home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

Ристан распахнул двери медицинской цитадели, продолжая думать то об обвинении брата в исчезновении Синтии, то о дерьме с Дану.

Он пришел, на зов брата, только чтобы его обвинили в измене. Не успел Ристан доказать свою невиновность, как выяснилось, что Скинуокер помог Клер украсть Синтию с террасы женских покоев.

Ристана затянуло в первое за последние месяцы видение, в котором он увидел, где держат Синтию, псих Фэлан и толпа Магов, чтобы вырезать детей из ее утробы в странно-идиотском ритуале.

Прежде, чем он последовал за братьями, чтобы спасти Синтию, Дану сообщила ему, что Син умрет. Предвещающее беду видение показало разруху и опустошение в двух мирах, если Ристан или Дану попытаются спасти Синтию. Смерть нельзя остановить и это было ненавистно. Отвратительно знать, что Синтия скоро умрет, а он ни хуя не мог с этим сделать.

Даже не мог предупредить своего брата, потому что это могло запустить катастрофу, которая в итоге разрушит миры. Синтия должна умереть, а Ристан не должен ничего предпринимать и ждать мгновения, чтобы сыграть свою роль.

Он ждал, приказав себе держаться настороже, слушая крики Райдера на Элирана, и не входить пока в родильную палату. Не было никакого смысла. Еще не время показываться.

Он продолжал слушать, в голове пульсировала боль брата. Все могли ощущать боль Короля Орды, по связи которую они разделяли как братья.

Как Элитная Стража Райдера, они ощущали его эмоции. Ристан сглотнул подкатившую желчь, понимая, что наступает его время. Он ненавидел себя за то, что должен сделать, но в конце концов, эти малыши спасение для мира и Ристана.

— Блядь, ты спасешь их! Всех! — потребовал Райдер, его голос сотряс стены маленькой палаты.

— Пусть уйдут, — взмолилась Синтия, ее голос был едва слышим за закрытыми дверями.

Ристан вошел в палату, окидывая взглядом кровавую картину и слушая звук падающих на пол капель крови. Он ощутил, как связь между Райдером и Синтией рвется и знал, что Син мертва, и он не мог ни хрена сделать, чтобы остановить или предотвратить смерть.

— Спаси ее! — выкрикнул Райдер Элирану.

— Элиран, спаси детей, этого хотела Синтия, — взмолился Ристан, понимая, что целитель замер от страха и нерешительности. — Ты должен спасти ее детей.

— Позовите Дану! — потребовал Райдер и Ристан перевел на него взгляд, наполненный скорбью.

— Спаси их сейчас же! — приказал Райдер Элирану, а когда целитель не двинулся, как и было в видении Дану, Ристан толкнул Элирана, который смотрел то на Райдера то на Демона, гадая, кто убьет его первым.

Ристан двинулся вперед, точно зная, что должен делать. Он взял скальпель, осознавая, что вполне вероятно, это его последнее действие в жизни. Голос Ристана сорвался, когда он прошептал «прощай» единственной женщине, занявшей место в его сердце и не погибнув из-за этого.

— Прости, Цветочек. Я бы хотел, чтобы ты продержалась для нас. — Он надавил на скальпель и наблюдал за кровью, бегущей за инструментом, разрезая огромный живот, чтобы достать детей.

Ристан знал, его братья сдержат зверя, по крайней мере, пока. Он слышал угрозы и ругань Короля Орды, но жизни висели на волоске. Крошечные, драгоценные существа должны появится на свет, и Ристан задумался, сможет ли их спасение предотвратить то, что показала Дану.

Он ощущал бурлящую ярость зверя в Короле Орды, по ментальному каналу, который разделял с братом. Ристан пытался заглушить голос Зарука, который стремился успокоить чудовище, метавшееся внутри Райдера.

Чудовище, которое даже сейчас рвалось на свободу, чтобы прикончить Ристана, которому плевать было умрет он или нет.

— Я, блядь, прикончу тебя, Демон! — отрезал Райдер, гнев которого практически осязаем, пока Ристан продолжает вскрывать Синтию. Ей уже не больно, и Ристан сдерживал свое горе, фокусируясь на спасении детей, как пожелала Синтия перед смертью

Он закончил разрезать живот и положил скальпель, затем начал вытаскивать ребенка, которого протянул своему брату, Элирану. Малыш был синим и безжизненным, но Ристан не закончил. Нужно спасти еще одного; их мать не должна была так бессмысленно умереть и потащить за собой детей.

Его плечи резко расслабились, когда первый ребенок издал громкий крик. Ристан схватил другого малыша и тоже протянул его Элирану, а когда вернулся к Синтии, его сердце остановилось.

Замерло все вокруг при виде крошечной драгоценности, которой не было в видении Дану.

Ристан достал третьего младенца и перевел взгляд на пустые глаза Синтии. Она сделала это, черт побери. Тело малышки было обмякшим и безжизненным. Ристан покачал головой и посмотрел на Райдера, который выглядел полностью опустошенным.

— Она сделала это, черт возьми, сделала, — пробормотал Ристан, отошел от тела Синтии и передал синюшное, недвижимое тельце малышки Элирану. — Она подарила тебе дочь.

— Спаси ее, прошу, спаси мою дочь, — взмолился Райдер. Ристан знал, что его брат никогда в своей жизни ничего не просил.

Ристан отошел, когда Элиран и его персонал начали действовать, чтобы спасти малышей. Троих малышей. Синтия совершила невозможное, родив первых в истории Фейри тройняшек.

Он перевёл взгляд на её лицо, и подавил горе, которое угрожало вырваться наружу. Синтия мертва, и он ошибся. Она не была спасением для них, а Ристан разрушил ее жизнь, заставив так считать. Если бы не его проклятье видений, Синтия осталась бы жива.

Дану предупредила, что Синтия умрет, и он не смог бы это остановить. Никто не смог бы. Но какой, на хуй, в этом смысл? Ристан спорил с Дану, но она запретила ему намекать на смерть или предотвращать ее.

Она показала мир, где ничего не было. Вообще ничего. Царство Фейри и мир людей разрушены, а Ристан хорошо знал Синтию, которая убила бы его, случись такое с мирами.

Ристан приблизился к телу, его руки засверкали серебристым цветом, когда он при помощи своей силы закрыл кровавый разрез и накрыл Синтию белой простынёй, чтобы и в смерти Син выглядела достойно.

Появился Адам, и Ристан наблюдал, как он впитывал произошедшее. Адам должно быть ощутил разрыв связи с Синтией, потому что развернулся и исчез. Ристана удивило, что он вернулся с Эдрианом и Олденом. Они оба окинули взглядами хаос, а Ристан молча наблюдал, как все ждали сколько детей, выживет после сложных родов.

Ристан видел, как помощница подошла к брату и передала ему первого сына. В глазах Райдера стояли слезы, которые опустошили Ристана, заставили перевернуться желудок и сжаться сердце. Стоя среди своих братьев он никогда за всю свою жизнь не чувствовал себя таким одиноким.

Блядская Дану, катилась бы она к черту.

Райдер разрушен. Ристан едва сам подавлял свою скорбь. На его глазах самое сильное существо, которое он когда-либо встречал, было сломлено.

Боль Райдера проходила через каждого стражника и Ристан не был исключением. Он покачал головой, не в состоянии унять боль и смотрел, как его племянницу вручили ее отцу.

— Твои братья прятали и защищали тебя, — шепотом обратился Райдер к своей дочери, прижимаясь губами к светлым завиткам. Крошка точная копия мамы. Прекрасная красота, нетронутая или испорченная злом.

— Что теперь? — спросил Ристан, двигаясь к телу Синтии.

— Не трогай ее, — предупреждающе сказал Райдер, вручая Ристану дочь, и подошел к телу Син.

Она, блядь, ушла. Это затронуло их всех, так как Райдер остро переживал потерю. Ристан знал, что происходило у Райдера в голове, и понял, что он собирался приказать найти Дану.

— Райдер, ее не вернуть. Дану показала мне, что случилось бы при ее вмешательстве, не было бы мира, ни человеческого, ни Царства Фейри. Син ушла, но твои дети здесь, и они нуждаются в тебе, брат, как и все мы.

— Что значит, нет мира? — отрезал Райдер, настороженно прищуриваясь на меня.

— Если ты нарушишь баланс, ничего не будет. Совсем ничего. Это должно было случиться, и если ты что-либо изменишь, нарушишь равновесие. Синтия никогда не простит тебя за это, и ты об этом знаешь.

— Она — мой долбаный мир, — прорычал он.

— Тогда попрощайся с ней, брат, и отпусти с миром, — прошептал Ристан и направил часть оставшейся силы в него. Райдеру нужны силы чтобы проститься с единственной любовью своей жизни.


***


Ристан баюкал малышку, которая пыталась найти грудь, чтобы поесть. Он передал силу и в ее крошечное тело, насыщая малышку. Ей нужна помощь, теперь без матери, ей нужны все они.

— Выйдите, — отрезал Райдер, хотя все и без того ощущали его необходимость побыть одному.

Когда дверь закрылась, Зарук повернулся к Ристану.

— Какого хрена? Вечность не было видений, а теперь появилось одно и сразу про апокалипсис? — спросил он.

— Дану показала, что произошло бы, попытайся мы спасти Синтию. Настал бы гребаный конец света для всего. Ты не можешь играть с балансом и думать, что он не нарушиться. Мы все это понимаем, брат. Он оправится, он крепкий. Может стать бесчувственным, но со временем поймет, что жизни многих перевесят значение собственного счастья, даже если я чертовски желал такого для Райдера. Попытайся понять, какого это знать, что грядет и понимать, если предотвратишь что-то или поведешь в другое русло уничтожишь всех и вся. Попробуй прожить с этим целый день, Зарук.

Ристан покачивал маленького ангела на руках, встречая взгляд золотистых глаз, так похожих на глаза отца. Он ошибся, маленькая принцесса взяла лучшее от обоих родителей. Она молча наблюдала за большими мужчинами, с удивлением смотрящих на нее.

— Ты любима и желанна, маленькая принцесса, — Ристан проворковал малышке, наблюдающей за ним золотистыми глазами и этот взгляд, проникал в самое сердце. — Твоя мама была самой храброй женщиной, которая мне встречалась, и она тебя любила, — продолжил он, надломленным голосом и покачал головой на несправедливость всей ситуации.

Ристан все еще держал ребенка на руках, когда по их связи поступил призыв Райдера к мести, который толкал на убийство. Райдер стал самой смертью, и будет действовать по принципу кровь за кровь. Ристан закрыл глаза и позволил малышке на руках привнести в тело немного спокойствия, потому что вскоре начнется война.

У них даже детской не было, потому что никто об этом не задумался, все считали, что времени много. Как же они ошибались.

Так было, пока Ристан не помог Райдеру создать детскую в комнате Синтии. Он положил маленькую крошку в кроватку, которую создал магией сам.

Эодан принес две другие, которые только что закончил делать, и мальчиков положили в них, накрыв одеяльцами. Зарук ушел на поиски кормилиц для детей, что могло стать проблемой, в Царстве Фейри осталось мало кормящих матерей.

Именно в этот момент Ристан и Адам поняли насколько они неподготовленные к появлению малышей. Они направились за припасами, оставив стражу охранять детскую.

Наколдовать принадлежности было бы легче, но они ни черта не знали, что нужно. И уже почти у портала, готовые перенестись, они ощутили беспокойство Райдера, заставившее просеяться обратно в детскую, чтобы наткнуться на живую Синтию, стоящую на коленях перед Райдером.

Чертова транда! Грязная сука Дану знала, как вернуть Синтию, но заставила его выпотрошить ее? Ристана одолел гнев и ненависть, грубее и сильнее, чем раньше.

Дану заставила поверить, что он потерял Синтию, и не оставила выбора, кроме как сыграть свою роль, от которой сердце рвалось на куски. Ристан вышел из комнаты и дожидался Адама перед дверями.

Почему Дану такая жестокая? Один простой намек, и Ристан не чувствовал бы себя виновным в смерти Синтии. Если бы не больное воображение Дану. Она хотела увидеть сможет ли Ристан сделать то, что она велела. Возможно, но если бы дело было в…

Ристан разорвал бы связь с Богиней и будь, что будет. Он хотел сделать все, что в его силах ради спасения Царства Фейри, Райдера и своих братьев, но Дану заставляла его страдать всевозможными способами, привязывая к себе. И с легкостью могла убить Ристана, но с этим он разберется тогда, когда придет этот момент.

— Она жива, это — Синтия! — воскликнул Адам и Ристан кивнул.

Да, она жива и вскоре узнает, что именно Ристан разрезал ее на столе. Дану вновь забрала у него кого-то, и он задумался, не из-за своей ли больной, неправильной ревности?

— Пойдем по магазинам, — тихо произнес Ристан, удерживая взгляд зеленых глаз Адама. — Синтии много понадобится для тройни.


Глава 8 | Мрачное объятие демона | Глава 10



Loading...