home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


10

Доехали без приключений, я даже неплохо выспался. На вокзале встретили, как положено, к восьми были уже в главном офисе. Дизайнеры постарались, выглядит даже круче чем в Питере. Открытие состоится в 10, пока нам предложили перекусить с дороги. Стол накрыли солидный, очевидно ждали более многочисленную делегацию. Но Тарасов приехать не смог — улетел по делам в Германию.

— Кого приглашали из местных — Спрашиваю Игоря, директора филиала.

— Мэра города, прокурора республики, пара депутатов Верховного Совета, Лукашенко Вы просили пригласить, архитектор города, министр связи республики. Всего 20 человек.

— Много, да ладно уж — Особо баловать элиту не собираюсь, ресторана не будет. Скромный фуршет в офисе, подарки в виде телефонов с небольшой суммой на счету. Будут ходячей рекламой для нас работать.

Антон дергает за рукав.

— У них вообще музыка не запланирована! Я выяснил!

— Да? И что предлагаешь?

— Пусть магнитофон найдут и колонки, я с кассет организую.

— Сейчас сделаем! — Игорь отправился с близнецами к подчиненным. Алиса тоже времени не теряет — проводит работу с менеджерами. Обучает работе с клиентами на основе уже полученного опыта. Хотя у неё лично опыт больше отрицательный. Когда один недовольный клиент стал хамить — заехала в рыло. Не понравилось ему, что деньги быстро кончились на счету. Пришлось мне потом в милиции улаживать. В итоге он виноват оказался, ему еще и штраф за хулиганство выписали. А Алису я пообещал уволить, если повторится подобное.

Некоторые приглашенные подошли, замечаю Лукашенко. Не факт что он станет президентом Белоруссии, теперь ни в чём уже нельзя быть уверенным. Но в любом случае человеком будет не последним. Игорь представляет меня ему, завожу с ним разговор о сельском хозяйстве. Я и раньше предполагал, что эта тема ему близка, но не думал, что настолько. Пользуясь случаем, предложил трактора в обмен на продукты. В итоге через 20 минут я звоню Вадику.

— Братишка, срочно звони на Кировский, заказ на десять тракторов. Крути их на старую цену, тем более им еще за август зарплату платить. Чем скорее — тем лучше.

Потом Руслану.

— Привет с солнечной Белоруссии. Я тут пару вагонов бульбы раздобыл, реализуешь? И свинины 60 тонн. Ты как раз плакал, что мяса нет. Еще яйца и курей.

— А что так мало? Вагон это на один день, давай еще!

— Найди пару комбайнов, Дон или Ростсельмаш. Можно не новые. Я бы сам занялся, да некогда. Вот за них муку получишь. А картофель за наличные тут в неограниченном количестве.

Как раз началась торжественная часть. Ленточку перерезать доверили Алисе — комсомолке, красавице и т. д. Потом я продолжил уже под шампанское общение с «батькой», остальные меня не особо интересовали. Намекнул ему на возможные политические изменения в ближайшее время. Обменялись с ним телефонами (номерами). Теперь то, можно звонить, пока даже не заграница. Лукашенко предложил показать свой бывший совхоз, я даже задумался, но не успел согласиться. Звонок от Вадика.

— Что, согласились? — Спрашиваю, логично предположив, что хочет отчитаться о звонке на завод.

— Кто? А, ты про трактора… Да, там порядок. Я по другому поводу — Максим просит срочно позвонить. Запиши номер, он не дома.

Нахожу Игоря, идём в его кабинет — межгород только там подключен. Начал переживать, просто так Макс не будет звонить среди дня. Дозвониться оказалось не так просто, где-то с шестой попытки пошел вызов. Трубку взяла девушка, когда я представился — передала Максу.

— Ты в Минске еще? Связывайся с Собчаком по вашей связи и вылетайте оба сюда. Хасбулатова убили.

— Что? Как?!

— В Чеченской республике вооруженный переворот. Дудаев объявил независимость, были столкновения. Хасбулатов пытался организовать сопротивление с помощью милиции. Нам сообщил прокурор Грозного, он тоже был с ним, несколько человек только смогли вырваться из города. По его словам Хасбулатов убит, но тело осталось там, и проверить точно не представляется возможным. Информация пока только у нас, даже правительство не в курсе. Собираемся докладывать Горбачеву. Но! Не можем пока его найти, в Кремле нет, дома нет. Короче, ситуация тревожная.

— Я понял. Вылетаю. Собчак пусть в Питере лучше будет. Где Руцкой, в Москве? Нужно его найти. Теперь он кандидатура номер один.

Руцкой был избран вице-президентом РСФСР, но не успел вступить в должность до смерти Ельцина. А потом ему не дали. Законодательство еще не успели привести в соответствие изменившимся обстоятельствам, противники Руцкого нашли лазейки, чтобы не допустить его к власти. Так что он оставался Председателем совета национальностей.

— Алиса, Юрмала отменяется. Едешь со мной в Москву. Мальчишек отправим в Питер, попрошу им сопровождающего выделить. Там Вадик пока присмотрит за ними.

Дальше информирую Лукашенко о событиях. Советую быть готовым действовать. Шушкевич пока сидит хорошо, но всё может быть. Звонок Собчаку, звонок Альви, Вадиму.

— Мы что, маленькие? — Подходят возмущенные близнецы — Зачем нам сопровождающий? И вообще, мы с вами в Москву!

— Ладно, давайте с нами, всё под присмотром будете. Игорь, четыре билета, а не два!

Через час мы в аэропорту. Звонок Вадика застает уже на лётном поле, перед самолётом.

— Макс опять звонил. В Москву вводятся войска, собирается срочно Верховный Совет. Горбачева пока не нашли.

Зря пацанов взял с собой. Но поздно, запру у Макса в квартире, пусть сидят. Возможно ничего и не произойдет. Свергнуть Горбача уже понятно решили досрочно, но как это будет представлено еще непонятно. Если объявят о смене курса и возврате к идеалам СССР, то будет как и в моей истории. А если смена только руководства, тогда возможны варианты. Хотя то, что СССР в ближайшие пару дней развалится, уже факт. Под вопросом только Украина и Белоруссия, остальные уже сегодня заявят о полном выходе. Можно не сомневаться. Вопрос в том, стоит ли мне принимать участие в этом. Одно дело было бы постоять рядом с Ельциным на баррикаде, заручиться его поддержкой на будущее. А теперь как повернётся, не угадаешь. Можно и шальную пуля словить, не факт что не будет стрельбы. Могли мои действия настолько изменить события? Или это вмешательство других попаданцев? Если других, то что они планируют? Работающие на запад не стали бы устранять Ельцина, достаточно было бы убрать Путина и к 2000 году подготовить нужного человека. А желающие восстановить (сохранить) СССР не станут повторять ошибок ГКЧП. Да и раньше им тогда действовать нужно было. Короче, всё туманно пока.

Прилетели по расписанию. Багажа у нас нет, сумки пацаны оставили в Минске. Так что сразу направляемся к стоянке такси.

— Далеко разогнались? — Сюрприз! Нас, оказывается, приехал встретить Виктор.

— Максим сказал, что вы вылетели, где тебя потом ловить — Объясняет он.

В аэропорту усиленные патрули, дороги перекрыты вооруженным ОМОНом. Нашу машину пропускают без досмотра.

— Мои номера в списке. Что думаешь о происходящем? — Виктор спокоен, даже слишком.

— А что на данный момент происходит? Последнее что мне известно — ввод войск. Какие силы, что вашему ведомству приказали?

— Вторая гвардейская мотострелковая дивизия и четвертая танковая дивизия. Альфа, дивизия Дзержинского. Был приказ еще 106 — й десантной, но командующий ВДВ Грачёв пока притормозил ввод. Полчаса назад объявили чрезвычайное положение. Всё почти так, как ты рассказывал, состав чрезвычайного комитета почти такой. Янаев, Лукьяненко, Язов, Крючков, Пуго. Но есть отличия. Заявлено что Горбачев подал в отставку, но самого заявления не огласили. Горбачева последний раз видели в резиденции, где сейчас не установлено. Нам сказали быть наготове, мониторить обстановку. Похоже, решение наше руководство еще не приняло.

— Руцкой где? После устранения Ельцина и Хасбулатова он один остался из организаторов обороны Белого дома.

— Руцкой и Силаев в Белом доме, их реакция пока неизвестна. Думаешь, Руцкой займёт место президента?

— Было бы неплохо. Помню такой случай: Ельцин в алкогольном «отпуске», Руцкой остался за главного. Грузия решила в это время осетин прижать. Те звонят в Кремль, Руцкой перезванивает Шеварнадзе — Это не твои войска на Осетию напали? Тот открещивается, не, не мои. Руцкой — вот и отлично! Дает команду, несколько залпов из Града и война окончена.

— Наш человек! — Одобрительно смеется Виктор — Куда едем, кстати?

— На хату Макса. Оставим эту банду, да и несколько звонков сделать.

Добравшись до квартиры, по очереди оккупируем телефон. События развиваются по сценарию — Янаева объявили исполняющим обязанности президента, Руцкой и Силаев выступили с требованием предъявить Горбачева, Останкинскую телебашню занял ОМОН. Собчак общался с Руцким — тот настроен решительно. Прошу Собчака еще раз ему позвонить и сказать, что пришлет своих людей в подкрепление, во главе со мной. Причём под фамилией Кольцов, так будет лучше. Ночью приедут ребята Альви и утром отправимся в Белый дом. Мне кажется, события идут в лучшую сторону, чем был вариант с Ельциным. Лишь бы не сглазить.


Максим ночевать не приехал. Позвонил, что едет в Белый дом, по согласованию с руководством. По его словам многие остались на ночь там, опасаясь, что утром их могут не пустить.

— Тогда ждите и нас, встретим ребят ночью и к вам. Только что делать с твоими наследниками?

— А зачем ты их притащил? — Удивился Макс — Запри на замок, пусть сидят.

Наследники смотрят волками. Знал бы, что стрельбы не будет — взяли с собой. А так лучше не рисковать. Очередной звонок.

— Володя, в Москву вылетели журналисты с Ленинградского телевидения, я вот подумал, тебе будет это интересно — Собчак.

— Да, спасибо, встретим — Журналисты это хорошо. Запечатлеть мой героизм для истории. Точнее Вадима. Ему еще раз позвонить.

— Вадик, ты завтра сиди дома, попроси у Собчака отгул. Займись чем-нибудь с Дашей, ребенка еще сделайте, например.

— Я то, сделаю, но и ты не увиливай. И не говори что не с кем!

— О чём ты говоришь, твои дети фактически и мои тоже! Так что работай за двоих!

Позвонив в аэропорт, узнаю, что самолет из Москвы прибывает через час и сорок минут. Времени в обрез. Заказывать такси долго, выбегаем с Алисой на проспект и удачно ловим частника.

— Внуково, срочно!

— Сто! — За рулем лицо кавказской национальности.

— Если за час доедем — заплачу двести!

Доехали за пятьдесят две минуты. Это при том, что два раза останавливали для проверки документов. Быстрой ездой нас с Алисой не напугать. Отдавая двести рублей, предлагаю хачику.

— Если подождешь, поедем назад.

— Сто наперед и жду час — Пришлось заплатить, такси нарасхват, а автобусов ночью мало.

В ожидании прибытия рейса зашли в кафе. Кофе с мороженным.

— А как мы их узнаем? Может нужно купить лист ватмана и написать «Ленинградское ТВ»? — предлагает Алиса.

— Сам думал. Я надеюсь, они с камерами будут, раз телевидение. А камеры сейчас не маленькие. Лишь бы рейс не задержался, через два часа наших спортсменов встречать нужно.

— Когда мы в Москве нашу связь подключим? Созвонились бы и никаких проблем.

— А считай мы и занимаемся организационными вопросами. Наладим отношения с будущим президентом — все вопросы будем легко решать.

Объявляют прибытие рейса Ленинград — Москва. Идём встречать. Парня с большим чехлом соответствующей формы я заметил издали. Рядом с ним молодая девушка с дипломатом.

— Они — Киваю Алисе. Проталкиваемся поближе. Пара приближается, я выхожу вперед. Девушка, заметив меня расплывается в улыбке. Хм, я настолько популярен? Или должен её знать?

— Здравствуйте. Я Вадим Кольцов, помощник Собчака. Он позвонил мне, попросил встретить — Улыбка постепенно сходит с лица девушки, переходя в легкую растерянность.

— Аня. Анна Скворцова. А это Костя, то есть Константин Ивлев, оператор — Оператор вяло кивнул.

— Анна, мы едем в Белый дом, там организовывается штаб сопротивления. Предлагаю отправиться с нами.

— Штаб? А кому сопротивляться? Конечно с вами!

Алиса идёт вперед, указывая дорогу к машине. Я с Аней немного отстаем.

— Ты с кем это? — Шепотом спрашивает она — Что за цирк?

Так, так. Срочно связаться с Вадиком, выяснить степень их отношений. Боюсь что весьма близкая. Ну бабник хренов! Моральный облик свой подрывает, я тут стараюсь за него!

— Я потом объясню. А это… племянница. Мне нужно еще людей встретить, сейчас меня забросите на вокзал, а сами дальше. Там вас уже ждут. Утром основные события развернутся как раз там.

Поручив Алисе доставку, выхожу на железнодорожном вокзале. Вооруженный ОМОН стоит на всех выходах, входах, проходах. У меня дважды проверили документы. Представляю, сейчас приедут 17 человек! Толпа, среди которой человек пять чеченцев, вызовет пристальное внимание. Иду прямо в отделение милиции. В отличие от ОМОНа там два безоружных сержанта. Представляюсь как помощник мэра, не уточняя, правда, какого города.

— Ребята, мне нужно связаться со старшим следователем Генеральной прокуратуры — Называю фамилию Максима, отмечаю, что она им знакома — Он находится в Белом доме, вот по этому номеру.

То, что сейчас ночь сержантов не смутило. Понимают что происходит. Даже не спросили, почему не звоню с автомата. Дождавшись пока нашли Макса, объясняю ему ситуацию.

— Не проблема. Узнай кто там старший из ОМОНа и попроси позвонить мне.

Старлей, которого я быстро разыскал, упрямиться не стал, поговорив с Максимом, пообещал содействие. Действительно, когда я с ребятами вышли на привокзальную площадь он указал нам на припаркованный микроавтобус.

— Влезете? Водитель наш, тормозить не будут.

— Спасибо старшой, скажи свою фамилию, будет случай — отблагодарю.

— Да пустяки! А фамилия у меня простая — Королёв.

— Да, уж такую я точно не забуду!

В автобус набились как селедка в банку. Действительно, нас даже не тормозили, номера знают своих. Высаживаемся у здания правительства, поднимаемся по ступенькам. Навстречу выходит встревоженный охранник. Рука на кобуре, оружие есть оказывается.

— Вы кто?

— Кольцов Вадим с группой поддержки из Ленинграда. Руцкой в курсе должен быть.

— Документы!

Ага, где я документы Вадика тебе возьму?

— Позовите подполковника Разумова, он где-то тут должен быть. Он подтвердит личность.

Максим выходить поленился, поговорив со мной по телефону на проходной, поручил охране привести к нему. Ребят тоже отвели, пообещав разместить, как положено. Я с охранником поднимаюсь на четвертый этаж, на стук выглядывает… Явлинский! Меньше всего ожидал его увидеть.

— Григорий — Протянул руку Явлинский, одновременно затаскивая меня в кабинет. За столом Максим и Руцкой, на столе коньяк, порезанный лимон, шоколад.

Макс в курсе, что я Вадим, представляюсь спокойно.

— А мы тут общаемся, немного вот — Бутылка едва начата и пустых не валяется, значит действительно немного. Хотя могли только сесть.

Разговор, несмотря на тревожное положение, вели о развитии. В основном выступал Явлинский. Как мне объяснили, его программа «500 дней» (точнее совместная с Михаилом Задорновым. С тем, который экономист, а не сатирик), была представлена еще в прошлом году. Но не принята — отправили на доработку. Я в своё время о ней слышал, но особо не вникал. И сейчас, найдя свежие уши, Григорий с энтузиазмом принялся мне её презентовать. В принципе всё довольно дельно и правильно. Продажа акций предприятий, прекращение дотирования убыточных, развитие малого бизнеса.

— На бумаге всё всегда гладко — Осторожно говорю, не решив еще, стоит ли влезать в дискуссию.

— Если все организовать, как запланировано, что может пойти не так? — С уверенностью возражает Явлинский.

— В проекте не учтены особенности национального сознания и коррупционная составляющая. Коснёмся, например, вопроса банкротства и продажи убыточных предприятий. Как только появится такая возможность, заинтересованные люди сделают убыточными большую часть предприятий и скупят их за копейки. Вы верите в честность тех, кто будет проводить аукционы и процедуры банкротства? Да честных людей просто не назначат туда, потому что назначать будут весьма заинтересованные люди. Государство получит копейки и потеряет прибыль от вполне успешных предприятий. В результате бюджет вместо наполнения совсем похудеет. Это только один пример.

— Вы противник предпринимательства? Насколько знаю, ваш брат весьма успешно занимается с Тарасовым бизнесом — выразил осведомленность Григорий.

— Нет, я сторонник. Но заинтересован в том, чтобы больше выгоды получило государство, а не отдельные личности.

— И что конкретно для этого нужно по вашему мнению?

— Перед началом приватизации подготовить законодательную базу. Ужесточить уголовную ответственность за служебные преступления, взятки. Вплоть до высшей меры. Разработать процедуру приватизационных аукционов, исключающую махинации. Никто ведь не станет банкротить предприятие не имея гарантии, что оно попадет ему в руки. Налоговая реформа, отчетность всех госслужащих и их родственников. Не можешь объяснить, откуда у твоей тёщи дача за миллион долларов? Увольнение и суд. Прокуратуре, милиции, судьям особое внимание. Создать независимую антикоррупционную службу.

— Сталинские методы в условиях перехода к капитализму? — Усмехнулся Руцкой.

— Еще немного и вы страну упустите. Лучше меня знаете, что происходит. Денег в бюджете нет, зарплаты начинают задерживать, цены растут, продукты исчезают с прилавков. Если не принимать меры безотлагательно — потом пойдёт лавиной, не остановишь. Без сильной руки и жестких методов порядок не навести.

— Разве у нас нет статей за взяточничество? Органы работают и неплохо надо сказать — Не сдается Руцкой.

— Работают пока и то со скрипом. Какие раньше взятки были? Тысяча рублей за гарнитур или две тысячи за квартиру вне очереди? А теперь миллионы предлагать будут, много найдется таких, кто откажется? Хотя если честно когда такие деньги крутятся, то никакие карательные меры не помогут. В Китае вон за взятки каждый год сотнями расстреливают, а меньше не становится.

С Китаем на сегодняшний день я не особо уверен был, но собеседники не усомнились. Или и правда так уже было или они не знали.

— Но не такая уж проблема принять соответствующее законодательство — Уверен Явлинский — Программу мою зарубили, а ужесточить всегда пойдут навстречу.

— Я думаю, с программой всё будет хорошо. Первый же пленум примет, вот разберемся с этим переворотом — Пусть запомнит мои слова — А вот с законодательством депутаты спешить не будут. Они только почувствовали вкус денег. Имея приоритет перед другими трудно удержаться от соблазна. Пока их защищает депутатская неприкосновенность, а потом? Зачем им себе могилу копать? Вот когда у них будет столько денег, что ничего абсолютно бояться не будут, тогда законы для остальных смертных можно и ужесточить. Для своей безопасности. Вы мне нальёте или нет?

Спорили до утра. Максим только помалкивал. Он то в курсе, что нас ожидает, я ему немало поведал. В городе спокойно, сравнительно. Новых войск не добавилось, активности рядом не наблюдается. Сегодня должно начаться. Силаев откажется признавать путчистов, призовёт народ к сопротивлению, если центральное телевидение не сможет транслировать, то Ленинградское под рукой. Если не видеоинформацию, то текстовую передать не проблема. Собчак тоже поддержит, Прибалтика еще вчера заявила, где видела всё это правительство. Грузия, Азербайджан и азиаты сегодня тоже выступят. Про Чечню и говорить нечего, началось раньше времени. Вот роль Явлинского только меня беспокоит, к сожалению, совсем ничего не знаю, как он себя вёл в моей реальности в это время. Не его ли кто-то хочет протащить?

У входа постепенно собирается народ. Это еще заявления не было. Журналисты газет, видно и камеры. Приглашают в конференц-зал. Я вспомнил о привезенных нами, нужно с ними пообщаться. Только сначала Вадику звякну. Не сразу дозвонился.

— Вы что, усиленно выполняете мой совет по детям? Даша далеко?

— В ванной, а что?

— Анна Скворцова, знакома тебе такая?

— Аня? А ну да, она же полетела в Москву. Встречались, она репортажи из мэрии делает постоянно.

— А встречались где? В гостинице, частной квартире? Мне с ней как себя вести? Я ведь тебя представляю.

— А вон ты о чём! — Дошло, наконец — И она не поняла что ты не я? Странно. Ну можешь её трахнуть если хочешь, она не откажется.

— Я тебя блин трахну приеду! Дашке все расскажу! Казанова хренов!

— Ну что ты ругаешься? Один раз всего было! И она сама…

— Точно, не виноватый я, она сама пришла. Ладно, поговорим потом на эту тему.

Вот дал бог двойника! И в кого он, я таким не был? Как же лучше поступить, сказать ей кто я или нет? Могла бы и сообразить, я на телевиденье мелькал. Да и за схожестью мы с Вадиком последнее время не очень следим. У меня прическа, например, короткая, а у него подлиннее.

— Что нам делать, шеф? — Подходит Игорь, старший из приехавшей команды.

— Пока в распоряжение Антона поступаете. Он безопасностью тут заведует. А когда (если) появится баррикада — тогда в толпе быть. Поддерживать порядок и сопротивление, если силу начнут применять. Ну и для массовки.

В конференц-зале полно народу. Силаев уже выступает, Руцкой рядом. Выглядит бодро, хотя всю ночь не спали. Нужно бы ему активнее быть. Аня в первом ряду, задает вопросы. Пока мне тут делать нечего, гляну что на улице.

Людей прибывает. Пара сотен уже собралось. Впереди, среди активистов вижу пару знакомых лиц. Макаревич стоит рядом с Кинчевым. А вон тот артист кино, но фамилию не знаю. Вокруг них кольцо людей. Пока всё по сценарию. После заявления Силаева должны появиться танки, нужно ребятам дать команду быть готовыми быстро делать баррикаду. Надеюсь, стрелять и в этот раз команду не дадут. Хотя кто знает, возможно команда и была, а её отказались выполнять.

— Ну что думаешь? — Вышел Максим — Что ждать нам?

— Должны танки появиться. Быстро делаем баррикаду. Потом мы с тобой идём общаться с командиром танкистов. Убеждаем переходить на нашу сторону. В других регионах тоже не поддержат путч, они с горя забухают и сдадутся. Кроме тех, кто застрелится. Получаем заслуженные аплодисменты и пряники.

Увы, плохо я учил историю. События несколько затянулись. Толпа все прибывала, навскидку тысяч пять собралось. По сообщениям в других местах Москвы происходит такое же — митинги, стычки с военными, пока бескровные. После обеда Руцкому поступила информация, что десантники Александра Лебедя пытаются пробиться для захвата Белого Дома. Пока безуспешно. Их БМП окружили москвичи, обстановка накаляется. Пока у нас строят баррикаду, предлагаю Максиму отправиться туда, а то пока этих танков дождёшься. Захватив Аню с оператором едем к месту стычки. Видим 8 БМП, окруженных плотным кольцом. Даже на них молодёжь залезла. Десантники закрылись внутри. Путём долгих уговоров убедили чуть расчистить место возле головной машины. Стучу тихонько по башне. Булыжником, их тут много наковыряли уже.

— Эй, служивые! Вы там живы? Не бойтесь, выходите — поговорим.

После пары минут размышлений выбираются майор и старший сержант. С опаской, но наш с Максом солидный вид их немного успокоил. Да и камера. От неё они впрочем, лица закрывали.

— Ну что парни, обстановку видите? Народ на другой стороне. А что же армия? Не с народом?

— Мы всего лишь выполняем приказ. Что мы можем сделать? — Майору его роль явно не нравится.

— А если дадут приказ стрелять по людям? Что тогда?

— Стрелять не будем. Мы с народом не воюем, нам дали приказ правительство арестовать.

— Вот, вот. А народ против. И что будете делать? Вас могут и сжечь в машине запросто.

— А что бы вы на моем месте сделали? — С тоской огрызается командир.

— У вас связь есть с Лебедем — Спрашивает Максим.

— Да, по рации.

— Можешь связать меня с ним? Скажи Разумов из Ген. прокуратуры.

Через несколько минут Макс полез в машину, общаться с Лебедем. Он с ним был знаком немного. Тем временем обстановка вокруг чуть разрядилась, бойцы с остальных машин тоже выбрались на поверхность. Пошли разговоры, перекуры, кто-то им даже выпить стал предлагать.

— Вол…, Вадик, иди сюда — Чуть не спалил меня Максим. Забираюсь тоже в БМП.

— Что у вас?

— Лебедь предлагает расположить десант у Белого Дома для поддержания порядка. Обещает, что приказа применить оружие не будет. Слово офицера дал. Как думаешь?

— Спокойнее было бы, если оружия совсем не было. Боекомплект выдали? — Спрашиваю механика-водителя.

— Да — Чуть замешкавшись, признаёт.

— Думаю лучше, если будут у нас под присмотром. К вечеру всё равно должно всё закончиться. А тут их могут обидеть. В здание их не пустим, без боя не войдут, а стрелять они и по приказу не станут по людям. Срочники все, они и собаку не убили в своей жизни. Так что вешаем на машины триколоры и вперед с песней.

Наше появление с десантниками толпа встретила настороженно, пришлось выступить с баррикады, убедить, что армия с народом. Расположили их чуть сбоку здания, поставили наших ребят присматривать за ними, афганцы тоже рядышком устроились. К вечеру прорвались еще десяток БМП и пять грузовиков с десантом, отправили их туда же. Приближается ночь. Что-то затянулись события. Нет, я помню что дело было 3 дня, но кажется, последний день уже аресты шли заговорщиков.

— Может, шины подожжем? — Вспоминаю украинский майдан.

— Зачем? И где их брать? — Удивился Руцкой.

— А вон с троллейбусов. Красиво будет смотреться в мировой кинохронике.

— Скажешь тоже!

— Давайте хоть бутылки с зажигательной смесью приготовим — Не сдаюсь я.

Это предложение нашло поддержку у начальника охраны и неожиданно у Явлинского. Но посовещавшись, решили пока подождать.

До утра ничего не происходит. Я успел даже поспать в одном из кабинетов. На стульях. Утром Силаев и Руцкой собрались в Кремль, на переговоры.

— Они уже готовы сдаться, додавите их — Советует Максим.

— А может лучше не провоцировать, вдруг на штурм решатся? — Не согласен Явлинский.

— На месте определимся — Решает Руцкой.

Долго их ждём. Около одиннадцати десантники грузятся в машины и уезжают. Майор перед отъездом подходит ко мне.

— Получен приказ передислоцироваться. Куда сказать не могу, но кажется операция сворачивается.

— Всё хорошо, что хорошо кончается. Удачи, вам она еще понадобится.

Тем временем площадь заполнилась до отказа. Даже трудно предположить, сколько тут людей. Киевскому майдану и не снилось. Устанавливаем колонки на балконе здания и начинаем импровизированный митинг. Я выступил третьим, призвал всех бывших военных записываться в ополчение. Что практически сразу и началось. К двенадцати вернулось руководство. Ничего конкретного не решилось, осторожно прощупали друг друга и всё. Ближе к пяти вечера народу поменьшало, но появились настоящие отряды обороны. Откуда то взялось оружие, самые настоящие АК-74. После совещания (на которое меня не пригласили), выступил Силаев с объявлением, что Руцкой назначается главнокомандующим Вооруженными Силами России. Назначили также министра обороны. До ночи постоянно поступают слухи о готовящемся штурме. Мои ребята большинство получило автоматы и бронежилеты. Я лично принял на себя работу с прессой и телевиденьем. Воевать, надеюсь, не придется, а запомнят хорошо. Вот и довожу до сведенья указы и распоряжения, организую интервью. Стараюсь больше выделять Руцкого. Удается успешно избегать личного общения с Аней.

Всю ночь поступает информация о движении танков к центру. У нас пополнение — прибывают милиционеры с оружием из ближайших областей. Даже без шин светло от костров. Не понимаю, что в них жгут? Около пяти утра меня находит Макс.

— Слушай, там опять толпа военных блокировала, на этот раз танкистов. Реально сжигать собрались. Нас просят повторить подвиг, вызволить их.

На двух машинах, с флагами мчимся спасать солдатиков. Вовремя — уже начали поливать бензином. Испуганные танкисты дрожащими руками цепляют флаги и послушно отправляются за нами. Оказывается, у них и снарядов нет! Но танки можно поставить в виде щита перед баррикадами.

Наступило утро, а воевать всё не с кем. Макса отзывают в Прокуратуру. Сказал, что будут объявлять о привлечении к ответственности участников путча. Потом меня позвали к телефону, Виктор проинформировал, что войска выводят из Москвы. Ну что же, мне тут больше делать нечего. Все кому надо запомнили помощника мэра Ленинграда. Пусть возвращается к работе.

На перроне расстаемся с ребятами.

— Парни, спасибо вам за помощь, по оплате сегодня с Альви решу, не обижу.

— Семёныч, не надо никакой оплаты — За всех отвечает Игорь — Нам по приколу было, развлеклись. Дорога, питание оплачено и порядок. Если надо — мы всегда готовы, только свистни. Мы тут с пацанами посовещались, ты не хочешь нас к себе забрать?

Вот блин, уже не первый раз просятся, то поодиночке, а теперь кучей. Альви резковат, не все могут с ним сработаться. Конфликтуют. Но для меня то, лучше прикрытие чеченцев, с их группировкой в Питере проблемы мне не нужны.

— Ребята, потерпите пока. Возможно, переберусь в Москву, тогда мне понадобятся свои люди. А пока мне вас нечем загрузить. Спасибо еще раз, увидимся!

Отправляю Алису с мальчишками домой, сам в мэрию. Вадику фитиль вставить. Он сегодня на работе, принимает поздравления. На экране не раз мелькал — Аня постаралась. Вчера по моей команде постригся, чтобы вопросов не возникло.

На входе новый охранник, меня не знает, но Вадика видел. Растерялся — он или не он? Не буду вводить в заблуждение.

— Свяжись с Кольцовым, скажи брат пришел.

После звонка меня пропускают, поднимаюсь наверх. Вадик в отдельном кабинете обитает. И даже очередь к нему! Чем это его загрузил Собчак? Секретарши еще не хватает. Очередь тоже слегка зависла при виде меня, даже не стали возмущаться. Вхожу без стука. Вадик за столом, уткнулся в бумаги.

— Заработался? Снимай брюки, пороть буду, бабник!

Вадик делает бешеные глаза, указывает головой влево. Оглядываюсь — у окна сидит Анна Скворцова, собственной персоной.

— И снова здравствуйте! — Мы ехали одним поездом, только в разных вагонах — Я так понимаю уже в курсе?

— Я же не дура! Еще в Москве догадалась. Я видела вас раньше, и Вадим рассказывал. Вот только зачем это надо было, не пойму?

— Надеюсь, шантажировать не будешь? А ответ простой — Вадиму известность поможет в продвижении, а я бизнесмен. Мне лучше в тени.

— Подождите! Давайте сходим в кафе, позавтракаем, там и поговорим — Вадик выразительно крутит рукой у уха. Да, прослушка не исключена.

— А что у тебя за толпа у дверей?

— Это с твоей подачи меня загрузили. Собчак все проблемы на меня перебрасывает. Вот за три дня накопилось. Будешь помогать теперь разбираться.

— Хм. Ладно, разберемся. Давайте, правда, в кафе.

— Я пасс, мне на работу, отчёт сдавать — Аня прощается за руку со мной и прижимается к Вадику, прошептав что-то на ухо.

— Вадим Сергеевич, Вы скоро? — Забеспокоились в очереди.

— Полчаса, к мэру вызвали — Не краснея врёт. Настоящий политик.

— Ну рассказывай — Предлагаю Вадиму, когда устроились за столиком. Заказали по чашке кофе.

— Что рассказывать?

— Что у тебя с Аней? И не ври, что один раз случайно, я видел как вы друг на друга смотрели.

— У неё ребенок будет! — Выпалил Вадим.

Я чуть не расплескал кофе.

— Чей ребенок?

— Мой.

Молчим. Перевариваю информацию. Нет, время конечно не то, Вадик даже не член партии.

— И что думаешь делать?

— Не знаю — Тоскливо так — Я люблю её. И Дашу тоже.

— Мне тебя заменить с кем-то из них? — Предлагаю шутя. А Вадик задумчиво уставился, всерьёз обдумывает вариант.

— Не, они не согласятся. А обмануть не получится — догадаются.

— Тогда один вариант — Продолжаю шутить. Выхода все равно не вижу — Принимаешь мусульманство и становишься президентом. Проводишь через парламент разрешение мусульманам иметь четырех жен. На двух ты всё равно не остановишься.

— Аня не настаивает на разводе, говорит, что сама виновата, что со мной связалась. Но ребенка я признаю. Вот как Даше сказать только.

— Ребенка я могу на себя взять, если Аня согласится. Или для неё важно чтобы именно ты был? Поговори с ней на эту тему. Обязуюсь финансировать и даже воспитывать как родного. По сути, почти так и есть. Жениться только не обещаю!

С этим вопросом разобрались, дальше ввожу в курс дела по событиям в Москве. Рассказываю то, чего не было в официальной хронике. С кем познакомился, что делал, отношения с Руцким, Явлинским. А то встретится с кем и будут непонятки.

Собчак уехал на открытие чего-то, с ним позже встречусь. Домой, отсыпаться.

Союз фактически распался, как и должно было быть. Все кроме России заявили о независимости. Горбачёв уже ничего не решает. Кстати, где он был всё это время я так и не знаю. Да мне и не интересно. Выборы президента России назначены, Руцкой будет баллотироваться, а Силаев сказал, что его устроит место премьера. Но мне кажется, они не сработаются. Явлинский пока не выдвинул свою кандидатуру. Он тоже немало на экране мелькал эти дни.

Дома Алиса поджидает. В Москве я её почти не видел, на передовых позициях всё ошивалась вместо того чтобы меня охранять. Надеялась там применить свои умения. Игорь, который ГРУшник, натренировал её неплохо. С языком, правда, не так хорошо как у меня, зато с особенностями менталитета китайцев знакома. Это с её слов.

— Что у тебя с этой журналисткой? — Приступает к допросу.

— А что с ней? Ничего. Ребенка вот может, заведу с ней.

— ???

— Вадик постарался, нужно выручать. Какая разница, его или мой ребенок, ДНК одинаковое.

— Так вы с ним на пару старались?

— Ты такого плохого мнения обо мне? — Спать хочу, а тут с ней объясняйся.

— В этом вопросе от тебя всего можно ожидать!

— Да тебе то что? Ты мне не жена чтобы ревновать!

Ушла. Хлопнула дверью. Ничего, успокоится, зато поспать можно.

Поспать не удалось. Кто-то настойчиво звонит на мобильный. Чертыхаясь, беру телефон. Собчак.

— Володя, только что общались с Руцким. Я посоветовал тебя в качестве начальника штаба на выборы.

— А почему не Вадима?

— Вадим мне тут нужен, а ты свободен. Позвони Руцкому, он ждёт. Номер знаешь?

— Да, он дал. Хорошо, позвоню.

Не дадут отдохнуть. А я думал куда-нибудь съездить, развлечься. Таиланд или Японию. Но предложение хорошее, укрепить отношения, да и надёжнее будет, если я этим займусь. Использую все предвыборные технологии будущего плюс админ ресурс. У соперников шансов не будет. И партию сразу создать под Руцкого для будущего парламента. Сон слетел, как и не было, сажусь писать план предвыборных мероприятий. Руцкому позвоню с готовыми предложениями. А после выборов московскую лицензию на связь выкупить. Или сразу на всю Россию лучше. Москвичи до сих пор не включили сеть, с оборудованием облажались. Решили сэкономить, взяли устаревшее. Потом, когда к нам крота запустили — дошло. Даже наше, лет через пять менять придётся, а их конкуренции не выдержит сразу при запуске другой сети. Теперь пытаются выйти из ситуации с минимальными потерями. Тарасову долю предлагали, он отказался. Смысл, если мы и сами всё сделаем? Мне, почему то не предложили.

Руцкого на месте не оказалось. Да, связь им срочно нужна.

— Вова, можно? — Близнецы пожаловали. До сих пор дуются, что пришлось сидеть в московской квартире.

— Да, конечно, заходите. Что скажите?

— Мы подумали, время было, благодаря тебе — С оттенком обиды начинает Антон — Музыкой мы для себя будем заниматься, а стать хотим дипломатами. Поможешь нам поступить в МГИМО?

— Да не вопрос! Насколько знаю без протекции туда не попасть даже золотым медалистам, но с этим я надеюсь, проблем не будет. Но экзамены будете сдавать честно! Так что учёбе максимальное внимание, нужно будет — репетиторов наймём. У вас два года на подготовку, старайтесь. А всё что от меня зависит — я сделаю.

— Спасибо. Мы в Москву когда переедем?

— Это вы откуда взяли? Я ничего, кажется, не говорил о переезде?

— А на вокзале? — Тёмка. Стояли ведь далеко, а услышали.

— Это пока неопределённо. Посмотрим, как события развиваться будут.

Вадим звонит вечером.

— У меня куча новостей, с какой начинать?

— Вопрос подразумевает, что есть плохие и хорошие? Давай с хороших — Делаю выбор.

— Скорее все нейтрально-неопределенные. Во-первых, Аня согласна — Сообщает, понизив голос. Даша недалеко видимо.

— Представляю, чего тебе это стоило! Ясно, давай следующую.

— Родители в гости приезжают. Ты придёшь?

— Как ты себе это представляешь?

— Немного грима чтобы не сильно похожи были и всё.

— Я обдумаю — Родителей увидеть, конечно, хочу. Вадик каждый год ездит, а я вот…

— Собчак партию собрался организовывать, меня агитирует, что скажешь?

— А мне ничего не говорил! Я разберусь с ним, завтра заеду. Ты в курсе уже, что я глава предвыборного штаба Руцкого?

— Да. Ты от себя будешь или опять от меня?

— Мы вдвоем будем. В Питере ты будешь работу вести. С Алисой на пару. И еще, наведывайся к близнецам, контролируй. Я завтра уеду и не знаю когда вернусь.

— Да, слушай, с Кировского опять достают. Никому еще техника не нужна?

— А они сами не хотят поработать? — Разозлился я — Дай им срок месяц, не наладят работу — говори с Собчаком о смене руководства завода. Показали им, как решать вопрос, пусть теперь сами выкручиваются.

— Да я примерно так им и объяснил. Просто думал, может, ты еще заработать на них сможешь. Это же надо уметь — продать белорусам трактора, хотя у них свой тракторный завод!

— Вадик! В Москве свой автомобильный завод, а покупают иномарки. Кировец — машина совсем другого класса. Хотя да, настоящий коммерсант должен уметь и снег сибирякам продать. Кстати за белорусов — хорошо, что напомнил. Нужно узнать, достал ли Руслан комбайны. У тебя всё?

— Нет, погоди! — Заторопился Вадик — Ко мне женщина вчера подходила, Собчак переадресовал. У неё ребенку нужна операция, сделать могут только в Израиле. Стоит пятьдесят тысяч долларов. А где мы их возьмём, бюджет дырявый.

— У меня столько тоже пока нет, в Минск все ушли. Пока пойдет отдача — Задумываюсь я — Насколько там срочно? Месяц продержится? Я в Москве прошерстю, подключу Руцкого, если получится — из какого-нибудь фонда выцарапаю. А нет, тогда в сентябре с Тарасовым выделим. Но ты проверь, не мошенники ли это, всякое бывает.

— Не думаю, она учительница, сама ребенка воспитывает. Проверю, конечно. Да и деньги ей на руки давать не будем, на счёт клиники перечислим. Погоди, еще не все!

— Ну?

— Футбольный клуб «Зенит» нечем финансировать. Собчак и это на меня переложил.

— Погоди, а он что, из городского бюджета финансировался?

— Так клуб то ленинградский!

— Хрень какая-то. Не знаю, покупать клубы я пока не в состоянии, да и не выгодное это дело у нас. Пообщайся с руководителями прибыльных предприятий, пусть окажут шефскую помощь. По линии профсоюза, например.

— Общался — Вздыхает Вадик — Официально не могут, неофициально — чревато последствиями.

— Тогда собери самых крутых предпринимателей и пусть сделают добровольные пожертвования. Пообещай им за это что-нибудь.

— Самый крутой предприниматель это ты — Смешок в трубке.

— Да прям! Но мы с Тарасовым пришлем директора нашего и он пообещает на собрании выделить солидную сумму. Обговорите с ним какую. Только на словах, для затравки. А так не рассчитывай, ничего не дам. Не верю я в наш футбол. Будет денег у меня много — тогда займусь детскими спортивными школами. Это более полезно — и развитие спорта и молодежь глупостями не занимается. Всё теперь? А то я засыпаю уже.

— На сегодня всё. Нечего жаловаться, сам обещал помогать, когда меня втравливал в это. Спокойной ночи!

Утром собираю вещи, надолго планирую в Москве задержаться.

— Бросаешь нас! — Ноет Алиса — Мне все равно делать нечего, давай с тобой поеду?

— Как нечего? Ты зам. директора или где? Обучайся управлению персоналом, в Москве запустим сеть — станешь там директором. А потом и управляющим по всем отделениям. И мальчишек на кого собираешься оставить? На следующий год, возможно, все переберетесь в Москву. К Максу. А я в Сибирь уеду — там спокойнее.

— Забирай её, мы и сами не пропадём — Заявляет Артём — Готовить нас заставляет, убирать тоже! Когда нам учиться? И еще, у нас выступление во дворце моряков в воскресенье, кто нас отвезёт?

— Не наговаривай — Заступаюсь за Алису — У вас график, по очереди всё. Служанок не будет, не надейтесь. По транспорту к Кириллу, по остальным вопросам к Вадиму. Да и я на телефоне если что, каждый вечер буду звонить. Всё ребята, я к Собчаку и на вокзал. Не ссорится, не баловаться, водку не пить, девок не… Хотя насчет девок на ваше усмотрение.

Собчака успел застать до утреннего совещания. Договорились о его поддержке админресурсом Руцкого. Убедил его в том, что партия должна быть всероссийской и правящей, пообещал обсудить с Руцким его кандидатуру на пост главы такой партии. Обещание обсудить — это не обещание что он гарантированно станет. Более выгодно оставить его мэром, а в качестве главы партии в парламент протянуть кого-нибудь…… пока не знаю, подумать надо. Потом докажу ему, что должность зам. главы не менее почётна и менее хлопотна.

С Вадиком поговорить не успел, совещание началось. Отправляюсь в путь — чемодан вокзал Москва. Пока получается лучше, чем прежний вариант с Ельциным.


предыдущая глава | Близнецы поневоле. Дилогия |