home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


5

Отправляемся в большое путешествие. Грузимся в поезд Москва — Ташкент. Перед этим заехали в Калинин (будущую Тверь), Алиса издали посмотрела на свою бабушку. Правда бабушка оказалась моложе её, лет 12. Алиса расстроилась, не знаю, что она ожидала увидеть. И город оказался совершенно незнакомый. Дальше в Москве у меня состоялась встреча с начальником Виктора, полковником ГРУ. Нормальный мужик, не пытался на меня давить. Мне так показалось, он до сих пор не верит в мою историю, а считает меня хорошим предсказателем. Пусть, мне так даже лучше. Договорились, что я предупреждаю их обо всех событиях на год вперед, а мне за это оказывается помощь доступная их ведомству.

Едем вчетвером, я, Алиса, близнецы. Как раз купе заняли. Проводница молоденькая, студентка, нужно будет уделить ей внимание. А что, близнецы меня не сдадут, Алиса тем более. Как все нормальные пассажиры — как только тронулись, приступаем к еде. Но мы действительно весь день ничего почти не ели, а уже время ужинать. Да и скоропортящиеся продукты использовать нужно. Танечка (проводница) принесла чай, я пригласил её к нам позже на концерт. Парни гитару взяли с собой, репетировать будут в дороге. Новые песни сочинять и музыку. Артём сказал, если деньги закончатся — пойдет по вагонам петь, зарабатывать.

Алиса перед отъездом устроила сюрприз. Евдоким пригласил её на концерт в ДК, раздобыл даже билеты во второй ряд. На что другое (кино например) она не согласилась бы, а послушать новую рок группу сразу побежала. И во время перерыва вылезла на сцену и предложила другую аранжировку песни, которую они исполняли. Они даже выслушали и дали наиграть её вариант. Сказали что неплохо, но их лучше. Предложили заходить к ним на репетиции, вдруг что полезное подскажет. Я как раз был загружен делами, сообщила она мне об этом только через две недели.

— А сейчас Витя предлагает поехать с ним в Алма-Ату, обещает роль в фильме. Он уже в одном снялся, я правда не смотрела — Завершила этим Алиса свой рассказ.

— Ты актрисой хочешь стать? Догадываюсь, чем расплачиваться будешь за роль. И как фильм называется? Может, вспомню.

— Тот, что будет, не знаю, а снялся в «Ассе».

На пару минут впадаю в ступор.

— Витя? Цой?

— Ну да. Слышал?

— Ну ты даешь! Только не вздумай сказать ему, что в 30-х годах молодежь про него забыла. А фильм «Игла» будет сниматься. Неплохой, но для тебя там роли не найдется, если только в массовке. Так что нечего тебе там делать. А с ним, если будешь поддерживать контакт, не забудь предупредить перед 15 августа 1990 года, чтобы за руль не садился.

Алиса не слишком расстроилась, кино её совсем не интересует. К 2030 году фильмы в обычном понимании почти прекратили снимать, компьютерные симуляторы с эффектом присутствия вытеснили с рынка все остальные развлечения. Сам пробовал, вполне реалистично, можно играть, путешествовать, общаться почти как вживую. Присутствуют и тактильные ощущения и запахи. Виртуальный секс так вообще стал угрозой вытеснения реального.

— Можно к вам? — Танечка пришла — Вы песни обещали. До следующей остановки два часа.

— Заходи, конечно! Сейчас Алиса вернется и начнем — Подвигаюсь, предлагая устроиться рядом.

Таня учится в педагогическом, будет преподавателем литературы. Ненавязчиво выясняю, что парня у неё нет, дядя работает в Министерстве путей сообщения, устроил на этот маршрут на время каникул.

Алиса возвращается с туалета.

— Я там одному слегка заехала — Сообщает она — Прохожу мимо, а он меня за задницу схватил. Ну я ему по яйцам и врезала коленом. Из соседнего купе кажется.

— Они там вчетвером, как сели сразу пить начали — Информирует Таня — Ко мне тоже приставали.

— Разберемся? — С надеждой в голосе спрашивает Алиса.

— Если бухают, то скоро сами придут отношения выяснять. Тогда и поговорим, они будут нападавшей стороной, а не мы. Иначе вдруг покалечишь кого, отвечать придется. Давай Антоха, доставай инструмент.

— А мы с тобой коллеги Танечка — Пока ребята настраиваются, занимаюсь проводницей — Я физруком работал в интернате. Если будет распределение в спец. заведения сразу соглашайся, там условия лучше. И доплата за вредность и с жильем льготы. А дети везде одинаковые, только в обычной школе еще и с родителями дело иметь придется.

То, что пока она окончит институт, многое изменится, говорить ей не стал. Будет период, когда о зарплате только мечтать можно.

Выступаем все по кругу. Таня тоже попросила гитару, довольно неплохой голос. Двери в купе мы не закрываем, вскоре в проходе столпились зрители. В основном дети. А вот и соседи объявились. В дверях нарисовался парень лет 25, крепкого сложения, заметно под градусом.

— Слышь, земеля, выйди базар есть.

— Я с бухими не базарю. Проспишься, приходи — Понятно, что так просто дело не закончится, я пока не решил, что с ними делать. Если сильно наглеть станут, то сдать ментам на ближайшей станции. Сколько там до неё, два часа? Антиалкогольный указ действует, за пьянство в общественных местах минимум 15 суток получат.

— Чё, ссышь? Ну мы не гордые, сами зайдем — Проходит в купе, за ним появляется еще такой же, сзади маячат остальные.

— А ну мотайте в свое купе, а то милицию вызову — Вскочила Танечка.

— Хрен с вами, пошли, поговорим — В купе без травм трудно обойтись, слишком тесно, да и нам потом тут порядок наводить. Алису, дернувшуюся следом, рукой усаживаю обратно.

Проходим в тамбур, пара подростков курильщиков мигом исчезают.

— Короче слушай сюда — Начинает тот же парень — Твоя телка приборзела, копытами размахалась. Если хочешь доехать до Ташкента целый и невредимый давай решать. Предлагаю — пусть приходит к нам и просит прощения. Сама, без тебя.

— А мы её простим! Каждый, по два раза! — С идиотским смехом добавляет второй, чуть моложе, похоже, меньший брат.

— Я вас услышал. Теперь слушайте вы, если сможете. Если я к вам её пущу, а она сама рвется, кстати, то купе придется тогда ремонтировать, а вас долго лечить. Это если выживете. У меня нет желания отмазывать её от зоны из-за вас, так что это не вариант. Предлагаю вам два решения: или вы закрываетесь в купе и сидите тихо как мышки или я укладываю вас в штабель и сдаю милиции на ближайшей станции.

— Да ты гонишь, я щас… — молодой рванулся вперед, но сзади его дернул в сторону самый старший из них, мужик лет под 35 молчавший до этого. Единственный, от которого возможна какая-то опасность.

— Остынь Зяба. Нам далеко еще ехать, проблемы не нужны. А на месте посмотрим — Попытался пробить меня взглядом, на что я изобразил полное безразличие.

— Можешь идти. Пока что — Великодушно разрешил он. Задеть меня таким трудно, оттолкнув плечом четвертого участника, возвращаюсь в вагон. Посмотрим на их дальнейшее поведение, если что возвратимся к плану А.

Мои, вместе с Танечкой, тусуются в коридоре. Алиса удерживает Таню, чтобы не вмешивалась.

— Что? Врачей или ментов вызываем? — Лениво — безразличным тоном спрашивает Тёмка.

— Пока нет. Клиент не созрел. Продолжаем концерт.

Танечка занялась обслуживанием пассажиров. Нужно же ей копеечку заработать на чае хотя бы. Большинство, правда, уже готовились ко сну. Командую своим тоже укладываться, а сам присоединяюсь к проводнице, под предлогом защиты от пьяных хулиганов. Через непродолжительное время у нас уже полное взаимопонимание. Только кроме поцелуев и тисканья коленок ничего мне не позволила. Ладно, нам еще долго ехать. Остановка в Рязани, вагон полный, никто не сходит — не садится. Выпускаем пассажиров на прогулку. Из соседнего купе никто не выполз — отключились. Стоянка недолго, вскоре трогаемся. Теперь через три часа следующая. Предлагаю Тане поспать, обещаю присмотреть за порядком. А там глядишь к утру она и посговорчивее будет. Она не ломается, дает мне ключи на всякий случай. Оставляю двери своего купе открытыми, включаю светильник над полкой. Взял с собой книгу на турецком, язык я уже изучил, закреплять буду.

— Что, не дает? — Шепчет Алиса.

— Цыц, малолетка. Как ты могла подумать, что я семейный человек могу изменить своей жене.

Алиса фыркает от смеха. Зараза малая.

На двух станциях с незапоминающимся названием сам открываю двери вагона. На первой со мной выходит Алиса, на второй пара мужиков покурить. Время 5 утра, пора будить Таню, скоро начнут интересоваться чаем.

— Что, уже пора? — Сонно бормочет она. Но взглянув на часы резко вскакивает — Ничего себе, ты почему так поздно будишь?

— Успокойся, все нормально, я контролирую обстановку — И закрываю рот поцелуем. Потом еще одним, потом… Она больше и не сопротивляется, чувствует себя должницей.

Сделав свое дело и передав ей смену, отправляюсь спать с чистой совестью. Изменой я это не считаю, тут я солидарен с молодежью 2030-х. Секс и любовь могут быть как вместе так и отдельно. Алиса вот поймёт. Она меня иногда пытается провоцировать. Не потому что правда этого хочет, а из озорства. И без малейшего сомнения пошла бы на это, но тут уж я пасс. Контакты могут быть только с совершеннолетними и теми, с кем потом это не отразится на отношениях.

Будят меня только на обед. Уже доехали до Волги, Сызрань. У бабушек купили вареной картошки, овощи и холодный квас. Алиса показывает стихи, написанные пока я спал.

Москва — Ташкент.

В ушах стучат колеса в такт.

В окно нам светит одинокая звезда.

В твоих объятьях мир застыл на краткий миг.

Он существует только лишь для нас двоих.


— Что-то напоминает — Комментирую я — Нечто типа «поезд мчит меня в сибирские морозы».

— Не слышала. Тогда уж — «поезд мчится в азиатскую жару».

Еще не Азия, но жара и тут неслабая. Окно открыто и ночью. Станции редко, холодным не запасешься. Поход в вагон ресторан не обрадовал — пива холодненького тоже нет. Таня обещает в Куйбышеве достать, там есть поставщик у проводников. Соседи сидят тихо, поздним утром только чай попросили. А вот и Куйбышев. Стоянка сорок минут, отправляемся затариться продуктами. Выбор небольшой, цены космические. Да, самолетом с учетом таких расходов не только быстрее, но и дешевле получится. Возвращаемся вовремя — Таня зовет затащить ящики с пивом. Даже холодное пока. Один из четырех ящиков сразу отношу в свое купе. Возвращаюсь с деньгами.

— По шестьдесят копеек. Двенадцать рублей — Чуть замявшись, говорит Танечка.

— Ты же брала его по 60. Нечего на мне доход терять. Почем продавать будешь?

— По рублю.

— С ума сошла? Ради тридцатки рисковать? Погоди — Отправляюсь по пассажирам. Первыми навещаю соседей. Те настороженно уставились на меня.

— Есть пиво у проводника. По два рубля, будете брать? Только не меньше ящика.

Симпатии у них ко мне не возникло, но ящик забрали. Остальное тоже мигом разошлось. Отдаю Тане 160 рублей вместе с моими.

— Если так зарабатывать, то и учиться не нужно — вздыхает она.

— Ты даже не представляешь насколько ты права. Подумай, нужен ли тебе этот диплом.

Близнецы уже допивают по бутылке.

— Э, вы что? Кто вам разрешил пиво пить?

— Жарко ведь! А ты холодного ничего больше не купил! Куда вам на двоих столько? — Наперебой оправдываются мальчишки.

— По одной и всё! Ещё буянить начнете, как эти их соседнего купе.

Вечером снова концерт. Я, больше для Алисы, исполнил пару песен из «Кино». Когда Цой будет репетировать, подскажет, чтобы меньше мучился. Зрителей прибавилось, проход перекрыли полностью.

Вот так и ехали трое суток. Пили, пели, ели. Помогал Танечке, спекулировали вином, еще пивом. И вот к пяти вечера добрались до места. Максим встречает у вагона. Прямо на перрон подогнал микроавтобус, похоже тут они в авторитете. Объятия, поцелуи. Замечаю кислые рожи недавних соседей, то, что нас менты встречают за километр видно. Тем лучше, пусть живут спокойно.

— Куда едем? — Интересуюсь у Макса после отъезда.

— В гостиницу, куда же еще! А ты обещал, что с гастролями приедете. Где барабаны, пианино?

— А ты на что? Обеспечь инструментом, мы стадион соберем! Как с работой, домой еще не скоро?

— Не знаю, работы дофига еще. Ты ничего больше не вспомнил?

— Нет, кроме того что рассказал ничего. Да и могут быть расхождения, моё вмешательство уже заметно. Твоей фамилии я то не помню в прибалтийской группе.

— Если бы не ты я и в Ленинград возможно не попал. Кто знает, как с пацанами справлялся бы сам. Как они, слушаются? Возраст уже не маленький, переходный.

— Замечательные мальчишки! Никаких проблем с ними, учатся хорошо, не дерутся, не курят, не пьют, по бабам не…, то есть это еще рано.

Посматриваю в окно на окрестности. Первый раз тут. Интересная архитектура, совсем не видно вездесущих хрущёвок, Дома украшены орнаментом, интересные вычурные балконы, разнообразные плетения решеток. Каких-то старинных зданий в азиатском стиле не видно, но дух Азии ощущается. Ташкент после землетрясения 1966 года был полностью перестроен, вот и результат. Просторный, непохожий на другие город. Зелени не очень много, но это я только часть города вижу. Движение на дороге тоже не очень интенсивное, а по идее сейчас час пик — с работы все едут. Людей тоже как для столицы на улице не очень много. Но одеты более пёстро, чем в Ленинграде. Больше ярких цветов.

Подъезжаем. О, первый работающий фонтан, который тут увидел! Гостиница «Ташкент», не сразу поймешь, сколько этажей, четыре… нет пять. Мальчишек Макс забрал к себе в номер, его сосед как раз поехал домой в отпуск, а нам с Алисой выделили двухкомнатный люкс. Спальня, гостиная, ванная, кондиционер, всё как положено. Даже холодильник предварительно затарен фруктами и вином. Сразу в душ, за трое суток провонялся весь. Не успел…, теперь ждать пока Алиса отмоется. Дегустирую пока вино. Не плохое, но чего-то не хватает. Крепости, пожалуй. Совсем слабенькое. Включил телик. Пять программ, не так уж плохо. Две из них местные, вот как раз национальный танец. Интересно, а тут гейши есть? В смысле путаны? Блин, что это меня потянуло налево так? Мог бы и в Ленинграде гулять, сколько влезет, так за все время после женитьбы ни с кем, ни разу. А тут типа вырвался на свободу. Надо завязывать с этим.

— Ванная свободна. Что пьём? — Алиса заходит в халате. Где она его взяла, тут и халаты в услуги входят? Встаю, слегка повело. Не такое уж и слабое вино оказывается!

— Тебе рано еще такое пить. Так пепси в холодильнике есть.

— Да, да. Иди, давай — Вот уж кто меня совершенно не слушается в отличие от близнецов. Зря её удочерил. Раздочерю нафик!

Халат в ванной действительно есть и на меня. Не восточный, обычный советский. Сойдёт. Возвращаюсь посвежевший, в комнате с Алисой Максим.

— Отмылся? Поехали ужинать. Попробуете настоящий плов, я до того как попал сюда думал всё ел, а тут совсем другой вкус.

— Макс, а позвонить отсюда можно? Как там мои узнать.

— Можно, заказываешь разговор, ждешь. Только в Ленинграде уже ночь, не забывай про часовые пояса.

— Точно. Тогда утром.

Едем обычным автобусом, недалеко, две остановки всего. Уже сумерки, людей стало на улице больше. Понятно, жара спала, по выползали. Чуть в стороне от дороги кафе, или скорее чайхана. Под развесистым деревом, неизвестной мне породы, расставлены столики. Все заняты, но Максима тут знают — нам выносят и ставят отдельный и даже застилают его скатертью. Пожилой узбек в халате и тюбетейке ставит на стол графин с рубиновой жидкостью, фрукты, специи.

— Одну минутку уважаемые, плов почти готов, угощайтесь пока.

Алиса наливает из графина, отпивает.

— Фу! Сок!

— Тебе сколько лет, девочка моя? — Строгим голосом спрашивает Максим — Не рано ли вином увлекаться? Здесь его и нет кстати.

Ждать и правда пришлось недолго. Вскоре перед каждым стояла большая пиала, размером в полторы суповых тарелки с ароматным пловом. Отдельно поставили салат из свежих помидор и перца.

— Я столько не съем! — Выразил общие мысли Антон.

— Плов, кажется, положено руками есть? — Проявляю я эрудицию.

— Можешь есть руками, будет вкуснее — Предлагает Максим — Если пригласят в гости, особенно в сельской местности, там только руками из общего котла. И хозяин тебе будет своими руками лучшие куски мяса подсовывать. А тут кто как хочет.

Оглядываюсь по сторонам. Плов едят не все, многие просто пьют чай. Замечаю одних узбеков, действительно уплетающих рис руками.

— Где руки помыть? — А что, раз в Азии нужно чтобы всё достоверно было, иначе, о чём рассказывать? Максим делает знак хозяину, тот присылает подростка с миской воды.

— Вот. Чтобы и после еды помыть мог — Объясняет Макс.

Ощущения действительно совсем другие. И вкусовые и психологические. Плов восхитительный, тает во рту. Вкус от приправ необычный, нужно выпросить рецепт и трав прикупить. Мясо большими кусками, баранина, но тоже мягкая.

— Я тоже хочу руками! — Тёмка всегда меня копирует, Антон тот старается сделать по- своему. Приносят воду и ему. Не заметил, как опустела чашка, даже захотелось вылизать её.

— Добавки? — Максим тоже управился, остальные доедают.

— Пожалуй, хватит. Ты знаешь хозяина? Давай рецепт выпросим, я дома готовить буду.

— Дома такой не получится. Вода другая, рис, специи. Даже воздух! Но попросим, почему нет.

Рецепт дали, состав несложный. Зиру и барбарис тут купить, кориандр и у нас можно найти. Сделаю не хуже! Объевшиеся, едем назад. Спать сразу потянуло. Трое суток почти не спал, Танечке помогал…

— Отдыхайте, завтра будем гулять. Я отпросился на три дня — Расстаемся с Максимом перед номером.

Алиса опять первая занимает ванную. Подождав полчаса, иду в номер Макса. Четверо мужиков быстрее помоются, чем одна баба. Так и есть, мальчишки уже спят, а Максим вышел из ванной.

— Я у тебя обмоюсь, а то Алиса, мне кажется, в ванной уснула.

— Надо было тебе отдельный номер заказать. Хочешь, завтра договорюсь?

— Да не надо, всё нормально.

— Мне кажется, она тебя совсем не слушает, строже с ней нужно.

— Она умная девочка, глупостей не делает. А строго я с ней не могу, она можно сказать сиротой осталась, совсем одна. Да и капризничает в мелочах, по делу всегда подчиняется бесприкословно.

Когда вернулся, Алиса уже дрыхнет. Спальня общая, ну да ладно. Кровати две, широкие, по два человека поместится. Падаю на вторую и отключаюсь.


Просыпаюсь рано, начало седьмого. Алиса на соседней койке дрыхнет раскрытая, ну понятно, с утра жара уже. В одних трусиках, без бюстгальтера. Полюбовался ею и прикрыл простыней. Не так дело не пойдет, буду спать на диване в другой комнате от греха подальше. Позвонить нужно, как набрать не знаю, иду будить Максима. Он уже не спит.

— Тут часа два ждать пока оператор соединит. Заедем в управление, там у нас прямая связь.

— Хорошо. А какие планы на сегодня?

— Едем отдыхать на водохранилище. И на рынок заедем, что-нибудь купите на память. Пусть поспят пока ребята. Расскажи пока, как дела продвигаются. С портом что, не влипни в неприятности смотри.

— С портом не переживай, мы человека поставили левого на это, если что мы не при делах. Даже если его повяжут — он не сдаст. Он чеченец, там своих не сдают. Но с торговлей это временно, пока другие дела не начались. Немного стартового капитала сколотить. А так всё отлично идёт. Даже с музыкой, на телевиденье засветились, сейчас готовят ребята новый альбом и будем его раскручивать. С Собчаком общаемся, должность тебе нормальную сделаем потом, Вадика тоже на хорошее место поставим, как закончит учебу. Жаль тебе пришлось академический брать, ну ничего потом наверстаешь.

В семь утра будим остальных, слегка перекусываем в кафе внизу и в путь. Сначала в следственное управление, звонить. Макс проводит меня в кабинет, пока там никого нет, начинают с 9 работу. Набираю Лену. Гудки, не отвечает. Куда она могла с утра уйти? У них сейчас 10. Пробую связаться с Альви, ему поручил охрану Лены на время моего отсутствия. Тоже безрезультатно, ни дома ни в офисе. Руслану бесполезно, а больше некому. Вадик в отъезде, Димон не при делах.

— Блин, тогда вечером попробую. Тогда точно дома все будут.

— Вообще-то мы с ночевкой едем — Предупреждает Макс.

— Да? Тогда Димону звоню.

Медведев оказался дома. Диктую ему номера Лены и Альви, прошу передать, что у нас все хорошо и что позвоню завтра вечером.

Едем на рынок. Один из старейших — Чорсу. Буквально в этом году построили новый купол, еще идут отделочные работы. Не совсем то, что я ожидал от восточного базара, но о них у меня представление сложилось в основном из сказок. А так обычный крупный рынок, но с восточным колоритом. Из того, что нет у нас, огромный выбор специй, национальные одежды, посуда с восточными мотивами. Ковры естественно, хотя ручной вязки или машинной я не отличу. Мальчишки попросили купить им тюбетейки, взял и себе — голову от солнца прикрыть. Алиса от национального платья отказалась, купила у старого узбека амулет, непонятно из чего сделанный. Набрал кучу специй, некоторые даже не слышал названия. Потом разберусь. О! Домашнее вино, несколько человек продает. И не гоняют их. Дегустировать можно! Прошли с Максимом по всем и вернулись к первому. Купил 5 литров с бочонком. У его соседа купил расписной кувшин — поставлю дома, буду говорить старинный китайский. Попались даже музыкальные инструменты. Стали изучать, пробовать. Дутар — одна палка два струна, гиджак — среднее между скрипкой и виолончелью. Ударные барабаны в виде горшков. В итоге купили только дойру. Деревянный обод с натянутой кожаной мембраной и много металлических колечек. У цыган видел нечто похожее.

Там же на рынке готовят. Плов, шашлык, басма, лагман, самса, долма. На последней мы и остановились. Обычные голубцы только в виноградных листьях. Подкрепившись, покидаем рынок. Уже на выходе берем еще фруктов — персики, виноград. Детям казинаки, себе фисташки и соленый миндаль.

— А теперь на водохранилище. Я сам там не был, говорят шикарно — Распоряжается Максим.

К озеру Чарвак добрались в полдень, туда ходит автобус. Это искусственное озеро возле Чарвакской ГРЕС. Довольно живописное место, основная курортная зона для Ташкента. Домик Макс заказал заранее, особых удобств нет — 4 кровати, столик, холодильник. Главное пляж в 50 метрах, песчаный, чистенький. И вода теплая, чистая — видно метра на четыре. Я самый светлый из всех, спрятался под зонтиком от солнца. Лучше чем на море — вода чище, воздух тоже, людей меньше. Недалеко кафе, есть где перекусить. Дальше по берегу видно строения и больше, типа пансионата. Представляю, какая драка тут в 90-х начнется, когда будут делить побережье. Лакомый кусочек. На следующий год можно будет еще сюда приехать, Максим еще тут будет. Возьму Ленку, дочурку, а то побоялись в этот раз. Малая вроде здоровенькая, но лучше не рисковать.

Вечером погода вообще сказка! Спала жара, у воды просто балдёж. Пацаны притащили гитару, вскоре вокруг нас стал собираться народ. Как раз обкатать новые песни можно. Даже дойра пригодилась!

— Исполни еще что-нибудь из Цоя — Просит Алиса — Мне понравилось, особенно «Звезда по имени Солнце».

— У меня голос под него не очень. Хотя вот «Кукушку» ты еще не слышала.

Вскоре к нам подтянулись с вином и фруктами, стали угощать. Да, с музыкой не пропадешь. Засиделись до полной темноты, Максим обзавелся знакомствами. Даже познакомился с девушкой — симпатичной узбечкой. С ней и исчез незаметно. Вот и хорошо, а то койки 4, а нас пятеро! Вернется, пусть сам думает, где спать. Окна нараспашку, комаров не слышно — неужто нет?

Утром просыпаюсь — чувствую, обгорел. Вот же дал господь шкуру, даже в тени сгорает! Максим спит — близнецов на одну кровать уложил. Я и не слышал, как он вернулся. Что-то есть хочется!

— Народ подъем! Всё вкусное съедят! — Скучно одному.

— Где вкусное? — Тёмка поднял голову. Остальные не реагируют.

— Вставай, найдем. Пусть спят, нам с тобой больше достанется!

Отправились вдоль берега. Кафе закрыто, в пансионате как раз завтрак. Левым деньгам там всегда рады, позавтракали блинчиками со сметаной. И своим взяли, в полиэтиленовый пакет сметану — в другой оладьи. И у раннего торговца прикупили арбуз и пару дынь.

Покормили проснувшихся лентяев и купаться. Пока не сильно жарко. К обеду все прячутся от солнца по норам. Автобусом в такую жару ехать мучение, берем частника. Комфортнее и быстрее — к трем часам дня добираемся до гостиницы.

— Колесов? Вам звонили утром — сообщает дежурная. Я Димону сказал, в какой гостинице остановились.

— Макс, съездим в управление?

— Давай отсюда попробуем. Я представлюсь, попрошу быстрее соединить.

Даем телефонистке три номера, домашний, Альви и Димона. В порядке очередности кто ответит. Пока принимаю душ (Алиса великодушно пустила первым) слышу звонок. Алиса взяла, хорошо, быстро вытираюсь, надел халат. Выхожу.

— Кто там? — По лицу Алисы вижу, что-то случилось. Никогда такой бледной не видел.

— Лена… погибла… и Сашенька… — Алиса всхлипывает. Я непонимающе смотрю на неё — это что, шутка такая? Вырываю трубку.

— Кто у телефона?

— Володя, брат, прости, не уберег — голос Альви доносится как из тумана. Горло перехватывает, кровь приливает к голове.

— Рассказывай — Хрипло командую ему.

— Вчера Лена попросила свозить их на рынок, я Коляна отправил на пятерке. На Лермонтова в них на светофоре Нива влетела. На красный сука проскочить хотел. Колян в реанимации, а Лена с девочкой… сразу…

Впадаю почти в кому — тупо сижу в кресле уставившись в стену. Примчался Максим, мальчишки. Что-то говорят, слов не понимаю. Судьбу не обманешь, коварная тварь. Что ни делаешь, всё возвращается на старую колею. Чернобыль взорвался, подлодка тоже позже утонула. Раз не должно было быть этого ребенка и его не стало. Еще и Лену утянуло. Бесполезно всё. Уйти, залезть в нору, жить отшельником. Чтобы никто рядом больше не пострадал. Вадик. Ему тоже опасность угрожает. А я ничего не могу сделать, она сильнее, у неё все козыри на руках.


Телефон разрывается, кому в такую рань не спится? Поднимаю голову — не такая уж и рань, на часах 10–45. Вчера засиделись у Руслана, сыну день рождения отмечали.

— Да. Вадик не кричи, говори спокойно, а то без тебя голова трещит.

— Братан, Собчак тут в панике, тебя требует. Он с Димоном поссорился, тот его послал и сказал, что выборами заниматься не будет.

— Да помирятся, стоило из-за этого меня будить — История, сколько я ни старался, идет по накатанной колее.

— Сомневаюсь, Дима собрался увольняться с института. Давай ты с ним поговоришь, меня не слушает.

— Ладно, подъеду через пару часов, не паникуйте там.

За прошедшие два года я значительно охладел ко всему. Деньги зарабатываю потихоньку торговлей и никуда не вмешиваюсь. Максим вернулся перед Новым годом, ему предложили место в генеральной прокуратуре. Посовещались, решили сообща — принять. Нечего ему в депутатах делать, а через Собчака, а потом Медведева хорошую должность ему выбьем. Пока он прикомандирован к местному отделению, но скоро переедет в Москву. Близнецы уезжать не хотят — я и Алиса однозначно остаемся тут, а группа приобрела определенную известность. «ЮнгАрмия», как переименовали «Юнгу», с «Ласковым маем», конечно, конкурировать не может, но в местных масштабах весьма популярна. Лещенко после долгих колебаний согласился на моё предложение и пробил совместное выступление на Первом канале. Пиратством заниматься не стали, написали вдвоем с Алисой композицию. Мелодию, правда, чуть позаимствовали у группы «Кресс» — популярной в 30 годы 21 века. Год прошел, до сих пор слышу её порой по радио. И отчисления капают немного. На городские молодёжные мероприятия приглашают нарасхват. Но на большее мы не замахиваемся, Алиса тоже охладела к музыке. Вот оканчивает школу через три месяца, никак не определиться, что делать дальше.

Через два часа, как и обещал, нахожу Вадика. Он у нас уже третий курс оканчивает.

— Рассказывай, что за паника.

— Да мне пофиг, это Собчак за сердце хватается. Понимаешь, Дима попросил за одну студентку, а Собчак уперся рогом и ни в какую. Димон и послал его тогда, сказал — складывает с себя обязанности начальника выборного штаба.

— И что? Ты заместитель, справишься и без него — Пожимаю плечами. Было ли такое в реальности не знаю, возможно, ссора и была. Потом помирятся. Да и как Медведев пришел к президентству мне точно неизвестно, может быть Собчак тут и не при чём.

— Да я ничего, это Собчак…

— Ладно, пойдем к нему.

Собчак обрадовался мне как родному. Чего спрашивается? Запомнил, как я провёл выборы в 87-м, считает профессионалом? Не буду его разочаровывать.

— Анатолий Александрович, не переживайте! Вадим со мной вместе занимался на прошлых выборах, опыт есть. Я естественно помогу, прямо сейчас пойду, посмотрю что сделано, что нужно сделать. Гарантирую — Вы будете народным депутатом СССР. Через неделю запустим результаты социологического исследования, покажем нужные цифры.

Социологический центр открыл еще год назад. Среди учредителей Питер и его друг из Англии Джеймс Крейг. У нас взял в председатели для солидности профессора Корниенко, тоже математика.

Как мог, успокоил Собчака, получил заверения, что не забудет и отблагодарит. Надеюсь на это. Главное то и делать ничего не нужно, все равно выиграет выборы.

Дальше иду искать будущего президента. Везде его «только что видели» и нигде не могу застать. Плюнул, он и без меня разберется. Наведаюсь в штаб.

Под штаб выделили маленькую комнатку, там кроме Вадика две девушки. Он представляет мне их — Марина и Юля. Активистки.

— Так девушки, теперь я ваш начальник. Слушаться и повиноваться! Массаж делать умеете? Учитесь!

— Ага, щасс! Помечтай — Фыркает Марина, рыженькая толстушка. Я вообще-то её и не имел в виду.

— А как вы думали? Или пожалуюсь Собчаку, зачетов вам не видать, как и диплома.

— Нет, если что по работе мы готовы — Поспешно соглашается вторая, стройная с короткой стрижкой. Волосы только непонятного цвета, мелирование появилось в моде.

— Естественно по работе! С населением вы говорить умеете? С руководителями предприятий о выступлении договоритесь? Проблемы с властями решать будете? Нет? А для чего тогда вас использовать? Правильно, для создания руководителю соответствующих условий. Так что Марина дуй за кофе нам с Вадиком, а Юля приготовь мне отчет — где уже были выступления кандидата.

Задав направления движения штаба и договорившись с Юлей на субботу об индивидуальном обсуждении программы кандидата, отправляюсь по своим делам. Объехать шесть торговых точек, проконтролировать. Процесс налажен, идёт без моего присутствия, но должны чувствовать контроль. С портом халява закрылась — сменили там руководство, а с новым рискованно. Вот Максим возьмёт их на крючок — тогда и посмотрим. Пока работаю с окрестными разваливающимися колхозами. Им разрешили продавать на сторону продукцию, так что снабжаю голодное население мясом и овощами. Прибыль меньше, зато всё законно. От наездов всяческих органов отмазывает Макс, от рэкетиров — Альви. Их с Русланом группировка выросла, подтянулись родственники жены Руслана и жены Альви. Да, да, он женился. Естественно на чеченке. Ждут ребенка.

Так и день прошел, вечером домой — мне еще ужин готовить. График у нас, все кроме Макса готовят по очереди. Близнецов первое время учил, теперь у них лучше, чем у Алисы получается.

— Нужно поговорить! — Алиса вымахала выше меня. И в спарринге я с ней не справляюсь, реакция у неё лучше. Да никто не справляется, вдвоем и то с трудом. Отличный телохранитель!

— Говори. Я внимательно слушаю — Чищу картошку, заморачиваться сегодня не буду — пюре и котлеты. Котлеты готовы, только разогреть.

— Куда мне поступать? Или никуда не нужно? Я есть в твоих планах по спасению мира?

— А у тебя что, нет никакого влечения? Я найду тебе применение с любой специальностью. Или ты хочешь заниматься нелюбимым делом?

— Я хочу быть полезной! Почему ты меня не хочешь посвятить в свои планы? — Алиса явно разозлилась. По сути, она права, кто как не она имеет право знать. Мы с ней единственные представители будущего.

— Да особо секретного ничего нет. Просто планы корректируются в зависимости от обстоятельств. Найти контакт с Путиным, привести к власти в 20-е годы нужного человека. И независимо от обстоятельств мне нужно будет на некоторое время уехать в Китай.

— Лей Ванг? — Сразу догадалась. Это было не трудно.

— Он самый. К сожалению, я не помню точно, когда он родился и найти его будет очень трудно.

— И что ты хочешь? Убить его или увезти в Россию?

— А вот это зависит от обстоятельств. Вариант с перемещением его в Россию конечно более желателен, но тут нужна осторожность. Сделать это в нужный момент, не раньше не позже. Раньше — и он не станет тем, кем стал, позже — не отпустят. Не знаешь точно, сколько ему лет было в твоё время?

— Точно не знаю. Папа как то говорил, что он не на много старше его. Папа 1997 года — Алиса заметно сникла, вспомнила родителей.

— Да, я так и предполагаю — около 2000 года он родился. Вот и поеду в это время на несколько лет, освоиться и заняться поисками. Пока давай с тобой пытаться вспомнить всё, что можно о нём.

— Тогда я пойду на восточный факультет в ин. яз. Выучу китайский и поеду с тобой.

— Тебе языки трудно даются, китайский не потянешь. Можешь заняться чем то, связанным с торговлей или логистикой. Я ведь не просто так буду в Китае сидеть, а налаживать бизнес контакты, займусь посредническими услугами.

— А если по дипломатической линии? Объясним Путину, что и как, он пошлёт нас работать в посольство. Ну там, переводчиками или помощниками кого-нибудь.

— Помощником старшего дворника — Улыбаюсь — Во-первых официальные представители связаны, они под контролем служб безопасности. Торговец — идеальное прикрытие. А во-вторых, Путину я не собираюсь раскрывать эту информацию. Совсем никому, даже Вадик ничего не знает. Ясно? Никому даже намёка о Лей Ванге и всём что с ним связано.

— Ясно — Вздыхает — С учёбой только ничего не ясно. Куда всё — таки поступать?

— Окончишь школу, потом решим. Я подумаю, как тебя лучше использовать, раз ты так хочешь.

А завтра 8 марта, нужно ей подарок придумать. Больше как бы и некому. Даше букет цветов достаточно. Хоть у Вадика на семейном фронте всё хорошо. Отношения идеальные, племяш мой растёт. Вадик налево похаживает иногда, но секретность соблюдает тщательно. А я… Больше года не мог с женщинами отношений заводить, чувство вины давило. Сейчас чуть попустило, было пару контактов, но разовых. Ни о чём серьёзном не хочу даже и думать.

Близнецы явились поздно. На репетиции были, к завтрашнему празднику готовят программу. Алиса с ними уже не выступает, только песни пишет и организацией занимается. Изредка только тряхнем с ней стариной.

— Ха! Ты глянь на него — Алиса указывает на Тёмку. На щеке след помады — Это они так репетируют!

— А что? — Не поймёт тот. Смотрит в зеркало — Блин, братан, не мог сказать?

Антон ржёт. Да уж, в тринадцать лет куча поклонниц, разбалуются пацаны.

Утром просыпаюсь рано. Готовить сегодня очередь Алисы, но ведь праздник! Будем с пацанами все вместе отдуваться. Завтрак я так и быть. Заглядываю к ней в комнату, не спит, потягивается.

— С праздником зайка!

— Спасибо! А подарок? — Блин, не придумал еще!

— Я у Карины видел обалденное платье, как раз тебе на выпускной. Поедем, она подгонит под тебя — Карина хозяйка швейной мастерской и модного тут магазина одежды, в будущем бутика. Платья я никакого не видел, позвоню ей, приготовит. У неё всегда есть что предложить.

— На выпускной ты и так обязан как опекун!

— Не буду спорить, говори что хочешь?

— Любое желание? Любое, любое?

— Кроме звезд с неба.

— Сделай мне предложение!

— Какое еще предложение? — Понимаю, что она хочет, но включаю дурака. Непростые у нас отношения.

— Руки и сердца естественно. Какое еще может быть.

— Я и так полностью в твоем распоряжении. Ну может кроме одной, небольшой детали. Алиска, не начинай опять!

— Не такая уж и небольшая деталь… Ладно, обойдусь без подарка — Притворно вздыхает, потягивается, демонстрируя заметно подросшую за последнее время грудь.

— Ты что, видела? Блин, сейчас по заднице надаю на правах опекуна, несмотря на праздник! Всё, я завтрак готовить. На обед к Вадиму едем, в двенадцать быть готовой.

— Есть товарищ опекун!

Поспешно удаляюсь. У девочки гормоны играют, вот и вообразила себе влюбленность. А я к ней как к ребенку отношусь, да она и есть по сути еще ребенок.

Раскладываю блинчики по тарелкам, звонок в дверь. Антон открывает, слышу голос Виктора. Вот что за привычка — приезжать без предупреждения? Последнее время часто навещает, события идут по нарастающей.

— Здравствуйте! Извиняюсь что без предупреждения! — Словно услышал мои мысли — Алиса, с праздником!

Вручает ей тройку тюльпанов. Алиса демонстративно вешается ему на шею.

— Ой спасибо дядь Витя! А то мне кроме как по заднице надавать, ничего сегодня не подарили!

— Еще и в угол поставлю — Бурчу я — Виктор, присаживайся, как раз на завтрак угадал. Максима нет, в командировке.

— Знаю я его командировку — Ухмыляется Виктор.

— Да? А ну колись, что он от нас скрывает?

— Вы не в курсе? Я думал… Даже не знаю тогда.

— Рассказывай, а то блинчики не получишь!

— За блинчики я мать родную продам! Короче, он в Вильнюс зачастил, там литовка одна.

— И нам ни слова! Конспиратор хренов! — Возмущаюсь я.

— Ладно, у меня времени мало. Уделишь мне десять минут? Макса комната свободна?

— Да расслабься, все свои, все в курсе. Тёма, принеси тетрадку мою.

Много информации я им не даю, обмен взаимовыгодный должен быть. На полгода вперед максимум. Вот и ездят часто, кроме Виктора и полковник навещает. Тёмка приносит тетрадь с записями.

— Так, что тут у нас интересного. По выборам я уже расклад давал. Ага, вот важно. Подлодка «Комсомолец» в апреле должна затонуть. Не профукайте, как с предыдущей! Литовцы скоро объявят о независимости, точной даты не знаю. Войска наши с Германии скоро начнут выводить, а осенью и Берлинскую стену снесут. Ага, вот еще — в начале июня под Уфой взрыв двух пассажирских поездов. Утечка газа произойдет, так что делайте что хотите, но предотвращайте. Больше пока ничего интересного.

— Горбачев в Китай собирается. Нормально пройдет поездка? — Интересуется Виктор.

— Не знаю. Видимо нормально, иначе что-то слышал бы. В Польше еще будут небольшие заварушки, но за неё можно забыть — она для нас потеряна. Навсегда причём. Лучше отправить на неё парочку ракет и проблем меньше будет.

— Кто чемпионат по хоккею выиграет?

— Вы ставки собрались делать? Ты, наверное, только за этим и приехал? Мне десять процентов с выигрыша! СССР выиграет последний раз. Если у тебя всё, тогда у меня просьба.

— Говори.

— Визу в ФРГ. Желательно на год. Пора контакты обновить, скоро торговля начнется. Хочешь вложить денег?

— Откуда у меня деньги? — Так я и поверил! — С шефом поговорю, может он захочет. А визу… сделаем. Одному тебе?

— Давай и Вадику — Алиса тянет руку — Сделай и ей, вот тебе подарком будет!

— Ей сложнее будет, ты мне на столько информации не дал! — Торгуется Виктор.

— Вы мне больше должны! Вспомнил, мне еще допуск нужен на оборонные заводы.

— Это еще зачем? Немцам секреты продавать?

— Какие там секреты — Машу рукой — Скоро ЦРУ в Кремле сидеть будет, никаких секретов не останется. Разоружение у нас, заводы без работы. На них скопилось много редких металлов, которые за бугром стоят бешеные бабки. Вы помогаете с вывозом, получаете свою долю. Несколько миллионов долларов вам не помешают? Если не я, то другие через год, другой вывезут. Тот же Артём Тарасов.

— Я сам такое не решаю, позже сообщу ответ. Ладно, если у тебя всё, я побежал.

С металлами я давно планировал. Прибыль может составить 1000 % и больше! Угрызений совести по поводу грабежа страны не испытывал никаких — всё равно украдут. Так пусть лучше эти деньги будут в моём кармане, пущу на благотворительность. Пока другие еще не имеют возможности вывоза нужно действовать.

Время выдвигаться к Вадиму. Едем на машине (пока еще всё та же четверка). Обратно за руль сядет Алиса, так как я не собираюсь сухой закон соблюдать. Водит она хорошо, а отсутствие прав не проблема, Максим дал номер гаишного начальства которое разрулит при необходимости. Заезжаем в пару магазинов — подарки, продукты. Я спонсирую Вадика по — прежнему, надеюсь, не разбалуется. Он сейчас сильно отличается от того каким был я в его годы. Наглее, увереннее, общительнее. Даже порой задумываюсь о возможности протянуть его в президенты.

У Вадима двухкомнатная квартира — Дашино наследство от бабушки. Поздравляем Дашу, вручаю букет, а Алиса набор косметики. Потискали Егорку и за стол. Отмечаем праздники всегда дома, по ресторанам никто из нас не любитель. К тому же такой стол в ресторане и не накроют! Спиртным не злоупотребляем, мы с Вадиком коньячок, остальные не употребляют. Мальчишки перекусили и к пианино. Дашина бабушка в музыкальной школе преподавала. Так что делаем заявки на песни. Потом и Алису потянуло на музыку. Слушаю, у неё определенно талант. Стоит ли её ввязывать в свои дела? Пусть идёт по музыкальному направлению или в кино. Попытаюсь убедить.

Вадик между тостами вспоминает:

— Слушай, Юлька на тебя запала, интересовалась у меня, есть у тебя кто, чем занимаешься. Подумай, неплохая девчонка, отец — директор рынка.

Вижу, как напряглась Алиса. Даже Даша заметила. Подумает теперь черт знает что!

— Нет, серьезные отношения не для меня. Хотел с ней разок пообщаться, но раз она планы строит, тогда лучше не связываться.

— Сколько уже прошло, два года скоро! Жизнь продолжается, столько девочек хороших — Продолжает настаивать Вадька. И не дотянусь ногой врезать, чтобы заткнулся!

— Вадик! Помолчи! — Вмешалась Даша — Придёт время, влюбится и всё наладится. Не доставай!

— К нам Виктор приезжал — Перевожу разговор — Заказал я ему визы в ФРГ, в июне поедем Вадик работать. Пора и тебе деньги зарабатывать.

— А я что, против? Поедем! Деньги нужны, а то второй скоро… Блин, проговорился!

— Да ладно уж, у тебя весь день язык чешется рассказать — Улыбается Даша.

— Что второго? Ребенок? — Я слегка в шоке — Даша, когда ты учебу так закончишь?

— Ну так получилось, не аборт делать ведь? Как раз зачёты поставят автоматом, в июне уже заметно будет. В августе рожу, няню найму и буду учиться. Только финансы… Извини Володя, рассчитывать только на тебя можем. Мои помогут, конечно, но у них сестра на выданье.

— Да я не против, хоть каждый год делайте. За меня заодно — Может и к лучшему, когда серьёзные дела пойдут дети уже подрастут, не так отвлекать будут.

Обратно едем поздно, темно уже. Алиса хмурая, изображает ревность. Вот что с ней делать?


предыдущая глава | Близнецы поневоле. Дилогия | cледующая глава