home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

Когда Ристан вошел, холл Гильдии был почти пуст. Сканируя взглядом территорию на наличие невидимых угроз, он прошел мимо Оливии. Она выглядела мило как всегда, но Ристан никогда не позволял себе обманываться внешним обликом.

Дерьмо приходит оттуда, откуда ты его совсем не ждешь, и как только ты ослабишь бдительность — тебя убьют. И теперь, когда Оливия закончила повседневные обязанности, казалось целесообразным скрыться гламуром и немного разнюхать обстановку.

Ристан неслышно проскользнул мимо нее в ее апартаменты, вдыхая тонкий аромат жасмина, исходящий от Оливии. Она может быть невинна, и в то же время может сотрудничать с Магами.

Все они казались невинными, ровно до тех пор, пока не начинали исподтишка нападать на Фейри.

Маги обвиняли Фейри за то, что их не принимали в Касты Высших Фейри, по крайней мере не на равных правах, как это было у Оборотней и у Фейри-полукровок. Маги даже никогда не удосужились побывать в Орде, но опять же, они никогда не желали быть ее частью. А хотели, чтобы их приняли в Высшие Касты Фейри, но те сами выбирают кого принимать, а кого нет. Принятие ещё, не означает равные права. Это Ристан знал слишком хорошо.

Маги были полу-людьми, а для Фейри это было фатальным недостатком. По мере того как маг старел, его можно было смертельно ранить, а Фейри гордились своим бессмертием и неспособностью умереть от естественных причин.

А кто бы не гордился? Их тела застыли во времени, в возрасте Перехода, или близком к нему. Кому нравится смотреть, как кто-то увядает и с годами медленно умирает? Оборотням повезло больше: их жизнь была намного длиннее человеческой, но и они неизбежно старели.

Безусловно, Орда приняла бы их в свои ряды, если бы они захотели. Орда принимала любых фейри или иных существ, которые могли увеличить их количество. Вместо этого, Маги годами лелеяли свой гнев и сами превратились в монстров. Они регулярно пытались навредить самим Фейри и Царству Фейри, мстя им за все.

Фейри следили за Магами и след вел к дверям Гильдии, где они нашли приют. Трудно было отделить Ведьм и Колдунов от Магов, определить, кто действительно хотел защитить людей, а кто просто использовал Гильдию как прикрытие, для организации нападений на Фейри.

Ристан без промедления просочился в комнату и начал искать чертовы доказательства. Квартирка была не большой: кухня, отдельная ванная, гостиная и спальня были расположены вплотную друг к другу.

Краем глаза он уловил картины, или скорее рамки. На стенах было множество рамок, но в них не было фотографий, только те картинки, которые обычно вставляют в магазине при продаже.

Его взгляд вернулся к худенькой девушке, входящей в комнату. Оливия скинула с ног плоские сандалии и сняла шаль.

Она потянулась и подошла к островку, где располагалась док-станция (или беспроводные колонки), на которую установила телефон и включила старые записи. Ристан улыбнулся, одобряя ее музыкальный вкус: Битлы «Я ее увидел там». Оливия кивала головой в такт музыке. Затем тихо пробормотала заклинание, и музыка наполнила всю её маленькую квартиру.

— Кит? — позвала она и оглянулась в поисках кото то. — Кит, котенок, если ты не появишься, я не смогу накормить тебя, — сказала она громко. И, пританцовывая, направилась к кошачьему корму.

Она потрясла мешок с кормом и оглянулась в поисках кошки.

— Плохой котенок! — ее взгляд прошелся мимо Ристана и дальше по комнате. — Клянусь, если я тебя поймаю, я не знаю, что я с тобой сделаю…

Невысказанная угроза повисла в воздухе.

Ристан посмотрел вниз и увидел, что нечто обвилось вокруг его лодыжки и мяукнуло. Кажется, он нашел кошку. Он улыбнулся: да, кошечек тянуло к нему как магнитом. Он осторожно подтолкнул кошку ногой и улыбнулся, когда Оливия, наконец-то, заметила то, что искала.

— Черт, Кит, ты меня напугала! Ты же знаешь, они выкинут тебя на улицу, если узнают, что я приютила тебя. Гильдия не разрешает держать животных в доме, — мило пробормотала она, на что Ристан прищурился.

Она любила животных. Он отбросил эту мысль. Может Маги тоже любили животных? Кто сказал, что предатели не имеют домашних питомцев?

Ристан углубился внутрь квартиры, прислушиваясь к тому, как Оливия начала подпевать радиоприемнику, поливать цветы и болтать с ними. Она казалась ему такой маленькой, настолько замкнутым человеком, который может чувствовать себя комфортно и свободно только в своей маленькой квартирке, болтая с кошкой и цветами. Оливия слегка перекусила на кухне, прибрала за собой и двинулась в ту комнату, в которую он как раз входил.

Он смотрел на нее из угла ее маленькой, но веселой спальни. Еще больше рамок с фотографиями образцовых семей было здесь. Только одна из них была настоящей и висела прямо на стене.

Фотография беременной женщины с большим животом и медными волосами была на прикроватной тумбочке. Глаза женщины были ярко голубыми, и если он правильно догадался, это была мать Оливии.

На заднем фоне был виден маленький сельский домик с белой оградой вокруг. По яркому цвету листвы деревьев, Ристан мог сказать, что снимали где-то в Новой Англии.

Его взгляд вернулся к женщине, которая стояла рядом, и он чуть не споткнулся. Она раздевалась. Гребаный ад, ему следовало отвести взгляд, не так ли? Он оглянулся на дверь и увидел кошку, которая внимательно за ним наблюдала. Да, он знал, что ему следует уйти, но не хватило силы воли сделать это.

Он не смог бы, даже если бы действительно захотел. Проникновение в Гильдию было тем, что он никогда не делал прежде. Все знали, что существовала охрана, чтобы предотвращать проникновение Фейри в Гильдию или из нее, и Ристан не хотел оставлять ни малейшего намека на его пребывание в стенах Гильдии. Слишком многое зависело от его нахождения здесь.

Вместо этого, Ристан придвинулся ближе к стене в углу спальни и присел. У Оливии была фарфоровая кожа, цветом почти как алебастр, с рассеянными чудесным образом веснушками. Он чуть не задохнулся, когда она подняла рубашку и Ристан увидел простой белый кружевной лифчик, который не мог скрыть от него розовые соски, умоляющие чтобы их покусывали и щипали.

Какого хрена с ним происходило? Он предпочитал экзотичных женщин, тех, кто любит извращенный секс, штучки типа зажимов для сосков и другие игрушки, заставляющие женщину кричать от новых невероятных ощущений.

Он тяжело сглотнул, когда она сняла юбку и да, его взгляд тут же опустился к тонкому кусочку ткани, который едва вмещал тонкие рыжие завитки ее лона. Черт меня побери, она идеальна, мысленно проговорил Ристан, любуясь ее худыми бедрами и ровной спиной.

Оливия наклонилась над туалетным столиком, как будто ища что-то, затем порылась в шкафу и отложила несколько вещей на кровать.

Ристан дождался, когда она покинет комнату, и, как только услышал звук льющейся воды, застонал. Подавив стон, он разочарованно провел рукой по лицу. Разве ему не приходило в голову, что Дома Оливия захочет помыться? Нет, потому, что он не загадывал так далеко.

Кошка прошла в комнату и запрыгнула на столик. Она улеглась на своем возвышении, посматривая на Ристана зелеными глазами. Этот маленький приблудный комок шерсти смотрел на него с осуждением. Ристан нахмурился: он же не пошел за ее хозяйкой в ванную, хотя это было именно то, что он хотел сделать.

Ристан поднялся и подошел к двери, он посмотрел на комнаты и остановился на той, которая была похожа на рабочий кабинет.

Он вышел из спальни, не обращая внимания на любопытную кошку, украдкой следующую за ним. Он почти дошел до кабинета, когда услышал тихий стон и резко обернулся на звук, исходящий из ванной.

Он не собирался идти туда. Ни за что, ни в коем случае, ведь так? Он продолжил свой путь в небольшой кабинет, который одновременно служил и библиотекой (сосредоточием аккуратности), и остановился.

Нет, это была не просто аккуратность, это был ОКР. Оливия была или гермофобом или у нее был серьезный случай обсессивно — компульсивного расстройства.

Ристан обратил внимание на некоторые детали в комнате, например, как идеально лежало одеяло на кресле, идеальным квадратом.

Один край свисал и, если он правильно догадался, то потяни она за один конец, и все одеяло идеально раскрылось бы одним движением.

Книги были сложены на единственной полке в алфавитном порядке, и Ристан улыбнулся, заметив, что заголовки любовных романов выделены отдельно, и тоже размещены в алфавитном порядке.

Он подошел к полке и провел пальцем по верху, посмотрев на палец он не увидел даже намека на пыль. Покачав головой, он прошелся по кабинету, открывая ящики и папки, но не нашел ничего кроме документов по Гильдии Салема.

Хм, Салем?

Он обернулся на очередной стон из ванной, за которым последовал разочарованный вздох. Ристан улыбнулся, итак, у маленькой распутницы проблемы с самоудовлетворением? Услышав, что шум воды стих, он прекратил копаться в ее вещах.

Он открыл одну из папок о Салеме и просмотрел пару документов относительно Ведьмы по имени Карлин. В одном из них он прочел о том, как Карлин подписала свидетельство о рождении девочки по имени Оливия до того, как родовые схватки не стали слишком сильными.

В итоге, она оставила графу отца пустой, и ребенок получил фамилию матери. Карлин умерла при схватках и пришлось делать кесарево сечение, чтобы извлечь плод.

Он представил себе эти непростые роды и хирургические инструменты, которые использовались во время операции.

В Мире Фейри ничего не слышали о кесаревом сечении, и он не мог припомнить, чтобы видел что-нибудь об этом в книгах Синтии про деторождение. Его сердце забилось сильнее, когда он представил, какой была бы жизнь Оливии, если бы Гильдия не позаботилась о ней.

Ристан почти всегда был против Гильдии, но в этом конкретном случае, он благодарил бога, что она существует. Дети достойны любви, они невинны. Он часто сидел на полях могил в Мире Фейри и смотрел на безымянные могилы детей, которые не могли родиться.

Болезнь настигла его родной мир, и его сердце разрывалось от мысли, что Маги охотились на молодых и невинных из его вида.

Они были не единственными, кто отверг Магов, а те в своей злобе нанесли удар по сердцу его народа. Они отравили землю и таким образом отравили детей. Ведь если земля не принимает детей, они умирают.

Он в точности, как и было положил папки обратно в ящики и вернулся из кабинета обратно в спальню и увидел Оливию, вышедшую из ванной в одном полотенце.

Её волосы свободно спадали и завораживали своей огненной красотой. Цвет волос создавал поразительный контраст с ее шелковой белой плотью. Идеально. Ристан вернулся в свой угол и прикрыл руками глаза, в то время как Оливия заклинанием выключила музыку.

Ему нужно было подождать, но с другой стороны, если она закроет дверь, он будет заперт тут. Он слышал, как она двигается по комнате. Слышал, как она сняла полотенце, и оно с тихим шелестом упало на пол.

Его сердце забилось сильнее, и он открыл глаза, сам себе удивляясь. Она как раз надевала через голову ночную рубашку из голубого шелка. Его взгляд следил за движением шелка по ее коже, как он медленно облегает ее идеальные крепкие белые ягодицы. Не способный отвести глаза, Ристан медленно сглотнул.

Он бы хотел оттянуть назад ее огненные волосы и взять ее, оттрахать эту идеальную задницу. Черт… Ристан потряс головой и уперся локтями в колени. Его стояк был зажат между бедрами.

Он посмотрел на свой член и сжал его в надежде, что это как-то облегчит его страдания. В конце концов, он не мальчишка, а Демон, у которого было много любовниц. Женщины всегда практически вешались на него и делал с ними, что хотел.

И вот сейчас он здесь со стоящим колом членом в штанах прямо перед этой гребаной девственницей. Он знал, что она невинна, она не пахла другим мужчиной. Оливия откинула простыни и залезла в кровать. Она оглянулась и медленно встала.

— Кит? — позвала она кошку, и та вбежала в комнату, снова устроившись на туалетном столике. — Хорошая девочка, — прошептала Оливия и закрыла дверь, запирая их троих в спальне.

Что за хрень! Ристан чуть не начал биться головой об стену, но вовремя остановился, а Оливия выключила свет и зажгла лампу у кровати. Ристан смотрел, как она взяла книгу и начала читать.

Она бормотала себе что-то под нос.

— Дурочка, — прошептала она и надела охренительно сексуальные очки. — Так-то лучше, — произнесла Оливия и опять вернулась к чтению.

О, это будет длинная ночь.

На всякий случай Ристан произнес маскирующее его заклинание, и уснул, чтобы тут же проснуться от шепота: «Джастин». Он вскочил, готовый к любой опасности, но ничего не было.

Оливия спала, простыни сбились в сторону, обнажая ее задницу.

Она повторила его имя и потянулась рукой себе между ног. Ристан улыбнулся, зная, что он не должен быть здесь. Ей снился он, ну, типа того. Ей снился Наемник, которого не существовало.

С ее губ сорвался стон, и ее пальцы двинулись глубже. Она была мокрой, и Ристан чувствовал запах ее желания. Он не мог отвести взгляд от рук, и он видел, что в невинности своей она все делала неправильно.

Она не прикасалась к клитору, который привел бы ее к оргазму. Она провела пальцами по лону и ввела один внутрь, а Ристан смотрел на нее и член в его штанах радостно приветствовал каждое ее движение.

Ристан взглянул на ее лицо: глаза Оливии были чуть приоткрыты и смотрели на него. Он чувствовал свою магию и знал, что невидим для нее, но черт его дери, если она не думала о нем, и от этой мысли его член дернулся.

Ристан оглянулся на кошку, которая тоже наблюдала за Оливией. Кошка мяукнула и осуждающе посмотрела на Ристана. А разве она сама не подсматривала за Оливией?

Проклятые животные, все, включая и его самого. Она застонала, привлекая внимание их обоих, и Ристан искренне желал показать ей, что именно она делает не так.

Оливия гладила себя, беспомощно пытаясь достичь оргазма. Ее лоно увлажнилось и блестело, соблазняя Ристана удовлетворить Оливию. Черт, такое могло случиться только с ним.

Он уперся головой в стену и вдохнул аромат жасмина и мускусный запах желания. Она добавила еще один палец, и Ристан сжал кулаки, представляя, что это его руки трахают ее.

Тогда бы она точно кончила, потому что он сосал бы ее клитор до тех пор, пока не почувствовал бы её соки на своем лице. Он неслышно подошел к кровати и взглянул поближе.

Её соски были напряжены и натягивали шелк рубашки. Широко разведя ноги, Оливия неловко двигала пальцами. Бессмысленно. Медленный ритм ее движений не приносил ей облегчения, даже прозанимайся она этим всю ночь.

Ристан улыбнулся и решил помочь, но будь он проклят, если он раскроет себя, только для того, чтобы удовлетворить кого-то. Оливия продолжала ублажать себя пальцами, любовного сока выделялось все больше, и Ристан нестерпимо захотел попробовать ее на вкус. Но заставил себя вернуться в угол и переждать. Его грубые джинсы сковывали болезненно пульсирующий член. Ристан представил, о чем бы подумала Оливия, когда увидела бы его десятидюймовый член — он знал, что его член десятидюймовый, потому что однажды ради смеха пикси действительно измерили его.

Учитывая ее невинность, она, наверное, бросилась бы бежать без оглядки. Даже опытные женщины были вынуждены сомневаться в своих силах, глядя на него.

Ристан, безусловно, тщательно отбирал своих любовниц. Большинство из них любили то, что у людей принято считать извращениями, и были готовы полностью подчиниться ему. Они также были не против его полного доминирования.

Однако, у него сложилось впечатление, что Оливия не такая. Учитывая сегодняшнее, она не знала бы, что делать с членом, даже если бы он дал ей пошаговую инструкцию и непосредственно объяснил, что и как. И это удивляло его.

Из всех романов, что она прочла, она должна была знать хотя бы основы, хотя бы куда именно нажимать. Ему просто нужна любовница, которую он сможет трахнуть, и наконец-то, унять голод к простой, но прекрасной библиотекарше.

Может он уговорит Дану предстать в образе сексуальной библиотекарши, тогда бы он трахнул ее и забыл бы Оливию.


Глава 5 | Мрачное объятие демона | Глава 7



Loading...