home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


9

В Питере не задерживаюсь, сразу домой. Максим обижается.

— Мне что, тоже к вам переселяться? Детей уже не вижу месяцами, ты и дня побыть не хочешь.

— А что, хорошая мысль! Вот выборы будут, протянем тебя в горсовет. В Ленинграде трудно будет, а там запросто. Потом прокурором города сделаем.

— Ты обещал министром юстиции России.

— Сделаем! Ты же молодой еще!

Не заходя домой сразу в интернат, Лена все равно на работе. Сразу тащат в разные стороны, всем что-то нужно, но сначала в библиотеку.

— Здравствуй милая моя, ты меня дождалась?

— Конечно, все в окошко выглядывала, слёзы лила! Как немочки?

— Страшные, как моя жизнь! Ты как, не пора в отпуск?

— Не раньше января! Тебя директор заждался, не может без тебя!

Директор «обрадовал».

— К нам комиссия едет. Хотят переквалифицировать наш интернат в спортивный.

— Нахрена оно нам надо? Срочно всем детям выдать сопливчики, пусть ходят слюни пускают. Лучше в недоразвитый пусть запишут — меньше спрос.

— Обещают финансирование увеличить и штат.

— Ага, аж два раза. Отчетов больше, иметь будут тоже больше, а денег фиг дождетесь. Думайте сами, а меня если начнут напрягать — сбегу.

— Я тебе сбегу! И надо станки спрятать на время комиссии, хламом закидать. Мебель вывезти готовую, а остальное пусть — мастерские работают.

— Сделаем. Больше ничего?

— Да, там твоя любимица провинилась, мальчика избила.

— Какая еще любимица???

— Новенькая, Алиса. Ты же её в секцию взял. Романа Мишина.

— Романа? Он года на три старше! Причина была наверно?

— Не признаются. Вот разберись. Или я её в специнтернат переведу. Учителям грубит, с детьми не ладит. Ты её дело читал?

— Нет, а что там страшного?

— Она так и не призналась, откуда сбежала. Говорит, память потеряла. Врачи сказали врет, физически здорова хотя какой-то шок перенесла.

— Вы же педагоги, вам в таком и разбираться.

— Вот со мной на контакт не идёт. Попробуй ты с ней поговорить.

Сначала навещаю мебельщиков. Работа кипит, хотя уже вечер. Еще партию забрал Руслан, комплектующие почти кончились. Нужен управляющий, заниматься поставками.

Как раз время занятий, иду в спортзал. Альви проводит спарринги, Алиса сидит в уголку. Занятие прерывается, народ собирается возле меня. С жалобами, просьбами, похвастать успехами.

— После ужина поговорим ребята! На посиделках расскажу о поездке — Отходим с Альви в сторону — Что там с Алисой за конфликт?

— Она ненормальная! Мне пацаны рассказали, она шла мимо Ромки, он её по попе слегка то ли шлепнул, то ли погладил. Она на него кинулась, прокусила шею ему. Всё в крови! Дети ей бойкот объявили, я от занятий отстранил.

— А почему тут сидит если отстранил?

— Попробуй выгнать! Я её боюсь! Дикая кошка!

А что я могу? Пусть отправляют в «спец»? Жалко, сбежит, будет бродяжничать. Воровать, проституцией зарабатывать. Неужто я не в состоянии найти к ней подход? Ребенок ведь еще. Зову Кирилла.

— Ты кажется с Алисой дружишь?

— Поссорились. После истории с Романом, хотел ей объяснить, что она не права, так она меня послала.

— Друзей всегда защищать надо, даже если поссорились и если они не правы.

— А я и так за неё заступаюсь… только все против неё сейчас. Ты поможешь ей?

— Попробую. Иди, занимайся.

До конца занятий наблюдаю за ребятами, подсказываю, краем глаза наблюдаю за Алисой. Подойдет или нет? Занятие окончилось, ребята потянулись в раздевалку. Сидит. Вот же упрямая девчонка! А я бы подошел на её месте? Такой же упрямый был!

— Алиска! Ходь сюды — встрепенулась, подходит. Смотрит с вызовом — буду кусаться если что!

— Ну что, юная партизанка в тылу врага. Поговорим? — пожимает плечами, типа всё равно. Рисуешься, девочка, видно, что плохо тебе. Еще чуть и сбежишь, наверное.

Садимся на лавочку, специально сел впритык к ней, касаюсь плечом. Не отстраняется. Глядишь и приручу.

— Рассказывай. Почему обещания не держишь, говорила, драться не буду.

— Я не дралась.

— Да? То есть нужно было оговорить, что никого не загрызешь, задушишь, утопишь? Если бы он умер тебе все равно?

— Нечего руки распускать!

— У тебя неадекватная реакция! Могла бы по морде дать, никто и слова против не сказал. Я бы еще добавил ему.

— Если меня касаются, у меня крышу сносит. Я тогда как бот действую на автопилоте.

— Если я тебя сейчас обниму, тоже укусишь? — Молчит, уставилась в пол. Обнимаю за плечи, терпит, зубы сжала — Давай определимся, ты хочешь остаться тут, в смысле в интернате или нет? Потому что вопрос стоит о переводе в другое заведение.

— Мне все равно!

— Ну если тебе все равно, мне тогда нет смысла за тебя подписываться. Отправят в закрытое учреждение, там другими методами будут воспитывать. Я не пугаю — информирую. Или другой выход для тебя — слинять, пока не отправили. Будешь по вокзалам да подвалам скитаться, дыркой торговать. Так что, решай.

— Если на секции заниматься разрешите я останусь — Ну она и наглая. Может просто дура, нечего с ней возиться? И сленг нехарактерный — крышу сносит, так уже говорят?

— Зайка Алиса, условия не ты ставишь. Я могу попросить директора дать тебе шанс. И с ребятами улажу, чтобы бойкот сняли. Но только если ты дашь мне слово — больше никаких конфликтов. Ни с кем. А на секции — если будешь хорошо учиться. Хотя бы без двоек.

— Пусть меня не трогают, я первая ни к кому не лезу!

— А что такое бот? — Внезапно дошло до меня сказанное ею. Сердце даже сбой дало — разве было такое понятие до компьютерных игр?

— А… это… типа копия… неуправляемая… — подбирает слова Алиса.

— Где ты такое услышала?

— Не знаю, я же память потеряла.

— Может ты и другие слова слышала — лузер, лайк, вангер, лейм, селфи?

У Алисы глаза как у анимешной японки — круглые, синие. Слышала…

— Вы… как… я… — её трясет.

— Успокойся. В каком году ты родилась? По-настоящему? — Кажется, отыскал попаданку, еще одну, а то уж сомневался — никаких признаков.

— Ддве тысячи ссемнадцатом — стуча зубами выговаривает девочка. — А в… в… вы?

— А сколько тебе было там лет? Из какого года ты попала сюда? — Удивляюсь я. Получается, она до своего рождения переместилась. И не в себя прошлую. Прижимаю к себе, глажу по голове — никак не успокаивается.

— Из две тыщи тридцатого. Лет? Столько же, я такая как была тут очутилась. Я сначала говорила, что я из будущего, а меня в психушку отправили. Потом я притворилась, что просто не помню ничего и когда стали во двор выпускать убежала. А потом полиция в другом городе уже задержала.

— Ладно, слушай, время ужинать. Потом я обещал ребятам вечерний костер (условное название наших культурных посиделок). А потом пойдешь ночевать к нам домой, там всё и расскажешь. Ну и я расскажу.

— А отпустят? Потом не будут говорить то вы… что мы…

— Дежурной скажу и все. Нравы еще не такие распущенные, как в будущем, никто ничего придумывать не станет. Да и жена ведь дома. Она в курсе — предупреждаю следующий вопрос.

Идем с ней из спортзала, она вцепилась мне в руку, не хочет отпускать.

— Всё зайка, давай в столовую. Да не бойся, я тебя теперь никуда не отдам. Всё будет хорошо — успокаиваю девочку.

Быстренько домой, перекусить, предупредить Ленку, что приведу гостью. Та не сильно и удивилась — говорит, слышала от неё несколько непонятных выражений. Беру фотографии, сделанные в Германии, иду на «костер». Алиса ждет у двери, на нервах. Теперь то, чего нервничать?

— Пойдем, с тебя и начнем. Но ты извинишься перед Ромкой. Хорошо?

— За что? А он извинится?

— За превышение пределов самообороны. А он… Если совесть есть, тоже извинится.

Ого! Сегодня аншлаг! Похоже, все пришли. Протискиваюсь в центр, тащу Алису за руку.

— Здравствуйте ребята! Я рад, что снова с вами! Давайте начнем с разбора происшествий, а потом я расскажу о загнивающем капитализме. Алиса! Скажи пару слов — выдвигаю её вперед.

— Я… Рома приношу свои извинения, я была неправа — Голову не опускает, держится хорошо, несмотря на устремленные взгляды всего зала. Роман встает, он в отличие от неё смущен.

— Ладно, я тоже виноват. Проехали — соглашается он. В зале недовольство — Извинений мало!

— Ну пусть он меня укусит! — предлагает Алиса. Смех немного разряжает обстановку.

— Лучше давай поцелую — Рома, несмотря на смущение не растерялся.

— Потом разберетесь с вариантами — Вмешиваюсь пока не пошли предложения покруче — Я считаю вина обоюдная. Роман уже наказан, а с Алисой я еще проведу сегодня профилактическую беседу. Прошу всех отнестись к ней с пониманием, есть некоторые обстоятельства, которые объясняют её поведение. Пока я не могу их открыть. Теперь к другим вопросам. На фитнес стало ходить мало народа, закрывать секцию?

— Не надо! Мы к Юне не хотим ходить, она нас замучила! — Ника. Подросла, совсем взрослая. Уже не ревнует меня, смирилась.

— Это я мало нагрузки даю. Ладно, посмотрим дальше. Антон, что ты за группу говорил?

— Нам барабаны надо! С одним пионерским, что это за группа, стыдно!

— Согласен, ударные нужно. Постараюсь к Новому году придумать что-нибудь. Микрофоны я привез классные. Постепенно всё приобретем. Важного больше ничего? Тогда развешивайте уши — буду впечатлять. Фотки передавайте по рядам, смотрите, пока рассказываю.

Рассказ затянулся, пока пришла Макаровна. Она сегодня дежурит.

— Вы на часы смотрели? Десять вечера!

Отпрашиваю Алису. Макаровне не очень это понравилось, но возражать не стала. Антону с Тёмкой, которые тоже хотели ко мне, объяснил — Алиса с моего времени, ей нужно помогать. Артём сказал, что он подозревал это. Молчать мальчишки будут, обо мне никому не проговорились.

— Твоя фамилия хоть не Селезнёва? — Спрашиваю Алису по дороге домой.

— Нет, настоящая — Пальченко. А при чём тут Селезнёва?

— Фильм был такой — Гостья из будущего. Там героиню звали Алиса Селезнёва. Не видела?

— Нет. Старый наверное.

— Недавно вышел. В этом времени. Ты вообще что умеешь? Какие у тебя есть знания полезные для… прошлого? Чем занималась, что нравилось?

— Музыкой. На фортепиано училась три года. Сочиняю немного, пытаюсь. На гимнастику ходила с шести лет до двенадцати. Сайт свой делали с друзьями. Больше ничего такого.

— Понятно. Особенностей не замечала никаких за собой? У меня, например, память стала как у компьютера, легко всё наизусть запоминаю.

— Да? Не обращала внимания, помню всё что было, а лучше или нет… Реакция у меня стала быстрее, сдерживаюсь чтобы мышцы не порвать. Я и на секцию поэтому пошла.

Пришли домой, сели чаевничать, втроем. Естественно возник вопрос — как произошло перемещение.

— Я с музыки шла — Алиса отставила чашку, видно что не хочется об этом вспоминать — С машины позвали, попросили на карте показать дорогу, говорят навигатор сломался. Я как дура и подошла. Мужчина просто такой… интеллигентный, в очках. Голову сунула в окно, ну и все… Второй выскочил, затащили в машину. За город приехали, какая-то дача. Их четверо. Заставили выпить водки, раздели и… Сначала по очереди, потом по двое, пока не отключилась.

— В каком городе ты жила? — Лена решила отвлечь от тяжелых воспоминаний.

— Тверь. Очнулась в парке. Голая. Ничего не пойму, ощупываю себя — всё целое, ничего не болит. Холодно, апрель был. Думаю, как домой идти в таком виде? Босиком, лужи, грязь. Вышла на дорожку, два мальчишки мелкие навстречу. Увидели меня, развернулись и бежать. Потом ведут милиционера. Тот куртку мне дал укрыться, потом видит что я босиком — на руки и потащил к машине. Рассказала, что со мной было, они только про навигатор переспросили и марку машины. Сказала что Хонда, они так на меня посмотрели… Адрес называю свой — говорят, нет такой улицы у нас. Я и спрашиваю, какой это город. Говорят — Калинин. А где это, спрашиваю, я в Твери живу. Дайте мне телефон, домой позвонить. Привезли в отделение, потом в психушку. До меня к тому времени уже дошло где я.

— Я так понимаю, сейчас даже родители твои не родились. Дедушки с бабушками моего возраста примерно должны быть. Так что на родственников рассчитывать нечего.

— А вы меня назад вернуть сможете?

— Нет зая, я понятия не имею, как эта система работает. Причем мое сознание попало в дубликат моего же юного тела, а твое с телом перенеслось. Кто и как это делает, боюсь, мы никогда не узнаем.

— Жаль. Здесь так… скучно и одиноко.

— Скучно не будет, обещаю. И друзей, думаю, тоже найдешь. Займешься музыкой, с синтезатором справишься, спортом. Если хочешь, можем тебя удочерить.

Проговорили с ней до 2 ночи, потом еще не мог уснуть. Размышлял. Раз уж мы — два попаданца столкнулись, значит, еще есть по любому. И никаких отклонений кроме моей попытки с Чернобылем. Странно это, очень. Всё больше склоняюсь к популярной версии мира — компьютерной матрице. У меня вот рестарт произошел, с созданным ботом. Алиса как сюда вписывается пока непонятно. Ну и ладно — будем жить играя!

Обещанная комиссия явилась только 16 ноября. Как раз на день рождения. Правда в моем паспорте стоит другая дата рождения, но об этом знают только в отделе кадров. Жду Вадика в гости, отмечать у нас решили, а тут ходи с ними, показывай спортивные успехи. Предварительно медсестра треть детей освободила от физкультуры, не пришлось даже химичить — болезней у детворы хватает. Остальные результаты показывали неплохие, но рекордов не ставили. В итоге проверяющие уехали задумавшись, обещали о выводах сообщить позже. Довольный иду домой, гости уже собрались. Народу набралось… места мало! Вадик с Дашей, Альви, Руслан, Максим, Аня, Антон с Тёмой, Алиса, Юна. Вадик отводит в сторону, присоединился Максим.

— Меня в КГБ вызывали в университете. Расспрашивали о поездке, о тебе. Интересовались, как визу получили, сколько кому платили.

— Так и сказал бы что Максу отстегнули штуку зелени! Чё то они мутят, без них визу не дали бы, почему после, а не до поездки вызвали?

— Там сейчас изменилась система выдачи виз — объясняет Максим — Есть база данных лиц, которым выезд закрыт, остальных могут проверить, только если подозрение вызывает. А после… им нужно убедиться, что не завербовали. Глубокой проверки не будет, им не до этого. Ходят слухи о реорганизации. Что это за девочка у нас в компании?

— А, вы же не знаете еще! Представьте себе, моя коллега по попаданию. Прибыла с 2030 года. Потом расскажу детали. Вадик, а что Даша хмурая? Со здоровьем что-то?

— Ой, ну её! — машет рукой Вадим — Родители её собрались отмечать мой день рождения, в гости позвали. Обиделись, что не к ним поехали, ну и она за компанию.

— Ясно. Пойдемте, подарки вон начинают вручать.

Близнецы с Алисой (она стала в группе руководителем) сочинили нам песню. Стихи Артёма, музыка Антона, Алиса солистка.

Ваш день рожденья

Лучший праздник для меня

Для настроенья

Исполню песню эту я

Мы все вас любим

Вы наши лучшие друзья

Без вас на свете

Прожить не можем мы и дня

А мы все в складчину подарили близнецам ударную установку. Классная, все по очереди попробовали. Пацаны вообще в восторге, Антон забил место барабанщика.

— Ну парни инструмент весь ваш. Скоро будете по свадьбам и кабакам капусту рубить. Алиса шлягеров много знает офигенных. Потом и на телевидение продвинем.

После нескольких тостов Максим зовет покурить меня с Русланом.

— Вы бы с мебелью притормозили. Сейчас цеховиков пачками пакуют. С мебелью правда никого, никто не додумался делать, а с одеждой полно. Кассеты еще, пластинки. Ну и сигареты, водка тоже. Одни сбыт запчастей с автозавода наладили.

— А мы только с долгом рассчитались — вздыхаю я — Думал, начнем зарабатывать теперь.

— Да не ссыте — Руслан полон оптимизма — Главное тут не реализуй, а я развожу прямо по домам клиентам. Накладные настоящие с фабрики есть.

— Многие тут в курсе, дойдет до органов по любому — настаивает Максим.

— Рискнем, будем работать только ночью. Ночью даже с ордером сюда никто не придет, а днем рабочих не будет. Мебели много не будем складировать, пусть докажут что это не уроки труда — Решаю я — Да, ребята, 22 ноября бой Тайсона, нужно ставки делать. Готовьте капусту.

Закруглились к 8 вечера, мне на дежурство, остальным домой добираться. Забираю музыкантов, веселые, с песнями в путь. Чего так темно в интернате? Электричество отключили? Чертыхаясь заходим в темный коридор. Вспыхивает свет!

— Сюрприз! — оглушающий рев в сотню глоток.

— С Днем Рождения! — Хлопают хлопушки, бенгальские огни. Хорошо пиротехники нет пока, а то бы спалили нафик здание.

В актовом зале навешали шариков, гирлянду где-то достали. Вот черти! Устроили концерт для меня. Близнецов тоже не забыли, подарили им крутые кепки (интересно, где стянули?). Девчонки танец исполнили, очень уж несовременный, чуть ли не стриптиз. Откуда? Смотрю на Алису — твоя работа? Делает удивленную мордочку, не виноватая я!

— Всё ребята! Пора закругляться — ближе к 10 вечера закрываю представление — Спасибо вам всем! Я вас тоже всех очень люблю!

Старшеклассники остались. Егор чуть смущаясь спрашивает.

— Семеныч, мы это…, стол там накрыли. Хотим с тобой посидеть, отметить.

— А завтра нас директор всех накроет? Ладно уж, малышей уложу, посидим чуть.

Обхожу комнаты, подсчитываю поголовье. В одной количество не сходится — двое лишних. Причем чужих. Денис выступает вперед.

— Владимир Семенович, им ночевать негде. Можно у нас?

— А раньше где ночевали?

— В подвале, там замок повесили. Они давно на улице живут — наперебой стали просить мальчишки.

— И где вы предлагаете их положить? С вами? Давно на улице, значит и вши и прочая живность есть. На улицу я вас не выгоню, но и тут не оставлю. Денис — веди их в душевую. Дима — соберите им комплект чистого белья. Трусы, майки. От них воняет как от бомжей. Исполнять!

В остальных комнатах комплект. Иду в хозблок, беру пару простыней, полотенца, машинку для стрижки. Пацаны еще раздеваются. Худые — ребра обтянутые шкурой.

— Денис вы их кормили хоть?

— Да, конечно. С ужина принесли все по чуть.

— Конспираторы хреновы! Стой, куда пошел! Давай сюда — смотрю голову первому пацану. Кажется чисто, обойдемся без стрижки. В остальных местах и волос нет еще.

— Одежду в топку. Белье принесут сейчас, а завтра найду остальное.

— Не надо в топку! — возражает один, беленький пацанчик.

— Ты хочешь сохранить эти лохмотья? Они тебе дороги как память? Топай блин мойся! Пожалуй, я вас сам отскребать от грязи буду.

— Семеныч! Что это за перцы? — Егор не дождавшись пришел за мной.

— О, ты вовремя! Бери второго, вон мочалка, сделай, чтобы блестел.

Егор нехотя стал тереть мальчишку, потом увлекся, тот даже орать стал. После мойки второй тоже оказался почти блондином. Отвел их в изолятор, завтра разберемся, что с ними делать. Спать уже хочу, но ребят надо уважить. Ого, стол накрыли шикарный по нынешним временам. Егор и Костя в мебельном как ученики немного получают, наверное, всю зарплату вложили. И коньяк, знают мои предпочтения.

— Ребята, время уже позднее, долго не засиживаемся. Директору я сам скажу, не шифруйтесь завтра. Надеюсь на сегодня все сюрпризы? В кровать мне никого там не подсунули? — Смеются — Даже не думайте! Двери на табуретку и до утра не выйду!

Просидели часа три, политика, планы на будущее, музыка, спорт. Наконец выдвигаюсь в дежурку. Ника следом — проводить.

— Ты опять? Не провоцируй на рукоприкладство!

Ника быстрым движением прислоняется, целует в губы и убегает. Еще и смеется паршивка! Всё, длинный день выдался, отбой.


Приближается Новый год. Культмассовую работу почему-то тоже на меня взвалили. Вот и организовываю праздник теперь. Воспитателей озадачил подготовкой номеров, а сам по инстанциям выбиваю финансы. С ними всё хуже и хуже, шефы наличными не дают, выпрашиваю всё, что только получится. Елку завод привёз, горком продуктов немного выделил, комсомол только Деда Мороза пообещал со снегурочкой. Хорошо хоть музыканты свои теперь, подготовили целую концертную программу. Алиса без зазрения совести пустила в ход все хиты 2000 — ых. Я и кинооператора пригласил с местного телевидения, пусть заснимет — потом пленку попробую на Ленинградском ТВ пропихнуть.

Финансов вечно не хватает. На машину так и не собрал. На Тайсона ставки принимали 1 к 1,5, так что много срубить не получилось, пять тысяч только прибыли, из них всего 800 рублей мои. Руслан зато по моей подсказке поставил почти 50 тысяч. Предлагал мне долю, я отказался. Деньги портят отношения.

— Володя! — Игорь Николаевич совсем обленился, из кабинета не выходит. — Звонил директор школы, просит нашу группу на новогодний вечер. Надо пойти навстречу.

— А когда у них вечер? Ребята не откажутся, но пусть под наш график подстраиваются, мы переносить из-за них не будем. Да, Игорь Николаевич, хочу по одному вопросу поговорить.

— Говори.

— Выборы будут в местные советы скоро. Давайте вас выдвинем в депутаты?

— Как выдвинем? Кого назначат те и будут.

— Не, то время кончается. Выдвигать имеют право трудовые коллективы, вот мы от интерната и школы выдвинем вас. А избирательную компанию я организую на уровне.

— А зачем мне это нужно — Говорю же, обленился!

— Будете защищать наши интересы в горкоме. А там глядишь, и на мэра города выдвинем!

— Давай тебя выдвинем, у тебя это лучше получится.

— Я молодой слишком, пенсионеры не будут голосовать. А вас все знают, уважают, совсем нетрудно будет. А я потом буду вашим доверенным лицом и вместе разберемся с любыми вопросами.

Уломал. Если пройдет нормально, потом Вадик к Собчаку подкатит перед выборами в 89-м, порекомендует в избирательный штаб. Кого бы еще…, директора завода, пожалуй, тоже в депутаты сосватать. Рабочие проголосуют, плюс мы агитацию развернем. А он за нашего кандидата голосовать порекомендует своим. Нужно захватывать власть потихоньку. Городок небольшой, но перспективные объекты есть. Завод тот же, сортировочная станция, а складов вообще немеряно. Швейная фабрика небольшая, пищевой комбинат. Для начала хватит.

— Семенович! К телефону! — прибегает Денис. Или Дима, так и не могу их различить. Звонит Вадим.

— Братан! Сможешь приехать вечером? Мы тут с доцентом одним в кафе идем. Дима Медведев зовут.

— Вау! Не Вадик, не могу. Работы завал, давай сам пока справляйся. Расскажи ему про нашу поездку, о социологическом центре. Заинтересуй, а потом меня познакомишь.

— Жалко, ладно. Как Лена?

— Замечательно. А твоя? Я всё думаю, как мы умудрились почти в один день заделать?

— На праздники майские постарались!

Теперь в спортзал, девчонки там тренируются. Группа спортивного танца, готовим номера на новогодний вечер. Боюсь как бы втык потом не получил за репертуар — «Танцуй Россия» Глюкозы, «Новогодняя» Дискотеки Аварии. «Арам зам зам» их же. Алиса и тут успевает. Еще бы пару таких попаданцев — мы бы тут натворили! Ага, Макаровна сидит, наблюдает.

— Ну как вам? — подсаживаюсь рядом.

— Да вот не знаю… Юбки слишком короткие. Нагнутся — трусы будет видно!

— Всё продумано, те которые в юбках не нагибаются. И юбки узкие — не задерутся. Я же просил шорты купить, было бы лучше.

— За что я их куплю? И песня вот эта… пьяного деда мороза, не очень как-то — Вот только думал о этом! Это я еще текст переделал, убрал явную пошлятину.

— Всё максимально приближенно к реальности. Дети знают, что Дед Мороз слегка поддатый.

— Ладно, чужих не будет, пусть. Но если что — ты отвечаешь!

Утро 30 декабря, встаю рано, в 4 утра приехал Руслан за последней партией мебели в этом году. Две фуры затарили, постарались ребята. Имеем 2800 рублей… Выдать зарплату — 900 рублей, аренда — 300 рублей, на материалы 1000. Итого 600 рублей — 300 мне, 300 директору. Это за неделю работы. За предыдущий месяц вся прибыль шла на интернат, себе ничего не брали. В основном ушла на обувь ребятам и немного на улучшение питания. Вот из аренды новогодние призы закупить нужно, игрушки, сладости. Это Наталья займется. Мне последние приготовления к вечеру. Сегодня вечер в школе, завтра у нас. На школьный приглашены многие наши. Директора не нарадуются — отношения улучшились. Раньше драки постоянно были, а с тех пор как на секциях стали заниматься вместе — всё спокойно. Отношения в спортзале выясняют.

Завтракаю дома и в школу. С директором поговорить о будущих выборах. На пороге школы сталкиваюсь с Алисой. Злой.

— Мы не будем выступать! Пошли они! — ошарашивает меня.

— Тихо! Что случилось?

— Их репертуар наш не устраивает! Завуч программу только что принесла, мы вообще такое не играли. Всякие детские песенки, это бред!

— Спокойно. Веди, разберемся — беру её за руку, разворачиваю назад.

Завуч, худая, энергичная женщина, слишком правильная на мой взгляд. Рассказывает нашим мальчишкам, как она представляет сюжет вечера. Те пытаются изображать внимание, но в глазах паника.

— Зинаида Петровна! Можно вас на минутку? — прерываю её повествование. Отходим в сторону.

— Давайте искать компромиссное решение — предлагаю я — Играть то, что они не разучивали — они не смогут. Давайте выбирать из того, что умеют, подходящие композиции.

Репертуар их я знал — сам немало песен переделывал для них. Так что набросал список возможных для исполнения. Пришлось еще и озвучивать, так как большую часть она слышать и не могла. Потратили почти час, пока набралось пара десятков устраивающих её песен. Деваться ей тоже было некуда — время поджимает. Разобравшись с этим, спешу к директору.

Андрей, совсем молодой директор школы. 28 лет всего, в прошлом году назначили. Уже успел с городским руководством поссориться. Так что идею о выборах воспринял на ура. Задействуем и школьников в агитации.

— Понимаешь, от них никакой помощи — горячится он — А мы должны парки окрестные убирать, тротуары в километре от школы все чистить. Транспорт никогда не выпросишь для поездок. Нужно весь состав менять там!

— Андрей, всё в наших руках. Родителей подключим, которые имеют вес, пусть тоже агитируют на своей работе. Действовать нужно сейчас, политика правительства идет к тому, то школы на самоокупаемости скоро будут. Пока есть возможность, выжимаем что можно.

Вечером собираемся с Леной на школьный вечер. Желания особо нет, но там наши ребята, проследить, чтобы не обидели. Учителя имеются в виду. Звонок в двери, Лена пошла открывать. Слышу голос Вадика.

— С Наступающим! Вы нас не ждали? — судя по голосу на отмечался хорошо. Выхожу в коридор — вот это сюрприз! С Вадиком рядом Дима Медведев, тоже заметно под градусом.

— Дима попросил меня познакомить с братом! Вот мы и приехали! — объясняет Вадик.

— Заходите, раз приехали — Жму руки. — Лена, сходишь сама? Их туда не стоит тащить, видишь какие они уже. Присмотришь там за музыкантами нашими?

— Да, конечно. Сейчас вам на стол накрою и пойду.

— Сами разберемся. Погоди, я ребят вызову, проводят — Нам поставили телефон. В основном чтобы на работу вызывать в любое время. Звоню в интернат, прошу подойти Дениса с Димкой. Скользко на улице, пусть проводят.

Устраиваемся на кухне, набросал на стол закусить, достал коньяк. Наливаю себе больше.

— Мне нужно вас догнать, чтобы на одной волне быть — объясняю собутыльникам.

— Да мне уже хватит как-бы — отказывается Дима.

— По одной за знакомство, а дальше по желанию.

Дима сразу завел разговор о нашем социологическом центре. Предложил свою кандидатуру для руководства.

— А что, студентов я обеспечу, правовые вопросы решу. Идеальный кандидат для вас.

— Это да, но есть один нюанс — Охлаждаю его пыл — Если нет других амбиций, тогда без проблем. Я не против. Но эта должность тупик карьерного роста. Представь, что в будущем сам захочешь баллотироваться в депутаты или другое руководство. Кто поверит результатам, если кандидат сам же и руководит этими исследованиями. Лучше чтобы никто не знал, кто финансирует исследования, кому принадлежит центр. Директор должен быть нейтральной фигурой, лучше ученым. Математиком или социологом.

— Об этом я не подумал — загрустил будущий президент — А я рассчитывал на дополнительный заработок, на зарплату доцента не сильно протянешь.

— А с этим могу помочь. Я в этом году открою несколько фирм. Планирую, по крайней мере. Охранное агентство, мебельный цех, фитнесс клуб. Нужен будет юрист. Зарплату обещаю хорошую.

Дальше разговор пошел о политике, перестройке, Горбачеве. В целом видение ситуации у него было правильное, мне пришлось совсем немножко направлять его выводы в нужную сторону. Лена вернулась к 12 ночи, мы даже не допили коньяк. Перешли на кофе, я уже подвел Диму к мысли, что он может стать главой СССР. О том, что СССР скоро прекратит существование, говорить не стоит, сейчас покажется бредом. Поговорили о Собчаке, предложил Диме намекнуть тому, о варианте баллотироваться в будущем в мэры Ленинграда.

— Мы организуем ему такую избирательную кампанию — у других кандидатов не будет ни одного шанса. А он потом уже нам поможет.

В 4 утра проводил на электричку. Еще поспать часика три успею.

— Братка, теперь до февраля не приеду, пока Даша не родит — Вадик выспался пока мы с Димой болтали — Приезжай ты, если сможешь.

— Посмотрим. Счастливого Нового года ребята! Увидимся.

Поспать удалось до восьми, будят. Новые гости — Максим с Виктором приехали.

— Чай, кофе?

— Какой чай! Давай покрепче, Новый год провожать — Максим.

— Да пожалуйста, только без меня. Мне с детьми еще общаться.

— Кстати о детях, мои хоть живы еще? Месяц не видел! — жалуется Макс — Давай закругляйся здесь, перебирайтесь в Питер.

— Боюсь они и без меня тут останутся. Они здесь звезды, у девчонок успехом пользуются. Вчера в школе выступали, сегодня у нас вечер.

— Ты еще не в запасе? — спрашиваю ГРУшника — А то работа есть для тебя.

— Рано еще! А то за работа?

— В охранное агентство нужен спец. Тренировать, обучать. Чтобы и этикет знал и боевые приемы.

— Найдем. Есть у меня друзья отставники, от скуки маются. Когда нужно будет?

— Примерно май — июнь. Не помню, когда указ будет о кооперативах.

— Ну к маю возможно и я без работы останусь — преувеличенно весело выдает Виктор.

— Что так? На пенсию еще рано?

— Благодаря твоему Чернобылю. Не, я тебя не обвиняю — сам виноват, расслабился.

— Рассказывай — хмурюсь я.

— Наливай сначала!

Устроились за столом, налил гостям недопитый коньяк, себе кофе.

— Суть дела такова — начал Виктор — Я как вы знаете после удачного раскрытия шпионов поднялся по карьерной лестнице. Сейчас начальник отдела, какого неважно. Могу позволить себе не докладывать о своих источниках информации. Мог, до Чернобыля. Я доложил о поступившей информации о готовящейся на АЭС диверсии. По моей версии должны были завербовать работника станции. Были приняты меры — запрещены все эксперименты и внедрены наши люди. Тот эксперимент, который в твое время привел к взрыву не проводился. Но взрыв произошел и что самое хреновое — есть большие основания предполагать диверсию. Расследование идет до сих пор, я разумеется от него отстранен. Естественно от меня потребовали всю информацию. К моему счастью недавно погиб один из моих западных агентов, вот на него я и перевел стрелки. Но если возникнут хоть малейшие подозрения в мой адрес, ко мне применят другие методы. А отставка мне светит очень сильно, как к провалившему дело. В лучшем случае ссылка на периферию.

— Если будут спрашивать «серьезно», то расскажешь все — резюмирую я.

— Разумеется. Спрашивать у нас умеют. Надеюсь до этого не дойдет. Но… Не думаешь над вариантом переждать за рубежом?

— Исключено. Да и тебе тогда хана. Раскроют — будем играть по их правилам. Договориться всегда можно. Ладно ребята, мне пора работать. Давайте я вас отведу в музыкалку, посмотрите, как репетируют. К обеду освобожусь — можно и отмечать начинать.

Музыканты встретили их без энтузиазма. Близнецы постеснялись проявлять чувства при чужих, да и репетировать при посторонних не любят. Поэтому вскоре забрал гостей с собой, в спортзале репетировали танцы. Всё шло хорошо, в принципе можно и расслабиться. Тем более коллектив уже собирается отмечать…

Да, со следующего года начнутся совсем другие дела. Не думаю, что будет легче, но надеюсь так же интересно.


предыдущая глава | Близнецы поневоле. Дилогия | cледующая глава