home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

Оливия поставила коробку файлов, для архивации, на стойку. Она то и дело бросала взгляд на дверь в приемную, ожидая, когда придет Джастин. Её мысли вернулись к Киросу и тому, как он был одержим ее отчетами о визитах Наёмника.

Как будто бы мужчина хотел быть здесь, в этом месте. По мере того, как длилось наказание, и для нее, и для Наемника не было ничего хуже, чем поиск и перекладывание бумажек. За исключением смерти.

Все утро она собирала свитки и другие предметы, которые были запрошены Одленом и Старейшиной из Нового Орлеана, чтобы Джастин мог их изучить. Оливия записала содержимое, и Кирос пробежался по большинству из них, пока она их выкладывала.

У нее было плохое предчувствие на счет его звонков наверх, и еще его эти загадочные слова. Но она была всего лиши простым библиотекарем; да и кто она такая, чтобы задавать вопросы Старейшине?

Она напечатала еще несколько архивных индексов для свитков, с которыми работала, и, подняв голову, увидела у своего стола Кендру.

— Привет! — сказала она, искренне улыбаясь. Кендра ей действительно нравилась.

— Привет! У тебя была возможность посмотреть файлы, о которых я просила? — спросила Кендра, оглядывая библиотеку.

— Я все сделала, но не уверена, зачем тебе информация о Демонах из 1600. — Оливия попыталась вникнуть в суть вопроса, который она не понимала, но хотела понять.

— Олден сказал, что одобряет мой интерес к демонам. Он сказал, что я могу ознакомиться с любой литературой и сделать заметки. Только никаких снимков, а также нельзя выносить что-либо за пределы библиотеки, — добавила Кендра, так и не ответив по существу на вопрос Оливии.

Она откровенно уходила от ответа. Оливия было собралась задать свой вопрос еще раз, но, поскольку было очевидным нежелание Кендры отвечать, она решила оставить все как есть.

От природы Оливия была любопытной и любила историю. Нет, не так, она была одержима историей практически всего. Она провела все детство, спрятавшись в этой библиотеке, копаясь в книгах. Они уносили ее в другие миры, в которых она могла затеряться на какое-то время. Иногда это было то, что нужно.

Её родители были загадкой для нее, в большинстве своем. Отец неизвестен, но она подозревала кого-то из верхушки Гильдии Салема. Её мать умерла при родах и не было никого, кто бы приютил ее. Поскольку родственников у нее не было, Салем сплавил ее в Спокан так скоро, как только стало возможным. Как будто это была единственная Гильдия в Северной Америке, способная позаботиться о сироте с магическими способностями.

— Вот, пожалуйста, «История демонологии», «Свободные ведьмы» и «Темные ведьмы», — сказала Оливия, отмечая про себя насколько небольшой была последняя третья книга. Все книги были покрыты слоем пыли, когда Оливия принесла их из недр катакомб. — У тебя два часа до того, как я закрою библиотеку для послеобеденных занятий. Но после занятий, ты можешь вернуться снова.

— Я вполне уложусь в два часа, потому что ищу вполне конкретные события, — сказала Кендра, отбрасывая назад свои блондинистые локоны и сверяясь с записями в своем телефоне. Она была привлекательной девушкой, из тех, за которыми мальчики ходят по пятам и восхищаются их классической красотой.

Оливия же, напротив, имела безвкусные рыжие волосы и бледную фарфоровую кожу. Она была худой, и ни один сендвич не мог этого исправить. Уж она то знала, потому что ела их в большом количестве. Она все перепробовала много разных способов и по нескольку раз, чтобы обзавестись пышными формами, но ничего не помогало. У нее была маленькая грудь, которая, в отличии от той же Кендры, не заставляла мужчин оборачиваться ей вслед. А вот некоторые библиотекари откровенно пялились на бюст Кендры.

Оливия рассеянно почесала веснушки на носу. Они появлялись весной с первыми лучами солнца, верные своей хозяйке. Для мужчин она была невидимкой, что, наверное, было хорошо, учитывая то, какой неуклюжей она становилась рядом с ними.

Джастин. Господь Всемогущий, он заставлял ее язык завязываться узлом, который ни один маг бы не смог развязать.

Она никогда не ходила на вечеринки, как другие девочки ее возраста, и была в душе безнадёжным романтиком. Свое свободное время она тратила просматривая книги из Гильдии, или читая свои любимые любовные романы.

Она не гордилась своим замкнутым характером, это было то, с чем ей приходилось мириться.

Оливия положила книги в корзину Кендры, и та пошла искать куда бы присесть. Оливия оглядела библиотеку, было такое чувство, что ее втягивают во что — то обманом. Странно.

Кендра была болтушкой, и Оливия любила ту атмосферу тепла, которую привносила с собой Кендра. В это время она чувствовала себя такой же, как и другие девушки, а не мышью как обычно.

Оливия вернулась к работе, а ее мысли к Джастину. Он опаздывал, как и Олден. Может быть, они зашли выпить кофе? Она любила кофе. Недавно ей приснилось, что она пошла выпить чашечку кофе со Смотрителем.

Ну да, конечно, как будто это действительно может произойти. Она глубоко вздохнула и подпрыгнула от того, что Милдред уронила на стойку толстый том.

— Это нужно вернуть и еще, Кирос просил тебя сообщить ему, как только Олден вернется. Он также сказал, чтобы ты была бдительной сегодня, и что тебе следует приостановить послеобеденные занятия. Но тогда дети устроят настоящий погром, пожалуйста, не делай этого. Остальные из нас не хотели бы брать на себя начальные классы.

Милдред была тридцатилетней женщиной с желтыми, тусклыми, висящими как солома волосами. Ее родители добрые люди, оба были Старейшинами. Удивительно, что их дочь оказалась такой серьезной и угрюмой. Оливия взяла тяжелый том — тот, который она только что полностью архивировала и собрала из тридцати книг — и бросила на нижнюю полку стойки.

— Я все равно буду учить их, и Олден еще не вернулся. Обычно он не опаздывает, — вежливо ответила Оливия, возвращая руки на место и придерживаясь за стойку. — Чем еще я могу быть полезна? — продолжила она.

— Больше ничего. Убедись, что заархивировала это, и обязательно запиши, что я взяла его только на один день, — сказала легкомысленно Милдред и, повернувшись, ушла.

Как будто я не знаю свою работу? Оливия едва удержалась, чтобы не закатить глаза, и вернулась к каталогизации архива, над которым работала ранее.

Забывшись, она вспомнила, как несколько часов просидела, рассматривая изображение демона, которое ей дал ребенок. И все же Гильдия имеет так мало информации о Демонах, что это было, как ловить призрака.

Через два часа начали прибывать дети, а посетители уходить. Она посмотрела в сторону Кендры и обнаружила, что та болтала с Сэйди. Оливия отвернулась, чтобы посмотреть, как вошел последний из детей.

Она улыбнулась. Эту часть своей работы она любила больше всего. Учить истории пытливые маленькие умы. Ну, в основном, пытливые. Некоторые ненавидели быть здесь, поэтому их можно было заманить в библиотеку только чем-то интересным.

— Мисс Оливия! — сказала Матильда, сложив свои крохотные пальчики в руку Оливии. — Никаких монстров сегодня, ладно? — умоляла она, стуча зубами от страха.

— Монстры — это то, почему мы здесь, Матильда. Мы должны знать все о них, чтобы потом охотиться и защищать от них других.

— Тильда боится их, — сказала Кларита, ее карие глаза сверкали вызовом. — А я нет, я хочу убивать монстров и защищать людей!

Дети расшумелись, и Оливия ощутила реальность происходящего. Когда-нибудь они выйдут в реальный мир, кто-то из них станет Наемником, в отличие от нее. Кто-то из них умрет, защищая людей от самых настоящих монстров.

— Давайте посидим сегодня на ковре, — сказала Оливия, вглядываясь в лица и подсчитывая количество учеников в уме. Иметь хорошую память на детали очень помогает в такие моменты.

— Брайан, Кэндис и Барт, в первый ряд, пожалуйста. Сегодня мне нужно все ваше внимание, иначе завтра утром Олден и Джеймс заставят вас бегать дополнительную дистанцию. Вы меня поняли? — сказала она с упреком.

Ей нравилось учить детей. Но только правильные дети, к сожалению, ей не попадались. Оливия хотела учеников, которые умеют слушать, любят учиться и хорошо себя ведут. Однажды она призналась в этом Олдену и он рассмеялся. Он ответил ей: «Ребенок тихий только когда он в беде, а хорошо себя ведут они если их заставить».

— Итак, леди и джентльмены! — произнесла Оливия, усевшись во главе класса на маленьком стульчике, который едва вмещал ребенка. Не то, чтобы она была сильно больше своего самого старшего ученика.

— Сегодня мы узнаем о фейри и некоторых их видах. А начнем мы с того, что зададим друг другу несколько важных вопросов.

Она дождалась, когда все дети подняли головы на нее, и продолжила.

— Кто может назвать мне касты Высших Фейри? И почему они самые опасные?

— Это просто, — ответил Даниэль. У него была светлая кожа с веснушками, которые покрывали обе его щеки и нос. Он был умным, будучи самым старшим в группе.

— Ну… — сказала Оливия, выжидая. — Просвети нас!

— Кровавые, Светлые, Темные и Орда. Орда самая уродливая и самая подлая каста монстров и я убью их всех, когда вырасту и стану Наемником. Вы не увидите здесь много фейри из Орды, потому что они уродливые придурки. Темные умны и смертельно опасны, но в отличие от остальных, им нравится наш мир, и они живут здесь. Они не прячутся, как Кровавые фейри. Крававые Фейри не являются в наш мир. Они, возможно, боятся нас и наших Смотрителей. Светлые — самые красивые, вы можете их узнать по тому, как они очаруют вас своими прекрасными глазами и обликом. А затем они съедят вас, — уверенно произнес Даниэль.

— Отличное описание, но это не факты. Кровавые фейри не приходят сюда, потому что считается, что они предпочитают прятаться в тени и остаются в стране Фейри. О них известно меньше всего. Орда — самая уродливая из Фейри, но они носят гламор. Они монстры без каких-либо правил, потому что их Король отсутствовал долгое время. И это делает их самыми опасными. Светлые Фейри, кроме того, что соблазнительны и привлекательны, еще и по-настоящему заносчивые, и эгоцентричные. — Оливия состроила рожицу, и дети захихикали. — По крайней мере, мне так говорили. А последними идут Темные Фейри, самая хорошо изученная группа Фейри. Они не прячутся в тени, тут ты прав Даниэль, но ты забыл упомянуть, что они тоже удивительно красивы. Каждая из четырех каст Фейри кормится от человеческой расы, — Оливия сделала паузу. И продолжила, ненавидя то, что собирается сказать. — Кто может сказать, почему кормление это плохо?

Ответом ей была тишина.

Ристан наблюдал за Оливией из тени, ее тонкие черты лица менялись, когда ей что — то не нравилось. Ей нравилось преподавать, в этом он был уверен. Ее глаза светились любовью, когда она смотрела на детей, и он поймал себя на мысли, что тоже хочет, чтобы на него так смотрели.

Он мысленно посмеялся на тем обучением Гильдии, которое она преподносила детям. Люди еще не знали, что Король Орды больше не отсутствует, и их бы потрясло не меньше то, что он годами прятался за маской Наследника Темных Фейри, заручившись поддержкой Темного Короля.

Также они не знали и то, что настоящий Принц Темных Фейри был спрятал в самой Гильдии долгое время. О да, вряд ли они воспримут эти новости хорошо, когда поймут какую шутку сыграли с ними Фейри.

Он слушал каждый ответ, который давали дети на вопросы Оливии и как она их поправляла. Он любил мягкость ее голоса, с южным акцентом. Не то, чтобы он сам был с Юга. Просто слегка протяжный звук, который он скорее всего подхватила из книг или телешоу.

Он сказал Синтии, что рыжая малышка была Демоном, правда в том, что она, скорее, ангел, чем кто-то еще. Она не похожа на предателя, и все же, никто не похож.

Оливия бы струсила, чтобы шпионить. Будучи слишком мелкой, очень кроткой, такой какой и описала ее Синтия, но Ристан был уверен, что в ней есть огонь, только и ждущий, чтобы вырваться наружу.

Самые худшие предатели всегда те, от кого ты никогда не ожидаешь этого. Тихони. Он усмехнулся. Его взгляд опустился на ее полную грудь. Большинство мужчин скажут, что она слишком маленькая, а он сказал бы, что она охренительно идеальна.

Безупречный размер для зажимов, по его мнению. И красные губы Оливии… грёбаный ад, он хотел бы увидеть, как они сомкнуться вокруг его члена, а ее прекрасные голубые глаза будут следить за блаженством на его лице.

Её бедра были идеальны, потому что ему бы не составило труда вонзиться в них. О да, он бы сделал это. Он бы брал ее жестко, беспрестанно, часами. Эти изящные пальцы, маленькие и все же достаточно большие, чтобы довести его до предела…

— Джастин, — позвал Олден, и внезапный звук его голоса заставил Ристана подпрыгнуть, и вернуться с чертовых небес на землю.

Почему он до сих пор не трахнул Оливию? В чем проблема? Она так и не научиться обращаться с членом, если у нее не будет пошаговой инструкции с цветными иллюстрациями, а он не был хорош в обучении. Он любил опыт.

Ристан обернулся и уставился на старика.

— Давай заберем эти архивы, — проворчал он и вошел в класс. Его разум четко отличал, что «хочет» сделать и что он «на хрен никак не может» сделать. Потому что, когда дело касалось этой маленькой библиотекарши — это вам не квантовая физика. Он был к этому не готов.


Глава 4 | Мрачное объятие демона | Глава 6



Loading...