home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Вечер пятого дня. Капитан

Боль постепенно уходит. Физическая боль. Потому что я бит. За свое безрассудство… Я, конечно, переборщил. Я виноват. Поспешил. Не посоветовался с друзьями… Бит я правильно, за дело, однако от понимания этого легче не становится… Я пробую читать, но буквы дрожат перед глазами, а слова наползают друг на друга. Меня до сих пор сжигает тот холодный огонь, тот проклятый Дух Двери или, как его называют «суслики», Дух Замка… Я пытаюсь читать, но события последних пяти дней, моя сегодняшняя проделка, последовавшие за ней расплата и позор никак не идут с памяти.

…Мы не собирались исследовать эту планетную систему. Старая звезда красный карлик, шесть ветхих планет, доживающих свой век. Однако на одной из них вдруг запульсировал зеленый огонек, и мы немедленно повернули наш звездолет.

— Нас, кажется, приглашают в гости? — повторял ошеломленный Физик.

— В самом деле, похоже на маяк, — улыбнулся Поэт.

Уже через несколько часов мы были на планете и с удивлением смотрели на громадную, трехсотметровой высоты башню. Невозможно, абсолютно невозможно найти слова, достойные зрелища. Башня была великолепная. В ее полированных гранях отражались и степь с несколькими холмами и рощицей маленьких корявых деревьев, и скалистые гребни — они кольцом окружали нас у горизонта. Казалось, башня изготовлена из дымчатого стекла. Взгляд проникал в сумеречную толщину ее стен, а еще глубже то ли плескался спелый мед, то ли густел и никак не мог загустеть золотой янтарь. Светильник на верхушке башни, как только мы совершили посадку, погас.

— Если вы не против, друзья, — сказал Поэт, — я назову ее Хрустальным чудом. Я многое повидал, но это самое прекрасное сооружение в мире, уверяю вас. Обратите внимание: даже горы окружили это Чудо каменной стеной, чтобы защитить его от непогоды…

Пять дней мы колдовали возле дверей башни.

Физик сложил оружие первым. А вчера после обеда Кибернетик собрался было опять идти к башне, но вдруг остановился, со злостью бросил шифратор в траву.

— Я пас, Капитан, — хрипло вымолвил он. — И логическая машина тоже пас. Мы не можем открыть эту дурацкую башню.

«Суслики», которых собралось возле нашей палатки-столовой штук тридцать, дружно засвистели — насмешливо и пронзительно.

— Брысь отсюда! — я махнул в их сторону лазерным пистолетом, и они мигом попрятались в норы — будто сквозь землю провалились. «Странные создания эти „суслики“, — мельком подумал я. — Жаль, что мы так и не занялись ими. Времени все не хватало — ослепило нас Хрустальное чудо, заворожило. Даже о том, что у них есть зачатки примитивного мышления, только вчера узнали. Да и то почти случайно. Биолог заметил в их действиях элементы организованности и принес электронного переводчика. „Суслики“, знай, одно долдонят: „Это — чудо, чудо… Мы его охраняем, здесь наши норы. Высокие ушли. Мы одни, мы одни… Мы не умеем открывать чудо… Мы охраняем. Открывает Дух Замка… Хи-хи-хи. Вы скоро исчезнете. Смехота“».

— Что ж, — сказал я Кибернетику. — Пас так пас. Выше себя не прыгнешь…

И пошел к башне сам.

Это теперь, когда я дважды бит, я стал понимать, что поведение людей при встрече с Неизвестным иногда напоминает поведение маленького ребенка, который, завидев за стеклом красивую игрушку, сначала разобьет нос о прозрачную преграду и лишь потом задумается: а как же достать ее без кровопролития? Это теперь… А тогда я не стал ломать голову. Еще раз осмотрел дверь, прикинул в уме толщину полированной плиты, отступил на несколько шагов и-нажал спуск лазерного пистолета.

Что было потом — не пойму до конца и сейчас…

Солнечная нить легко вошла в толщу двери. На том месте появился и стал расти красный пузырь. Не успел я сообразить что к чему, как пузырь вдруг лопнул, и встречное пламя ударило мне в лицо. Я бросил пистолет, вскрикнул: сначала не от боли, нет, а от неожиданности и внезапного, чужого, как бы внушенного мне страха. Огонь охватил меня с головы до ног. Не разбирая дороги, я метнулся в долину, к ручью. Споткнулся. Огненным клубком вломился в заросли карликовых деревьев, чьими побегами денно и нощно лакомились «суслики». Нестерпимая боль гнала меня к воде. Я кричал, будто раненый зверь, качался на мелководье так, что чуть не захлебнулся, но вода не могла погасить эфемерное голубое пламя. «Конец!» — мелькнула отчаянная мысль. Я задыхался от боли. И тут пламя исчезло само собой. Так же внезапно, как и появилось. Что удивительно, ни одного ожога на теле не было, но я все равно едва двигался. Выполз на берег, уткнулся лицом в мокрый песок. Только где-то через час я смог, наконец, поднять голову.

Они все стояли передо мной. Мои товарищи по космическим странствиям. Одиннадцать человек.

— Тебе помочь? Снять боль? — спросил Доктор.

Я отрицательно покачал головой.

— Пусть у тебя все сразу переболит, — сказал Кибернетик. — Мы избрали вместо тебя временного Администратора. Им стал Поэт. При голосовании удержался Физик. Если ты раньше поймешь свою вину, объясни ему.

Только Биолог не удержался и бросил мне гневное:

— Как ты мог? Перепутал ключ с мечом.


Утро шестого дня. Поэт | Наша старая добрая фантастика. Создан, чтобы летать | Ночь на шестой день. Биолог



Loading...