home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13

Мне очень хотелось кого-нибудь убить. Убить цинично и жестоко, невзирая на мольбы о пощаде и прочие наивные глупости. Но в пределах досягаемости находился только притаившийся в своем загончике Эдик, а вымещать злость на нем было как-то…

— Хосяин, ты опещал лекахстфо!

Некоторое время я пристально рассматривал шестинога, думая о том, какой конкретно смерти его предать. Затем все же пересилил себя и отвернулся.

По большому счету, ничего страшного со мной не произошло — персонажу в любом случае требовалось на время покинуть этот мир, чтобы затем спокойно воскреснуть на базе и как следует отдохнуть там от совершенного путешествия. К тому же, промежуточная цель оказалась выполнена, управляющий модуль валялся в инвентаре, я получил несколько плюшек, уровень…

Вот только настроение один фиг было ни к черту.

— Гнусный пассив… утопил бы в сортире козла…

Как ни крути, а обнуленный поляк своей вендеттой умудрился здорово подпортить мне жизнь. Если раньше за Следопытом гонялись только «детишки», то теперь… судя по последним событиям, я стал для «Альтернативы» чуть ли не квинтэссенцией Мирового Зла.

Впрочем, сегодня мое негодование оказалось нацелено не только на обидчивого пана — его-то как раз вполне можно было понять. А вот гонявшиеся за мной продажные сволочи, радостные доносчики, жирные тролли и готовые верить чему угодно наивные дятлы вызывали в душе исключительно негативные эмоции.

— Только перезагрузка, только хардкор!

Произнеся эти слова, я испустил тихий зловещий смешок и на пару минут почувствовал себя заметно лучше.

Судя по тем обрывкам информации, которые имелись в моем распоряжении, больше всего от рестарта должны были пострадать топовые кланы. А поскольку большинство из них принимали самое активное участие в травле, то эта мысль наполняла мое сердце искренней радостью.

Оставалось всего ничего — устроить ту самую перезагрузку.

Почувствовав приближение новой волны депрессии, я вытащил добытый модуль и бездумно уставился на цифры, обозначавшие время до окончания проверки.

— Тринадцать дней и тринадцать… не понял?

С того момента, когда мы с Эдиком покинули бункер, прошел довольно большой срок — часов шесть как минимум. Но время ожидания сократилось не меньше чем на двенадцать.

— Не понял…

Следующие полчаса я пристально изучал пляшущие на экране символы и в конце концов дождался-таки объяснения.

[…подключение основного контролирующего сервера… основной контролирующий сервер неисправен… подключение резервного контролирующего сервера…]

Сразу после того как передо мной проскользнули эти строчки, цифры таймера резко изменилось. Все выглядело так, словно главный сервер подключился к процессу, отработал несколько секунд в полную силу, успел что-то протестировать, а затем опять сдох.

Возможно, дело было в косячной системе охлаждения или каком-нибудь глюке местной оперативки.

— Так, — я вскочил на ноги, переполняемый энергией. — Бро, готовься!

— Лекахстфо?

Вопрос остался без ответа — мне снова было не до тараканьих проблем. Требовалось в срочном порядке провернуть еще уйму дел — набрать несколько лишних уровней, оторваться от слежки, разведать обстановку вокруг Рэд Лайк Сити, продумать план дальнейших действий, найти грибную настойку…

— С этого и начнем.

Выбравшись на аукцион, я без проблем купил три склянки с мерзкой эссенцией, затем увидел страдающие глаза питомца и взял еще одну.

— Держи.

— Спасипо! Спасипо, люпимый хосяин!

Похоже, Эдику было уже совершенно все равно, что пить. Во всяком случае, вонявшую плесенью жидкость он высосал с откровенным наслаждением.

— Нато еще.

— Потом, — я отмахнулся от питомца и стал прикидывать, куда именно выгоднее всего отправиться за опытом.

Совсем неподалеку находилось заселенное аллигаторами болото, но дойти до него было достаточно проблематично. Рядом с Изумрудным не имелось ничего подобного, Силикон-сити тоже мог предоставить в мое распоряжение исключительно нуболокации.

— Снова прыгать наудачу… а не хотелось бы.

Проведя минут пять в тяжких раздумьях, я включил голову, обратился за помощью к форуму и тут же узнал о нескольких весьма популярных местах, используемых игроками сороковых-пятидесятых уровней для усиленной прокачки.

К сожалению, выбор оказался не слишком велик — в «Альтернативе» плотность мобов изначально была чрезвычайно низкой по сравнению с другими играми, так что список ограничивался лишь семью локациями.

И все эти лакомые кусочки оказались поделены между кланами.

[Беспредел, я считаю. Кто дал им право захватывать локу? Игра должна быть свободна для всех!]

[В игре культивируется анархия, бро. А в океане анархии обязательно найдутся островки спокойствия и порядка, куда просто нельзя пускать всяких раков.]

[Чего ты переживаешь. На карте хватает нормальных мест. Просто там или монстры неудобные, или с логистикой полный швах, или рядом какие-нибудь сволочи окопались. А здесь — рай. А в рай, как известно, не пускают всех подряд.]

[Короче, преклони колени свои, вознеси жаркую мольбу, одари хранителей этих благословенных оазисов ценными дарами… и тогда тебе позволят совершить все это еще раз.]

[Как в церкви, точняк.]

[Церковь не трожь, немытое быдло!]

[О, как показательно. Помню, однажды в храм зашел. Стою, любуюсь росписью, на душе заметно приятнее стало. А потом какая-то бабка со шваброй начала меня стыдить — мол, встал не там, одет не так, еще что-то. Плюнул и ушел.]

[Комментарий удален искусственным интеллектом сети ИММК.]

[Все верно. Каждая религия априори несет в себе только свет и добро. Но люди даже это способны превратить в дерьмо своим фанатизмом и своей жадностью.]

[Не надо так. У нас в городе, например, батюшка буквально себя не щадит ради паствы, аж с голоду пухнет. Уже так распух, что в двери храма с трудом проходит.]

[Че за унылую хрень вы тут несете?! Где качаться-то?!]

[К Мертвому озеру иди.]

[Почему всех к этому озеру отправляют?]

[Так это же самая опасная локация третьей зоны. Там все параметры буквально на грани — еще чуть-чуть и будет четвертая.]

[Там красиво. Пейзаж отличный.]

[Качаться-то где?]

[Да отстань ты, креветка ощипанная. Вон, в Город Енотов топай, на зомби поохоться.]

[Это еще эпичнее Мертвого озера!]

[Попробуй по третьей зоне попрыгать. Вдруг найдешь чего.]

— Город Енотов…

Наткнувшись на упоминание об уже знакомом поселении, я вызвал карту и надолго завис, прикидывая все «за» и «против».

С одной стороны, обнаруженные мной в бесконтрольной зоне гули наверняка являлись весьма серьезными противниками — не зря же смельчаков, желавших отправиться к ним в гости, можно было сосчитать по пальцам трех-четырех рук. Но у меня в инвентаре до сих пор лежала плазменная энергоячейка, с помощью которой чистка всевозможных замкнутых локаций становилась весьма простым и ненапряжным делом.

— Блин…

Положение несколько осложнялось тем, что имевшийся в моем распоряжении план местности показывал только самый верхний уровень облюбованных зомбаками подземелий — то ли остальную информацию нужно было приобретать за отдельные деньги, то ли глубже никто из исследователей попросту не забирался.

Тем не менее, шансы на успех у меня однозначно имелись.

Потратив еще минут десять, я выяснил что входы в нужную локацию располагались сразу в нескольких местах Города Енотов и держались под неусыпной охраной. А для того чтобы спуститься под землю, требовалось получить разрешение местных чиновников.

Не самое простое дело, но и не самое сложное — особенно, если учитывать уже накопленный опыт.

— Значит, решено.

Сборы оказались недолгими. Я выспался и как следует перекусил, сняв тем самым накопившиеся дебафы, убрал из инвентаря оставшийся без патронов автомат, а затем велел питомцу в очередной раз воспользоваться своими убийственными талантами.

Следующее воскрешение произошло в Изумрудном.

Каких-то важных дел у нас здесь не было, становиться объектом всеобщего интереса мне не хотелось, поэтому мы с Эдиком сразу же направились в сторону автобусной станции.

Впрочем, попасть туда нам удалось далеко не сразу.

— Хосяин, пахикмахех! Ты кофохил, щто мне нущна стхищка!

— Какой еще, нафиг, парикмахер? Идем на вокзал.

— Хощу стхищку, — таракан, не слушая меня, устремился к дверям небольшого, но явно пафосного заведения. — Фитишь? Тут телают кхасифо!

Я неприязненно покосился на вывеску и находившийся рядом с ней прайс-лист.

[Барбер-шоп «Лазурный краб».]

[Стрижка для незрелых мальчиков: 1 кредит.

Стрижка для настоящих мужчин: 150 кредитов.]

— Хощу, — видя мое сомнение, таракан плотно обвил когтями дверную ручку, а затем еще и приник к ней всем своим мохнатым телом. — Хощу!

— Здесь только для крабов, — я ухватил пета за задние лапы и попробовал оттащить от вожделенного входа. — Хорош, блин.

— Я — кхап!

— Знаю. Еще какой. Но нам нужно идти дальше…

Дверь неожиданно открылась и перед нами оказался напомаженно-жеманный представитель мужской половины человечества. Кажется, именно мужской.

Правильно оценив сложившуюся ситуацию, непись одарил Эдика широкой улыбкой, а потом с легким укором взглянул в мою сторону.

— Приветствую вас, господин Следопыт. Неужели вы не хотите порадовать вашего чудесного питомца? Добавить в его облик подобающую утонченность?

— Не очень… — Я попробовал перехватиться за толстое тельце, но добился лишь того, что коварный шестиног воспользовался удобным моментом для освобождения своих конечностей. — Ах, ты…

— Вы же почетный гражданин города, — собеседник воспринял мои действия с явным осуждением. — Вам не пристало ходить по улицам в компании нестриженого питомца. Что скажет мэр? Или Фиона? Учтите также, что наше заведение готово сделать ради вашего несчастного спутника серьезную скидку.

— Он не несчастный, он охамевший…

— Хосяин, скитка!

— Подумайте о репутационной выгоде.

— Пощалуйста!

— Да чтоб вас, — я отпустил тараканью задницу и сплюнул на мостовую. — Хрен с ним. И почем же стрижка для этого гада?

— Всего сто кредитов, господин Следопыт!

Поскольку деньги у меня еще не закончились, уже спустя несколько минут Эдик устроился в удобном, но великоватом для него кресле. Кого-то еще в заведении не обнаружилось — местным парикмахером оказался тот самый хлыщ, который и развел меня на деньги.

— Возьмите визитку, уважаемый, — в мою ладонь ткнулся изящный прямоугольник. — На все следующие посещения будет скидка. Мы ценим постоянных клиентов.

Я осторожно взглянул на карточку.

[Педро Гомес. Мастер-брадобрей. Изысканные стрижки, тонкое бритье, спонтанная пластика лиц.]

— Спасибо…

— Всегда рад помочь, господин Следопыт. Не желаете ли смузи с привкусом черной малины?

— Нет, спасибо… Педро. Займитесь этой волосатой сволочью.

Брадобрей кивнул, выхватил откуда-то из-за пояса огромную сверкающую бритву и занес ее над питомцем:

— Поведайте же мне, как вас подстричь?

— Кхасифо?

— О, понятия красоты столь расплывчаты! Кем вы себя видите, уважаемый Эдик? В кого вас превратить? В страстного молодого жиголо или сурового маскулинного лесоруба? Томного представителя богемы или развратного хипстера?

Таракан нервно дернул усом и постарался отодвинуться от приблизившегося к нежному брюшку лезвия.

— А мощно я пойту? Хосяин? Тафай пойтем тальше…

— Сидеть! Подстригите его так, чтобы он стал выглядеть более опасным. Хищным.

— Отличный выбор, господин Следопыт!

Наблюдение за процессом неожиданно меня увлекло. Педро оказался мастером своего дела — он искусно уворачивался от когтей изрядно нервничавшего питомца, виртуозно размахивал своей бритвой, то и дело менял какие-то кисточки, расчески, ножницы…

Десять минут спустя передо мной оказался совершенно другой Эдик. На спине шестинога появился солидный панковский гребень, точно такие же гребешки украсили вооруженные клешнями конечности, а толстое пузо покрылось зловещим узором — сложным, асимметричным и оттого весьма пугающим.

— Блин, Педро, а ты реально крут.

— Спасибо, господин Следопыт. Может быть, вам тоже стоит сменить образ? Например, можно сделать из вас томного пи…

— Нет-нет, спасибо, нам уже пора!

Снова оказавшись на улице, Эдик несколько раз сменил цвет с серого на розовый и обратно, а потом недовольно что-то прошипел и перекрасился в темно-бордовый.

— Я путу фнушать ущас!

— Пошли уже, чудище…

Окончательно завершив смену тараканьего имиджа, мы вернулись к своей первоначальной цели и направились в сторону местной автостанции. Через какое-то время вслед за нами увязался очередной любопытствующий игрок, но я отнесся к этому философски — уходить в «бесконтролку» мы с питомцем не собирались, а сотворить что-нибудь серьезное на территории номерных зон враги попросту не могли.

Так что от их слежки нам было ни горячо ни холодно.

— Хощу упить кхапа.

— Успеешь еще. Не буянь!

Само путешествие оказалось рутинным и лишенным даже намека на увлекательность — мы без проблем купили билеты, заняли места в неказистой тарахтелке, а затем я, не желая грызть халявные сухари или ругаться с очередным хромовладельцем, попросту отправил персонажа спать. Вполне нормальное поведение для такого рода поездок.

На сей раз будильник включился слишком рано — когда истекло время и мои глаза снова открылись, до места назначения оставалось еще километров десять.

Пришлось коротать время за чтением темы, посвященной ловле Следопыта.

[Похоже, он все-таки смотался в «бесконтролку». Южнее Силикона слишком уж много вертолетов шастает.]

[У нас там пилот недавно какую-то движуху засек. Говорит, летел себе, никого не трогал, а потом в него с военной базы стрелять начали. Еле смылся.]

[Ваш пилот — полный дятел, если над «бесконтролкой» летает.]

[Да ты что? Пешком надо, наверное?]

[Не слушай тролля. В БЗ только на вертолете и нужно рассекать.]

[Нет его в бесконтрольной зоне. Мы его только что на границе прикончили.]

[Раки тупые. Нельзя было подождать, пока он за грань уйдет?]

[Сам рак. Мы, в отличие от вас, не за наградой гонялись, а просто защищались.]

[Норм сделали. И не обращай внимания на местных дурачков. За этими нищебродами, пускающими слюни на польское бабло, нужно просто наблюдать. Как в цирке.]

[Сам нищеброд!]

[Комментарий удален искусственным интеллектом сети ИММК.]

[Комментарий удален искусственным интеллектом сети ИММК.]

[Докладываю — он в Изумрудном.]

Я свернул окошко, покосился на дрыхнувшего питомца и задумчиво пробормотал:

— Надеюсь, никто не догадается проверить эту гребаную базу… иначе…

Город Енотов, возникший перед нами буквально через несколько минут, смотрелся довольно-таки солидно.

Небольшое и практически нетронутое войной поселение было окружено высоким бетонным забором, поверх которого сверкали толстые спирали колючей проволоки. Чуть выше виднелись черные стволы турелей, около ворот притаился самый настоящий ходок, за ним расположился пост вооруженной до зубов охраны — автоматчики, танк, два бронетранспортера…

Когда автобус проехал внутрь периметра, картинка изменились до неузнаваемости. Вокруг появились симпатичные каменные домики, буквально утопавшие в зелени — и я как будто перенесся в совершенно иной мир. Мир без взрывов, без радиации, без тревог и забот…

Затем возле нашей колымаги прошел весьма недовольный жизнью игрок, за которым резво семенил маленький синий аллигатор. Иллюзия оказалась слегка подпорчена.

— Бро, мы приехали.

Местный вокзал был расположен совсем рядом с главной площадью — такой же зеленой, цветущей и лишенной даже намека на базарные ряды или непристойные памятники.

— Блин, мне нравится это место…

Приятное ощущение сохранилось даже после того, как мы с тараканом зашли в здание администрации, где нас встретил весьма неуступчивый вахтер, долгое время наотрез отказывавшийся пропускать непрошеных посетителей к местному мэру.

В конце концов, как ни странно, сработало гражданство, полученное мной в Изумрудном и Силикон-сити. Охранник весьма скептически отнесся к нашему желанию избавить город от заполнивших канализацию монстров, но статус почетного жителя сразу двух поселений все-таки сломил его сопротивление.

— Ждите. Я узнаю у господина Джонса, готов ли он вас принять.

Как выяснилось уже совсем скоро, чиновник был вовсе не против нашего визита — когда мы заглянули к нему в гости, упитанная черная физиономия выражала только искреннее радушие.

Мэр даже не побрезговал встать мне навстречу и крепко пожать протянутую руку.

— Рад приветствовать вас в нашем городе, уважаемый Следопыт. Я так понимаю, вы хотите обрести почетное гражданство?

— Э… не совсем.

Взгляд собеседника несколько похолодел.

— Тогда зачем?

— По двум причинам, уважаемый господин Джонс. Мне нужно получить возможность возрождения в Городе Енотов, а еще я хочу заняться освобождением местных жителей от ужасов, прячущихся в подземельях. Мы сможем договориться по этому поводу?

Мэр поскучнел еще больше.

— Месячная прописка будет стоить две тысячи кредитов. А лить бензин в канализацию я вам не позволю. Использовать отравляющие вещества — тоже.

Я вспомнил, сколько денег отдал за почетное гражданство Силикон-сити, резко опечалился из-за собственной дурости, но согласно кивнул:

— Подходит. А при чем здесь бензин и яды?

— Ко мне постоянно заходят такие вот искатели приключений, — охотно разъяснил Джонс, незаметно облегчая мой кошелек на озвученную сумму. — Предлагают отравить все вокруг или вылить в стоки цистерну топлива, а затем поджечь. Но мне, знаете ли, дорог мой город.

— Ясно… а какие-то еще запреты? Мы не собирались лить туда бензин. Или яды.

— Тогда больше никаких запретов нет, — мэр равнодушно махнул рукой. — Можете идти и сражаться с гулями хоть сейчас.

Собственно, мы и пошли. Выбрались на пахнувшую цветами улицу, насладились пронзительными воплями ярко-красного попугая, заметили очередного игрока, внимательно пялившегося нам вслед… а потом свернули в небольшой тупичок и наткнулись на взвод местной стражи, охранявшей один из входов в подземелье.

— Господин Джонс разрешил…

— Нам сообщили. Ждите.

Буквально спустя минуту рядом объявился командир. Здоровенный лоб с нашивками лейтенанта осмотрел нас с тараканом равнодушным взглядом, пожал плечами и махнул рукой.

Толстая стальная решетка, до этого момента наглухо перекрывавшая дорогу вниз, начала подниматься.

— Если убьют — не жалуйтесь.

Я серьезно кивнул, после чего спрыгнул в темное отверстие, тут же включив прибор ночного видения.

Под землей было темно, тесно, пыльно и вонюче. А еще — совершенно пусто. А еще — здесь сразу возле входа началась третья зона.

— Волосатый, гляди в оба. Нам нужно спуститься как можно глубже, понял?

— Фоняет.

— Ничего страшного, переживешь. Так, посмотрим…

Судя по карте, до спуска на второй ярус требовалось пройти около пятидесяти метров. И все бы ничего, но мы понятия не имели о том, где именно прячутся местные обитатели. Попадаться же им на глаза, давая знать о своем интересе, я не хотел.

С другой стороны, лишиться персонажа здесь было нельзя, а очередная смерть… подумаешь.

— Топаем.

Ведущая вниз лестница оказалась хлипкой, ненадежной и довольно-таки стремной. Проржавевшие ступеньки зловеще скрипели под моими ногами, перила шатались, сверху сыпался какой-то мусор…

— Направо, — тихо прошептал я, сверившись с планом. — Не шуми.

После того как нам удалось добраться до третьего этажа, исследованная область закончилась. По неизвестным причинам мои предшественники дальше так и не прошли — то ли здесь была уже совершенно другая плотность мобов, то ли еще что…

— Там сомпи, — внезапно прошептал мне в самое ухо Эдик. — Пхитаились, кхапы.

Я настороженно уставился вдаль, но ничего не заметил. Узкий коридор по-прежнему выглядел пустым и безжизненным.

— Не врешь?

— Сам слушай.

Совет питомца ничего мне не дал — для моих чувств все оставалось точно таким же, как и раньше.

— Тафай просим помпу сюта и пойтем томой?

Отвлекшись от попыток хоть что-нибудь расслышать, я уставился на кусок ржавой трубы, уходившей в пол неподалеку от нас. Диаметр огрызка смотрелся вполне подходящим для предложенного Эдиком плана, батарейка должна была провалиться как минимум еще на этаж ниже…

— Они итут, — таракан нервно вцепился мне в рукав. — Они щащтут!

Подтверждая его слова, впереди обозначилось неясное движение. Странные завихрения подкрашенной зеленым цветом тьмы, неясные тени, двигающиеся в нашу сторону…

Мгновенно растеряв всю свою храбрость, я вытащил батарейку, как следует приложил ее о выступавший из стены кирпич, а затем отправил в трубу.

— Бежим!

Темнота взревела на разные голоса, но до лестницы оказалось не так уж далеко, мы гордыми ястребами взлетели по ступенькам, затем сметающим все на своем пути ураганом пронеслись до следующего перехода…

На поверхности нас встретили ехидные морды охранников.

— Что, навоевался, герой?

— Город уже спасен или нужно подождать еще чуть-чуть?

— Почти спасен, — я нервно покосился на люк и добавил: — Может, закроете?

Решетка хлопнулась на свое привычное место, а мы как можно скорее убрались из негостеприимного переулка — слушать подначки злорадствующих неписей не было никаких сил.

— Не фсхыфается, — глубокомысленно заметил пет, когда впереди показалась главная площадь. — Не фышло.

— Хорош каркать!

В моем голосе проскользнуло нешуточное раздражение — сама мысль о том, что импровизированная бомба могла так никогда и не сработать, навевала лютую тоску. Вернуть энергоячейку было уже нереально, так что на горизонте маячил очередной суровый фейл. Сравнимый по своему размаху с потерей эпичной снайперки.

— Не фсхыфаетса, — повторил таракан печальным голосом. — Нато еще отну. Или щетыхе.

— Гений, едрена вошь. А где же мы столько батареек возьмем, интересно? Ты бы…

Асфальт под моими ногами вздрогнул и я тут же заткнулся, внимательно прислушиваясь к звукам города.

В случае максимального везения огненная волна должна была прокатиться по канализации, убивая там все живое. Если же внизу накопилось достаточно много нечисти…

Завершить эти рассуждения мне не удалось. Ближайший к нам дом буквально полыхнул огнем, выплеснувшимся из всех щелей. Разлетелись мелкими брызгами стекла, вывалилась наружу дверь, моего лица коснулась волна горячего воздуха… и все опять стихло.

Пламя исчезло, остался только неприятный черный дымок, сочившийся из разбитых оконных проемов.

— Кажется, пора…

Землю тряхнуло еще раз. Тряхнуло так, что я с трудом удержался на ногах. А затем над крышами стоявших по другую сторону площади зданий к небесам поднялся огромный клуб огня. До ушей долетел низкий зловещий грохот.

Наконец-то трезво оценив ситуацию, я развернулся и стремглав бросился к единственному известному мне выходу из поселения.

Черт его знает, что именно смогла взорвать батарейка, но попадаться на глаза мэру или местной охране теперь было нельзя. Несчастный Героино, лишенный всех денег и на целый месяц отправленный в тюрьму, слишком ярко стоял у меня перед глазами.

— Нафиг, нафиг…

Пулей выскочив за ограду, я отбежал от удивленных часовых еще метров на двести, после чего воспользовался услугами таракана и отправился на перерождение.

Вокруг появились уютные стены базы.

[Внимание! Взрывы — это ваша стихия! Вы получаете достижение «Экспериментатор» [3]. Эффект достижения: +1 уровень к навыку «Ловушки и метательное оружие».]

[Внимание! Ваша склонность к диверсионной деятельности вызывает удивление, а готовность предавать союзников ради достижения своих низменных целей — отвращение. Тем не менее, вы получаете достижение «Диверсант». Эффект достижения: +1 к интеллекту.]

[Вам запрещено посещать город: Город Енотов.]

Вслед за этими оповещениями система порадовала меня сразу двумя новыми уровнями.

Я по-прежнему понятия не имел о том, что конкретно сделал, но это однозначно причинило кому-то неслабый ущерб. Если не гулям, то жителям.

— Хорошо еще, что почетное гражданство не купил…

Продолжая думать о случившемся казусе, я открыл характеристики персонажа, дважды повысил «агрессию», после чего задумчиво хмыкнул.

Навык достиг уже четырех единиц, но его принцип все еще был не совсем мне понятен. Что, спрашивается, нужно делать для применения? Ругаться?

Недолго думая, я повернулся к сидевшему в своем вольере питомцу, ткнул в него пальцем и грозно произнес:

— Трепещи, тварь!

Чуда не случилось — возмущенный Эдик поднялся в воздух, растопырил когти и весьма злобно обозвал меня жалким крабом.

Пришлось усилить нажим:

— Ты сдохнешь!

— Ты тоще, — таракан снова не захотел оставаться в долгу. — Щерфи сощрут тфои фнутхенности, фохоны фыклюют тфои класа, память о тепе хастфохится ф хеке фхемени…

— Эй, эй! Хорош!

— Имя тфое путет пхетано сапфению…

— Хорош, мать твою! Пошел обратно в загон!

Результаты эксперимента вызывали уныние. Как бы ни работал чертов навык, но полагаться на него пока что было нельзя — если ругань с петом могла продолжаться хоть до бесконечности, то с другими монстрами диалог закончился бы еще в зародыше.

Как следует высказавшись по этому поводу, я проверил отображавшееся на модуле время, убедился что до момента окончания теста еще очень далеко, а затем вызвал форум, желая узнать, что именно случилось после взрыва энергоячейки.

[Грамотное поджигание пуканов — вот как я это называю.]

[Обстреляли енотов, что ли? Дымится там знатно.]

[Давно пора. Зажрались они конкретно. И цены конские на все подряд ломят.]

[Нищеброд?]

[Если бы обстреляли, то сразу ответ пошел бы. А сейчас артиллерия молчит.]

[Кто-то подложил им свинью.]

[Подземный топливный склад взорвался. И еще что-то. В городе один крупный пожар и несколько мелких.]

[Короче, полыхнуло.]

[Полыхает сейчас у тех, кто пытался игру перезапустить. Пацаны явно не ожидали такого поворота.]

[Это точно. Поперли против кланов, раскрыли свою сущность, а в итоге… несчастные крабы.]

— Не понял?

Строчки про неведомый облом неведомых активистов внушали определенную тревогу, так что я, выбросив из головы пострадавший от альтернативного источника энергии город, переключился на более актуальное в данный момент обсуждение.

[Идиотов в игре гораздо больше, чем можно было представить. Зачем, спрашивается, делать рефреш?]

[Хотя бы ради того, чтобы получить возможность забраться на вершину. Сейчас клановый топ уже сложился, но после перезагрузки откроются новые перспективы. Недовольные смогут без проблем поменять гильдию или уйти на сольные хлеба. Небольшие кланы получат шанс включиться в гонку. Пострадают только реальные топы.]

[Нельзя забывать о плюшках. Тот, кто выполнит квест, наверняка огребет кучу ништяков.]

[И опыта. А еще, тут ведь прекрасная возможность подгадить своим ближним. Не представляете, сколько людей готовы это сделать просто так, совершенно бескорыстно.]

[Резюмируя все вышесказанное, идиот — это ты, наш юный друг.]

[Они там только что перехватили ядерную бомбу. Это жесть.]

[В смысле?]

[У знакомого в клане был припрятан заряд. Сейчас они решили его использовать, отправили ракету… и хрен. Не долетела.]

[Хана теперь и твоему знакомому, и его клану.]

[Если рестарт будет, то не хана.]

[Блин, туда реально не пробьешься. Жесть просто.]

[Не то слово.]

[Че за фигня? Они отходят!]

[В смысле? Что за манера делать тупой вброс, ничего не объясняя?!]

[Кланы снимают защиту. Просто разлетаются и разъезжаются по своим норам. Я сам ничего не понимаю.]

[На карте поменялась категория! Была четвертая зона, а теперь вторая!]

[Пацаны, что происходит?]

[Судя по всему, квест провалился. Не знаю, что именно требовалось сделать для его прохождения, но возможность была упущена самым восхитительным образом.]

[Кланы постарались, однозначно.]

[Да ладно.]

[А чему вы удивляетесь? Это же многопользовательская игра. Если есть возможность ее перезагрузить, то должна быть и возможность заблокировать перезагрузку. Необратимый процесс — это уныло, неинтересно и обидно для игроков, которые уже потратили здесь хренову тучу времени и денег. А так — отличный челлендж. Проверка боеготовности, сплоченности и способности защищать свои накопления. Вдобавок, куча адреналина, тот же самый опыт и прочие плюшки.]

[Что же ты раньше молчал, если такой умный?]

[Ну вот, теперь нового задания ждать. Это же не на совсем?]

[Само собой, не насовсем. Админы люто жаждут обнулить игру — значит, такие квесты будут появляться постоянно. Может быть, прямо сейчас на карте уже есть с десяток аналогичных местечек. Вот только ты их попробуй найди еще.]

[Без подсказок фиг найдешь.]

[Челлендж реально шикарный. Сейчас топы возьмут списки, определят самых активных реформаторов, а потом ка-ак натянут им глаз на пятку!]

[Тот чувак, который ракету с ядреной бомбой запустил, уже наверняка сто раз пожалел о своем поступке.]

[Кстати, возможно, именно эта ракета и стала причиной закрытия квеста. То есть, парни не только засветились перед врагами, но и друзьям кучу фекалий подбросили.]

[К успеху идут.]

[Респект таким крабам. Даже без мозгов они находят в себе силы на бессмысленное и беспощадное существование.]

— Крабам действительно респект, — я откинулся на спинку кресла и с облегчением выдохнул. — Новости-то вообще шикарные. Лишь бы теперь самому теперь таким же образом не лохануться…

После исчезновения нездоровой конкуренции моя задача многократно упростилась, а составленный план начал выглядеть не только выполнимым, но и чрезвычайно простым. Имевшегося же времени теперь должно было хватить абсолютно на все.

Появилась возможность не торопясь сходить на разведку, затем поджарить кому-нибудь еще пятую точку, выбрать удобное место для наблюдений…

Или немного подкачаться — хотя бы до пятидесятого уровня.

— Волосатый, собирайся. Пора.


Глава 12 | Точка равновесия | Глава 14



Loading...