home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11

Сидеть на дне было чрезвычайно скучно.

Водоем оказался необитаемым, развлекать притаившегося среди тины гостя никто не собирался, так что спустя какое-то время я просто отправил персонажа в сон до самого утра. А затем, убедившись, что вокруг не случилось ничего страшного, повторил процедуру, выставив будильник на следующий вечер.

Проснулся.

Возможно, все это время кто-то действительно меня искал, ходил рядом с прудом и рассматривал каждый встречный куст. Но на самочувствии Следопыта это никак не сказалось, а Эдик, встретивший хозяина у среза воды, выглядел точно таким же бодрым, как и прежде.

— Фсе спокойно!

— Ну, раз спокойно…

Развесив мокрую и грязную одежду на ветках, я уселся под одним из деревьев и открыл форум.

За прошедшие сутки игроки отлично разобрались во всем, что случилось возле Силикон-сити. Но это знание не доставило никому из них особого счастья.

Если, конечно же, не брать в расчет троллей.

[Не врет. Это реально Следопыта проделки. Он у «Можжевельника» вертолет спер, а потом раздолбал его к чертям.]

[Козел.]

[Нормально пацан отрывается. Две вертушки изнахратил, несколько топов обнулил, массовый баттхерт устроил — полный набор ачивок. Так и надо играть, ящитаю.]

[Если все будут так играть, то здесь вакханалия начнется.]

[Да здесь и так вакханалия.]

[А с вертолетом что именно случилось?]

[Этот придурок не справился с управлением. Хана машинке.]

[Криворукий краб.]

[Кто бы говорил. Чел даже без игровых навыков вертолеты в воздух поднимает, вражескую технику расстреливает, а потом красиво улетает в закат. А ты?]

[А у него зато богатый внутренний мир.]

[По-русски это называется «никчемный рукожоп».]

[Ты про Следопыта или этого, с богатым миром?]

[Да они оба такие. Но у Следопыта хоть послужной список бодрый.]

[Вангую, что с сегодняшнего дня все клановые комплексы в «Альтернативе» будут переведены в самый жесткий режим.]

[А вертолеты начнут запирать на амбарные замки.]

В полной мере насладившись чтением, я снова нацепил камуфляж, помянув при этом неласковыми словами разработчиков игры. Реализм — это, конечно, хорошая штука. Но таскать на себе мокрую одежду — тот еще изврат.

— Пошли.

Направляя вертолет в местные леса, я лелеял робкую надежду на то, что именно здесь выслеживать нас с питомцем попросту никто не захочет. Территория большая, ничем не интересная, угонщик, скорее всего, погиб… к чему тогда терять время и тащиться в эту глушь?

Наверное, мои противники рассуждали точно так же. По крайней мере, Эдик на все расспросы о каких-либо поисковых группах отвечал отрицательно — мол, крабы прилетели, покрутились над трупом винтокрылого аппарата и убрались восвояси.

Такое поведение недругов говорило о том, что первый этап моего плана был успешно выполнен. Оставалось лишь выжить, захватить ракету, а потом устроить всем козлам кузькину мать.

— Хорош по сторонам пялиться, вперед…

До границы с «бесконтролкой» требовалось пройти лишь пару километров, но отмеченная Грымзом точка располагалась гораздо дальше. И не сказать, что меня слишком радовало это обстоятельство.

Впрочем, сначала все шло как по маслу. Заросли начали редеть, мягкая лесная почва постепенно сменилась жесткий и каменистой. Появились деловито перепархивавшие с места на место, но не обращавшие на нас особого внимания шмели. Два раза неподалеку раздавалось зловещее цоканье, однажды мне навстречу выскочил чрезвычайно упитанный и очень агрессивный лысый еж…

Обычная вторая зона. Ничем, собственно говоря, не примечательная.

Мы жестоко покарали наглое насекомоядное, уклонились от общения с белками, затем прошли еще метров пятьсот и оказались на самом краю свободных от инопланетного контроля земель.

— Волосатый, на тебе охрана. Гляди, чтобы никто сюда не прошел.

Пока шестиног носился по окрестностям в поисках врагов, я достал из инвентаря бинокль и принялся вдумчиво изучать раскинувшиеся впереди просторы.

В ночном режиме передо мной была та же самая картинка, что и до этого. Деревья, пологие холмики, заброшенная линия электропередачи, двухголовая корова, остатки легкомоторного самолета, деловито летавший вокруг большого камня упитанный комар…

— Фсе щисто, хосяин. Тай лекахстфо, а?

— Нет у меня лекарства… блин.

Наверное, гуляй где-то рядом стадо злобных инопланетян, решиться на продолжение пути было бы проще. А сейчас, когда впереди все выглядело настолько мирно и спокойно…

Я переключил бинокль в режим обнаружения энергетических контуров и насладился видом беспросветной черноты. Никакой техники вокруг однозначно не имелось.

— Блин.

После того как моя нога пересекла невидимую линию, ИММК в очередной раз выдал устрашающе-предупреждающие надписи, включил на экране тревожную красную индикацию, но на этом все и закончилось.

Убивать меня никто не спешил.

— Ладно, — я собрался с духом и сделал еще один шаг. — Идем дальше. Эдик, держись впереди. Если на тебя нападут, беги куда угодно, но только не в мою сторону. Обязательно предупреждай о повышении уровня радиации. Понял?

— Слышу плохо, — пожаловался таракан. — Нущно лекахстфо.

— Все ты отлично слышишь. Вернемся отсюда — обязательно куплю тебе какую-нибудь дрянь, уговорил.

Изрядно повеселевший питомец довольно пискнул и тут же выдвинулся в авангард. Я, немного подождав, но не найдя никаких оснований для дальнейшего промедления, отправился вслед за ним.

Несмотря на то что мне уже не раз довелось побывать в бесконтрольной зоне, ощущения оставались прежними. Кровь бурлила от адреналина, волосы то и дело вставали дыбом от страха за шкуру персонажа, взгляд цеплялся за каждый подозрительный куст…

А вокруг продолжалась тихая и размеренная жизнь. Гудели одинокие шмели, мычала где-то за соседним холмом очередная корова, горизонт время от времени освещался слабыми вспышками от далеких взрывов…

— Хосяин, там ят, — рядом неожиданно появился едва различимый в темноте таракан. — Нато фехнутса.

Как ни странно, но после его сообщения у меня чуть-чуть отлегло от сердца — все-таки не зря умные люди говорят, что гораздо лучше решить одну реальную проблему, чем сражаться с тысячей выдуманных.

— Веди.

Особых сложностей с преодолением ядовитой территории у нас не возникло. Мы просто обошли достаточно солидный клочок потрескавшейся и совершенно мертвой земли, а затем снова вышли на прежний курс.

Отступившие было страхи возникли снова. Темнота, непонятные шорохи…

— Твою мать. Привал.

— Щто такое? — Эдик, услышав мой голос, подлетел ближе. — Защем?

— Ничего. Подождем утра и опять пойдем.

— Хосяин тхус, — осуждающе произнес таракан. — Там песопасно.

— Хотелось бы верить. Но давай-ка все равно дождемся рассвета.

Сидеть на одном месте, прислушиваясь к звукам ночи, оказалось еще неприятнее, чем идти. Воображаемые опасности множились с каждой минутой, нервы натягивались все сильнее, а отправить персонажа в сон мне не хватало смелости. Получался замкнутый круг из страданий и переживаний.

В конце концов я сдался и снова поднялся на ноги, проклиная тот момент, когда решил отправиться в путь именно ночью.

— Идем. Двигаемся так же, как и прежде.

В течение следующих двух часов мы одолели около четырех километров, убив по пути нескольких шмелей и одного тощего койота. Затем впереди показалось древнее заброшенное шоссе, украшенное проржавевшими остовами нескольких машин.

Стоило мне только шагнуть на щербатый асфальт, как уровень радиации стремительно повысился с тридцати двух до восьмидесяти процентов.

— Та-ак… — Я осторожно отступил назад и снова начал изучать местность через бинокль. — Ну-ка…

С другой стороны дороги лес очень быстро сходил на нет. Поодаль виднелись разрозненные группы деревьев, но в целом передо мной была та же самая картина, что и возле занятого мутантами города — холмы, камни, развалины каких-то строений да вездесущие коровы.

Определенный интерес вызывал небольшой поселок, расположенный к югу от нас, но до него было не меньше километра, а делать подобный крюк по бесконтрольной зоне только лишь ради удовлетворения своего любопытства я не собирался.

— Хосяин, с той стохоны ислущение меньше, — заявил питомец. — Там мощно щить!

— Мощно, говоришь… ладно, рискнем…

Наступающий рассвет мы встретили, остановившись на привал рядом с небольшой рощей, расположенной возле крошечного озерца. От воды безбожно несло радиацией и подходить к ней я не рисковал, зато с интересом рассматривал росший между деревьями кустарник — тот оказался буквально усыпан черными ягодами, которые, несмотря на подозрительно большие размеры, выглядели очень похожими на самую обычную ежевику.

Так как еду я благополучно забыл дома и самый первый дебаф должен был выскочить уже довольно скоро, подобное изобилие закономерно привлекало мое внимание.

— Попробуй-ка вон ту фигню, бро.

Таракан осторожно подлетел к ближайшему кусту, пошевелил усами, а затем вернулся.

— Не хощу.

— Чего это вдруг? Ешь давай, а то мы так и не узнаем, ядовитое это растение или нет.

— Я сокласен, — Эдик на всякий случай отодвинулся еще на метр в сторону. — Ф нефетении — сщастье.

— Вперед, Шопенгауэр хренов!

Злобно ощетинившийся шестиног снова приблизился к зарослям, осторожно потыкал клешней одну из ягод, но затем все же собрался с духом, вцепившись в блестящую кожицу. Чуть-чуть помедлил, прислушиваясь к ощущениям, после чего ухватился за лакомство сразу всеми лапами, не удержался в воздухе и шлепнулся на землю.

— Эй? — Я вытянул шею, стараясь рассмотреть, что именно с ним происходит. — Ты там как?

— Лекахстфо, хосяин, — неразборчиво пропыхтел пет. — Не мешай!

Вслед за этим заявлением до меня донеслось чавканье и тихие счастливые стоны. Потом таракан опять встал на крыло.

— Слышь, ты, это…

— Не сейщас, хосяин! Лекахстфо!

Я с некоторым обалдением следил за тем, как Эдик цепляется сразу за все оказавшиеся в доступности ягоды, радостно пищит, брызгает на себя соком…

[Ваш питомец употребил мутировавшую ежемалину.

Эффекты:

— острая неконтролируемая наркотическая зависимость.]

— Зашибись. То есть, раньше она, типа, контролируемой была…

— Лекахстфо! — Шестиног подбросил в воздух очередную ягоду, а затем ловко рассек ее на четыре части двумя взмахами клешней. — Мноко лекахстфа!

— Дурдом. А ну, брось эту гадость, нам идти пора!

— Уще иту, хосяин! Смотхи, смотхи, хософый пони!

Глянув в том направлении куда указывал питомец, я увидел обычную двухголовую корову, освещенную нежными лучами едва показавшегося из-за горизонта солнца.

— Чертов наркоман…

Не обращая на меня никакого внимания, Эдик сделал изящное сальто, метнулся куда-то в сторону, после чего завис на одном месте, рассматривая соседние кусты.

— А ты щто хаслекся? — В его голосе послышалось нескрываемое возмущение. — Фстафай! Пошел отсюта! Фон!

Я сокрушенно покачал головой и уселся на землю.

— Фстафай, ленифый кхап!

— Да хватит уже…

После очередного вопля питомца из зарослей донеслось недовольное ворчание. Затем послышался треск, а в следующее мгновение вверх поднялась чья-то огромная тень.

Мне осталось только разинуть рот и потрясенно выдохнуть:

— Ах ты, падла шерстяная…

— Спасите! — Увидев появившегося монстра, чертов таракан тут же сменил линию поведения и бросился прямиком к любимому хозяину. — Хомящок!

Не знаю, что именно творилось у него в мозгах, но спутать огромного толстого медведя с хомяком…

— Пошел нахрен, — прошептал я, стараясь сохранять неподвижность и уповая на «безразличие». — Нахрен пошел, тварь…

Обдолбанный шестиног плевать хотел на эти приказы. Вместо того чтобы увести опасность как можно дальше, он шлепнулся мне на плечо, вцепился когтями в камуфляж и принялся пищать от ужаса, на корню гробя всю маскировку.

Разбуженный гигант, постояв пару секунд на задних лапах, снова заворчал, опустился в более привычное положение и обманчиво неторопливо двинулся в мою сторону.

— Нахрен, — повторил я, с трудом отдирая от одежды упитанное мохнатое тельце и швыряя его в сторону. — Нахрен…

К сожалению, медведю, увидевшему перед собой серьезную цель, оказалось глубоко фиолетово на таракана. И мне пришлось удирать.

Вот только куда тут убежишь?

Один прыжок, второй, третий… за спиной раздалось предвкушающее рычание, я, понимая, что Следопыту приходит полная и окончательная задница, проорал что-то матерное…

А затем вселенная мигнула, выплюнув меня сбоку от преследователя.

— М-мать…

Слегка обескураженный исчезновением добычи, мишка снова поднялся во весь рост и недоуменно уставился себе под ноги. Я же, каким-то чудом вспомнив о валявшихся в инвентаре гранатах, ткнул пальцем в браслет, запустил руки в появившиеся ячейки, вытащил наружу увесистые цилиндры и швырнул их в сторону врага. Чуть не забыв при этом нажать на спусковые кнопки.

Упал на землю.

Взрывы прозвучали практически одновременно. По ушам ударила звуковая волна, рядом взметнулись обрывки срезанной осколками травы, а вслед за этим раздался негодующий рев раненого зверя.

Подняв голову, я снова увидел приближавшегося ко мне медведя. Тот сильно припадал на правую переднюю лапу, но все равно двигался вперед. Причем двигался очень целеустремленно.

— Дерьмо, дерьмо!

Остро сожалея о том, что не стал брать с собой запасные магазины, я вытащил автомат, нацелил ствол на раненую конечность противника и потянул за спусковой крючок.

— Получи, сучара, получи!

Патроны закончились секунды через три. Затем мне пришлось бросить оружие и опять дать деру.

Назад, в сторону, вокруг кустов, на дерево…

Добравшийся до моего убежища медведь оперся о ствол, попытался его толкнуть, но взревел от боли и отшатнулся назад. Затем вытянулся во весь рост, попытавшись зацепить меня здоровой лапой.

Безуспешно.

— Выкуси, лох, — дрожащим голосом произнес я, на всякий случай поднимаясь еще выше. — Обломись, жалкий рак!

Только сейчас, оказавшись в более-менее безопасном месте, мне удалось как следует рассмотреть косолапого. Зрелище оказалось не совсем приятным — израненный и разозленный на весь мир зверь был раза в три больше обычного бурого топтыгина. Оскаленная пасть здорово смахивала на акулью, могучие когти напоминали собой лезвия длинных кинжалов…

Пока я завороженно рассматривал монстра, рядом появился Эдик.

Перемазанный в красно-черном соке таракан неуклюже шлепнулся на соседнюю ветку, чуть не свалился вниз, но все-таки умудрился сохранить равновесие.

— Хомящок.

— Хомячок, хомячок, — подтвердил я. — Плюй давай в него, сволочь.

— Это некультухно, — питомец гордо взмахнул усами, после чего свесился со своего насеста и все же плюнул во врага, угодив ему точно в глаз. — Попал! Упил!

— Хрен ты его убил, дурень. Давай дальше.

К счастью для нас, этот противник не имел каких-то особенных иммунитетов, а удрать из-под обстрела ему явно мешала накопившаяся злость. Медведь терпел плевки, гневно рычал, пытался трясти дерево, но в конце концов все же бесславно сдох.

Я расслабленно привалился к стволу, с облегчением выдохнул… и от души ругнулся, сообразив, что рискую остаться без трофеев.

— Стой, сволочь!

Таракан, в очередной раз проигнорировав мои крики, шлепнулся прямо на тушу. Повозился там, добрался до одной из ран…

[Ваш питомец употребил мутаген, извлеченный из гигантского гризли.

Эффекты:

— исключительная когтистость.]

Осознав, что поезд ушел, я прекратил спуск и уставился на запутавшегося в медвежьей шерсти Эдика.

Если раньше лапы шестинога заканчивались небольшими острыми когтями, то сейчас все изменилось. Когтей стало в три раза больше, а длиной каждый из них оказался с мою ладонь. Или чуть-чуть меньше.

Мне оставалось лишь покачать головой и все-таки вернуться на землю.

— Жесть. Не питомец, а чудище Франкенштейна какое-то. Гибрид бабочки и велоцераптора, едрена вошь.

— Фелосахаптох?

— Ага, велоцараптор. Ты теперь своими хваталками хоть что-то сделать можешь?

Вместо ответа Эдик взмыл в воздух, а потом растопырил конечности, заставив меня дернуться от неожиданности.

— Твою мать. Ладно, верю, можешь…

Горячка боя постепенно сходила на нет и я начинал в полной мере осознавать все произошедшее.

Украденный мутаген и новые способности Эдика меркли на фоне того факта, что Следопыт чуть было не сдох окончательной смертью. К тому же, спастись мне удалось лишь благодаря череде случайностей. Вовремя включившийся телепортационный модуль, раненная осколками лапа медведя, росшие поблизости деревья…

Правда, вляпался в неприятности я тоже по чистой случайности, но это мало что меняло. Еще один подобный конфликт — и можно будет спокойно сушить весла.

— Стоит ли овчинка выделки, вот в чем вопрос?

Карта недвусмысленно намекала на то, что большая часть пути нами уже пройдена — до цели оставалось всего-то километра три, не больше. Вот только впереди по-прежнему таилось слишком много неизведанных опасностей, по сравнению с которыми обратная дорога выглядела весьма спокойной и мирной.

Некоторое время я провел в неподвижности, глядя то на план местности, то на медленно двигавшееся по небосклону солнце, то на обожравшегося ягодами и валявшегося под соседним кустом питомца.

Сделать правильный выбор оказалось чертовски трудно.

— Да и хрен с ним. Убьют — так убьют…

— Щто?

— Ничего. Вставай.

Как оказалось, наступившее утро принесло с собой новые проблемы.

Теперь я отлично видел гулявших по округе монстров, но нас с Эдиком тоже мог засечь любой желающий, а эта мысль вызывала у меня самый что ни на есть лютый баттхерт. К тому же, обдолбанный таракан совершенно отбился от рук и выполнял функции разведчика из рук вон плохо, предпочитая рыскать по встречным кустам в поисках еще каких-нибудь ягод.

Некоторое время я со злостью наблюдал за его похождениями, а затем вляпался в зону повышенной радиации и чуть не сдох.

Все произошло чрезвычайно быстро. Молчавший всю дорогу браслет неожиданно разразился истошным треском, спустя секунду к нему присоединилась аптечка, мир затянуло знакомой розовой дымкой…

Я испуганно покосился на экранчик ИММК, увидел что уровень входящего излучения составляет аж сто двадцать два процента от максимально возможного в номерных зонах и бросился назад.

Все почти мгновенно вернулось на круги своя. Тишь, благодать…

— Чертов шерстяной пассив, — мой взгляд остановился на летавшем поблизости насекомом. — Ты какого хрена не предупредил?

— Не мешай, хосяин, — вальяжно пропищал в ответ шестиног. — Щиснь — тлен.

Зараженную территорию пришлось обходить по широкой дуге. В итоге я достаточно сильно отклонился от первоначального направления, а затем потерял еще минут двадцать, ожидая, пока мимо пройдет стадо огромных бизонов.

К счастью, могучие твари по своему темпераменту напоминали коров и нападать на меня первыми не захотели.

— Смотхи, там том. Польшой.

— Где? А, вижу.

Дом, на который обратил мое внимание Эдик, располагался чуть в стороне от лужайки с бизонами. Аккуратное трехэтажное здание пряталось среди деревьев, было окружено высоким каменным забором и напоминало собой загородную резиденцию какого-нибудь местечкового олигарха. А внутри…

— Пойтем кхапить!

— Тихо.

Мне почудилось какое-то движение и я в очередной раз достал бинокль. Рассмотрел выцветшие стены и разбитые окна, перевел взгляд на аккуратные чугунные ворота…

Уже через несколько секунд мой взгляд наткнулся на притаившуюся возле искореженных прутьев непонятную тварь. Размерами и повадками обнаруженный монстр походил на обычного человека, но зеленоватая окраска и покрытое отвратительными струпьями тело позволяли с уверенностью отнести его к какому-то новому виду местных мутантов. Или даже зомбаков, будь они трижды неладны.

— Пойдем-ка отсюда, бро…

Когда мы отошли от усадьбы еще на пару сотен метров, я все-таки не сумел совладать с любопытством и, спрятавшись среди камней, принялся искать информацию о встреченных существах.

[Зомби?]

[Пацаны, тут реально, что ли, живые трупаки есть? Встретил что-то такое, но меня тут же замогилили. Вроде же в игре постап, откуда они взялись?]

[Нет здесь никаких зомби.]

[Есть.]

[Нет.]

[Так есть или нет?]

[Здесь есть гули, братан. Это не зомби.]

[Плагиат с какого-то недофэнтези?]

[Да те же самые мутанты, только тупые и унылые. Отдельный вид.]

[А где их найти можно? Я спец по ходячим, в «Забытых землях» долго на некросах качался.]

[Здесь все не так. Эти твари тупые, но очень быстрые и когтистые, с ними лучше не связываться.]

[Да пусть связывается. Они чаще всего в бесконтрольной зоне сидят, иди туда.]

[В Город Енотов лучше. Там все катакомбы этими сволочами заняты. Некоторые дурни даже фармить их пытаются. Вдруг и тебе повезет.]

[А еще где?]

[Рандом. Мало их очень.]

— Ну, мало — так мало…

Потеряв интерес к представителям местной Красной книги, я свистнул питомцу и отправился в дальнейший путь.

«Бесконтролка» на какое-то время успокоилась, превратившись в эквивалент первой зоны. Вместо бизонов снова появились шмели, радиация упала до совершенно смешных значений, а никаких новых опасностей так и не появилось.

Мы неспешно двигались по каменистой равнине, наслаждались тенью от немногочисленных деревьев, изредка мочили подворачивавшихся под руку мобов… и в конце концов вышли к нужному месту.

С небольшого пригорка отлично просматривалась цель нашего путешествия — небольшое приземистое строение, украшенное грязным звездно-полосатым флагом.

Увы, но спрятанная в его глубинах ракета была слишком ценным объектом для того, чтобы оставаться без охраны. Когда-то защитой стратегического объекта занимались доблестные американские солдаты, затем эстафету подхватили сожравшие солдат монстры. И теперь вокруг скромного бункера раскинулась довольно серьезная военная база, наводненная здоровенными когтистыми ящерицами.

— Приплыли, — невесело хмыкнул я, следя за огромным молохом, старавшимся разломать на части бронированный джип. — Вообще зашибись.

Обиднее всего было то, что до вожделенной ракеты оставалось совсем чуть-чуть. А в инвентаре лежала карточка, способная открыть передо мной любые двери. Короче говоря, налицо имелись все предпосылки для успешного завершения миссии.

— Блин…

С помощью бинокля локацию удалось рассмотреть более подробно.

Раньше здесь явно находилось что-то наподобие танковой части. Совсем неподалеку от меня стояли несколько административных зданий, чуть дальше располагались длинные приземистые казармы и небольшой плац, а на противоположной стороне базы кое-как просматривались полуразрушенные ангары. Кроме того, повсюду виднелись давным-давно оставленные на произвол судьбы танки, бронетранспортеры, джипы, какие-то пушки… и молохи. Много молохов.

Нужное мне строение притаилось в самом центре всего этого великолепия.

— Пойтем ф атаку, — очень вовремя предложил шлепнувшийся на соседний камень таракан. — И упьем их!

Я смерил его неодобрительным взглядом, а затем снова глянул вперед. Хмыкнул, увидев, что агрессивно настроенная ящерица сумела-таки отломать у внедорожника переднюю дверь. Почесал шлем.

— Наверное, ты прав. Будем атаковать. Только очень-очень осторожно…

На мой взгляд, основную опасность представляла из себя первая половина пути. Между мной и ближайшими постройками раскинулось совершенно пустое пространство и спастись там от случайного молоха было совершенно нереально. Зато на территории базы я всегда мог спрятаться под каким-нибудь танком, залезть в бронетранспортер или вообще скрыться в доме. Не сказать, что это давало стопроцентную гарантию безопасности, но факт оставался фактом — занятая мутантами территория предоставляла больше возможностей для выживания, нежели полностью от них свободная.

— Волосатый, принимай цвет местности и спускайся на землю. Пойдешь пешком.

— Неутопно…

Я повернул голову и стал свидетелем того, как увешанный огромными когтями таракан пытается ходить по земле.

Восхитительное зрелище.

— Нефиг воровать было. Вперед.

Лишний раз подвергать Следопыта риску я не собирался. Именно поэтому дорога до ближайшего дома заняла почти час. Мы неторопливо ползли вперед, прятались между камнями, тихо переругивались и надолго замирали, когда в пределах видимости появлялся очередной молох. Все это по-прежнему напоминало дико самоубийственную авантюру, но результат был налицо — бункер становился все ближе и ближе.

Затем случился небольшой облом. Когда я оказался рядом с первым танком и решил схорониться в его тени, браслет начал сердито пощелкивать — уровень радиации возле машины откровенно зашкаливал.

После этого неприятного инцидента нам пришлось двигаться, одновременно прячась за техникой и стараясь держаться от нее на безопасном расстоянии.

Получилось, хоть и с трудом.

Время от времени неподалеку возникали молохи. Каждый раз я готовился к поспешному бегству, но монстры уходили, не обращая на нас с тараканом никакого внимания — либо наконец-то начало работать «безразличие», либо маскировка, либо включилось самое обычное везение.

Впрочем, везение тоже оказалось не слишком-то бесконечной штукой. Мы незаметными тенями прокрались сквозь административный квартал, но дальше началось открытое пространство, заполненное только техникой и ящерицами.

Ящериц было откровенно дохрена.

— Ну что, бро, твоя очередь, — произнес я, выглядывая из-за груды кирпичей и сразу же прячась обратно. — Сейчас полетишь вперед, нападешь на них, а затем…

— Не хощу, — таракан тоже взглянул на молохов, отступил назад и отрицательно мотнул усами. — Я пехетумал.

— Это приказ, вредитель.

— Щиснь — это пестсенный тах. Нелься хискофать.

— Вот козлина… ты же в курсе, что у каждого из них есть для тебя лекарство?

— Лекахстфо? — Эдик сразу же подобрался и встопорщил шерсть, став похожим на перекормленного когтистого енота. — У кофо ис них лекахстфо?

— Видишь вон того, здорового? У него.

Землисто-серая окраска питомца приобрела тревожные багровые оттенки. Затем таракан испустил воинственное шипение, поднялся в воздух и, больше не обращая на меня внимания, метнулся в сторону самого большого монстра.

— Лекахстфо!

Хищным коршуном пролетев около пятидесяти метров, шестиног впечатался в шею удивленно вылупившейся на него рептилии, а потом, не теряя ни секунды, вонзил в нее свои когти.

Над окрестностями раскатился вопль гнева и боли.

— Оттай лекахстфо, щалкий кхап!

Молох попытался достать обнаглевшее насекомое передними лапами, но не смог до него дотянуться. Раздался еще один вопль, после чего ящерица зачем-то бросилась к казармам, продолжая при этом вопить и размахивать конечностями.

Ее товарищи, заинтересовавшись происходящим, двинулись следом.

— Давайте же, давайте…

С трудом дождавшись, пока все собравшиеся перед бункером мутанты уберутся прочь, я выскочил из своего укрытия, добежал до массивных стальных дверей и приложил генеральский пропуск к считывателю.

Горевшая на небольшой стеклянной панели красная точка мигнула, сразу же поменяв цвет на зеленый. По ту сторону стены что-то загудело, послышался скрип… и все закончилось.

Дверь осталась закрытой.

— Не понял…

После того как я повторил попытку, зеленый огонек снова появился, но никакого шума уже не случилось.

— Не понял!

— Хосяин, Этик соскущился, — неожиданно раздался у меня за спиной счастливый голос питомца. — Путем схащаться фместе!

Я развернулся, чувствуя, как на спине проступает холодный пот, а под ногами растет кирпичный завал.

Ожидания оказались полностью оправданными — гнавшиеся за тараканом ящерицы находились уже совсем близко.

— Сволочь…

Времени на раздумья не было. Мне оставалось только метнуться в противоположную от врагов сторону и сделать то, что изначально рассматривалось в качестве крайнего варианта — нырнуть под первый встретившийся на пути танк.

Сзади донесся разочарованный рев и скрежет когтей по металлу. Со стороны ИММК прилетел испуганный треск.

— Сейчас, сейчас…

Кое-как добравшись до инвентаря, я вытащил и торопливо сожрал сразу все лежавшие там препараты. Сопротивление радиации подскочило на тридцать процентов, браслет умолк…

— Черт!

Мне едва удалось вовремя поджать ноги, увернувшись тем самым от огромной когтистой лапы. Затем пришлось сдвинуться обратно — с другой стороны протянулась еще одна конечность.

— Хосяин, стесь люк.

Я не сразу понял, о чем говорит Эдик, но затем выругался и как можно быстрее перевернулся, оказавшись прямо напротив того самого люка,

— Кахтощку пхилощи. Там тоще панель есть.

— Спасибо, мать твою…

Спустя тридцать секунд мы оказались внутри несокрушимой стальной коробки, снова оказавшись в относительной безопасности.

Жаль только, что уровень радиации здесь составлял аж сто четырнадцать процентов и сразу после окончания действия препаратов Следопыт все равно должен был позорно сдохнуть.

Осознав проблему, я покрутил головой, перебрался из крайне тесного водительского отсека в более просторный командирский, а затем начал изучать обстановку.

Примерно через минуту внутри зажглось освещение. Потом мне удалось включить обзорные экраны и насладиться видом окруживших машину злобных ящериц.

— Сволочи…

Вариантов было не так уж много — либо попытаться удрать на танке из опасных мест, либо ввязаться в бой. Если, конечно, здесь вообще имелся боекомплект.

Я перебрался на самое удобное место, затем осторожно потрогал управляющий джойстик…

Раздалось тихое гудение и у меня над головой что-то сдвинулось с места. Картинка на экранах тоже сместилась, а большой красный крест, отображавшийся у меня перед глазами, устроился поверх гулявшего вдалеке молоха.

Мне оставалось лишь пожать плечами и надавить на большую красную клавишу.

В следующее мгновение мы чуть не оглохли от грохота. Пушка исправно отправила снаряд во врага, но нам с Эдиком было не до этого. Я пытался собрать в кучу разъезжающиеся глаза и тряс головой, стараясь изгнать из нее противный звон, таракан просто валялся неопрятной лохматой тушкой чуть в стороне.

То, что взрывом ящерицу буквально разметало на мелкие части, нас сейчас интересовало меньше всего.

— Нафиг, нафиг, — я увидел лежавший рядом шлем танкиста и, сняв свой собственный, водрузил мягкую толстую хреновину на голову.

ИММК тут же неуверенно щелкнул, намекнув на то, что уровень сопротивления проникающему излучению заметно снизился, но это уже не могло меня остановить. Повинуясь легким движениям джойстика, прицел сдвинулся на следующего противника… выстрел.

На этот раз я каким-то чудом умудрился промазать, но ящерицу все равно неплохо посекло осколками.

Выстрел. Еще один молох отправляется на небеса.

Выстрел. Стоявший метрах в ста от нас бронетранспортер окутывается пламенем и переворачивается на бок, расплескивая вокруг себя горящее топливо.

Выстрел. Выбранный мишенью мутант остается целым и невредимым, зато напоминавшая деревенский сортир будочка у него за спиной эффектно разлетается облаком обломков.

— Хосяин, хосяин…

Выстрел.

— Хосяин, нато откхыть тфехь…

Сообразив, что питомец говорит дело, я развернул орудие, навел прицел на ворота бункера и еще раз прижал волшебную клавишу.

Выстрел. В несокрушимых плитах появляется солидное рваное отверстие.

Новый поворот, новая цель… выстрел. Сразу три молоха валятся на землю, расплескивая вокруг себя кровь и внутренности.

А потом снаряды как-то неожиданно закончились.

На обзорных панелях можно было рассмотреть несколько горящих машин, клубившийся над базой дым, разорванные тела ящериц… и обведенную красным кружком точку, нагло висевшую в небе.

С моих губ непроизвольно слетело крайне нехорошее слово — вертолеты мне не нравились. Учитывая же тот факт, что они являлись практически идеальными убийцами танков…

— Вот дерьмо!

— Щто? — Таракан, с трудом передвигавшийся по стене отсека, сорвался и шлепнулся на пол рядом со мной. — Техьмо!

— Вертолет, — машинально пояснил я, думая о том, куда лучше всего отступать в такой ситуации. — Надо бежать.

— Сащем… тафай упьем…

— Ну давай, убей, воитель хренов.

— Сейщас…

Питомец неуклюже взлетел, стукнулся о потолок, но затем оказался возле какой-то панели, цепанув когтистыми лапами сразу несколько тумблеров.

— Ты чего…

— Активная защита включена, — неожиданно раздался в кабине приятный женский голос. — Сканирование завершено. Цели локализованы. Требуется подтверждение.

— Фсех упить!

— Команда не найдена.

— Упить! Фсех! Щестокой смехтью!

— Команда не найдена.

— Упить! Упить!

— Команда не найдена.

— Тихо, — я прервал разозленного таракана. — Уничтожить локализованные цели!

— Принято.

Снова раздался грохот, экраны помутнели от дыма, но все-таки показали стремительно уносившиеся вдаль огненные точки.

Вертолет, до этого не подававший особых признаков жизни, мгновенно окутался фейерверком сброшенных тепловых ловушек, резко завалился на бок и с огромным ускорением дал деру, практически сразу же пропав из виду.

Мы наконец-то смогли вздохнуть с облегчением.

Дальнейшее оказалось лишь делом техники. Я спустился в отсек водителя, подергал за рычаги и кое-как добился того, что танк стронулся с места. Потом развернул его, с третьей попытки довел до раскуроченной двери бункера и опять заглушил.

Так как разбежавшиеся во все стороны молохи до сих пор опасались приближаться к страшной машине, выбраться наружу получилось без каких-либо проблем. Мы снова открыли люк, проползли между гусеницами, а затем воспользовались пробитым отверстием и забрались внутрь строения.

Впереди показалась новая дверь — такая же солидная и неприступная.

— Да чтоб тебя…

Шепча себе под нос очередные ругательства, я достал карточку, ткнул ей в считыватель…

На панели загорелась веселая зеленая точка. Послышался тихий свист, уже знакомый мне скрежет, неприятный треск, а затем массивные створки вздрогнули и сдвинулись с места.

Путь к ракете наконец-то открылся.


Глава 10 | Точка равновесия | Глава 12



Loading...