home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


5

Вадик решил, что сам справиться с этой задачей. Я в принципе и не сомневался, родители особо меня не ограничивали. Так что он поехал домой, а я занялся остальными делами. Дом передал под присмотр соседки, квартиранты остались на её усмотрение — если что не так, выгонит. Выписаться с паспортного, справки с техникума, снятся со всех видов учета, военкомат. Интересно, Виктор настолько чистые документы сделает, что нигде вопросов не возникнет? И не станут ли искать пропавшего Владимира Кольцова? Или нам сыграть с Вадиком вдвоем за троих? Интересная мысль…

Аня расстроилась, но не так уж сильно. Обещала писать, я тоже. Да, с женщинами я всегда спешил с выводами. Ничего не изменилось.

Всё заняло четыре дня. Вернулся Вадик с согласием родителей и финансовой помощью. Попрощались с ребятами и в путь. На этот раз поездом следующим через Москву, там Виктор должен передать документы. С попутчиками на этот раз совсем не пофартило — две пожилые тетки. Пришлось всю дорогу валяться на полке, но занялись делом — учебой английского. Через некоторое время одна из тёток начала возмущаться — мешаем мы им, видите ли, общаться. Я так понял, их раздражал не так сам разговор, как невозможность его понять. Ответил им тоже на английском.

— Excuse me! Coupe and ours too. So, go to the cunt.

Они, к счастью для нас, не поняли, но больше не доставали. Решили видимо, что мы иностранцы. В Москве они вышли, мы тоже выбрались из вагона, но Виктора не было. Странно, мне он казался пунктуальным. Хотя он ведь работает, могли услать куда-то. Разочарованные, возвращаемся в купе — а вот и он! Сидит, как ни в чем не бывало.

— Ну у тебя и шутки! Сейчас уже отправление!

— Здравствуйте, во-первых. А во-вторых, у меня билеты на эти места.

— Ты с нами поедешь?

— До первой остановки. Но билеты до Ленинграда, так что если проводник захочет кого подсадить — посылайте подальше. Держи — изучай. — И протянул мне сверток с документами.

Что мы имеем? Волошин Владимир Семенович. Родился 12 декабря 1966 года. Паспорт, свидетельство о рождении, комсомольский билет, академическая справка со строительного техникума, приписное удостоверение, аттестат о восьмилетнем образовании. И краткая биография. Всё учтено.

— А с хозяином документов что сделали? Он существовал на самом деле? — Вид у многих бумаг очень уж потрепанный.

— Он погиб, машина сбила. Не волнуйся, мы не причастны. Просто выбрали из списка погибших и умерших наиболее подходящего. Сирота, воспитывался в интернате. По инстанциям выписывать уже наши ходили. Факт смерти не зафиксирован.

— И для кого документы они знают?

— У нас вопросов не задают. Я дал команду — они исполнили. Можешь спокойно регистрироваться во всех службах. Изучи только досконально. Оба изучите. У меня к тебе пара вопросов, по службе.

— Спрашивай.

— Ты слышал о полете в космос экипажа с индийским космонавтом? Он нормально пройдет?

— Слышал, был такой — Подождал пока всплывет в памяти, не дождался — Дату не помню, ничего как-бы особого не говорили. Как обычно, взлетели, дня три — четыре полетали и назад.

— Хорошо. Что ты знаешь об олимпиаде в Лос-Анджелесе?

— Не много. Советский Союз откажется участвовать, соц. страны тоже. Одна какая-то из соц. стран поедет… Или Румыния или Югославия.

— И еще. Выборы в США кто выиграет? И если помнишь в Никарагуа?

— В США — Рейган. А Никарагуа… секунду… Даниэль Ортего. Да, еще информация — в этом году убьют Индиру Ганди. Дату не знаю, кто тоже. После неё премьером будет Раджив Ганди.

— Спасибо, это серьезная информация — задумался Виктор — Пока всё. Удачи ребята, скоро увидимся.

До Ленинграда действительно оставались одни. Прибыли почти ночью, но теперь дорогу знаем, не страшно. Нас ждали с нетерпением, Максим накрыл шикарный стол.

— С новосельем ребята! Нас ждут великие дела! — звякнули бокалы. Но меру знает, бутылка десертного вина на троих — почти ничего. Расположились мы в одной комнате с близнецами. Неудобно, а что поделаешь, поставили ширму, хорошо комнаты большие.

Утром пришло время определяться с местом учебы.

— Давай в одно место — заныл Вадик — я очки одену, за близнецов не примут.

— Уговорил. Но ты тогда будешь Волошин.

— Согласен! Куда пойдем?

— Давай в спортивный. Там никаких спец. предметов. А с физической подготовкой у нас нормально.

— Замечательно! — поддержал Макс — поехали, я завезу по пути и с директором пообщаюсь.

Убеждение директора заняло у него ровно пять минут, потом пригласили нас. Директор — лысый колобок, совсем не спортивный, улыбаясь, осмотрел нас.

— Ты глянь, как братья похожи!

— Мы и так братья, двоюродные — поспешил сообщить Вадик. Точнее теперь Владимир.

— Так, один геолог, другой строитель. А как у вас со спортом?

— Черный пояс по тхеквондо — докладываю я. Не уточняя, что всего лишь первый дан.

— Тхеквондо? Хм… Ну ладно. Что-то решим. Идите, оформляйтесь.

Как оказалось со спец. предметами я ошибся. Нам предстояло выучить и сдать задолженность по биологии, анатомии, психологии, спортивной медицине. Думаю, справимся, предметы интересные. Представились классному руководителю группы, Олег Борисович, он же тренер и преподаватель. Доложили тоже о тхеквондо.

— К сожалению, этот вид спорта у нас в программу не входит. Приходите ко мне на дзюдо, посмотрю на вас, потом решим.

Профком, комсомол, военкомат, прописка. За день управились со всем. Вечером проводим ежедневное совещание.

— Максим, ты адрес достал Путина? Времени мало, за год надо с ним встретиться.

— Родители живут в Басковом переулке 12. А о нем данных нет, засекретили. Возможно с ними живет.

— Не думаю, читал за этот адрес, там коммуналка была. Быстрее всего они там только прописаны. Поищи по жене — Людмила Путина, девичья — Шкребнева.

— Хорошо. Ребята, при ЛГУ есть курсы для поступающих, в следующем году вам надо будет туда записаться, будет возможность без экзаменов поступить.

— Доживем, тогда и будем думать. Ты бы сам на заочное пошел, на экономический. Не помешает.

В группе оказалось немало девушек, мы даже не ожидали. А парни, дав некоторое время для адаптации, начали провоцировать на конфликт, устанавливать иерархию. По росту многие нас превосходили. У первого не выдержали нервы у Вадика. Когда очередной раз Генка Маринин как-бы случайно смахнул со стола его тетради — потребовал:

— Поднял и извинился!

— Ха! Может тебе и шнурки погладить? — оскалился Генка.

Слово за слово и отправляемся все в закуток между столовой и спортзалом, где проходят разборки. Я в боевой готовности, кто знает, бой один на один, но Генкин друг Юра может себя неадекватно повести. Стали в позицию, вопреки ожиданиям Гена без обычного разогрева словами, сразу делает бросок вперед с прямым ударом правой. Боксер похоже. Вадика реакция не подвела — уход влево вниз, круговой удар стопой в печень. Аут! Мне приходилось пропускать такой удар, после него шансов нет. Разочарованные парни окружили Генку, давая советы по приходу в себя. В основном бесполезные, впрочем, он быстро оклемался. Думаю, Вадик смягчил удар — сильным можно нанести серьезную травму. Задираться никто не стал, протянутую Вадиком руку Генка нехотя пожал. Возвращаемся в класс. Теперь моя очередь, кто интересно нарвется? Хотя на вид все парни крепкие, могу и я нарваться. До конца занятий всё мирно, только после последней пары нас окликают. Андрей Морских (он же староста), Генка и еще три человека.

— Парни, вчера на дискотеке наших обидели — Ромку и Игоря. Мы все идем сегодня разбираться. Вы с нами? — спрашивает Андрей.

— Куда и во сколько? — уточняю я. Отказываться нельзя, не поймут. Узнав место, обещаем прийти.

Вечером, дождавшись Максима с работы, отправляемся к месту сбора. Два десятка парней кучкуются в проходном дворе под аркой. По кругу ходит пара бутылок какой-то жидкости. Когда суют мне её в руки делаю символический глоток — брр… ну и гадость, самогон голимый. Ждем минут 10, подходят еще трое, выдвигаемся к Дворцу Культуры. По пути Андрей инструктирует:

— Держимся рядом, как только найдем их — предлагаем выйти. Откажутся — мочим на месте и быстро делаем ноги, пока мусоров нет.

Вход стоит 50 копеек, верхнюю одежду сдаем в гардероб. Попробуй быстро слинять потом, пока куртку заберешь и ласты скрутят. Но в куртке в зал не пустят. Музыка гремит со второго этажа, поднимаемся по ступенькам, зал битком набит молодежью. От 13 лет до 20. Идем, клином рассекая толпу через весь зал. Впереди меня Гена плечом толкает зазевавшегося паренька. Тот падает под ноги танцующим, быстро вскакивает, что-то кричит, но за музыкой не слышно. Я аккуратно отодвигаю в сторонку пару девчонок. Добираемся в угол, где стоит аппаратура. Колонки, стробоскоп, шары, парень в очках изображает из себя ди-джея, хотя кроме пары магнитофонов и микрофона ничего не наблюдаю. Парни крутят головами по сторонам, похоже, пока нет обидчиков. Включили медленную композицию, толпа поредела, большинство прижалось к стенкам. Многие просто стояли компаниями в центре — ждали быструю музыку. Танцующих пар совсем мало. И тут… мой взгляд зависает на группе девчонок в десяти шагах от нас. Точнее на одной из них — кудрявая блондиночка в мини юбочке. Оцениваю обстановку — пока спокойно. И решительно направляюсь к выбранной цели. Говорить что-то бесполезно — стоим практически под колонками, останавливаюсь перед ней и улыбаясь протягиваю руку. Она делает удивленное выражение лица, смотрит в зал, потом нерешительно выходит вперед. Охватываю за талию, видимо слишком резко, она слегка напрягается, потом кладет руки на плечи. Постепенно увожу дальше от орущих динамиков, когда в ушах давление звука снижается, чуть прижимаюсь ближе и начинаю разговор.

— Я Володя, а тебя как зовут?

— Оксана!

— Ксюша? Круто! В школе учишься?

— Да, в десятом.

— Будем дружить Ксюша?

— У меня есть парень!

— Он не будет возражать, я с ним поговорю!

Она смеется, собираюсь отвесить ей какой-нибудь комплимент, но тут замечаю оживление в месте дислокации наших. Серьезное оживление.

— Прости зая, мне пора — мчусь к эпицентру. Музыка заткнулась, сразу стали слышны крики, мат, визги девчонок. Главное не перепутать, с нами несколько парней с других групп, которых я не знаю. Ага, вот на Игоря насели трое, в прыжке глушу одного сверху по голове, второго ладонью в ухо, третий получает от Игоря нокаут. Куда дальше? Вижу Вадика, он у стенки успешно отбивается, а вот Юру двое теснят. Рывок, один поворачивается, бросается на меня. Уход вправо вниз, подсечка и толчок в улетающую спину, чтобы ощутимее приложился о бетонный пол. Убеждаюсь, что живой, шевелится, хоть бы не покалечить никого. На меня обратили внимание, кинулись сразу трое. Одного встречаю круговым толчком ноги в грудь, заодно он сметает второго, а третьего перехватывает Гена. Оглядываюсь — наши уже в большинстве, добивают соперников по двое, трое. Даже неинтересно, не успел и разогреться.

— Уходим! — командует Андрей. Не сразу, но парни направляются к выходу. Теперь и расталкивать не надо — проход сразу широкий. Нахожу Вадика.

— Ты как? Живой?

— Да, норма!

Спускаемся вниз. Не успеваем добраться до гардероба, во входную дверь влетает наряд милиции. Человек с десять, наверное. Наши, успевшие получить одежду рвут напролом, одного мента сбивают с ног. Кого-то из парней скручивает трое. Оставшиеся без одежды, бросаются врассыпную — кто назад в зал, большинство через окно в гардероб. В гардеробе крики, треск бьющегося стекла.

— Стой спокойно! — Прижимаю Вадика к перилам и делаем вид, что мы вообще не при делах. Менты уволокли троих и блокируют гардероб. Оставаться нельзя и уйти не получится.

— Есть идея — тащу Вадика обратно в зал. Музыку пока не включают, пострадавшие нас пока не заметили, направляюсь к Ксюше с подружками.

— Поможешь нам выйти? — Не сразу, но кивает. — Для Вадика возьми подругу.

Спускаемся вниз попарно — я под ручку с Ксюшой, Вадик с другой девочкой. Суматоха уже улеглась, но четверо милиционеров дежурит у гардероба. Спокойно подходим, даем жетоны гардеробщице.

— Кто такие, раньше я вас не видел — пристально смотрит сержант.

— Мы недавно переехали, теперь часто будете видеть — небрежно отвечаю.

— Где учитесь? — настойчивый гад, а я как назло понятия не имею какие тут номера школ. Техникум называть нельзя.

— В 16-й дядь Юра — неожиданно выручает Оксана — Со мной в одном классе.

Вопросов больше нет, но провожает хмурым взглядом до выхода.

— Вот из-за вас пришлось соврать — Ксюшка на улице отстраняется.

— Готов компенсировать ущерб — пользуюсь возможностью — Давай завтра сходим куда-нибудь. В кино, театр, музей, цирк.

— Боюсь Боря будет против — притворно вздыхает девушка — Если ты куда и пойдешь, то только в больницу. Хотя за испорченный отдых и нужно тебя оштрафовать. Даже не знаю что делать!

— Предлагаю проводить тебя домой, за это время придумаешь наказание — У Вадика, похоже проблем не возникло, помахав мне рукой рванули с подружкой к подъехавшему автобусу.

— Да я рядом живу — указывает на соседний дом.

— Тогда хотя бы в подъезд, в таком виде на морозе простудишь… кое-что — указываю на почти голые ноги. Ничего не ответив поворачивается и идет к дому, пристраиваюсь следом. Заходим, в подъезде темно, свет горит только на втором этаже.

— Я пойду? — спрашивает Ксюша, оставаясь на месте. В темноте только глаза видно. Блестят как у кошки.

— Мы же не договорились, о компенсации — беру её холодные ладошки, слегка прижимаюсь.

— Ну я подумаю…

— То есть ты согласна обсудить это на следующей встрече? Допустим завтра?

— Нет! Завтра я не могу. Может быть в субботу…

— Договорились. В субботу в шесть вечера. Какой номер квартиры?

— Внизу подождешь. Если выйду. Всё, я пошла.

— Хорошо, до встречи — быстро целую в щечку.

— Ты! Блин… — вырывает ладони из моих рук, стучит мне по груди. Несильно, как зайчик по барабану. Но не уходит, прижимаю уже сильнее и целую в губы. Немного потрепыхавшись, успокаивается и начинает отвечать. Через пару минут резко вырывается и бежит наверх.

— В субботу! В шесть! — кричу следом.

Добираюсь домой, Вадика еще нет. Близнецы спят, Максим зовет на кухню.

— Узнал сегодня за Путина. Неделю назад уехал в Москву, учеба какая-то. Говорят надолго, жена тут осталась.

— Жаль. Всё я не могу помнить. Особенно если не знал. Будем с Собчаком и Чубайсом наводить мосты. Потом через них уже на Путина выйдем. Но это на тебе, мне не по возрасту с ними пока.

— У меня заместитель, Коля Суворов, неплохой парень. Думаю привлечь в нашу группу.

— Пригласи домой, пока так пообщаемся.

Вадик явился к 12. Довольный как слон.

— Что, ночевать не оставили? — интересуюсь.

— Мы в подъезде сидели… болтали, целовались. Кстати за Оксану сказала, что у неё парень крутой из мореходки. Так что осторожнее.

— Ага, Боря. Ничего, отобьюсь. Ты же поможешь?

— Не вопрос. Да, видел Ромку, оказывается, сегодня не с теми дрались. Те не пришли, это местным школьникам не понравилось что-то. А те из моряков как раз, откуда твой Боря.

— Это хорошо, значит парни подпишутся если Боря не сам разбираться будет, а захочет кентов привлечь.

Утром в технаре нас встретили уже более приветливо. Стали интересоваться, чем занимались.

— Тхеквондо? Даже не слышал! — удивился Генка — Это как карате?

— Не совсем. Но тоже восточное. А тут кроме дзюдо какие секции?

— Волейбол, баскетбол, плаванье, шахматы. Я на бокс хожу в ДЮСШ. — Угадал я, что он боксер.

Сегодня как раз тренировка по дзюдо, кимоно захватили с собой. Олег Борисович после разминки предложил показать бой в тхеквондо. Изобразили с Вадиком бесконтактный поединок, оказалось впечатляюще. Даже аплодисменты были.

— До конца обучения вам нужно иметь не менее КМС по любому виду спорта, чтобы могли вести секцию — объясняет тренер — Тхеквондо я не знаю, где в городе есть, да и в список оно не входит. Так что или дзюдо или с мячом любую дисциплину. Заниматься можете всем, чем хотите, но один разряд дотянуть до кандидата.

— Хорошо, дзюдо будем заниматься, а потом определимся. — С мячом мне кроме футбола ничего не нравится.


А тхеквондо тоже бросать не будем, думаю в Ленинграде найдется хоть одна секция.

Возвращаемся домой, на подходе к подъезду вижу впереди белую шубку. Толкаю Вадика.

— Глянь, твоя снегурочка идет.

— Быстрее! Знакомься давай, я не могу! — Ускоряем шаг, подходим к двери одновременно. Придаю Вадику толчком ускорение, чтобы открыл дверь.

— Привет Даша! — спокойно здороваюсь, словно сто лет живем в одном доме.

— Привет Вадик и…? — Таким же тоном отвечает соседка, проходя в придерживаемую Вадимом дверь.

— Володя. Как в школе, много двоек нахватала?

— Мальчик! Я в университете учусь! — Выглядит совсем девочкой, а оказывается старше нас. Ничего, не страшно. Не старше меня это точно!

— Ах простите мадам! Приношу свои глубочайшие извинения!

— Мадемуазель! Сударь вы невежа!

— Увы, да. Но нам гусарам простительно. Зато вот мой брат скромный воспитанный юноша. Видите, как он робеет в вашем присутствии. Хочет пригласить вас в кино и стесняется — Вадик действительно покраснел. Как-то она не так на него воздействует.

— Да? Ну… если он наберется смелости, возможно я и соглашусь — После этих слов толкаю Вадика в бок — действуй дескать. Мы стоим уже на нашей площадке, Вадим открывает рот, но так и не выдавливает ни звука. Глядя на него мы с Дашей начинаем давиться от смеха. Вадик еще гуще краснеет, даже глаза начинают подозрительно увлажняться, рывком открывает дверь и скрывается в квартире.

— Даша! Вот что мне теперь с братишкой делать? Влюбился по уши. Ты виновата, так что тебе и отвечать.

— Чем это я виновата? — изумляется Даша.

— Как чем? Тем, что такая красивая!

К комплиментам ей видимо не привыкать, но чуть порозовела.

— И что же мне теперь делать? — спрашивает с раскаянием в голосе.

— Давай в субботу сходим куда-нибудь. Я со своей девушкой, а ты с Вадиком.

— А если он опять убежит?

— Я проведу с ним воспитательную работу, не убежит.

— А куда пойдем?

— Не знаю. Куда тут можно пойти, какие места считаются крутыми?

— В субботу концерт будет, группа Круиз, но билетов уже не достать.

— Билеты моя проблема. Пойдем на концерт.

Вадим надутый сидит с книжкой по биологии. Сажусь рядом, обнимаю за плечи.

— Братан! Не парся, всё на мази! В субботу идем на концерт, я с Оксаной ты с Дашей.

— Правда? — оживляется — Классно, а билеты где возьмем?

— Попросим Макса достать. Ему не должны отказать, а то с проверкой заявится.

Максим пришел не в настроении.

— Морской порт сейчас отрабатываем, столько накопали. Директору лет на десять хватит.

— Так, а тебе чего печалится? — недоумеваю я — Если я правильно понимаю, за вскрытие хищений положено поощрение какое-то.

— Не всё так однозначно. Директор ставленник министра транспорта. По слухам даже родственник. А министр транспорта ставленник Андропова. Уже начались звонки, намеки. Скоро угрозы пойдут.

— Сегодня какое число? Андропову неделя осталась, он уже лежит. А вообще-то возьми деньги и закрой глаза. Скоро все так грабить будут страну, в кошмарном сне не приснится.

— Так не предлагают. Нагло так себя ведут.

— Тяни время, через неделю по-другому заговорят.

Билеты Максим достал. В субботу в шесть вечера жду в подъезде. Концерт на 8, успеем. Блин, какая квартира все-таки? Спускается мальчик с санками.

— Малой, ты знаешь Оксану? Моего возраста, беленькая такая. — Пацан недоверчиво смотрит на меня и молчит.

— Ты немой?

— Нет. Знаю. Это моя сестра.

— Да? Замечательно. Она дома?

— Дома.

— Какая квартира?

— Тринадцатая.

Пятый этаж, поднимаюсь, звоню. Открывает Оксана, смотрит на меня, хлопая глазами.

— Ой! Я забыла! Хотя я и не обещала точно!

— Здравствуй, во-первых. Во-вторых, у тебя час на сборы — концерт в восемь.

— Какой концерт?

— «Круиз». Где у тебя кухня? Я сам кофе сделаю, ты пока собирайся.

Прохожу мимо обалдевшей девушки на кухню. Наблюдаю там копию Ксюши, только постарше. Лет так 35, обалденная женщина. Стройная, местами упругая, голубые глаза на фоне белых волос. Вопросительно смотрит на меня.

— Здравствуйте, Ксюше некогда знакомить, она собирается. Меня Володя зовут.

— Лидия… Петровна. Куда собирается, надеюсь не в ЗАГС? — ироничная улыбка, интерес. Поладим.

— Пока всего лишь на концерт. Жаль она не познакомила нас раньше, знал бы, что у неё такая классная мама взял и на вас билет. Простите за нескромный вопрос — вы замужем?

— То есть если с Оксаной не сладится, на меня переключишься?

— У меня есть для вас кандидатура постарше. Красивый, умный, большой начальник. — Оглядываюсь, Оксана стоит офонаревшая, слушает диалог. — Ксюша! Собирайся, опаздываем!

— Ты глянь, какой шустрый! Дочку охмурил, мне жениха нашел. У нас еще бабушка есть, для неё у тебя тоже кто-то припасен? — веселится Лидия Петровна.

— Бабушке лет 55? Думаю не проблема, решим — Сохраняю серьезную физиономию.

Попили с ней кофе, ответил на вопросы о своем происхождении. Рабоче-крестьянские корни, на первый взгляд, её не смутили. Впрочем, как выяснилось, она тоже не из интеллигенции, работает инженером по ТБ в порту. В том самом, который Максим сейчас инспектирует… возможно, она его там даже видела. Но выяснять не стал, всему свое время. Тем более Ксюха, наконец, готова, критично осматриваю.

— У тебя тоньше колготок нет? Там мороз 20 градусов! Мне твое здоровье дорого, тебе еще детей мне рожать — Ксюше от возмущения перехватило горло, зато мама меня поддержала.

— Вот и я то же самое постоянно говорю! Или одевай шерстяные, или я вместо тебя пойду на концерт! — Как ни странно я против такого варианта и не возражал бы. Оксана недовольно бурча удалилась переодеваться.

На концерт мы успели. Вадик с Дашей уже ждали нас. С Вадиком я провел работу, не зря, стоят под ручку. Концерт в спорткомплексе, места нам Максим достал крутые — в пятом ряду. Не скажу, чтобы Круиз мне нравился, но он сейчас один из популярных. Репертуар я их знал, даже тот который еще не сочинили. Впрочем, будущего у них не было, а могли бы. Поглядываю на девчонок во время концерта — особо не в восторге, явно больше попса нравится. Ну и ладно, опускаю руку на коленочку Оксаны… не дергается. Вот только зачем я настаивал на шерстяных колготках? После концерта естественно провожаю домой, в подъезде пытаюсь поцеловать — встречаю сопротивление. Вот уж эти бабы — без прелюдии никак не могут! Пришлось полчаса убалтывать, зато в разговоре выяснил, что Боря ей давно надоел, только не знает, как отделаться. Потом, когда губы стали болеть передал её из рук в руки маме и домой.

Дома сюрприз — Виктор. Был в командировке и заехал к нам. Естественно ко мне с кучей вопросов, фамилии, события. Особо много не даю ему информации — особенно о событиях после перестройки.

— Виктор, совсем забыл еще о одном персонаже — Артем Тарасов. К сожалению, не могу сказать где он сейчас, а фамилия распространенная. По отчеству кажется Михайлович, возможно в Москве, возможно, работает в какой-то комсомольской организации. Возраст чуть больше 30. По таким данным сейчас найти нереально, но года через 3 он должен засветиться. Станет первым официальным миллионером в СССР. Для всех тогда был шок, когда он с зарплаты в 3 миллиона рублей заплатил взносы в КПСС около 90 тысяч. Это при том, что зарплата у рабочих была в районе 200 рублей.

— И как он их заработал? — чуть ли не одновременно спросили Виктор и Максим.

— Посреднические операции. Как раз открыли границы и торговля шла практически без таможенных налогов. Тут скупал по дешевке все что можно, переправлял в Европу, а оттуда то, что здесь было в новинку. Но больше компьютерная техника. Сначала получал 2–3 цены с продажи потом 300–500 % с ввезенного товара. И это все оптом.

— И так мог каждый делать?

— Теоретически да. Открывай фирму и занимайся, чем хочешь. Если есть деловые качества. Но недолго, как только появились богатые люди — сразу появились те, кто на них захотел поживиться. Рекет, вымогательство, разбой. Плюс государственный рекет. Статистики у меня нет, но счет идет на тысячи тех, кого просто убили, а тупо забрали всё еще у большего числа. Так что бизнесменом быть очень рискованно, если не прогоришь и разбогатеешь тогда или заберут или убьют.

— И как же ты собираешься зарабатывать в таких условиях? — осведомился Виктор.

— Нужна «крыша». Одному, даже группе, не выжить. Варианта три, первый под руку воров в законе. Отстегивать им придется процентов 20. Недостатки — сотрудничество с криминалом, если бизнес успешный могут поднять плату или просто забрать всё. Второй вариант — под крышей силовых структур. Прокуратура, ОМОН, КГБ. Недостатки — они берут больше, до 50 %. И в случае если им команда будет сверху — кинут не задумываясь. Третий вариант — своя защита. Охранная фирма, надежные люди. Недостаток — органы будут доить по полной. Вот по этой причине я и ищу выходы на нужных людей, которые будут в верхах. Чтобы при необходимости замолвили слово. И для этого же нужна партия, которая в случае необходимости поднимет шум, о давлении на её членов.

— Но я тоже в силовой структуре? Я тоже могу получается «крышевать»? — Максим.

— Не совсем. Ты больше к карающим органам, чем к силовым относишься. Следователям платят сам знаешь за что, и сейчас и в будущем. Так что тебе или в прокуратуру или в налоговую службу нужно перебираться. Для налоговой желательно экономическое образование, я тебе и советую на заочное пойти. Даже то, что учишься, будет аргументом для занятия должности.

Нашли, наконец, секцию тхеквондо, даже недалеко ездить. Тренер натуральный кореец — Ван Хо. В группе в основном студенты, несколько девушек, в том числе дочь Хо с труднопроизносимым именем Хйун. Мы зовем её Юна. Ей лет 15, но уверен — нас с Вадимом уложит за пару минут. Видимо с детства занимается. Есть пара чеченов, с одним из них, Альви, у меня отношения сложные — чем то я ему не понравился. А тренер постоянно ставит с ним в спарринг, тот пользуется тем, что опытнее, в результате я всё время в синяках. Но я не жалуюсь — всё, что нас не убивает, делает сильнее. Вадику против Юны еще труднее.

Вчера умер Андропов, сегодня уже объявили — новый генсек Черненко. Всё идет по старому, скоро начнем и мы действовать. От армии будем косить, нечего там делать. Я свое отслужил, Вадику оно тоже ни к чему. Долги по предметам сдали, с учебой нормально — мы тут сравнительно с другими умники. Пока можно и расслабится, погулять. Ксюшу теперь в подъезде не жду — сразу поднимаюсь в квартиру. Пока она собирается, общаюсь с мамой. Идея познакомить их с Максом пока не нашла поддержки, но я не отчаиваюсь. Время работает на нас! Борю я так и не увидел, Ксюха его отшила раньше, чем мы встретились. Сегодня идем на дискотеку, рискованно конечно, можно и нарваться. Но блондинке это объяснять… проще уступить. Подходя к ДК вижу наших парней — Генку, Андрея, Димку. Это есть хорошо! Подходим к ним.

— Привет! Что сегодня, ожидаются разборки?

— Как получится — пожимает плечами Андрей — Пока спокойно. Чехи вон только что-то не поделили.

Кивает головой в сторону, у прохода собралось человек 12 нерусских, видимо чеченцев как сказал Андрюха. Шумно что-то выясняют на своем языке. Ну и фиг с ними. Я уже потянул было Оксану к входу… блин, знакомая куртка у того пацана.

— Постой тут минутку — говорю Ксюхе и приближаюсь немного к месту конфликта. Точно, Альви. И похоже он в меньшинстве. Наезжают в основном на парня, возле которого стоит Альви, еще один рядом, остальные что-то от них хотят. Не знаю даже как поступить, просто уйти воспитание не позволяет. И влезать глупо, даже драки нет. Хотя руками жестикулируют опасно. Постою пока, понаблюдаю. Мне этот чурка малосимпатичен, но всё же знакомый. Надеюсь, разговорами и закончится.

— Что, знаешь кого? — Генка подошел.

— Да, вон тот в синей куртке. Занимаемся вместе.

— И что? Думаешь вписаться? Дохрена их и здоровые лбы.

— Не знаю. Если убивать будут, придется. Но вы не лезьте, вы не при делах. Может обойдется.

— Вряд-ли. Видишь, вон тот в рукаве что-то прячет. Нож быстрее всего. — Генка оглянулся, махнул рукой парням — Скажу Димке, пусть смотается, там Игорь с Олегом еще, позовет.

Ситуация тем временем обострилась. Ведущий разговор явно провоцировал на драку, но сосед Альви пока уклонялся. Пара толчков, пара замахов, их прижали к стене. Трое против девяти — вот суки! И резко все сразу бросились, замелькали кулаки. Черт! Вот нахрен оно мне нужно? Медленно двигаюсь ближе, оглядываясь по сторонам в поисках подручных средств. Ничего, урна и та бетонная. Пока держатся, один вон отлетел хорошо. А этот сука правда с ножом. Черт! Черт! Всё, пошел! Ускоряясь, пролетаю оставшиеся метров пять и в полёте бью сзади ногой в голову чечена с ножом. Восстановив равновесие, успеваю, прежде чем они опомнились, опять ногой врезать еще одному в лицо. Дальше трое сразу переключаются на меня, все выше меня намного и массивней. Но и медленней, отскакиваю назад, выводя их на себя. Потом рывок вперед, вниз, подсечка, одного сбиваю и пропускаю удар ногой в живот. Хорошо на вдохе, больно, но не вырубили. А вот в челюсть еще больнее! Попадаю несколько раз с незначительным эффектом и пропускаю еще пару хороших прилётов. Но вот одного из моих соперников уложили сзади, парни всё-таки вмешались. Хорошо, а то у меня в глазах уже туман. И шатает. Очередной удар валит меня в снег. Хорошо лежать, но надо вставать, странно, что не добивают. Поднимаюсь, одним глазом изучаю обстановку. Народу явно прибавилось, похоже, нас еще кто-то поддержал. Чеченов уже капитально месят, как бы не убили. Наконец пошло на спад, один еще пытается отмахиваться, но вот и его уложили и прошлись ногами по ребрам. Подхожу к Альви, вид у него… не лучше чем у меня.

— Зачем ты полез? — встречает он меня вопросом — Жить надоело? Это Тагира парни, он полгорода держит. Теперь и нам и вам хреново будет.

— Ну что будет еще неизвестно. А сейчас на вас с ножом кидались, могло и не быть больше ничего для тебя. — Проверяю зубы, вроде все целые. Губы только разбиты. Подлетает Ксюшка, начинает вытирать кровь.

— Кто это? — к Альви подошли двое его напарников.

— Да так, вместе тренируемся — нехотя отвечает тот.

— Спасибо. Я брат Альви, Руслан — подал руку старший. На вид вообще не пострадал, хорошо отбивался.

— Да не за что. Вадим — представляюсь по-разному, чем запутанней тем лучше.

— Если будут проблемы — дашь знать. Разберемся.

Подходит Генка, тоже целый. Мне одному досталось?

— Бурсаки подписались, у них к чехам претензии имеются — сообщает он. — Ты как? Живой?

Машу рукой, цепляю Ксюху и домой. Хватит, погуляли.

Максим, увидев меня, лишается дара речи. А Вадик, зараза такая, у Дашки торчит, а может и лежит… А я ищу приключения на свою ж.

— И что это было? — прорезался голос у Макса.

— Поскользнулся, упал… на кулак. И так три раза. Ничего такого, что стоит внимания милиции.

— А всё-таки?

— Знакомого били, с большим численным перевесом. Не мог не вмешаться. Кстати, ты по своему ведомству не слышал о Тагире? Чеченский мафиози какой-то.

— Тагир? Есть один вор в законе, чечен кажется.

— Авторитет? Хм, чеченцы опасные товарищи. Не самое удачное приключение — Задумался я. Лучше с ними дружить, но сомневаюсь, чтобы после такого это получилось.

— Вова?! — примчались близнецы и тоже офигели от моего вида.

— Спокойно бандерлоги, это боевая маска.

Бандерлоги захотели меня лечить. Притащили зеленку и бинты. Убедил их заменить на йод и перекись и разрешил поиздеваться над собой. Впрочем, обошлись нежно. Явился Вадик, с расспросами сразу.

— Теперь вас не перепутают — шутит Максим — С недельку будешь светить.

— А я сейчас Вадиму поставлю тоже, чтобы одинаковые были — Вадик на всякий случай отходит подальше.

Наутро смотрю в зеркало, да уж… детей пугать только. Прогулять денек?

— Схожу к Даше — говорю Вадиму — Пусть загримирует хоть немного.

Даша, открыв двери, ойкает, некоторое время соображает кто из нас пришел. Потом, сделав правильный вывод, смотрит вопросительно.

— Привет. Можешь немного затонировать, припудрить?

— Не знаю — задумчиво осматривает мою физиономию — Если много наложить будешь как клоун. Давай попробуем.

Проходим в комнату, усаживаюсь в кресло. Даша раскладывает несколько коробок грима, крем, пудру, карандаши. Приступает к творчеству. Первый раз вижу её не в шубке. Хорошая фигурка, маечка в обтяжку, голая полоска на животе, непроизвольно зашевелился дружок внизу. Надо будет с Вадимом поменяться на денек подружками, потом, когда опять станем одинаковые. Даша моей реакции не замечает, увлеченно творит.

— Ну вот, всё что смогла, сделала — минут через 20 заканчивает процедуру. Подхожу к зеркалу. Да… вид как у лица нетрадиционной ориентации.

— С тебя девочка симпатичная получится — смеется Даша.

— Да легко! Шубку одолжишь?

— Нет! Не твой размер. Всё, мне пора бежать.

— Спасибо зайка! — быстро целую в щечку. Она слегка краснеет, похоже только сейчас сообразила что слишком легко одета. Соски торчат сквозь майку как кнопки. Провожает меня до дверей.

В техникуме вопросов не возникло, все были в курсе события. На третью пару, английский, я не остался, нечего там делать. Домашних работ много, стирка, уборка на сегодня. Надо отрабатывать жилье и питание.

Макс вернулся рано, у него график вообще свободный.

— Что с портом, разобрались? — интересуюсь.

— В процессе. Как ты и говорил, после смерти Андропова сразу по-другому заговорили. Предлагают 20 тысяч за закрытие дела.

— Рублей? Хотя чего же еще, доллары пока не в ходу. И что думаешь?

— Пока не решил. Если брать — половину отдавать начальству, вторую половину тоже делить между всеми. Нас пятеро. Какой смысл за две тысячи рисковать.

— Правильно! Говори 100 тысяч или сажай.

— Где они столько возьмут?

— Да они миллионы крутят в порту, у них подушки набиты деньгами. Ни копейки меньше. Начальству двадцатки за глаза хватит, своим по пятерке дашь. Ты же старший — рискуешь больше.

— Им проще тогда напрямую моему начальству полтинник занести.

— Не получится. Дадут тебе команду закрыть дело — стукнешь в Москву, Иссу подключишь — не замнут. Их посадят, ты станешь начальником. Генсек только сменился, чистка по любому будет, побоятся без тебя решать вопрос. Так и объясни директору. А лучше просто посади, тебе плюс в личном деле, а сто тысяч скоро не деньги будут. Хотя для старта не помешали бы.

Пусть думает. Это первый раз о работе со мной поделился, раньше уклонялся от разговоров. Явно ведь не на одну зарплату живет. Сколько там у него оклад? 200–300 рублей? На питание в месяц рублей 200 тратим, одежду близнецам только успевай покупать, игрушки тоже не жалеет. Порядка 500 рублей в месяц улетает.

На следующий день идем на тренировку. Косметику не стал наводить — пот смоет все равно. Тренер посмотрел на меня, на Альви. Ничего не сказал, после разминки поставил опять нас в пару. Работаем без энтузиазма, ребра болят. Стараюсь бить больше по ногам, Альви тоже по корпусу не работает. Передышка.

— Руслан хочет с тобой поговорить — сообщает Альви — Тагир собирался со всеми разбираться, но Руслан на себя всё взял. Сказал, что его ребята все были, ему и отвечать. Короче, надо тебе в курсе быть если спросят.

— А что не поделили то? Или секрет?

— Да ерунда, семейное дело. — Явно не хочет говорить, ну и ладно.

— Когда?

— После тренировки. Он встретит на машине.

Руслан ждет нас на обычной шестерке. Впрочем иномарок сейчас и не встретишь, а Волги не всем по карману. Вадима беру с собой — пусть привыкает к контактам. Заехали в небольшое уютное кафе, там и беседуем.

— Альви говорит, вы даже не разговаривали до этого. Зачем полез тогда в драку? — пристально смотрит на меня Руслан.

— Не нравится, когда нечестно дерутся. Вас трое — их девять. Еще и с ножами. И что я тренеру потом скажу? Альви прирезали, а я стоял, смотрел?

— Обычно русские в наши дела не вмешиваются. Тагир еще не успокоился, хотя я и сказал что все мои знакомые, но может натравить своих отморозков на пацанов.

— Так, а свои дела вы уладили? — удивляюсь я. После такой драки и никаких последствий?

— Тагир не в курсе был, это его подручный Мага хотел Альви втянуть… ну неважно куда. Я с ним пообщался, он не понял, привел своих на разборку. Дальше ты видел. С Тагиром я уладил вопрос, вот только то, что русские его парней избили, ему не нравится. Короче, тебя они отдельно засекли. Ты же первый был. Тагир хочет тебя видеть.

— А я оттуда вернусь? — Страха как бы нет, но и желания лезть в пасть тигру не испытываю.

— Оттуда в любом случае вернешься. Потом, всё может быть. Скажешь что с Альви друзья, поэтому и полез в драку, когда увидел. Остальных не знаешь — инструктирует Руслан.

— Расскажите мне тогда хотя бы про «друга». А то я ничего про него не знаю, если спросят.

— Что ты хочешь знать?

— Где живет, чем занимается, девушка есть или нет.

— У нас квартира, заедем, покажем. Живем вдвоем там. Я учусь в институте, Альви в вечерней школе. Отец у нас директор мясокомбината в Грозном. Девушки у него нет. Всё?

— Что они могут еще спросить, чтобы проверить? Что Тагир знает о Альви?

— Он его и не видел. Не думаю, что станет расспрашивать. Так что не переживай. Лучше о себе расскажи, Альви тоже с тобой пойдет.

Я задумался. Играть Волошина или Кольцова? Не думаю, что станут проверять, время еще не то. Хотя на секции я Вадимом представлялся.

— Вадим Кольцов, приехал месяц назад из Новочеркасска. Учусь в техникуме физической культуры. Что еще? — Руслан вопросительно кивнул на Вадика — Это мой двоюродный брат. Вместе учимся. Живем у дяди.

— А похожи как близнецы! — замечает Альви — У вас даже родинки одинаковые.

Вот же наблюдательный, зараза! А что поделать, в душевой стеснительность изображать не станешь.

— Да, нас иногда даже путают — Подтверждаю очевидное.

— Ладно, сейчас заедем к нам, потом отвезу вас домой. Тагир потом скажет когда к нему. Если с кем столкнешься до этого, не тушуйся, веди себя наглей. Говори, все вопросы ко мне. — Руслан мне нравится, хотя у кавказцев есть это качество — когда им нужно могут прикинуться друзьями. А потом за всё расчет попросят.

Квартира была скромная, одна комната, телевизор, холодильник, минимум мебели. Но одеваются хорошо — явно не с фабрики «Большевичка». И питаются неплохо, дома накрыли стол, достали коньяк армянский, икра, буженина.

— Ты же обещал домой отвезти? — напоминаю Руслану, видя, что и себе наливает.

— На такси отвезу, не переживай — А чего мне переживать, нам два квартала всего идти. Потом скажу.


предыдущая глава | Близнецы поневоле. Дилогия | cледующая глава