегодня она выглядела красивее, чем когда-либо.

Она не волновалась, пока они не подъехали к ночному клубу, который словно материализовался из ниоткуда. Ристан просеялся из машины и открыл ей дверь, прежде чем она могла это сделать сама. Он принял ее руку, когда она выходила из Ленд Ровера, поцеловал нежно ладонь, прежде чем отпустить. Сердце Оливии сжалось от такого озорного жеста, и она не могла не улыбнуться в ответ.

— Клуб «Хаос»? — спросила Оливия, когда из клуба донеслась громкая музыка, — Грешники, добро пожаловать? — добавила шепотом, когда открылась дверь и оттуда вышла пара с соответствующими улыбками.

— Это шутка для своих, — объяснил Ристан, обогнул машину и подошел к открытому багажнику, откуда вытащил сумку с коробкой.

— Эту вещь нельзя никому отдавать, — сказала Оливия, невольно отступив.

Ристан покачал головой, закрыл багажник и протянул ей руку. Она неохотно ее приняла, не отводя взгляда от сумки с коробкой.

Оливия не могла приблизиться к ящику, не почувствовав тошноту, и сейчас ее любопытство по поводу того, что было внутри, разгоралось все ярче. Она никогда не скрывала любопытства по поводу артефактов, хранящихся в Гильдии, на что старейшины, до определенной степени, смотрели сквозь пальцы.

Некоторые объекты нельзя было трогать и изучать. Однажды, ее попросили подержать древний фолиант, после этого её целую неделю знобило

Подойдя к двери, Оливия споткнулась на каблуках, но Ристан тут же ее поддержал и бросил на нее пытливый взгляд.

— Извини, — тихо промолвила она, — Мне не очень комфортно.

— Ты хочешь сказать, что никогда не покидала свою спальню и не оставляла свои дурацкие книги, чтобы сходить в ночной клуб? — подразнил он ее с беззаботной улыбкой.

— У меня не много друзей, — призналась она.

На этом признании он остановился и повернулся, чтобы взглянуть на нее.

— Может это и к лучшему, что ты не была близка с теми, кто погиб в Гильдии, — ответил он мрачно.

— От того, что мы не были близкими друзьями, мне не легче пережить их смерть. Даже, гораздо хуже. Я принимала участие в произошедшем. Придется с этим жить, и даже если мы не были близки, Ристан, все-таки они родные мне люди.

У него не было возможности ответить ей, потому что широкие двери клуба открыл огромный пугающий человек, с собранными в пучок на затылке волосами. Обычно было как-то отталкивающе, когда мужчина забирал волосы в пучок, но этот парень выглядел серьезно и выгодно. Он был весь покрыт татуировками от кончиков пальцев и до самой шеи, а глаза были яркими и кристально голубыми.

— Какого хрена тебе надо? — прорычал он, смерив взглядом сначала Оливию, а затем Ристана.

— Поговорить с твоим боссом, — ответил Ристан, не проявив ни унции страха, в отличие от Оливии, которой хотелось сбежать обратно в безопасную машину.

— Правда? — поинтересовался громила, фыркнув, — У тебя есть яйца, Демон? Мы были уверены, что ты пришлешь нам посылку по почте.

— Обычная почта отстой и они теряют половину того, за что им платят. Так, он здесь или нет?

— Он занят, — сказал парень, снова скользнув взглядом по Оливии и по низкому вырезу платья. — В своем офисе наверху, — дополнил он, — Иди наверх, если осмелишься.

Оливия оживилась от этих слов. Если осмелишься? Парень, серьезно?

Ристан положил руку ей на поясницу и подтолкнул вперед мимо парня, который охранял дверь. Внутри все выглядело как в клубах, которые описывались в журналах или книгах, с кружившимися телами, толкавшимися друг о друга в танце, под бит музыки.

Помещение было большим, ультрафиолетовые лучи вырисовывали контур танцпола, разноцветный свет крутился и омывал танцующих, а бар был освещен настолько, чтобы бармен мог смешивать напитки, не перепутав бутылки. Хотя, наверное, это не имело большого значения, даже случись такое, потому что бар сиял синевато-зеленым, из-под навесного стекла над баром. Еще тут была стена засыпанная светом, она тянулась от одного края бара к другому.

— Ого, — прокричала она, чтобы быть услышанной сквозь громкую музыку.

— В Даркленде лучше, — прокричал он в ответ и легко повел ее через переполненное помещение. Так они шли пока не достигли двери с надписью «Ланж грешников» и тут Ристан остановился, повернулся к Оливии и озорно улыбнулся.

— Ты увидишь пару отстойных вещиц, когда мы войдём в эти двери. Но есть правила, Оливия. Первое: ты со мной, — напомнил он, легко подергав металлическое ожерелье на ее шее. — Это должно держать остальных подальше, однако, если кто-то спросит, я твой мастер, твой любовник и никто больше не должен к тебе прикасаться. Второе, не смотри в глаза мужчинам, большинство расценят это как вызов. Третье, не под каким предлогом не отходи от меня. Мы вместе вошли и вместе вышли, поняла?

— Что же там такое за этой дверью? — прошептала она, затаив дыхание, про себя повторяя его правила.

— Я тебе покажу, — сказал он, ухмыляясь, прежде чем толкнуть дверь, и осторожно войти внутрь.

Пульсирующая, чувственная музыка и приглушенные стоны множества людей окутали их, как только Ристан открыл дверь, а вот звук закрываемой двери оглушил. Было ощущение, что они покинули безопасность настоящего мира, и ей тут же захотелось развернуться и уйти.

Оливия остановилась, не уверенная хочет ли пройти дальше.

— Что это за место? — прошептала она. Оливия вздрогнула, когда звук плетки хлестнувшей плоть, а затем и женского стона удовольствия, прозвучал всего лишь в нескольких ярдах от них.

— Это эксклюзивный секс-клуб, в который можно попасть только по приглашению. Один из самых скандальных на Западном побережье Америки, — пояснил он с кривой ухмылкой.

— Мне надо уйти, — промолвила она, покачав головой, не уверенная какого черта они тут делали.

Она снова услышала стоны и звуки плетки хлестнувшей плоть. О, черт, ей нужно бежать и быстро.

— Ты со мной и никто тебя здесь не тронет, Оливия. Ты моя.

— Мне не следует быть здесь, — с негодованием прошептала она.

— Каждая женщина заслуживает быть освобожденной из клетки, в которую общество ее заперло. Пойдем, посмотрим, на что это похоже, прежде чем ты откажешься.

Он не дал ей времени на споры, схватил за руку и потащил за угол и в комнату, где плетка хлестала плоть и еле уловимые стоны удовольствия становились громче.

Толпа окружала женщину, а громила орудовал кнутом. Она была обнажена, связана веревкой так, что все, что она могла это стоять на носочках, в то время как ее хлестали сзади. Следы шли крест — накрест на ее спине, заднице и бедрах, но кожа не выглядела раненной.

Желчь поднялась в горле Оливии, но она подавила в себе это чувство, вспомнив, что как-то была связана, и ей понравилось. Намного больше, чем она могла подумать.

Оливия заставила себя быть мужественной и не обращать внимания на людей, которые подначивали громилу продолжить наказание женщины.

Оливия считала каждый удар и когда толпа закричала, увидела, как мужчина уронил плеть и подошел ближе к связанной, одной рукой он грубо схватил ее за волосы, а другой накрыл ее лоно.

Оливия не могла представить себя на месте этой женщины, выставленной на всеобщее обозрение, даже если и выглядело всё так, будто женщина этим наслаждалась.

— Ей нравится? — спросила Оливия едва уловимым шепотом.

— Ей более чем нравится, — сказала женщина с ярко-рыжими волосами, повернувшись, чтобы ответить Оливии, — Она избрана, чтобы служить ему и большинство из нас молили бы на коленях, чтобы оказаться на её месте. Посмотри на этот член, — предложила женщина, переводя взгляд на голого мужчину, с огромным стояком, который в данный момент терся им между ног женщины. Которая стонала и делала все возможное, чтобы подставить бедра под его прикосновения.

Оливия наклонила голову и увидела, что Ристан наблюдает за парочкой, и рукой едва ощутимо гладит ее ногу в вырезе платья. Ее тело откликнулось, когда звук плоти встречающей плоть резонировало в такт с тантрической музыкой.

Она снова посмотрела на, трахающуюся у всей толпы на виду, пару, но как только мужчина вошел в женщину, и тут же вышел, на сцене появилась еще одна женщина, ее принесли четверо мужчин и поставили перед ними. Женщина была красивой, со светлыми волосами и зелеными глазами. Она была моложе той другой, Оливия навскидку сказала бы, что, скорее всего её ровесница.

Руки у нее были связаны за спиной, и Оливия увидела, как мужчина сменил партнерш. Он подошел к новой девушке, и легко ее поднял, а толпа разразилась одобрительным гулом.

Он поднял девушку на платформу, заставив балансировать и схватив за волосы, без предупреждения вошёл в нее, женщина закричала. Толпа все еще ободряюще бормотала, пока здоровяк брал женщину сзади. Оливия увидела, как кто-то подошел к позабытой женщине, помогая ей освободиться от веревок, и прежде чем она смогла встать, двое уже погрузились в ее тело.

Она закричала, словно получила подарок, и Оливия посмотрела на толпу. Кто-то из присутствующих удовлетворял себя, наблюдая за происходящим перед ними.

Парочки и тройнички воспользовались удобными кушетками, по периметру комнаты. Оливия почувствовала, как у нее загорелись щеки, от разворачивавшейся сцены и прежде чем ее сердце выпрыгнуло из груди, Ристан протянул к ней руку.

— Теперь мы можем идти, — тихо промолвил он, подождал, пока она очнулась, затем вывел из комнаты и повел по другому коридору.

— Это не нормально, — прошептала она, пересохшими губами.

— Они хотели этого, а если бы не хотели, то не находились бы здесь, — тихо сказал он, напоминая себе о том, насколько наивной она была, — В сексе не все белое и черное, в сексе много серого. Кому-то нравится вести себя плохо, чтобы их за это наказали или самим наказывать. Некоторым женщинам нужно отключиться, как тем к комнате. Для них это не унижение, а свобода. Свобода быть теми, кем они являются на самом деле без осуждения, и не прячась. Слишком много людей на свете проживают жизнь, считая себя больными, и пытаются подавлять себя и прятать свои желания, когда на самом деле у каждого свои отклонения. Не у всех идеальный секс моногамен и прост. По крайней мере, их здесь приняли, и их это устраивает, и никому не причиняют вреда, пока они сами не попросят.

Он улыбнулся над маленькой игрой слов, когда Оливия слегка покачала головой.

— Я понимаю, что я такое не принимаю. И не смогу никогда такое сделать, и не выставлю себя перед другими, — высказалась она, ей нужно было, чтобы он понял ее точку зрения, — Я предпочитаю закрытые двери и если это ханжество, тогда я — ханжа.

— У большинства есть причины, по которым они так поступают, а некоторым просто плевать, что думают другие. Каждая женщина в этой толпе, кроме тебя, тут же прыгнула бы на место тех двоих. Они сюда пришли не просто потусить, они пришли сюда потрахаться. Это секс клуб, а не торговый центр, Оливия, и по стандартам Фейри, все было очень культурно. — Он одарил ее теплой, мягкой улыбкой. Та сцена, по человеческим меркам, была довольно-таки дикой. Для такой скромной девочки как Оливия, это была самая дикая вещь, с которой она когда-либо сталкивалась.

— Не понимаю, тогда почему владельцы так настаивают на дресс-коде, если все равно всю одежду сорвут, — размышляла она задумчиво и услышала, как тихо усмехнулся Ристан.

Он крепче схватил сумку, пока вел Оливию вверх по лестнице и по коридору с темными окнами. Она изредка поворачивала голову, чтобы увидеть свое отражение и задавалась вопросом, кто это смотрит на нее? Она многое видела за последние несколько дней, и никогда не считала себя критичной. Никогда. Это шло в разрез со всем, что она могла представить, и не была уверена, был ли это шок, что она вживую и вблизи видела как «наказывают» людей, в то время как вся толпа присутствовала при этом или, то, что она ощущала от увиденного.

Ристан повернулся в сторону большой двери и постучал, Оливия взволнованно кусала нижнюю губу. Она даже не знала, почему так нервничает. Единственное, что она знала наверняка, чем дальше они шли по коридору, тем больше напряжения она испытывала.

— Войдите, — произнес мужской голос. Ристан повернул ручку, и Оливия почувствовала, что напряжена до предела.


Глава 34 | Мрачное объятие демона | Глава 36



Loading...