home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Снова утро шестого дня. Поэт

Погоди, погоди!.. О чем это пересвистывались только что «суслики»? Они несколько раз повторили, что мы вскоре исчезнем. Как понимать переводчика? Наш отлет или… нашу гибель пророчат эти странные хранители Хрустального чуда? Они еще говорили Капитану, что не умеют открывать башню, мол, это делает Дух Замка… Постой! А разве я могу открыть шлюз нашего звездолета? Этим занимается сложное электронное устройство. Посредник между мной и механизмом замка. Я же только знаю код, пароль. У нас посредник устройство, у них — так называемый Дух Замка. Кто может знать код? Конечно же — Хранители! Неужто мы не поняли элементарное? Что понятие «хранители» должно иметь какой-то конкретный смысл.

Я вскакиваю и стремглав бегу к башне.

— Кто хочет конфет, кто хочет конфет? — зову маленьких аборигенов. В траве молниеносное движение. Уселись, конфеты за щеки попрятали.

— Ваш дождь гадкий и злой, — свистят, жалуются. — Угрожал нам. Смехота.

— Мы наказали его, — говорю я. — Он уже не вождь.

— Хи-хи-хи. Его еще наказал Дух Замка.

— Он, наверное, сердится на нас? — осторожно спрашиваю. — Дух, то есть.

— Смехота. Он не живой.

— А что вы охраняете?

— Чудо. Чудо Высоких, которые ушли к звездам. Смехота, он не знает простого.

— Я не знаю простого, — соглашаюсь. — Я даже не знаю, для чего Высокие оставили Чудо? Что оно представляет собой?

— Хи-хи-хи! Они не покатают нас. Они не знают самого простого. Это хранилище, хранилище, хранилище.

Я замираю. Я весь ожидание. Я боюсь неосторожным словом спугнуть птицу истины. А она где-то рядом, почти в руках.

— Я не знаю самого простого, — говорю виновато. — Хранилище чего? Что там?

— Там все, все! — возбужденно свистят «суслики». — Там смех и грусть, там легенды, там непонятное для нас…

Они свистят уже хором, перебивают друг друга, но переводчик медлит, подбирает адекватные понятия.

— Хранилище, — четко повторяет он. — Хранилище разума… Неточно…

Пауза.

И вдруг переводчик ошеломляет меня двумя словами, которые в его «устах» звучат так буднично:

— Галактическая библиотека… Восьмая в восьмой сотне… То есть под номером семьсот восемь.

Конфеты падают у меня из рук. «Суслики» — к ним. От волнения у меня подгибаются ноги. Я приседаю, бездумно глажу серебристый мех маленьких созданий и все повторяю:

— Хорошие мои, умницы… Впустите нас. Хоть на миг. Хоть посмотреть!

— Мы не умеем открывать, — свистят «суслики».

«Не то, я не то говорю, — мучит меня неотступная мысль. — Нужно иначе. Иначе сформулировать. Я же знал — как. Я догадался было…»

И тут нужные слова находятся сами собой.

— Попросите Дух Замка, — говорю я хриплым от волнения голосом. — Пусть откроет. Пожалуйста!

Один из «сусликов» прыгает к башне и, сев столбиком, трижды стучит лапкой в дверь. Дверь Галактической библиотеки распахивается.


Ночь на шестой день. Биолог | Наша старая добрая фантастика. Создан, чтобы летать | Снова двери



Loading...