home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

Оливия ждала около кабинета, где Олден и Джастин обычно работали. Она стояла и мысленно вспоминала злые слова Кироса, сжимая своими маленькими руками тяжелые папки так сильно, что ее костяшки побелели.

Он все сильнее давил на нее, требуя следить за Олденом и Джастином. И обо всех их действиях докладывать лично ему.

Джастин и так был наказан, и ей не нравилось, что плюс ко всему, Кирос еще и следит за каждым его шагом. Как будто Джастин был врагом. Оливия переживала, что каким-то образом стала шпионить для Кироса.

Она едва слышала, как жарко спорили внутри кабинета Олден и Джастин, но она не могла разобрать ни единого слова. Она убеждала себя, что все делает правильно, но держать тяжелые папки становилось все труднее, и она зашагала прочь.

Кирос и Олден были огромной частью жизни Оливии, и казалось невозможным вообразить, что кто-то из них является предателем. Много слухов ходило об Олдене и это беспокоило ее, но в то же время она не могла в них поверить.

Казалось, что Джастин честен. Ну, по ее мнению. Не то, чтобы у нее был большой опыт с мужчинами. Честно говоря, она считала противоположный пол — собственниками и ревнивцами.

Она остановилась и задумалась. Джастин появился в городе сразу после того, как большинство Наемников уехало в Сиэттл. Но, Боже, парень был — просто отпад.

Телу парня позавидовал бы и Адонис. Но Джастина отличали — и добавляли сексуальности — более темные и длинные волосы, в которые так и хотелось запутаться пальцами.

Ее телефон зазвонил, и Оливия остановилась, чтобы прикрыть дверь. Ее руки так дрожали, что практически стучали по дереву. Она перехватила папки другой рукой и нащупала телефон и чуть не застонала, услышав грубый голос Кироса.

— Оливия, есть новости? — прорычал он.

— Ничего особенного. Они заперлись в кабинете, как только Джастин вернулся в Гильдию. Я как раз иду туда. Я перезвоню, — сказала она и нажала на «отбой». Оливия смахнула невидимую пылинку со своего рукава и положила телефон в карман.

Это была ее навязчивая идея, но она держала себя в руках, в большинстве случаев. Разве тебе нужен врач, если ты сам себя контролируешь?

Джастин вышел из кабинета, как раз, когда она подняла руку, чтобы постучать. Вместо двери, ее рука уперлась в его грудь. От неожиданности Оливия уронила все папки, и они одновременно опустились, чтобы поднять их. Они стукнулись лбами, и она захныкала от боли.

— Я такая неуклюжая! Мне так жаль! — прошептала Оливия, не поднимая взгляд. Ее лицо было таким же красным, как и ее волосы.

— Все в порядке, — сказал Джастин, приподнимая ее лицо за подбородок. Он смотрел на ее лицо, но потом его взгляд опустился ниже в вырез ее рубашки. Его неудержимо тянуло провести пальцами между ее грудей, а затем почувствовать их тяжесть в своих руках. — Вот, возьми, — прогоняя наваждение, сказал он и протянул ей папки.

— Я несла их вам, — прошептала она. — Теперь я должна их снова привести в порядок.

— Я помогу, я как раз шел искать тебя, — сказал Джастин. Уголки его губ приподнялись в улыбке, а его серо-голубые глаза неосознанно обольщали.

Оливия сглотнула и убрала волосы с лица.

— Я не хочу тебя беспокоить, — ответила она. Кирос как раз шел по коридору и остановился посмотреть, что произошло.

— Что случилось, Оливия? — спросил он, пристально глядя на Джастина.

— Я просто уронила папки, — призналась она. — Клуша.

— И Джастин помогает тебе привести их в порядок, — саркастически ухмыльнулся Кирос. — Кажется, он просто любовался тобой.

Оливия покраснела еще сильнее. Ей стало неловко от его слов, но Джастину было плевать.

— Я как раз предложил ей помочь с этим, — радушно отозвался Джастин и, улыбнувшись, повел ее прочь.

Кирос задумчиво улыбался им в след и, когда Оливия обернулась, кивнул и ушел.

А куда делся Олден? Оливия осмотрелась, мысленно запоминая все детали комнаты.

Бумаги и папки были сложены в аккуратные стопки на столе переговоров, который перервинули к стене, а диван теперь стоял в центре кабинета.

Напротив него был маленький кофейный столик, на который Оливия положила папки и груду бумаг, собранные ею и Джастином в коридоре.

— Горячий или холодный? — спросил Джастин. От его взгляда ее разум затуманился, а тело вспыхнуло, но Оливия попыталась вернуть контроль над своим телом.

— Прошу прощения? — спросила она, рассеянно глядя на его губы. Она закусила свою нижнюю губу и вспомнила свои фантазии о Джастине. Мысли о том, что она хотела, чтобы он сделал с ней, должны были заставить ее чувствовать себя непристойно. Но вместо этого, ее лоно увлажнилось.

— Кофе. Я знаю, что ты любишь его и у нас тут есть кофемашина, — по секрету сказал Джастин. — Ты пьешь его горячим или холодным? — спросил он и его потемневший взгляд опустился на ее губы.

— Холодным, очень холодным, — прошептала она и одернула юбку. Обычно на ней были шерстяные колготки, чтобы не замерзнуть в холодных катакомбах, но последние несколько дней она носила чулки.

Ощущение шелка было просто потрясающим, и, будто угадав ее мысли, Джастин посмотрел на ее ноги и криво ухмыльнулся.

— Пожалуйста.

Он пошел вглубь кабинета к маленькому островку кухни. Оливия услышала, как он открывает ящики и передвигает что — то, а затем сладкий манящий аромат цикория наполнил комнату.

Она улыбнулась и подумала, что надо будет зайти в булочную за бенье или за теми божественными квадратными пирожными. Джастину они бы понравились. Оливия знала, что люди из Нового Орлеана любят цикорий и ей не терпелось его попробовать.

— Сливки нужны, mon cher? — спросил он. Последние слова он произнес с акцентом, и Оливия лукаво улыбнулась.

— Да, пожалуйста, — ответила Оливия и направилась к письменному столу. Она все еще слышала, как он разливает кофе и стучит чашками. Оливия решила исследовать компьютер и те файлы, с которыми Джастин и Олден только что работали.

Она пролистала открытые файлы и ее сердце забилось быстрее, когда поняла, что информация, которую искал Кирос была на экране. Оливия быстро запомнила все данные, развернулась на каблуках и отошла от стола.

Прислонившись к стене, отделявшей крошечную кухню от кабинета, Джастин наблюдал за ней.

— Ищешь что — то, пикон? — спросил он, чуть прикрыв глаза.

— Ты только что обозвал меня дурой? — тихо спросила Оливия. Ее взгляд прошелся по всему его большому телу и остановился на губах.

— Пикон означает колючка, — мягко ответил он, щелкнул языком и улыбнулся. — Моя прелесть роется в вещах Олдена?

— Олден забыл вернуть один из файлов, и я хотела сделать это сама, пока Кирос не узнал, — ответила Оливия, удивляясь, как уверенно звучал ее голос. Она подошла к Джастину и нежно улыбнулась, не отводя взгляда.

Ее сердце вырывалось из груди, и она не знала, было ли из-за того, что ее чуть не поймали, или из-за близости мужчины, который был первым, о ком она думала во время оргазма.

— Так ли это? — спросил Джастин и шагнул к Оливии. Оливия тоже шагнула назад и ударилась задницей о стол. Джастин оперся руками о стол по обе стороны от ее узкой талии.

Она сглотнула и облизала губы: — Я просто…

Ристан наклонился ближе, руками переворачивая бумаги на столе, и почти коснулся ее своим лицом. Оливия вдохнула его чисто мужской аромат и именно в этот момент ее средоточие страсти начало испускать флюиды, которые, казалось, проникают сквозь юбку.

Оливия тяжело дышала, и ее соски напряглись, когда она представила, как его большое тело накрывает ее.

Ристан вдохнул мускусный аромат ее увлажнившейся плоти. Какого хрена он делает?

Он наклонялся все ближе, придвигая руки ближе к ее заднице, чтобы облапать. Он дернулся назад, как только вдохнул жасмин и пьянящий аромат ее разгоряченного лона.

Его член вздрогнул, готовый к тому, чтобы Ристан поставил ее к себе спиной и оттрахал. Он отошел еще немного, посмотрел на Оливию и протянул ей бумаги.

— Держи свои файлы, mon mimi, — прошептал он, прилагая все силы, чтобы не трахнуть эту маленькую библиатекаршу.

— Что это значит? — робко прошептала она и отошла от стола, двигая своей сладкой маленькой попкой подальше от него.

— Переводится как «котенок», — сказал он, мягко улыбаясь, и сел на диван. Ристан чуть расслабился и положил руки на спинку и подлокотник дивана. — Давай начнем, — пробормотал он, указывая на те архивы, что она принесла. Он хотел отвлечься от тела Оливии и вернуться к тому, чем им следовало заняться.

— Конечно, — сказала она и передвинулась к другому концу дивана, увеличивая расстояние между ними.

Через несколько минут раздался звуковой сигнал и Ристан пошел на кухню, чтобы налить холодный кофе со сливками для себя и Оливии. Вернувшись в комнату, он протянул Оливии ее чашку и чуть не кончил себе в штаны, когда она сделала глоток и застонала.

Он скрипнул зубами и попытался встать так, чтобы спрятать стоящий колом член, который был странно очарован маленькой шалуньей.

— Нравится? — спросил Ристан, вспоминая ее неуклюжую игру в «приласкай лошадку». Он бы показал ей, что может настоящий жеребец…и гораздо, гораздо больше

Несмотря на то, что Олден позволил ему немного поразвлечься с Оливией, Ристан сомневался, что это не повлечет привязанности со стороны Оливии. А это плохо кончится, и он слишком уважал Олдена, чтобы так подвести его.

Это было главной проблемой с такими милашками как она. Они хотели гребаных отношений вместо переверни-и-жестко-оттрахай-меня договорённости.

— Он греховно хорош! О Боже, это как взрыв во рту; мой язык блаженствует! — сказала Оливия восхищенно, и Ристан уставился на нее.

Он открыл и закрыл рот несколько раз, чтобы ответить, но, неспособный сказать ни слова, просто кивнул. Ристан пекся в аду. Он оказался в единственном месте на земле, где не имел права нагнуть над столом эту озорницу и трахать, пока она не кончит.

Может Олден и разрешил попробовать эту булочку, но он то знал, что с ней у него просто снесет крышу. А он был на задании.

Вот именно. Вот почему он сходит по ней с ума. Потому что не может иметь. Если только она не сделает первый шаг, что вряд ли произойдет. Она такая неопытная и такая молчаливая, когда остается наедине с мужчиной.

Оливия была мила тем очарованием, которое сражает наповал. Джастин с улыбкой смотрел как она допивает содержимое своей чашки. Она встала и улыбнулась, а его взгляд опустился на ее бедра, которые просвечивали через белую юбку.

— Лучше будет вернуть документы, — сказал он, взял бумаги и протянул ей, зная, что Оливия подойдет ближе, чтобы взять их.

Она подошла, и его глаза округлились, он почувствовал, какой возбужденной она стала. Ему нравилась ее реакция, он улыбнулся, и Олтивия тяжело сглотнула. Все еще улыбаясь, он отошел назад.

— Будь осторожна, пикон, не все так доверчивы, как я.

Нет, Ристан не был доверчив, но он действительно полагал, что Олден забыл вернуть файлы и она честно пытается помочь.

Улыбаясь, он смотрел как Оливия уходит, а затем почувтсвовал, что ментальная связь с его братьями зажглась как злобная неоновая вывеска. Он встал и приготовился вернуться в Мир Фейри и выяснить, что происходит.


Глава 7 | Мрачное объятие демона | Глава 9



Loading...