home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


4

Август небывало жаркий. Завтра приедет Вадик и едем в колхоз на уборку. Пока готовлю близнецов к школе, Максим решил с 7 лет отдать. Хожу с ними покупаем одежду, школьные принадлежности. Максу некогда, весь в делах. Вот идем, загруженные сумками, портфелями. Странно, машина Макса возле дома, в такое время никогда не приезжал. А вот и он…

— Что-то случилось?

— Можно и так сказать. Давай в беседку, поговорим.

Устраиваемся в беседке, снимаю пропотевшую майку, холодный квас, хорошо!

— Володя, мне звонил Исса. Появилась возможность перевести меня в Ленинград, в следственном управлении свободна должность. Обещает потом сделать начальником управления. Вот решил с тобой посоветоваться.

— Соглашаться однозначно — не раздумывая говорю я — Там возможностей больше будет. И попробуешь потом с Путиным найти контакт, когда он у Собчака станет работать.

— А ты? Давай переведешься тоже, там техникумы есть. С Вадиком вместе конечно.

Я задумался. Мне труднее будет в финансовом плане, если Макс уедет. Квартиру снимать дорого. И к мальчишкам привязался, кто за ними смотреть будет? С другой стороны нужно Вадику обосновать перед родителями переезд в Ленинград, что будет не так просто. Бросать его не хочу.

— Когда ехать?

— Если подтверждаю согласие, приказ завтра будет. Так что хоть сейчас. Квартиру дают служебную, дом можно пока сдать или ты будешь жить, если останешься.

— До начала учебы не успеем перевестись, давай семестр тут доучусь, потом посмотрим. На зимние каникулы приеду, решим. Пока тебе придется няню нанимать. А дом… если доверяешь буду жить и искать покупателя. Назад уже вряд-ли вернешься, зачем он тебе.

На том и порешили. Начались сборы, пока самое необходимое, что можно увезти в сумках, остальное отправлю контейнером. Мальчишки сначала обрадовались переезду, потом расстроились, что я не поеду с ними. Пообещал на Новый год быть обязательно. Пришлось на пару дней отпроситься от колхоза, пока отправлю переселенцев. И вот все формальности улажены, проводил на поезд ставших уже почти семьей друзей. Сдал дом под присмотр Анны Павловны и отправился в колхоз под названием Веселый. Точнее так назывался поселок. Добраться было не так и просто, сначала до паромной переправы, дальше попутными, еще пешком километра три. Как раз к ужину успел.

Чем было замечательно, так это то, что лагерь располагался рядом со ставом, чистым, удобным для купания. Работали до обеда, в основном уборка помидор, потом расслаблялись, кто как может. Ночевать вместо душных бараков с комарами, я планировал на находящихся недалеко стогах сена. С Аней разумеется. В те годы мы там ночевали сначала вдвоем с Колькой, потом пригласили двух девочек-гидрашек. Аня, Анечка… вот еще одна причина, почему я не поехал сразу в Питер. Её туда тоже не потащишь. Вот за полгода и определюсь. Как оказалось Колька с Вадиком уже стога заняли с девчонками. Нет, места там хватит и на 20 человек, если просто спать. А для интимных отношений уже тесновато.

Но пока до интима дело не дошло, а целоваться при всех мы не стесняемся. Сначала ставлю Вадика в известность о возможных переменах. Тот задумывается.

— Даже не знаю, далеко ведь. Хотя интересно было бы в Ленинграде пожить. Родители наверно не отпустят.

— Родителей я беру на себя, главное ты определись. И я тоже еще подумаю. Собирай деньги, перед Новым годом сессию сдадим досрочно и махнем к Максиму. Осмотримся, определимся. Геологами всё равно не будем работать, так что на кого учиться роли не играет. Это потом в институт уже будем думать, на какую специальность идти. Быстрее всего заочно. Да кстати, тут недалеко бахча, пойдем за арбузами сходим?

— В смысле воровать арбузы?

— Там собаки, сразу штаны порвут. Заработаем. Им грузчики нужны. Пошли, вечером угостим девчонок.

Недалеко по местным понятиям километра три. Взяли с собой Кольку, выбрались к бахче как положено, из посадки. Собаки сразу помчались к нам, но так как мы спокойно шли им навстречу, сопроводили нас к будке сторожей.

— Мужики, работники нужны?

— Машину видите? Идите, помогайте грузить.

— А что по расчету?

— Сколько унесете всё ваше.

— Устраивает.

Машина немаленькая, «КАМАЗ» с наращёнными бортами. Но мы не одни, десяток пацанов поменьше, видимо с деревни, уже работает. Вадик с Колькой лезет наверх, я остаюсь внизу. Кидаем снизу арбузы, те кто вверху аккуратно укладывают. Как ни странно никто не роняет, ни одного не разбили. Полчаса работы и машина полная. Затариваемся арбузами, каждый берет по три огромных, килограмм по 7–8 арбуза. Сторожа усыкаются со смеха, глядя как мы тащим их мимо них. Ничего, всё продумано. Сразу за посадкой начинается оросительная система, большие, бетонные арыки. Опускаем арбузы в воду и спокойно идем рядом, вода доставляет их почти до лагеря. Прячем их недалеко от наших стогов, после ужина займемся. Отправляемся на став, смыть пот. В принципе жить можно, 6 часов отработали и развлекайся сколько хочешь. Каждый вечер дискотека. Под магнитофон. Depeche Mode, Joy, Bad Boys Blue, Sandra, Fancy. Далеко еще до репа, брейк-данса. Большинство лениво топчется на месте, слегка помахивая руками. Парных танцев никто не танцует. Кроме меня с Аней, разумеется. Мы и быстрые танцуем вдвоем, не спеша, не в ритм. Пофиг. Глядя на нас пара парней из механиков приглашают тоже девочек. Кстати приходит много деревенских девчонок, потому что у нас больше мужского населения лагеря — механики, бурильщики. Местные парни не рискуют, да и смысла нет, симпатичные девочки заняты, а страшные кому нужны? Заканчивается дискотека перед отбоем, в 22.00. Берем из нашего вагончика (нас поселили в душный металлический вагончик) одеяла, покрывала, встречаем девчонок с аналогичным грузом и идем к нашему лежбищу. Скирда сена высокая, не так просто забраться. Сначала парни подсаживают меня, потом я опускаю скрученную простынь и поднимаю всех по очереди. Ночи теплые, звездные. Лежим попарно в разных углах. Я с Аней под одним одеялом. Долго ласкаемся, мои руки бродят по всей верхней половине тела, попытки продвинуться ниже жестко пресекаются. Ладно, попробуем по-другому. Ныряю с головой под одеяло, упругая, задорно торчащая грудь в моем распоряжении, немного поласкав её язычком начинаю опускаться ниже. Не сразу поняв мои коварные планы, Аня пытается остановить, только когда я добираюсь до трусиков. Но поздно, пропустив узенькую полоску ткани, целую бедра, а пальчики снизу проникают к заветной щелочке. Аня вздрагивает, но молчит, слишком близко остальные. От них тоже слышны только шорохи и слабый шепот. Оставаясь внизу потихоньку стаскиваю трусики до колен, потом чуть поднимаюсь, целую выше лобка, сбоку, наконец и саму киску. Слышу вверху слабый писк. Для начала хватит, дальше поработаем пальчиком. Нужно намекнуть, чтобы побрила, волосы хоть и мягкие, но без них лучше. А возбудилась сразу, такая мокренькая стала. Возвращаюсь наверх, к губам, оставив внизу работать пальчик. Возражений уже нет, как бы делай что хочешь, а я что-то засомневался. Совесть что-ли? Я как-никак уже вторую жизнь живу, а девочке 16 лет только. Буду я с ней дальше, неизвестно. С другой стороны не самый худший для неё способ лишиться девственности, другие то по пьянке, то с таким же девственником. Или того хуже насилие. А Анечка и не разговаривает уже, вся прям горит, даже поцарапала меня немного. И это еще контакта не было! Похоже, с экстазом у неё проблем не будет, можно и так довести. Но я тоже хочу! Продолжая ласкать, второй рукой стаскиваю с себя плавки. Если ей будет очень больно, соседи по стогу услышат, надеюсь, спасать не прибегут.

— Ты согласна? — решил всё-таки спросить. В ответ тишина, только сильнее прижалась. Вопросов больше нет, устраиваюсь сверху и потихоньку начинаю продвижение. Вот и преграда, шепчу: — Держись зайчонок — и толчком сметаю препятствие. Короткий вскрик, вырвался и затих. Соседи тоже притихли.

— Всё в порядке — говорю вполголоса.

— Шампанское пить будем? — интересуется Алена.

— Обязательно. Но не сейчас, спите, давайте — и продолжаю начатое дело. Несмотря на боль у Ани возбуждение тоже не прошло. Но сейчас лучше её сильно не мучить, заживет — наверстаем. Ускоряю темп и быстро достигаю пика, скатываюсь на бок и орошаю сено. Возвращаюсь к Аниным губам.

— Поздравляю зайка, теперь ты по-настоящему взрослая)).

— Я тебя убью — шепчет она, а сама улыбается.

Одеяло вот только стирать теперь нужно от крови.

Про Ленинград пока решил не говорить Ане. Расстроится, а я еще сам точно не решил. Если я опять буду с мальчишками, Максим никогда не женится, а детям мать нужна. А если предложить Ане жить со мной… надо обдумать эту мысль. Наверное, не согласится. А родители если её приедут навестить, вообще обоих убьют. А если мои, то есть наши с Вадиком решат навестить, тоже будет проблема.

Бурцев тоже в лагере со своей группой гидрогеологов, по вечерам традиционный костер, беседы, песни. Я стараюсь не исполнять новых песен, один раз не удержался, спел песню Слепакова про мать.

«Я сегодня Кать увидел твою мать

Я не дам теперь себя окольцевать

Ты должна меня понять, я не вправе рисковать

Я ж не мог предугадать такую мать!»

Покотом лежали все, под настроение пошла еще пара его песен. Ничего, пока он напишет лет 25 пройдет. Со сцены исполнять не собираюсь, не запомнят.

Странно, раньше в молодости время казалось так долго тянется, а сейчас я готов в два раза продлить всё, чем занимаюсь. Несмотря на знания будущего, впереди ждут нелегкие годы. Спасать социализм нечего даже пытаться, а в 90-е годы опасность на каждом шагу будет подстерегать.

Итак, лето кончилось. Второй курс, учеба, Вадик живет теперь со мной, Аня на квартире с девчонками, но я надеюсь, что она часто будет у меня гостить и ночевать. Закономерно опять встал финансовый вопрос. Раньше на правах няньки питался в основном за счет Максима, теперь кроме питания нужно и коммунальные услуги платить. А еще одеться хоть иногда, девушку мороженым угостить, письменные принадлежности и тд. Еще и к Новому году на поездку собрать. Переводы пока никому не нужны, к концу года только спрос будет. Где заработать в это время шестнадцатилетнему пацану? Пытаюсь вспомнить книги о попаданцах — чем они промышляли в таких случаях. Клады я не знаю, где находились, шить джинсы не умею, да и попадусь на фарцовке. Всё что связано с торговлей сейчас рискованно. Могу ремонтировать ламповые телевизоры, даже Вадик немного умеет, но с клиентами проблематично. Могу электрику на дому ремонтировать или проводить — кто мне доверит сейчас такое. Да… печалька. Может группу создать и играть на свадьбах и мероприятиях? Инструмент дорого стоит, занимать не хочется.

Решил всё-таки взять квартирантов. Точнее не так, пригласить Кольку и Ваню жить я и так планировал, но деньги с них брать не собирался. Деваться некуда, скажу, пусть дают по 25 рублей (столько в среднем квартира стоит с каждого), но деньги будут идти на совместное питание, за вычетом коммунальных расходов.

На следующий день сделал им предложение. Восприняли с восторгом, они жили вчетвером в флигеле 3 на 4 метра с удобствами на улице. А тут отдельная комната на двоих, ванная, туалет в доме, кухня, и еще и без надзора хозяйки. Сразу после занятий притащили вещи. Совместно составили график дежурства по кухне и уборке дома. Классно что все некурящие. Дом четырехкомнатный, в одной я с Вадиком, во второй они, третья гостиная, четвертая на случай гостей. Или подруг.

Учеба проблем не вызывает, всё легко вспоминается, что не знал — запоминается. Иногда меняемся с Вадиком одеждой и именами, никто не отличит. Даже Аня пока не заговоришь с ней. Вадик с Аленкой разбежались, теперь ходит, присматривается с кем замутить. Бабник блин, я таким не был.

Приближаются холода. Если с зимней одеждой пока нормально, то обувь вторую зиму не переживет. А покупать не за что. Ничего не придумав иду на разведку на товарную базу. На проходной пообщался с вахтером и тот указал на расположившихся недалеко группу мужиков. Подхожу — газетка, бутылка, закуска. Всё как положено грузчикам. Восемь человек разного возраста.

— Здорово мужики! Приятного аппетита.

— И ты не скучай. Что надо? — ответил один, видимо старший.

— Работу ищу, вот заглянул сюда, вдруг что обломится.

— Не рано работать? Родители есть?

— Есть, а толку. Бухают, им не до меня. Степуха вот только на квартиру, а жрать что-то надо — бью на жалость, сначала хотел сказать что детдомовский, но передумал. Спросят, а я не в курсе, где тут даже детдом.

— Ну х.з. — засомневался старшой — Тут и здоровые мужики не все выдерживают.

— Я выносливый. И не претендую на такую же оплату как вы, сколько сочтете нужным.

— Ладно, посиди пока пообедаем.

Присаживаюсь в сторонке, минут через 15 бригада сворачивает остатки еды, идем к складам. Железнодорожный вагон с ящиками нужно выгрузить и уложить на склад. Ящики не тяжелые — какие-то макаронные изделия, крупы. Стараюсь не отставать от всех, спустя какое-то время понимаю, что оборачиваюсь быстрее, чем они.

— Не рви так жопу — бросает бригадир — вагон большой, быстро сдохнешь.

Чуть замедляю темп, вхожу в общий ритм. Через час работы ящики кажутся уже не такими легкими, а еще и половину не выгрузили. Каждые полчаса короткий перекур. Закончили через три часа. Бригадир пошел получать оплату, ждем, рассевшись внутри склада. Возвращается быстро, несет с собой неполный ящик водки. Начинает почему-то с меня.

— Мы в день за два вагона получаем червонец и бутылку на рыло. Тебе водяра не нужна? Тогда держи десятку. Завтра муку будем таскать — не приходи. Сорвешь спину еще. В четверг если хочешь, подруливай.

— Спасибо Кузьмич. Приду. Пока мужики.

Нормально, руки правда с непривычки ноют. Раз пять схожу — на обувь заработаю. В субботу можно и на весь день. И по переводам клиенты уже начали появляться, выживу. А сейчас на тренировку, остальные мышцы размять.


У нас в группе появился кубинец. Пользуясь своей улучшенной памятью начал учить с ним разговорный испанский. Через месяц уже болтаю довольно сносно. Подумываю о других языках — итальянский, арабский. С арабами правда тут проблематично, итальянский даже по песням выучить можно. Конец года, заказами на переводы заваливают, пришлось поднять чуть расценки. На разгрузку вагонов ходил еще несколько раз, даже Вадик пару раз со мной поработал. На зимнюю обувь и одежду хватило, теперь на поездку в Ленинград заработать нужно. Сегодня с последней пары — английского отпросился, завтра у нас с Вадиком день рождения, готовлюсь. Закупил овощи, посолил селедку, мясо еще нужно достать. Купить проблематично, только на рынке и только рано утром. Только собрался заняться переводами, возвращаются с занятий Колька с Ваней.

— Вова, там родители ваши приехали, Вадик просил предупредить — говорит Ванька.

Офигеть! Если они с классной встретились это будет что-то.

— И где они?

— Должны сюда прийти. С классной хотели поговорить, Вадик отмазался как-то.

— Так парни, я ухожу, а вы обо мне ни слова. Представьте, что не существую. Так надо, потом объясню. Скажите Вадику, когда проводит их пусть за мной придет. Надеюсь, ночевать не останутся.

— Куда придет?

— Как куда? К Ане конечно, куда я еще могу пойти.

Быстро убираю лишние вещи в спальне, топаю на квартиру, где живет Аня с девчонками. Теперь придется парням какую-то версию придумывать. Они и так удивляются, что мы вместе домой не ездим. Покупаю по пути торт — не люблю с пустыми руками в гости ходить. Анька тем более худая слишком — пусть поправляется. Девчонки живут вчетвером, тесновато, но весело. Что-то даже слишком весело, метров за 30 от флигеля слышу у них шум. Попадаю на светопреставление — сорвали кран и пытаются остановить воду какими-то тряпками. Все четверо мокрые, майки прилипли к телу, всё выделяется. Прикольно наблюдать! Меня даже не сразу заметили. Только когда я закрутил вентиль подачи воды находящийся чуть дальше.

— И блондинок нет среди вас, странно. Или вы так купаетесь? Открыть опять?

— Отремонтируй лучше — Алена мокрее всех. И грудь больше всех у неё.

— Не смотри! — наконец доходит до одной, Ирка и Таня прикрываясь, убегают переодеваться. Аня не торопится, ей меня стеснятся нечего. Алена тоже не смущается, только когда Аня вонзила в неё свой взгляд не спеша ушла.

— А что за праздник? День рождения завтра вроде?

— Соскучился. Нельзя?

— Можно. Воду делай. Ключи у хозяйки есть.

Вот даже не сомневается, что я всё умею. С их хозяйкой я уже знаком, телевизор ремонтировал. Так что я у неё в почете. Вентиль нашелся запасной, поменять дело трех минут. Обедать с девчонками не стал, пока дома готовил — наелся. Подождал, пока они поели, тогда уж вместе принялись за торт.

— А ты почему нас не приглашаешь на день рождения? — интересуется Алена.

— А мы никого лично не зовём. Кто уважает сам придет — мы всем будем рады. — На самом деле так и решили. Отношения в группе были разные, приглашать всех не хотелось. Парни придут, даже если не позовем, а девчонки пусть думают — ждут их или нет.

— Ну мы то не забудем. Надеюсь, не сомневаешься в нашем уважении? — Танька такое мероприятие точно не пропустит. Интересно как это Аня не вспомнила ни разу, что я уединялся тогда в общаге с Таней. Ровно год назад.

Стук в дверь, Вадим пришел. Спрашиваю взглядом — как? Физиономия довольная, значит порядок. Задерживаться не стали, быстро распрощались с девками и домой.

— Рассказывай, чего приезжали?

— Продуктов привезли ко дню рождения, кабана как раз зарезали. Сало, мясо. Сметаны, картошки. Короче нам только спиртным затариться и мы готовы. Еле успел от классной их увести, вот был бы номер. Представляю если она начала бы рассказывать про нас двоих. Хорошо, пацаны молчали.

— Парней я предупредил. Ладно, с этим пронесло. На завтра, мне так кажется, народу много будет. Берем водки больше и пива канистру.

— Бабам тоже водку? — Возражает Вадик — Давай лучше канистру вина возьмем, у Юльки с Ленкой хозяйка на винзаводе работает, по дешевке может подогнать.

— Вот ты и займись этим. На учебу не идем завтра, нам простят прогул.

Утром первым делом звоню Максиму. Точнее близнецам, поздравляем друг друга. Мальчишки требуют, чтобы мы к ним приезжали быстрее, не нравится им няня. Третья кстати за полгода.

Потом, отправив Вадика за алкоголем, приступаю к готовке. Главное всего побольше — орава большая, даже если всё не съедят (что сомнительно), останется нам, не пропадет. Ведро мясного салата, бутерброды, сельдь. С шашлыком решил не заморачиваться — наделал отбивных кучу. Вадим вернулся загруженный как ослик, надо спрятать половину иначе завтра на занятия никто не попадет. Напряг и его, нарезками, чисткой.

Гости начали появляться, когда мы уже падали с ног. Ничего не хотелось, только упасть и поспать. Но увы… нужно принимать поздравления. По двое, по четверо явилась почти вся группа и несколько человек с других. Больше тридцати человек, большинство девочек. На подарок не заморачиваясь собрали деньги — вручили конверт с 97 рублями. Немало по нынешним временам — как раз на поездку в Ленинград хватит.

Началось всё как положено, торжественно. Тосты, пожелания, музыка, танцы. Я как самый взрослый и хозяин жилья пил чисто символически. Кто еще будет следить за порядком. Но обошлось без эксцессов, не рассчитавшие свои силы были аккуратно уложены на заготовленные матрацы. Даже с соблюдением деления на половую принадлежность. Более крепкие ближе к 12 ночи стали понемногу разбредаться по домам. Аню с её соседками сам проводил — хорошо, что недалеко. Вернувшись, изучаю обстановку — человек 10 в отключке, на ногах несколько парочек по укромным местам и за столом самые крепкие парни продолжают накачиваться спиртным. А где Вадик?

— Вадима не видели? — опрашиваю среди вменяемых.

— Он Юлю пошел провожать — доложил Коля. После меня самый трезвый.

Да, сомневаюсь, что вернется. Раз всё спокойно могу и расслабиться. Присоединяюсь к компании за столом, меня уже никто не перепьет.

Утром глаза открываются с трудом, башка трещит. Чем там вчера кончилось? Помню, оставались мы с Костей, остальные все отрубились. Помню я еще ходил, проверял газ, воду, свет. Потом не помню. Тут помню, там не помню. А учиться то надо идти. Встаю, сначала сам бреюсь, умываюсь, потом уже начинаю расталкивать народ. Один, два, шесть… одиннадцать человек. Казалось больше было, кто-то утром, наверное, слинял. Главное все живы. Всё, событие пережили.


К Новому году успели сдать досрочно все зачеты. Кроме одного — на минералогии Вадька засыпался. Не смог опознать 7 из 10 минералов. Я угадал 8, именно большую часть угадал, а не определил. Четверки мне хватит. И что теперь, ехать одному? Аня от поездки отказалась, да и на мой возможный перевод отреагировала спокойно. Похоже она к нашим отношениям не так серьезно как я относится. Подхожу на следующий день к преподавателю минералоги, она же и заведующая курсом.

— Розалия Марковна, дайте, пожалуйста, еще одну попытку.

— Хочешь сказать, за ночь выучил то, что за 4 месяца не смог? Ты кстати кто, Вадим или Владимир?

— Вадим — У меня больше шансов сдать.

— Сдавать будете оба одновременно, различить вас нереально — опытная, блин, не проведешь.

— Розалия Марковна, у нас все предметы сданы кроме вашего, разрешите пересдать в следующем семестре. Клянусь, теорию за каникулы наизусть выучить. — Я и так наизусть знал, но на практике это помогало мало.

— А куда вы так торопитесь? — заинтересовало заведующую.

— Нас пригласили в гости в город — герой Ленинград. Когда еще такая возможность будет.

— Ленинград говоришь — Задумалась Розалия — Ладно, уговорил. Только у меня будет поручение, передашь моим друзьям в Ленинграде посылочку. Перед отъездом подойдешь.

— Спасибо Розалия Марковна!

На самолет уже нет билетов, пришлось ехать поездом. Успеваем впритык — 31-го к вечеру прибытие. В купе, к нашему разочарованию, с нами оказалась не пара сексапильных девушек, а пара пенсионеров. Муж и жена лет под 70.

— Вот таким я был Вадька, когда это случилось со мной — тихо говорю, чтобы они не услышали.

Дед оказался компанейским. Несмотря на возражения бабки, выставил на стол трехлитровую банку вина, сало, курицу и предложил нам разделить трапезу. Отказываться естественно не стали, у нас кроме купленных пирожков ничего с собой не было. А когда я поинтересовался, воевал ли Федор Кузьмич (так его звали), то наше застолье растянулось до отбоя. Рассказывать он умел, возможно не всё из повествования происходило с ним, но весьма увлекательно, такое в кино не покажут. Слушатели мы были хорошие, дед даже пригласил нас заходить в гости, если будем жить в Ленинграде.

К вечеру следующего дня прибываем, уже темнеет. Так можем и опоздать к Новому году, пока найдем. Только выхожу из вагона, меня чуть не сбивают с ног, Антошка и Тёма виснут с двух сторон. Я звонил Максиму перед выездом, но не ждал, что будут встречать. Наобнимавшись, грузимся в машину, ехать оказалось недалеко, наконец мы на твердом полу, под ногами ничего не стучит, не качается.

Квартира оказалась двухкомнатной, правда с большим холлом и кухней. Ну и где он предлагает нам жить?

— Вы насовсем приехали? — Антошка оккупировал меня, а Артём — Вадика.

— Пока в гости. Вдруг нам здесь не понравится?

— Понравится! Мы даже баловаться не будем! Да, Тём?

— Да! Ну может чуть-чуть — оставил лазейку Тёмка.

— Да кстати — подключился Максим — Вот посмотрите, я список техникумов приготовил. Выбор большой. Примут в любой, договоримся.

Да, давление с первого часа. Просматриваю список.

— Слышь, Вадька. В кулинарный техникум не хочешь?

— А зачем, ты готовить умеешь, научишь.

— Тогда в техникум культуры. Клоунами будем. Автодорожный, строительный, спортивный, что-то ничего не привлекает. Нужно такое чтобы меньше учиться. Вот, торговый. Товаровед, например.

— Торговать? Фу! — скривился Вадик.

— Что фу? Погоди немного, скоро вся страна будет один большой рынок. А тебя я обязательно заставлю поработать продавцом — это самая лучшая тренировка для умения работать с людьми. Убедить человека купить именно твой товар, успокоить недовольного клиента, а от наездов отбиваться! Налоговая, мусора, пожарники, санстанция — все хотят тебя поиметь. После такой школы везде сможешь выжить!

— Работать ладно, а учиться не хочу — упрямится Вадим — Давай лучше в спортивный, что это такое кстати?

— Техникум физической культуры. Тренеров для школ, турбаз, ДЮСШ и тд. готовит. В принципе можно подумать. Но там могут и не взять сразу почти на третий курс.

— Возьмут — уверяет Макс — Если их вежливо попросят, а просить будут те, кто надо.

— Давайте к Новому году готовиться, потом дела. Вадик, ты подарки куда дел?

— Сейчас!

Машинки для пацанов всегда в радость. Правда сильно не отвлекли, всё равно от нас не отходят. Быстро накрыли стол, пора провожать старый год, 22.00 уже. Максим достает коньяк, мы еще от дедового вина не отошли…

После встречи Нового, 1984 года мальчишек отправили спать, сами все-таки заговорили о делах.

— Вот объясни, Максим, зачем мы тебе нужны? Родители нас не потянут тут, сами много не заработаем. Значит, придется тебе нас частично содержать. Думаешь, нам хочется сидеть у тебя на шее?

— По поводу шеи… Я няне плачу 100 рублей в месяц. Считай эти деньги ваши. Но дело не в деньгах ведь. Вы для меня члены семьи, а для мальчиков как старшие братья. Сейчас я вам помогу, потом вы меня не забудете. Володя ты представляешь, как можно использовать вашу схожесть в сочетании с твоим знанием будущего? Вот представь, например, генсека, или кто там будет — президент? Так вот президент, который появляется неожиданно в разных местах, всё знает, ни один кадр ничего скрыть не может из своих дел…

— Ну ты Максим загнул, президент…

— А что? Сам же говорил, нет ничего невозможного, нужно только поставить цель.

— А еще говорят — цель оправдывает средства. Так вот, я не считаю что стать президентом нереально. Но для этого нужно перешагнуть через столько и стольких… Я этого не стану делать, а Вадик тем более.

— Президента я как пример привел. Можно что-то проще.

— Мы от темы отклонились. Об этом потолкуем вместе с остальными, когда там они приедут?

— Пятого. Исса на пару дней, Виктор на вечер только.

— Вот тогда и обсудим стратегию. Пока я еще не определился, нужно ли мне… нам тут жить. Смысл какой? То, что ты о семье говоришь, я не спорю — сам соскучился. Но ты еще молодой мужик, тебе баба нужна, а мальчишкам мать. А если мы тут два года под ногами будем путаться, ты и не почешешься насчет этого.

— Не прав ты — Максим наполнил рюмки, тема болезненная для него — С вами или без вас, никого больше в дом я не приведу. И ни одной бабе больше не поверю никогда.

— Не зарекайся — хотя частично я с ним и согласен — В жизни бывают такие повороты, что и представить не можешь.

— Других причин мешающих вам нет? С женщинами я твердо заявляю — нет. Финансовый вопрос пусть вас не тревожит. В будущем рассчитаетесь если уж на то пошло. Что еще?

— Еще? Меня такой вопрос тревожит. Если сюда ехать, то и планы на дальнейшую жизнь связывать с этим регионом. А я конкретно про Ленинград, допустим, ничего не знаю. Кроме того что Собчак мэром будет. Больше ни людей, ни событий. А в своем регионе я мог бы многого добиться пользуясь знаниям.

— Вот извини Володя, хоть ты и говоришь что самый старший из нас, но мыслишь как то узко, регионально. А нужно в общесоюзном масштабе. Сам же списки готовил за кем наблюдать.

— Честно? Боюсь. Что бизнес, что политика — это такая грязь, потом не отмоешься. И светиться нам особо нельзя — сам же понимаешь, биография у нас…

— Это да. Но можно держаться в тени, а свои люди будут делать то, что нужно.

— Короче, я понял, пока не выработаем стратегию дальнейших действий, ничего не решим. Ждем приезда компаньонов. Наливай!

Исса с Виктором приехали вместе. Москвичи оба. По-быстрому перекусив, усаживаемся за круглый стол. Первым слово берет Виктор.

— Во-первых, поздравьте меня, я теперь подполковник и начальник отдела. Благодаря твоей информации Володя о шпионах. Причем в основном за то, что утерли нос КГБ, сами знаете у нас негласное соперничество. Теперь по делу. Все люди по списку установлены. Перечислять всех или кого-то конкретно?

— Владимир Путин, Борис Ельцин, Березовский, Абрамович, Руцкой, Лебедь — конкретизирую я.

— Путин работает тут, в Ленинграде, в следственном отделении КГБ. Максим ты по работе с ним не сталкивался?

— Не приходилось.

— Борис Ельцин первый секретарь Свердловского обкома КПСС, Борис Березовский — в Москве, зав. лабораторией в Институте проблем управления.

— Есть такой институт? — удивился я.

— Да, при Академии наук СССР. Александр Руцкой сейчас в группе советских войск в ГДР. Александр Лебедь обучается в Военной Академии им. Фрунзе. Роман Абрамович — на первом курсе Ухтинского индустриального института.

— Максим — Путин твоя задача. Скоро его в ГДР отправят, хорошо было бы с ним завести знакомство до этого. Исса, с Березовским найдешь контакт? — спрашиваю я.

— Да, не проблема. А с Лебедем пусть Виктор лучше.

— По списку потом еще поработаем, посмотрим с кем сейчас можно сойтись. А Собчак кстати где?

— С Собчаком я встречался — обрадовал Максим — Он декан в университете. Толковый мужик. Вот вы с Вадимом пойдете к нему учиться.

— Ну не будем загадывать. Виктор, никаких подозрительных движений не заметил, в смысле попаданцев кроме меня?

— Нет. Что весьма странно. Судя по тому, как ты попал, минимум один человек обладает возможностью переправлять людей в прошлое. Значит должны быть еще. И не только в нашем времени и в более раннем. Например, в годы войны. А никаких сведений в наших органах нет о подобных случаях. А ты не замечал ничего отклоняющегося от событий?

— Я и не мог заметить, кроме Боинга в прошлом году ничего не помню. В этом скоро Андропов умрет, в феврале. На это никто повлиять не сможет. Если будут покушения или убийства кого-то из списка значит я не один. Или движ какой возле них.

— Движ? — поднял брови Исса.

— Это сленг будущего — в данном случае, имею в виду, нездоровую суету возле разрабатываемых объектов. Попавшие сюда будут стремиться к одному из двух вариантов — или изменить ход событий или воспользоваться знаниями для личных целей.

— Ты менять историю не хочешь, я правильно понимаю? Предлагаешь использовать знания для личного обогащения? — По тону Иссы непонятно осуждает он или одобряет.

— Не совсем так. Я хочу менять, но основательно подготовившись. Вы мне неоднократно предлагали заняться спасением Советского Союза. Как? Нужно иметь доступ и влияние на главных людей у власти. Просто пойти и рассказать, что нас ждет? Кому? Андропову поздно, Черненко? Громыко? Горбачеву? Даже если поверят, вы знаете, что они сделают? Я не знаю, и не уверен, что не будет еще хуже. У вас есть такой человек, у которого есть возможность взять власть? Вот. А один неверный ход и всё — история пошла по другому пути, другие лица, другие события. О которых я НИЧЕГО не знаю. Только о мировых некоторых и то не факт что и они не изменятся.

— Но должен быть какой-то выход. Армия, например, возьмет в свои руки власть — предлагает Виктор.

— Взрослый человек, офицер, а такой бред несешь. Ладно, Вадик бы предложил. Ты представляешь себе возможность военного переворота в Союзе? Нас всех на стадии подготовки повяжут. Тебе ли на твоей службе не знать. Твой начальник тебя лично расстреляет. А если не дай бог удачно пройдет, страна всё равно развалится и виноваты мы будем.

— То есть шансов для СССР нет? — уточняет Исса.

— Абсолютно. Его мог бы спасти приход к власти диктатора. Такого как Сталин. Но не думаю, что вам понравилось бы жить в такой стране. Если вместо Горбачева был бы кто жестче, процесс только затянулся бы. Экономический кризис уже в разгаре, цены на нефть падают. Прилавки постепенно пустеют. Недовольство народа растет. Политический кризис тоже на подходе. Стоило Горбачеву ослабить вожжи — и процесс распада пошел. Сразу начались националистические движения, в каждой республике были уверены что они кормят весь Союз. Финансировать соц. страны уже нечем, а как только им урезали паек и дали чуть больше свободы так русские для них сразу стали враги. Поляки в первую очередь. Война в Афгане тоже популярности не добавляет. Но вернемся к нашим баранам, еще про одного персонажа поведайте Виктор. Анатолий Чубайс где?

— В Ленинграде. Не так давно защитил диссертацию. Мутный тип по отзывам.

— Этот как ты выразился «мутный тип» в будущем председатель комитета по управлению государственным имуществом. Иными словами, он будет решать, кому и что распродавать и по какой цене. И по слухам он один из приведших к власти Путина. Следите за ним, лет через 5 он возглавит тут группу…, не помню название, каких-то реформаторов. Там будет молодежь, выпускники экономических вузов. Мне нужно будет как-то туда попасть.

— Надеешься урвать кусок пирога при разделе? — иронично спрашивает Исса.

— И это тоже. Для начала заинтересовать его, несколько вовремя данных «предсказаний», видение ситуации в том ключе, в котором будут развиваться события. Он не из тех, кто упустит такие кадры. Если бы в нашей команде был толковый экономист послали его. А так… я не лучшая фигура, мне нельзя становиться слишком заметным для общественности. Нам нужно расширять свою группу, присматривайте пока надежных людей. С началом правления Горбачева ослабнет роль КГБ, сможем создавать любые общественные организации, в дальнейшем партии. Вот и готовим ядро для партии и связи, чтобы её не задавили и поддерживали. Внедряем своих людей в различные структуры и создаем материальную базу. А я буду в роли «серого кардинала», незаметного для общества.

— Давай пока не поздно менять твою легенду — предлагает Виктор — Подберем документы, я найду нормальный вариант. Повзрослеешь, изменишься, кому-то если и покажешься похожим — не страшно. А Вадим будет двойником.

— Настолько чистые документы не найдешь, двойником мне тогда становиться. Если иметь амбиции вплоть до президентских… Хотя ты прав. Подбирай документы, а кто из нас под ними будет жить, мы с Вадиком решим. Быстрее всего поочередно по мере необходимости. Публичным может быть только Кольцов — его подлинность смогут подтвердить очевидцы. Только время учебы в Новочеркасске исключить из официальной биографии, докопаются, конечно, но не столь страшно. Если подняться высоко, то проверки уже не страшны. Только тебе Виктор нужно главой ФСБ становиться.

— Главой чего?

— Федеральная служба безопасности. Переименуют КГБ так.

— Я не против. Давай, делай. Хотя из нашей структуры в КГБ никогда не переходили.

— Теперь хочу услышать ваше мнение. Исса?

— Мне непонятны некоторые моменты. Первое — создание партии. Я член КПСС, мне что, выходить из партии? Какая программа будущей партии, цели? И я так понимаю, желающих создать партии будет немало? Какая моя роль в будущей организации? Ты вот распределил, Виктор глава ФСБ, ты серый кардинал, Максим — глава налоговой. Второе — как ты собираешься создавать материальную базу. Из каких ресурсов. Есть еще вопросы, но пока на эти ответь.

— Отвечаю в порядке поступления, из КПСС можно не выходить, коммунисты долгое время будут пользоваться поддержкой населения. Если сможешь занять высокое положение в их организации хорошо, нет — тогда выйдешь. Программу будем составлять вместе. Цель — на выборах набрать достаточно голосов, войти в состав парламента, принимать участие в управлении страной. Партий действительно будет немало, но я в отличие от остальных знаком с предвыборными технологиями. Могу на одном этом сделать карьеру — приводить партии к успеху. Роль…, если будем выбирать главу нашей организации — я за тебя. В правительстве — генеральный прокурор, как тебе? Материальную базу будем создавать вместе. Можно даже с нуля, для этого и нужны все эти связи. Вариантов масса. Самый простой — финансовая пирамида. Описывать не буду, это не для нас. Мы заработаем на гиперинфляции и курсах валют не прилагая усилий. И на оптовой торговле. Потом скупаем ваучеры и разумно их используем. Деталями сейчас не буду забивать вам головы.

— Я пока не дам ответ, принимаю ли я в этом участие — Иссу явно что-то не устраивало — Мне нужно обдумать. Но за сохранность тайны я отвечаю. Надеюсь орг. выводов не будет?

— Киллера нанимать не будем, если кому и расскажешь, всё равно не поверят. Дураком себя выставлять не захочешь — Я на самом деле так думал — Но мне лично жаль, если тебя с нами не будет. Максим, ты что скажешь?

— Я в деле. Вопросы есть, но разберемся по ходу пьесы. Надеюсь, что ты тут жить будешь.

— Я тоже за — поддержал Виктор — И по людям… есть у меня на примете трое ребят толковых.

— Людей подбирайте, но обо мне никто кроме нас знать не должен — не ленюсь предупреждать повторно — Вадик тоже за я думаю?

— Да — коротко отвечает Вадька. С некоторой задержкой… Нужно с ним поговорить — что-то ему не нравится.

— Тогда подводим итог. Распределяем людей из списка, кто кому ближе. Заводим знакомства. Года через три начнется перестройка, начнем и мы активные действия. Собираем надежных людей в команду. Раз в квартал встречаемся — обсуждаем дела. А теперь я отдельно с Иссой и Виктором хочу поговорить, у меня для них есть информация по их профилю.

Иссе рассказал о нескольких всплывших в памяти маняках и бандитах, в том числе будущих. Также о будущем хлопковом деле Рашидова. Пусть на нем дивидендов наберет. Для Виктора вспомнил тоже парочку будущих перебежчиков и добавил в списки для поисков Шойгу, Зюганова, Явлинского и Немцова. Пригодится возможно.

На следующий день идем с Вадиком погулять, наведаться в пару техникумов.

— Вадик, я так понимаю, ты вчера хотел спросить о своей роли в деле?

— Правильно понимаешь. Но я решил, что наши дела мы и без свидетелей обсудить можем.

— Не можем, а должны без свидетелей. По настоящему доверять мы можем только друг другу. Я не говорю, что всех подозревать надо, но готовым быть нужно ко всему. Взять, например, Виктора, гарантии, что он один в курсе — нет. Я почти уверен, что они играют свою партию. Поэтому я даю только дозировано информацию, о событиях ближайших месяцев и все. В делах — никакого криминала с которым нас могли бы прижать. И свои действия будущие описываю весьма обтекаемо.

— А если на самом деле ГРУ начнет свою игру, устранит, например, несколько человек из твоего списка? Или просто заставят тебя всё рассказать, что знаешь?

— Там же не идиоты. Изменив события, потеряют возможность знать их заранее и влиять на них. А в наглую на меня наехать… могут, но рискованно. Упрусь я рогом, что они силой потрошить будут? Скополомин колоть? Так я быстро загнусь, а информации у меня столько, что часами рассказывать надо. И еще знать нужно, что спрашивать. Кроме того если там дела обстоят так как я думаю, то наверх не стали докладывать, иначе бы уже команда «Фас» была. Значит хотят использовать в своих целях.

— И что делать?

— Решать проблемы по мере поступления. Пойдут на контакт — буду торговаться. По этой причине я и тебе не всё рассказываю, чтобы не ставить под удар. Меньше знаешь, безопаснее для тебя. А теперь давай о твоей роли. Я как ты сам понимаешь, знаю, на что ты способен, а что тебе лучше не делать. Но я не хочу держать тебя как мальчика на побегушках, сделай то, сходи туда. Ты хорошо будешь делать только то, что тебе нравится. Вот и нужно выбрать для тебя направление, которым будешь углубленно заниматься. У самого есть сейчас мысли?

— Я думал, может в юридический пойти?

— У нас два юриста есть уже. Кроме того из тебя юрист не выйдет, там нужно язык подвешенный, а ты нескоро еще научишься им пользоваться. У тебя память отличная и к языкам способности. Мгимо конечно нам не по силам. Но языки будем вместе учить. С английского начнем. Дальше… интернет, компьютеры, связь — по мере появления будешь сразу вникать. Это твое. Еще важный момент — СМИ.

— Что за СМИ?

— Средства массовой информации. На свой телеканал мы не потянем, по крайне мере сначала, а вот газету вполне по силам. Писать статьи в газеты и журналы начнешь уже сейчас, создашь имя. Потом свою газету выпускать будем.

— Да, я думал даже журналистом военным стать.

— Хорошо что не стал. Военным в смысле. А журналистом просто — слишком мелко для нас будет. Короче, для начала направление деятельности тебе определили — связь, информация, общение с прессой. Общению я немного поучу позже. Теперь деликатный вопрос…

— Говори, не стесняйся — улыбается Вадик.

— Вопрос об использовании фамилии. С одной стороны оба мы Кольцовы. С другой — я пришелец и прав больше у тебя. Если мы оставим всё как есть сейчас, в будущем это вызовет проблемы. Нельзя легализовать наше положение братьев-близнецов. Значит или отказываться от планируемых действий или кое-что менять.

— Отказываться я не хочу. Ты говори что придумал, плохого для меня ты не сделаешь. Я поддержу любое твое решение. Это ведь все равно, что я сам решил, так ведь?

— Ну вот и предложи сам. А я скажу, совпадает или нет наше мышление — озадачиваю двойника.

— Да я думал тоже. А если родителей поставить в известность? И они подтвердят, потом что были близнецы?

— Отпадает. Школа не подтвердит, соседи и т. д. — Отметаю вариант.

— Тогда одному, как Виктор предлагает, изменить фамилию. А при необходимости будем меняться местами.

— Это возможно. Но тогда нельзя чтобы нас видели вместе. То есть учиться и жить вместе мы не сможем. И иметь общих знакомых нельзя.

— Я так не хочу… Не… я сдаюсь, говори ты — загрустил Вадим.

— У меня думаешь фантазия бурнее? Есть одна мысль. Изменить внешность. Нет, не пластическая операция — прическу, одежду, можно какой-то природный краситель для волос. Чтобы мы были похожи, но могли назваться хотя бы двоюродными братьями. Тогда жить можно будет вместе, но учиться все равно лучше в разных местах. И не мелькать в будущем на публике вместе. А дальше по обстоятельствам. Не взлетим высоко — расслабимся. А если взлетим… готов ли ты будешь стать Володей, вместо Вадима?

— Если надо стану. Главное мы вместе будем и жизнь ждет нас интересная.

— Ладно, братишка… Давай так привыкать называть друг друга.

— А мне давно хотелось так назвать тебя.

— Вот и отлично. Смотри! Парикмахерская. Пойду ка я постригусь. Посмотрим результат потом.

Волосы были длинные, не до плеч, но ушей не видно. Парикмахер молодая девушка, смешливая такая.

— Как стричь будем юноша? — улыбается приветливо. Я задумываюсь. Потом оборачиваюсь в зал, где сидит Вадик.

— Братан! Иди сюда! — тот подходит.

— Мы хотим разыграть кое-кого — обращаюсь к парикмахерше — как можно сделать, чтобы мы были не похожи?

Она задумывается, осматривая поочередно обоих.

— На какое время изменить нужно?

— На длительное.

— Тогда одному короткая стрижка, а другому очки одеть.

— А если покрасить?

— Вы же не девочки. Краску заметно, кроме того если красить в темный — светлые брови будут контрастировать. А осветлять постоянно — волосы сожжешь, лысый быстро станешь.

— А хной или другими природными красками?

— У вас и так волосы цвета хны. Большой разницы не будет.

— Тогда стригите.

После парикмахерской заходим в оптику. Но очков без диоптрий нет. Вадик напоминает мне, что у него легкая близорукость. Без рецепта тоже не дают. Ладно, это не горит. Покупаем пока солнечные.

Демонстрируем Максиму себя. Тот критично оглядев, заявляет.

— Для непрофессионального взгляда сойдет. Что похожи видно, но за двоюродных можно выдать. Одному еще обувь на платформе, чтобы рост разный был. В техникумах были?

Мы и забыли за них. Виновато пожимаю плечами.

— Сходим завтра. Подумать еще нужно. Ты лучше скажи, что Исса заднюю включил?

— Кхе… ну… как бы сказать — засмущался Макс.

— Да так как есть и говори.

— Тут два момента. Первое, он боится, что наши действия пойдут вразрез с законодательством, особенно в плане создания материальной базы. А он, скажем так — честный мент. А второе, никак не привыкнет, что тебе на самом деле не 17 лет. Пацану подчиняться… И еще одно — он замолчал.

— Говори уж раз начал!

— Он поделился со мной некоторыми сомнениями. Боится, что зря Виктора вовлек. Когда речь шла только о предателях это одно. А сейчас разговор уже о взятии власти в стране.

— Жаль он со мной откровенно не поговорил. За Виктора я тоже думал, вероятность высокая, что он не сам действует. Но вам боятся нечего, никакого криминала у нас не будет. Все в рамках закона. Вы просто еще не понимаете, то, что сейчас кажется немыслимым, скоро будет самое обычное дело. Многопартийность, валюта, бизнес. Так что если раньше меня с Иссой увидишься, объясни ему это во-первых. А во-вторых скажи, что непорядочно сдав друзей в органы самому уходить в тень. Пусть уж до конца теперь с нами.

— Ну это не факт, пока только предположение.

— Предположение, а он уже зассал. А если факт то, что тогда сделает?

— Поговорим. И еще одно… это и мой вопрос тоже. Всё что ты говоришь, общие фразы, контур. А конкретики нет, как что будет делаться. Нам не доверяешь?

— Лично тебе доверяю. За остальных — сам понимаешь, только что об этом говорили. Что именно тебе конкретизировать?

— Да многое непонятно. Например, как без криминала и с нуля можно заработать так много, что хватит на финансирование своей партии.

— Да масса вариантов. Например, создается посредническая фирма, арендуем солидное помещение. Заключаем договора с строительными организациями и начинаем рекламу продажи жилья в рассрочку. Первый взнос 50 %, остаток на 5 лет к примеру. Жилье строить будут те же 5 лет. Строителям оплачиваем постепенно по мере строительства, а свободные деньги за это время прокручиваем в других схемах. Плюс свой процент. И это абсолютно честный вариант. А будет масса случаев, когда деньги люди платят — на машины, квартиры, фирма закрывается и концов не найдешь.

— Да, весело будет в будущем. Особенно следователям. Так что вы решили, в конце концов, остаетесь здесь? — Максим уже теряет терпение.

— Да. Я посмотрел по списку, многие из нужных людей или в Москве или Ленинграде. Даже с одним из них контакт получится найти — полдела сделано. Но с Путиным в первую очередь. Он при Собчаке насколько знаю, имел отношение к приватизации. А в Питере есть немало интересных объектов.

— Не знаю, как к нему подступиться. Я даже не слышал о нем тут. В здании у них бывал, но не будешь ведь спрашивать — где здесь Путин?

— Придумаем что-то. Найди его домашний адрес, думаю это не трудно. Завтра за билетами пойдем, едем забирать с техникума документы. С поступлением в любой поможешь?

— Да, не проблема.

— Тогда пока не будем голову ломать, в какой поступать.

— А как же минералогия моя не сданная? — озадачился Вадик.

— Нафик она тебе? Не будет такого предмета у нас больше. Максим, мне нужно переделать документы.

— В смысле?

— Место рождения другое указать. Реально?

— Это к Виктору лучше. Да и стоит ли, это тогда и свидетельство о рождении новое нужно. А школа?

— Логично. Тогда пусть делает на другую фамилию пакет документов. Интересно, успеет за пару недель, чтобы под новой поступить здесь? А старый тоже оставим паспорт. И неплохо было бы еще один сделать на Вадима дубликат. — Меня понесло.

— Ага, а потом со всеми этими паспортами пойдешь Путина вербовать — остудил Макс — Виктору звонок я сделаю, попрошу, чтобы пока обратно будете ехать, сделал. Заедете в Москву заберете. По телефону особо детали не обсудишь.

— Да, а что обсуждать. Желательно имя пусть Владимир оставит, привык я уже к нему.

Утром отправляемся за билетами, если повезет то на самолет, нет — на поезд. В дверях Вадик, идущий первым, вдруг замер.

— Ты что там, привидение увидел? — выглядываю через его плечо. Мимо нас наверх идет девушка, в белой шубке, шапочке, как снегурочка.

— Вадик, челюсть подбери — громко, чтобы услышала. Сверху слышно сдавленный смешок — Ну красивая, ну и что? Куплю я тебе такую же шубку. — Сверху уже смех. Потом она спотыкается и раздается не совсем цензурное выражение. Смеемся уже мы. Даже Максим подошел узнать, что случилось.

— Это Даша, над нами квартира — обрадовал нас.

— Тогда точно переезжаем! — Вадик нашел очередной объект.

Нам повезло, на самолет билеты были на завтра. Теперь только одна проблема осталась — убедить родителей.


предыдущая глава | Близнецы поневоле. Дилогия | cледующая глава