home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2

Мне всегда казалось, что утро — это самое отвратительное время суток. Гнусное пиликанье будильника, отчаянные попытки взбодриться, искренний ужас, настигающий тебя в тот момент когда ты понимаешь, что прямо сейчас нужно умываться и чесать в школу… а потом новый виток отчаяния, вызванного уже тем, что на дворе лето, никакой школы нет и в помине, но зато тебя меньше чем через полчаса потащат на дачу окучивать гребаную картошку.

Полный отстой, короче говоря.

К счастью, в «Альтернативе» все было совсем не так. Я неспешно топал вперед, любовался живописными развалинами, прислушивался к мелодичному визгу каких-то лысых птиц и всячески наслаждался жизнью. Тепло, светло, никаких врагов поблизости — что еще нужно для счастья, спрашивается?

— Лепота…

Из расположившейся чуть поодаль рощицы неожиданно выскочил человек. Оглянулся, испуганно подпрыгнул, а затем длинными скачками понесся куда-то в сторону. Спустя десяток секунд на открытом пространстве объявились несколько упитанных белок. Грызуны, не став тратить время на прыжки, разразились истошными воплями, после чего сплоченной группой бросились вслед за убегающим.

Я застыл на одном месте, с интересом следя за погоней.

— Не догонят. Лапы коротки.

— Токонят, — тут же отреагировал Эдик. — Кхап усстать!

— Ну-ну, знаток.

К моей вящей досаде, чертов таракан оказался прав. Игрок споткнулся о какую-то корягу, упал, а уже через секунду рядом с ним оказались пушистые твари. К небесам улетел полный безнадежного отчаяния вопль и все закончилось.

Дождавшись, пока белки свалят обратно в свой лес, я подошел к телу, обыскал его в надежде что бегство было обусловлено необходимостью спасти какую-нибудь ценную находку, но так ничего и не обнаружил. Судя по всему, бедолага попросту испугался встреченных в роще ужасных мутантов.

— Нуб еще может исправиться, а вот краб — это уже судьба.

Сообщив миру эту древнюю истину, я направился дальше, между делом продолжая рассматривать окрестности.

Первая зона неожиданно сменилась на вторую, но уже через пару сотен метров все вернулось обратно. Стали попадаться охотившиеся на кротов игроки, куда-то к югу один за другим пролетели два вертолета. Затем впереди наконец-то появился город — остатки отдельных домов, проржавевшие машины, какие-то заборы, за которыми виднелись уже заметно более ухоженные сооружения…

Сегодня мы подходили к Изумрудному с южной стороны и, так как раньше попадать в эти края мне не доводилось, я пялился по сторонам с изрядной долей любопытства.

Впрочем, говоря откровенно, чего-то особенно интересного здесь не наблюдалось. Взгляд зацепился за несколько расположившихся по берегам небольшой речушки клановых комплексов, после этого я отметил толпы гонявшихся за всевозможной мелкой живностью низкоуровневых игроков и с оттенком превосходства хмыкнул.

Обычная среднестатистическая песочница.

— Слышь, волосатый, ты это, не отсвечивай. И нефиг изображать добрую фею, давай-ка спускайся на землю.

Под ногами незаметно появилось жалкое подобие дороги, ведущей к окраинам поселения. Мы немного ускорились, стараясь как можно быстрее миновать скопления местных браконьеров, но избежать лишнего внимания все-таки не смогли.

Один из охотившихся впереди нубов случайно повернулся, удивленно вскинул брови и тут же принялся лапать жадным взором мою экипировку.

— Прикольный шмот… Хрипень, глянь! Настоящий комплект.

Его товарищ, простукивавший почву в надежде выманить на поверхность очередного крота, поднял голову. Затем уставился куда-то в сторону и с легким недоумением спросил:

— Какой еще комплект? Где?

Сообразив, что меня попросту не видят, я остановился. Дело неожиданно приобрело забавный оборот.

— Там… дерьмо… на нас смотрит. Слышь, чувак, мы без претензий! Шмот клевый!

— Какой еще чувак? — В голосе второго игрока прорезалось раздражение. — Ты опять обкурился, что ли? Уже в игре глюки ловишь?

— Ты куда смотришь вообще? Ох ты ж твою налево… это еще что за хрень…

Понять шок обнаружившего меня нуба было несложно — Эдик, заинтересовавшись разговором, снова поднялся в воздух и завис рядом со мной огромной голубой бабочкой.

Впрочем, Хрипень, тоже увидевший таракана, ни капли не удивился. Даже наоборот, успокоился:

— Че ты рефлексируешь, дятел. Мануалы курить надо, а не тот конский навоз, который тебе, лоху позорному, бомжи впаривают. Это же питомец. А его хозяин, получается, «безразличие» разогнал.

— Альен? — Первый игрок слегка осмелел и уставился на Эдика жадными глазами. — Слышь, друг, почем брал?

Мне все-таки пришлось вступить в разговор:

— Бесплатно. Это обычный таракан. Ну, почти обычный.

— О, вот теперь и я его вижу. С дрессировщиками всегда так. Постой… Следопыт? Его же валить надо…

Прозвучавшее в голосе Хрипня удовлетворение буквально за секунду сменилось воодушевлением, а затем откровенной тоской. Судя по всему, он успел прикинуть свои шансы на победу в схватке и теперь разрывался между необходимостью выполнить приказ и нежеланием отправляться на перерождение.

— Предположим, что вы меня не видели, — подал я идею, опуская при этом ладонь на рукоять мачете. — Вы же меня не видели?

— Я видел…

— Заткнись. Здесь никого нет.

— Но мне…

— Хлебальник закрой. Лень опять из города сюда переться, знаешь ли.

— Но…

Не дожидаясь окончания спора, я снова двинулся вперед, стараясь следить за всеми встречавшимися по пути игроками.

Короткий разговор добавил маленькую ложку дегтя в огромную бочку того же самого дегтя. Если ориентировку на Следопыта получили даже нубы из каких-то совершенно левых кланов, то ситуация начала откровенно вонять жареным. Этак дело могло дойти до того, что за мной каждый встречный начнет гоняться.

— С другой стороны — а не все ли равно? Уж два-то месяца я как-нибудь переживу…

Южные ворота Изумрудного напоминали собой проходную какой-то овощной базы или заброшенной воинской части. Грязь, мусор, облупившаяся краска на стенах, покосившиеся столбы ограды, проржавевшие ворота — для полноты картины не хватало только какого-нибудь прапорщика, украдкой перекидывющего через забор ветхий мешок с парой ядерных боеголовок внутри.

Отогнав витавший перед глазами образ и приказав Эдику ждать за пределами города, я миновал часовых, прошел пару сотен метров по узкой улочке, после чего неожиданно оказался на окраине рыночной площади. Рядом с памятником американской толерантности, чтоб ее…

— Вступайте в общество защиты животных!

— Грибы-бегунки, недорого! Еще шевелятся!

— Куплю нептуний!

— Карта секретного бункера, почти даром!

— Пати на синего альена! Бесконтрольная зона! Не упусти свой шанс!

— Пирожки горячие! Беляши!

Пришлось обходить все это буйство по кругу — гулять по базару и рассматривать творившееся там непотребство мне сегодня не хотелось в принципе.

К сожалению, довольно скоро выяснилось, что у местного картографа совершенно идентичные чувства вызывала уже моя собственная персона. Увидев нежданного гостя, старый латинос тут же достал из-под стола тесак, с грохотом вонзил его в многострадальное дерево и только после этого сподобился открыть рот:

— Чего приперся, расист недоделанный?

— Я не расист. У меня вообще питомец голубой.

Собеседник гневно нахмурился, открыл и закрыл рот, но так и не нашелся, что ответить на такое заявление. Я же, решив не дожидаться того момента, когда его навестит очередная недобрая мысль, миролюбиво произнес:

— Мне про одно местечко информацию получить нужно. Называется Рэд Лайк Сити. Знаете о нем?

— Я знаю здесь обо всем, бледнолицый молокосос, — отрубил мексиканец. Затем подумал и добавил: — Просто не помню.

— Так знаете или нет?

— Знаю. Но не помню.

Мне пришлось напрячь извилины, чтобы сообразить, к чему клонится разговор.

— А что же требуется для того, чтобы вы все вспомнили?

— Нужно подумать, — лицо картографа озарилось хищной улыбкой. — Наверное, если ты принесешь мне левую среднюю ложноножку фиолетового альена и пятьдесят тысяч кредитов, то мы что-нибудь обнаружим в архивах.

— Ложноножку? — Я невольно почесал затылок. — Где ее взять-то…

— Ладно, так уж и быть, сделаю тебе скидку, — гадостная ухмылка собеседника нравилась мне все меньше. — Обойдемся без ложноножки. По рукам?

— По рукам… стой, сколько, ты сказал, надо кредитов?!

— Пятьдесят тысяч, — не моргнув глазом повторил чертов латинос. — И помни, ты уже согласился. Уговор дороже любых денег.

— А жирно тебе не будет, старый хрен?!

— Нет, в самый раз, — выглядевший чрезвычайно довольным гад пропустил оскорбление мимо ушей. — Ты же, бледнолицый, просишь у меня совершенно уникальные сведения. Думаешь, они ничего не стоят?

Сложный вопрос. И слишком большие деньги для того, чтобы тратить их подобным образом. С другой стороны, глобальный квест мог принести гораздо больше. Если, конечно же, добраться до самого конца…

Я выругался, а потом, сопровождаемый ехидным взглядом владельца кабинета, прошелся до окна и обратно. Но ничего толкового не придумал и развернулся в сторону двери:

— Будут тебе пятьдесят штук, барыга…

Для того чтобы получить необходимую сумму, мне пришлось поколесить по городу в поисках местного аукционного дома. А затем, отменив предложения о покупке батареек, тащиться обратно.

К счастью, мой деловой партнер за это время никуда не делся из своей каморки. Более того, когда я снова появился в кабинете, глаза латиноса отразили совершенно искреннюю и светлую жадность.

Думаю, он бы и до вечера спокойно подождал.

— Достал деньги, бледнолицый?

— Ага, — я демонстративно потряс браслетом. — Все есть.

— Отлично, — картограф вытащил из ящика стола тонкую папочку. — Плати.

— Что, вот так просто?

Понять мое удивление было нетрудно — сам факт обмена секретных сведений о секретном квесте на обычные деньги выглядел как-то неправильно. С другой стороны, сумма-то запрошена такая, что не каждому по карману. Это мне сейчас море по колено, а среднестатистический игрок еще сто раз подумает…

— Да. Гони деньги.

— Не нервничай ты так, бро, — я согласился на перевод и ощутил, как от счета в мгновение ока оторвали огромный кусок. — Давай сюда инфу.

Мексикашка охотно протянул мне папку, но затем вздрогнул, осклабился в идиотской улыбке и, отдернув державшую документы руку, спрятал ее за спину.

— Чем это вы здесь занимаетесь? — Со стороны двери послышался крайне недовольный голос. — Анхель?

— Даю консультацию гражданскому лицу, господин мэр, — усердно отчеканил картограф.

Я повернулся и с интересом уставился на зашедшего к нам на огонек человека. Лысенький, толстенький, блещущий полным отсутствием печати интеллекта на челе… в общем-то, вполне себе обычный чиновник, ничего экстраординарного.

— Этому, что ли? — Мэр презрительно мотнул головой в мою сторону. — У тебя же обед. Стоило из-за десяти кредитов нарушать рабочий график?

— Даже десять кредитов — деньги, господин мэр! Нашему городу нужны средства!

— Что-то не замечал я за тобой раньше такого рвения. Поди накрутку опять сделал? Ты, как там тебя… Следопыт! Сколько он пытается содрать с тебя за справку?

— Э… пятьдесят тысяч. И я уже заплатил…

Глаза мэра выпучились, физиономия приобрела насыщенный пунцовый оттенок, а рот раскрылся, словно у вытащенного из моря хека.

Толстенькие пальцы нервно дернули за ворот рубашки.

— Пятьдесят тысяч? В обход кассы… дайте мне воды. Охрана! Охрана!

В кабинете появились два увешанных оружием жлоба. Оценили ситуацию, подхватили под руки своего начальника и замерли, ожидая дальнейших указаний.

— Арестовать их всех, — слабым голосом сообщил мэр. — Коррупция!

— Стойте, какая коррупция? Я просто пришел в ваш гребаный город для того, чтобы получить информацию. Мне сказали заплатить — я заплатил. В чем тут вина?

— Да, да, ты прав, Следопыт, — голос мэра дрогнул от сострадания. — Поместите его в камеру повышенной комфортности. Я приду в себя и мы во всем разберемся.

Громогласные ругательства не помогли. Нас с латиносом вытащили из кабинета, увели куда-то в подвал и распихали по двум совершенно одинаковым клетушкам. Впрочем, в моей хотя бы оказалась табуретка.

Зона комфорта, типа. Из такой не грех и выйти, правильно гуру духовного саморазвития рекомендуют.

— Ты тупой идиот, бледнолицее ничтожество, — сообщил мне картограф, как только тюремщики скрылись из виду. — Какого дьявола ты сказал про пятьдесят тысяч?

— А ты вообще жадная сволочь, — я не остался в долгу. — Значит, справка стоит десять кредитов, а ты решил содрать с меня пятьдесят штук? Так тебе и надо, козлу.

— Эту справку тебе все равно никто бы не дал, пища для скунса! Ты благодарить меня должен.

— Прямо рассыпаюсь в благодарностях. Деньги вернул, быстро!

— Хрен пустынного таракана тебе, а не деньги, — латинос сложил пальцы в неприличный жест. — Держи свою информацию. Старый Анхель Героино держит слово.

— Ох ты ж твою мать, — я проворно цапнул уже знакомую папочку и засунул ее в инвентарь. — Что там внутри?

— Там история того несчастного города, гринго, — горестно вздохнул картограф. — И еще там имя парня, который знает, как к нему пробраться. Я черкнул пару рекомендательных слов.

— То есть, это что, не карта?

— Карт Красного Озера больше нигде нет, — сразу же окрысился собеседник. — Я сделал все, что мог.

— Вот дерьмо…

Неподалеку раздался грохот открываемой двери, а затем в помещении объявился мэр. И четверо охранников.

— Требуется выяснить все обстоятельства произошедшего, — сообщил глава города, нервно прохаживаясь перед нашими камерами. — Следопыт, что за справку ты хотел получить?

— Мне нужны были координаты города Рэд Лайк Сити, уважаемый мэр.

— К чему эти формальности… можешь называть меня просто «достопочтенный господин Альваро дель Граца Пернамбукано Третий». Зачем тебе координаты?

— Я случайно узнал об этом городе, но не смог найти его на картах. Заинтересовался.

— И заплатил за информацию пятьдесят тысяч? Просто за информацию?

Почувствовав, что настала пора для импровизаций, я слегка приосанился:

— Возможно, это не очень заметно по моему внешнему виду, но мне, знаете ли, не привыкать купаться в деньгах. Пятьдесят штук — не такая большая цена за интересные данные.

В соседней камере явственно скрипнул от жадности зубами старый Героино. А глаза мэра мгновенно приобрели уважительное и одновременно с этим масляное выражение.

— Понимаю, — кивнул он. — Очень хорошо вас понимаю, Следопыт. Это… откройте его камеру. Очень невежливо держать такого достойного молодого человека взаперти. Мы должны следить за репутацией своего города… Кстати, не желаете ли оформить почетное гражданство Изумрудного? Всего десять тысяч в месяц.

— Обязательно подумаю над вашим предложением, — я дождался пока дверь откроется и с достоинством вышел наружу. — Но сначала нужно решить вопрос с информацией. Достопочтенный господин Альваро дель…

— О, к чему эти формальности, — смешно взмахнул ручками мэр. — Просто Альваро. Что же касается вашего вопроса, то сейчас мы все решим. Вы заплатили этому человеку деньги?

— Да.

— Он передал вам нужную информацию?

— Увы, в ваших архивах не нашлось карты этого города, господин Альваро.

— Ожидаемо, — вздохнул мэр. — У него слишком тяжелая судьба и упоминания о нем уничтожены. Что же, в таком случае ваши деньги должны быть возвращены. Героино?

— Я отдал ему всю доступную информацию! — Латинос взвыл раненым мамонтом и бросился на прутья решетки. — Он врет!

— Господин Альваро, я утверждаю, что не получал требуемой мне карты. Только странную историю, которой, если откровенно, у меня нет никакой веры.

— Сложный случай, сложный, — мэр всерьез задумался. — То есть, услугу вы все-таки получили, но не в полном объеме и по откровенно завышенной цене, да еще и в обход официального общака… то есть, кассы. Очевидно, что вы стали жертвой чудовищного обмана, но при этом нельзя не отметить, что вы все же вступили с этим нехорошим человеком в сговор. И что же мне делать?

Я невольно вспомнил своего питомца и как можно искреннее улыбнулся:

— Понять и простить?

— Возможно, возможно, — взгляд мэра заметно потеплел. — Мне кажется, я нашел оптимальное решение. Охрана, отберите деньги у этого преступника!

Спустя тридцать секунд изрыгавший ужасные проклятия Героино оказался вытащен из камеры и засунут в какое-то непонятное устройство, заполненное непонятными проводками и лампочками.

— Нет!

— Снимать с его счета все деньги или только пятьдесят тысяч? — Охранник, деловито зафиксировав картографа в несколько унизительной позе, повернулся к шефу.

— Дайка-ка подумать, — Альваро всерьез задумался. — Наверное… а, будь что будет. Снимай все!

Рев раненого мамонта превратился в рев раненого мамонта, защемившего свои волосатые шары в ловушке древнего пещерного человека, но дело уже было сделано — мэр взглянул на собственный браслет и расплылся в улыбке:

— Этот штраф должен стать для тебя уроком, Анхель. Киньте его в камеру. Пусть проведет там месяц, а потом снова возвращается к работе.

Наблюдая за тем, как латиноса волокут обратно к месту заточения, я осторожно поинтересовался:

— Скажите, а теперь мне можно получить свои деньги обратно?

Глава города как-то сразу поскучнел и спрятал взгляд.

— К сожалению, администрация не может позволить себе простить ваше участие в этой преступной сделке. Конечно, мы могли бы закрыть глаза, если бы вы имели статус почетного гражданина… Кстати, вы можете оформить его прямо сейчас и тем самым избежать всех штрафных санкций. Как насчет того, чтобы заключить контракт сразу на… скажем, на пять месяцев? Такая хорошая круглая сумма… то есть, цифра.

Чувствуя, что своих денег мне уже в любом случае не видать, я чуть-чуть поколебался, а затем небрежно махнул рукой:

— Вы правы, уважаемый Альваро. Стать почетным гражданином Изумрудного — это счастье для меня.

— Как приятно видеть такого достойного молодого человека, — мне показалось, что мэр готов расплакаться от умиления. — Счастлив еще раз официально поприветствовать вас в нашем городе. Двери моего кабинета всегда открыты, помните об этом. Отныне вы полностью свободны. А с тобой, презренный коррупционер, мы сейчас еще поговорим…

Выбравшись на улицу, я с облегчением вздохнул, удивляясь, что сумел отделаться малой кровью.

И тут же увидел системное сообщение.

[Внимание! Вы сделали первый шаг на пути к обретению настоящего влияния в этом жестоком мире. Поздравляем. Вы получаете достижение «Почетный гражданин». Эффект достижения: +1 к интеллекту.]

Спустя ничтожную долю мгновения выскочила следующая надпись, оповестившая меня о присвоении нового уровня.

— Маловато будет, за пятьдесят-то штук, — проворчал я, забираясь в параметры персонажа. — Чертовы жадины.

Интеллект мне был совершенно не нужен — как минимум в игровом плане. Зато появившаяся возможность немного поднять «безразличие» откровенно радовала.

— Отлично… А теперь глянем на то, что выдал этот старый пройдоха…

Полученная от картографа папка содержала в себе только пожелтевший листок и маленькую карточку, испещренную синими каракулями. Прочитать их у меня получилось с огромным трудом.

[Карлос Пеликано. Рыжая улица, 15. Спросить Марию, заплатить пять кредитов.

Карлос, расскажи этому тупому гринго то, о чем он спросит. Сочтемся. Героино.]

— Сам ты тупой. Мамонт.

Желтая бумажка оказалась заметно более информативной. Впрочем, практической ценности в полученных мной знаниях оказалось не так уж много.

[Для служебного пользования.

Объект: Рэд Лайк Сити.

Официальная позиция: незначительное поселение, совершенно уничтоженное ядерным взрывом и не представляющее никакого практического либо теоретического интереса.

Местоположение: данные утеряны. Предположительно, находится в пределах территории четвертой зоны в северо-восточной области обитаемой зоны.

Внешняя среда: данные утеряны. Предположительно, наблюдается крайне высокий уровень радиационной и биологической опасности. Встреча с роботизированными системами и опасность отравления предположительно минимальны.

История: достоверные данные утеряны. Предположительно, в Рэд Лайк Сити находилась секретная лаборатория, где проводились опыты над пришельцами, находящимися на высших ступенях иерархии своего общества. Результаты исследований неизвестны.]

— Ничего не известно… гадство.

Пребывая в не самом приятном расположении духа, я отправился на поиски Рыжей улицы. Благо, местные блюстители порядка, каким-то чудом оповещенные об изменении моего статуса, чуть ли ковровую дорожку расстилали перед почетным гражданином, рассказывая, как именно он может добраться до цели.

Не стоило бы это таких невменяемых денег, я бы даже порадовался.

— И че тебе надо? — В ответ на мой стук из-за двери обветшалого дома выглянула какая-то старуха. — Че приперся, гринго? Наркоты здесь нет, понял, расист чертов?

— Мне бы Марию увидеть, — промямлил я, чувствуя себя то ли идиотом, то ли героем шпионского боевика. — Да, ее.

— Марию, значит, — на лице старой карги отобразилось нешуточное подозрение. — Тогда с тебя шесть кредитов.

— Шесть? — В душе вскипел праведный гнев лоха, у которого только что отжали квартиру, а затем попытались забрать еще и предпоследние труселя. — Мне сказали пять.

— Ну, раз сказали, то давай пять.

Я лишился очередного кусочка своего состояния и дверь распахнулась до упора.

— Пойдем, гринго.

Мы пробрались по захламленному коридору, спустились на этаж ниже и оказались в небольшой, но довольно уютной комнатушке. Шкуры зверей, потухший камин, бар с частоколом полупустых бутылок…

— Карлито! Поднимайся, пьянь! К тебе пришли!

Куча одеял на стоявшем в углу диване зашевелилась и из-под нее выглянула сморщенная физиономия очередного мексиканца.

— Что это за бледнолицее дерьмо?

— Он заплатил пять кредитов, — сообщила старуха. — Так что разбирайся с ним сам, а я пошла.

Дождавшись пока женщина скроется из виду, Карлос занял сидячее положение и приложился к обнаружившейся у него в руке бутылке текилы.

Потом резко выдохнул, вперив в меня недобрый взгляд.

— Кто прислал?

— Героино.

— Чертов клоун… записка есть?

Я молча протянул ему маленький кусочек картона.

— Вот, значит, как, — протянул мой новый знакомый. — Рассказать тебе все… ну-ну. А скажи-ка мне, мой бледнолицый друг, сколько зелени ты отвалил этому старому хрычу?

— А зачем вам это знать?

— Понимаешь ли, мальчик, здесь написано, что тебе нужно помочь. А взамен я смогу взять часть тех денег, которые ты отстегнул моему другу. Поэтому, раз уж мы с тобой общаемся сейчас наедине, советую быть искренним, называя ту сумму. Лучше будет нам обоим.

Я вспомнил выманившего у меня чуть ли не всю имевшуюся наличку картографа, злобно усмехнулся и кивнул:

— Без проблем, бро. Твой кореш развел меня на девяносто штук кредитов. Пришлось в долги залезать. Так что, если ты отберешь у него…

Бутылка с огненной водой выскользнула из морщинистых пальцев, упала на пол и покатилась к стене, а сам Карлос до предела округлил глаза:

— Девяносто штук? За что?

— За информацию о Рэд Лайк Сити.

Удивление мгновенно сменилось апатией. Старик вяло махнул рукой, поднялся и достал из бара новую емкость.

— Это плохие знания, парень.

— Да пофиг, плохие они или хорошие, — хмыкнул я. — Мне нужно туда попасть.

— Без проблем, — собеседник устало вздохнул. — Я сейчас не помню точных координат, но, как найду свой прежний браслет, отправлю их тебе. Может, через неделю. Или две. Что еще?

— А вы откуда вообще знаете про этот город?

Последовал еще один вздох:

— Работал когда-то давно проводником в одной научной экспедиции. Молодой был, глупый. И ученые тоже молодые были… за грань жизни полезли. Так и остались там…

— Ученые? — В моей душе проснулся азарт. — Знаете, где именно они погибли? Скажете?

— Почему бы и нет, — Карлос устало пожал плечами. — Но ты там тоже умрешь. Там нельзя выжить.

— Я учту. Но в самом-то городе выжить реально?

— Не знаю. Мы дошли только до пригородов.

— Хорошо, и на том спасибо. А вам известны какие-нибудь интересные бункеры или другие подземелья? Такие, чтобы там можно было как следует повоевать? В третьей или четвертой зоне?

Старик окинул меня скептическим взглядом, покачал головой и криво улыбнулся:

— Ты, конечно, вещички хорошие у кого-то украл. Но тебе пока в четвертую зону идти глупо. Хотя… есть у меня на примете один заводик. Может быть, там тебя хоть не прикончат сразу.

ИММК, подтверждая прием данных, слабо щелкнул и Карлос тут же потерял ко мне всяческий интерес:

— Иди, бледнолицый. Когда найду координаты, отправлю тебе. Иди, иди…

Покинув не очень-то гостеприимный дом, я медленно двинулся к центру города, размышляя о своих дальнейших действиях. С одной стороны, первый этап плана оказался выполнен. С другой — я по итогам этого этапа получил совсем не то, на что рассчитывал. И потерял при этом чуть ли не все деньги.

— Интересно, сколько в реальности займут поиски?

Даже упившемуся яблочным вином ежу было понятно, что система попросту включила определенный тормоз, не позволявший промчаться по сложному квесту резвым галопом. Вполне себе обычное дело.

Я не исключал даже тот вариант, при котором нужная локация начала подгружаться в игру только сейчас — иначе на нее давно наткнулись бы другие искатели приключений. Хотя кто их знает, может и натыкались уже, но попросту умерли в процессе исследований…

Как бы то ни было, но сроки оказались установлены достаточно четко. Неделя или две — это вполне достаточное время для того, чтобы набрать где-нибудь несколько лишних уровней. Значит, этим мы с Эдиком и займемся. Например, изучая то местечко, о котором поведал Карлос.

Я добрался до центральной площади и, как назло, снова оказался перед статуей.

— We'll make America black again!

От неожиданно прозвучавшего поблизости истошного женского вопля я вздрогнул и чуть не бросился наутек.

Со стороны парочки расположившихся возле ближайшего фонаря игроков тут же донесся искренний беззлобный смех:

— Что, друг, давно не был в городе?

— Типа того, — косясь на продолжавшую что-то вопить ораторшу, я шагнул в их сторону. — Здесь же раньше старикан выступал? Со смешной прической?

— Свергли его давно, — фыркнул один из моих собеседников. — Говорят, то ли продался коммунистам, то ли на семейных ценностях спалился. В общем, теперь здесь эта вот черная курица разоряется.

— И как, успешно?

— Да так, — второй парень неопределенно пожал плечами. — Янки, кажется, довольны. Нам тоже нравится. Цирк же.

— Тут еще круче бывает, — сообщил его товарищ. — Когда орать начинает еще и Фиона, то вообще веселье.

— Ставки делаем, подерутся они из-за места под солнцем, или нет.

— Фиона — это местный Гринпис?

— Ага, сечешь тему.

Некоторое время мы спокойно наблюдали за экспрессивно размахивавшей конечностями негритянкой. Затем один из игроков обратил-таки внимание на мой ник — и все сразу поменялось. Окончательно и бесповоротно.

— Это же тот козел, про которого на форуме писали.

— Ты про что? Какой ко… а…

Видя их сосредоточенные взгляды, я несколько стушевался и отступил в сторону.

— Валить?

— Неписи воскресят. Просто скинь сообщение кому-нибудь из «детей», пусть они с ним возятся. Что, урод, думал, мы тебя не опознаем?

Само собой, общаться на подобные темы у меня не было совершенно никакого желания. Но и уйти по-английски не получилось — игроки неторопливо двинулись вслед за мной.

— Ну давай, беги, сосунок. Порадуй нас.

К моему несказанному облегчению, буквально через несколько секунд рядом появился городской охранник.

Служитель закона остановился между нами, смерил недобрым взглядом моих оппонентов, а затем поинтересовался:

— Господин Следопыт, эти люди вам досаждают?

Я мигом сориентировался в ситуации:

— Еще как! Следят, угрожают. То ли бандиты, толь воры. Их бы в камеру на денек. Или на два.

— Кого ты слушаешь, — возмутился один из игроков. — Он же пэкашер! Сволочь!

— Так-так-так, — возле нас появились еще двое местных полицейских. — Оскорбление почетного гражданина города, попытка грабежа, вымогательство, бандитизм… в тюрьму их!

Охранники синхронно шагнули вперед, я с облегчением улыбнулся, а над площадью разнеслась опробованная некогда еще Шурой Балагановым нота протеста:

— Вы че творите, волки позорные?!

Обзывавший меня уродом игрок попытался было смыться, но с другой стороны возник новый патруль, на раз пресекший подобную выходку.

— Падла!

— Сопротивление аресту, нарушение общественного порядка…

— Пошел на хрен!

— Оскорбление должностного лица при исполнении служебных обязанностей…

— Гнида!

— Рецидив, отягчающие обстоятельства…

Не дожидаясь окончания ареста, я тихо покинул место происшествия и двинулся в сторону ворот, за которыми томился в ожидании питомец.

На душе был сумбур.

То, что за меня вступилась местная охрана, радовало. Но вот причина возникновения конфликта вызывала откровенные опасения. Судя по всему, я умудрился прощелкать что-то глобальное, из-за чего сейчас постепенно превращался в объект всеобщей травли.

— И жизнь хреновая, и жить не очень-то. Нужно поторапливаться…


Глава 1 | Точка равновесия | Глава 3



Loading...