home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3

Междугородный автобус — это зло в чистом виде. Зло, никак не замутненное добротой, состраданием, а также прочими светлыми вещами. Идеальный черный цвет…

— Ноги убрал от моего хрома.

— Да сдался мне твой хром, — я поджал конечности и смерил недовольным взглядом сидевшего напротив толстяка. — А вообще, на оперу давно переходить пора, ламер.

Сосед шутку не оценил, но все-таки не нашел к чему придраться и замолчал, набычившись еще сильнее.

Путешествие продолжилось.

В огромной и скрежещущей всеми частями своего металлического тела колымаге я оказался почти случайно. Вышел за пределы Изумрудного, приготовился к новой череде смертей, разыскал на карте отмеченное Карлосом место… после чего обнаружил, что не так уж далеко от выбранной цели находится еще один человеческий город — Город Енотов. Слышать об этом поселении мне уже доводилось, но само по себе оно оказалось в сфере моих интересов только сегодня.

Через пять минут, как следует изучив расположение нужных локаций, я направился обратно к проходной.

Таракан, недоуменно попискивая, двинулся следом.

— Ш-ш-ш! Стой. Бро, я сейчас поеду в другой поселок на автобусе. Но тебе внутрь нельзя. Ты должен двигаться за нами следом и не отставать. Понимаешь?

— Аффтопусс?

— Он самый. Не дрейфь, у тебя все получится.

Как оказалось, я был чересчур оптимистично настроен. Нет, записаться на очередной рейс мне удалось без особых проблем. Цена за удовольствие тоже оказалась вполне вменяемой — всего сто кредитов. Да и ехать поначалу было довольно-таки комфортно. А вот затем…

— Нападение! Мутанты!

— Альен! Голубой альен!

— Спасайтесь!

Не успел я разобраться в происходящем, как на крыше что-то лязгнуло, а затем по ушам ударил грохот от бесконечной пулеметной очереди.

— Мать твою…

— Улетает! Добивайте его!

Очумело встряхнув головой, я догадался повернуться назад и заметил своего питомца, зигзагами уносившегося вдаль. Похоже, бедолага чересчур сблизился с автобусом, привлек внимание охраны и угодил под обстрел, а теперь был вынужден спасать свою шкуру.

— Лети, дурень, лети…

Когда Эдик сумел-таки успешно скрыться в какой-то канаве, стрельба прекратилась. Наступила тишина, разбавляемая лишь навязчивым звоном в ушах.

— Прикольная тема, — наконец произнес сидевший за два кресла от меня игрок. — Сегодня раньше обычного все началось, прогресс.

— Мы чуть не погибли, — с укором покосилась на него какая-то женщина-непись. — Он же нас чуть не съел!

— Жестокая тварь, — авторитетно кивнул расположившийся рядом с ней мужик. — Видел, как точно такие же на мутантов охотятся. Один укус — и зеленого парализует. А эта сволочь его потом живьем ест.

— Ужас, — женщина прижала к лицу ладони. — И много их здесь? Я просто впервые из города выбираюсь, не знаю…

— Мало, — веско произнес все тот же мужик. — Если бы их было много, то в пустошах больше никто бы не жил.

— А еще они невидимыми становиться умеют, — внезапно сообщил игрок. — Идешь такой по дороге, никого не трогаешь, а потом… а потом — все.

— И под кошек маскируются, — мужик бросил недовольный взгляд в сторону нежданно объявившегося конкурента.

— Боже…

Я затаился в своем уголке и предпочел сделать вид, что ничего не знаю ни о каких голубых альенах. И о голубых тараканах тоже.

Минут сорок спустя автобус остановился возле огромного грязного болота, подобрав там двоих новых пассажиров. Один из них, собственно говоря, и притащил с собой вместительную сумку, заполненную металлическими слитками. Причем не нашел для нее лучшего места, чем крохотная площадка в непосредственной близости от моих ног.

— Это — хром.

— Э… хорошо.

— Нечего на него глазеть, понял?

Попытки игнорировать параноидально настроенного соседа успеха не принесли. Чувствовалось, что этот персонаж души не чаял в своем бауле и был готов жестоко покарать любого, кто посмеет к нему приблизится — просто в качестве необходимых превентивных мер.

В итоге мне пришлось вести себя предельно осторожно, дабы случайно не коснуться гребаного брезента.

Еще через какое-то время между рядами кресел появилась нагруженная подносом девушка в симпатичной оранжевой униформе.

— Вас приветствует компания «Сухопутный флот — альтернативные автолинии», — тут же раздался в динамиках прокуренный и слегка нетрезвый голос водителя. — Короче, халявные сухарики. Налетай, разбирай, шеф угощает!

Сообщение вызвало некое подобие ажиотажа — следующие десять минут пассажиры растаскивали лежавшие на подносе пакетики, благодарили девушку, получали ответные улыбки и упоенно хрустели угощением.

Я тоже взял себе порцию, но есть не стал, решив полакомиться как-нибудь потом.

— Эй, девочка, — внезапно пробасил владелец сумки с хромом. — А попить у тебя найдется? Сухарики островаты чутка…

— Конечно, уважаемый пассажир, — ослепительно улыбнулась местная бортпроводница. — Я обслужу остальных и сразу же вернусь.

— Поторопись!

— И мне принеси чего-нибудь, — послышался издалека чей-то голос.

— И нам!

— Одну минутку, — девушка раздала последние крошки, а затем упорхнула в сторону кабины.

Спустя ту самую минутку из динамиков снова послышался хриплый баритон:

— Короче, компания очень счастлива, что вы пользуетесь ее услугами, — сообщил водитель. — И предлагает всем желающим купить чистейшую питьевую воду или же восхитительное прохладное пиво! Всего за пятьдесят кредитов вы сможете насладиться вкусом тайных родников…

Толстяк, сидевший по другую сторону гнусного баула и только что засунувший в рот целую горсть сухарей, замер, испуганно уставившись куда-то в пустоту. Потом осторожно двинул челюстями и округлил глаза.

— Компания напоминает, что употреблять принесенную с собой еду и напитки запрещено, — тем временем продолжал безжалостный водитель. — Нарушитель будет оштрафован на пятьсот кредитов или снят с рейса.

Послышались вялые проклятия, но до полноценного восстания дело все-таки не дошло. Отдельные пассажиры, будучи не в силах терпеть жажду, раскошелилась и принялись смаковать крохотные порции напитков, всем остальным пришлось следить за этим увлекательным действом со стороны. На лицах людей явственно читались либо зависть, либо ехидство — в зависимости от того, насколько они сами успели поучаствовать в процессе дегустации халявных ништячков.

Мой сосед, дождавшись появления все такой же нарядной и улыбавшейся девушки, вытащил из сумки увесистый слиток.

— Мне пива. Много пива.

Разносчица довольно брезгливо взяла болванку, поскребла ее ногтем и вынесла вердикт:

— Одна бутылка.

— Как одна? — На толстяка было жалко смотреть. — Это же хром!

— Мы не биржа металлов, — гордо произнесла девушка. — Если хотите больше пива, давайте золото или платину.

— Друг, купи хром, — умоляющий взгляд обратился в мою сторону. — Отличный хром, чистый! Девяностопроцентный! Всего триста кредитов!

Я вспомнил, как меня совсем недавно терроризировали из-за места рядом с этим самым металлом и злорадно покачал головой:

— Хрен тебе, а не хром.

— Ну и пошли вы все, — толстяк забрал свой слиток обратно и принял гордую позу непонятого обществом мизантропа.

Из развлечений осталась только возможность беспрепятственно пялиться в окно.

Выбранный мной способ передвижения оказался достаточно безопасным, но не таким уж быстрым — несмотря на то, что иногда автобус выезжал на остатки скоростных магистралей и набирал вполне приличную скорость, для преодоления двухсоткилометрового пути в расписании было заложено около пяти часов.

Неписи откровенно скучали, игроки один за другим отправляли своих персонажей в сон и я, задолбавшись смотреть на однообразные пейзажи, в конце концов сделал то же самое.

Мгновение темноты, возвратившиеся чувства…

Вокруг все было по-прежнему. Но, если верить карте, то до цели моего путешествия оставалось всего-навсего шесть километров по бездорожью.

— Эй, водила, стой, — заорал я, понимая, что самая лучшая точка для высадки уже осталась позади. — Стой, твою мать!

— Не положено, — донесся до меня злорадный ответ. — Ближайшая остановка запланирована в Городе Енотов.

— Твою мать, — я вскочил и принялся пробираться к выходу. — Останови, срочно!

— Пошел в задницу, — водитель недвусмысленно развернул в мою сторону ствол огромного дробовика. — Быстро!

— В автобусе бомба, — мне не удалось придумать ничего более умного. — Я не хочу умирать!

Взвизгнули и заскрежетали тормоза. По салону пронесся матерный ветерок. А я, влекомый могучей силой инерции, полетел в лобовое стекло, выбил его своим худосочным телом и совершенно неожиданно оказался на асфальте.

Сверху донеслись нервные возгласы:

— Где эта сволочь с бомбой?

— У него сумка!

— Точно, он! Он еще пиво покупать не захотел!

Решив не дожидаться конца расследования, я шустро скатился с дороги, а затем бросился наутек, к развалинам крохотного поселка. Добежал до первого здания, свернул за угол, после чего матюкнулся и едва не ломанулся обратно — безопасная первая зона в мгновение ока сменилась четвертой.

ИММК задумчиво щелкнул, немного подумал, щелкнул еще раз…

— Так, не рефлексируем.

Притаившись за куском стены, я постарался трезво оценить обстановку и быстро пришел к выводу, что испугался зря.

Поскольку никаких страшных тварей рядом не наблюдалось, то мне, скорее всего, посчастливилось оказаться в ничем не примечательной полосе экстремальной радиации. А с сопротивлением в девяносто процентов здесь можно было находиться без особой опаски. Наверное.

Чуть-чуть осмелев, я поднялся во весь рост.

Вокруг действительно царила тишь да благодать. Остановленный мной автобус снова сдвинулся с места и теперь резво удалялся в сторону далекого города, где-то неподалеку чирикала птичка, на горизонте к небесам поднимался огромный столб дыма…

Наконец-то ощутив себя в полном одиночестве, я включил на костюме адаптивную маскировку и двинулся вперед — туда, где располагалась отмеченная господином Пеликано локация.

До ушей тут же донеслось слабое шипение полузадушенной кобры:

— Хх… ххоссяин… патла…

Уставший и покрытый пылью таракан кое-как вылетел из-за соседних развалин, опустился на торчавшую из груды обломков арматурину, но не удержался на ней и безвольной тушкой шлепнулся на землю.

— Устал, что ли? Подъем, солдат, солнце еще высоко.

На самом-то деле солнце уже вовсю спускалось к горизонту, но чисто технически я против истины не погрешил. Хотя питомцу на это явно было наплевать.

— Ххосяин упить сепя ап стену. Мноко хас.

— Мечтай, ага. И вообще, для тебя физические упражнение полезны, — я нагнулся и ткнул пальцем в толстенькое волосатое брюшко. — Смотри, какое пузо наел.

Таракан вяло отмахнулся щетинистой лапкой, затем издал душераздирающий хрип, но все-таки перевернулся в нормальное положение.

— Пошли, бро. Давно мы уже ни с кем не воевали.

Откровенно говоря, я не очень-то представлял, с кем и как буду сражаться имевшимися у меня средствами — надежда оставалась только на очередную импровизацию или ядерный пистолет. Пару раз можно было очень даже неплохо поджарить кому-то пятую точку, а вот дальше… дальше как раз и пришлось бы импровизировать.

Спустя несколько минут радиация резко сошла на нет, а четвертая зона опять сменилась первой. Заметив это, по-прежнему обозленный на весь мир Эдик тут же принялся рыскать по окрестностям и убивать всех встреченных существ — наверное, представлял на их месте любимого хозяина, не иначе.

Следовать его примеру и устраивать низкоуровневой живности геноцид мне не хотелось. Парочка клещей вместе с откровенно глупым кротом все-таки попрощались с жизнью, но в целом я старался поддерживать имидж доброго и мирного туриста — слишком уж невеликим вырисовывался профит от охоты. Много возни, мало опыта…

Подумав об этом, я неожиданно вспомнил про увиденную когда-то давно станцию зарядки роботов и с сожалением вздохнул. Прямо сейчас можно было бы к чертовой матери вывести весь тот комплекс из строя, но вот где же теперь его искать?

— А что, если…

Найдя повод для краткого отдыха, я притормозил, уселся на камень и развернул окошко форума.

[Базовые станции роботов — один из типов местных объектов. Обычно расположены в третьей зоне, но могут быть и исключения. Встречаются редко, защищаются со страшной силой. Лут — металлы и детали роботов. Много полезного.]

[Там смешно получается. Вокруг организуется такое кольцо охраны, что система часто присваивает этой местности четвертую зону. А внутри по-прежнему остается третья. Так что найти базы при желании не сложно.]

[Сложно их раздолбать, когда тебя пытаются прикончить несколько ходоков и куча всякой мелочи.]

[Для разведчиков профит. Если взорвать центральное ядро, то опыта можно огрести немерено.]

[Диванный аналитик детектед, я смотрю. «Безразличие» на роботах не работает, а маскировку они вычисляют. Единственный шанс на диверсию — каким-то чудом возродиться внутри кольца.]

[Если у тебя кривые клешни, то это не значит, что у всех остальных они такие же.]

[Открою вам тайну, ребята. Здесь у многих клешней вообще нет. Понимаю, что ваш мир сейчас здорово пошатнулся, но пришла пора взглянуть правде в глаза.]

[Жаль, что ты не способен собственным примером подтвердить эту теорию.]

[Знаю парочку дятлов, которые уже около месяца только и делают, что дохнут, пытаясь возродиться в этом самом кольце. Рассчитывают на неземной профит.]

[Лучше бы тараканов мочили.]

— Вот так всегда, — пожаловался я Эдику, снова поднимаясь на ноги. — Окажешься в каком-нибудь классном месте, но узнаешь об этом уже потом. И весь теоретический профит идет коту под хвост…

Нам оставалось только одно — продолжать путь.

Первая зона как-то незаметно сменилась второй, вторая — третьей… и беззаботная жизнь закончилась. Навстречу из-за разлапистого тернового куста выбралась огромная толстая пума.

— Твою мать, — я замер на месте. — Волосатый, а ну-ка, отлети в сторону…

Пуме было плевать. Положив болт на все отвлекающие маневры, кошка обманчиво медленно кралась прямо ко мне.

— Дерьмо…

Мне пришлось отбросить в сторону гордость и перепуганным тушканчиком броситься в сторону — туда, где из земли торчал покосившийся металлический огрызок, оставшийся от поваленной опоры линии электропередачи.

Сзади послышался грозный рев, мгновенно придавший моим ногам дополнительное ускорение.

— Отвлекай!

Не знаю, что именно сделал питомец и сделал ли он вообще хоть что-нибудь, но до решетчатой конструкции я все-таки добежал. Добежал, затем с ловкостью наскипидаренной макаки поднялся метра на три от земли и остановился — только потому, что дальше лезть было уже некуда.

Обернулся.

Расположившаяся внизу пума элегантно вытянулась во весь рост и, не обращая никакого внимания на крутившегося рядом таракана, постаралась достать до меня огромными когтями. Затем, осознав бесполезность таких действий, прыгнула, с легкостью зацепившись передними лапами за соседнюю балку.

Я тут же вытащил мачете и отважно ткнул им в морду пытавшегося взобраться наверх врага. В ответ послышалось многозначительное ворчание, а усилия, прилагаемые пумой для того, чтобы приблизиться к вкусному телу Следопыта, утроились.

— Мочи ее, волосатый, — чувствуя, что до бесславной смерти осталось всего ничего, я еще раз взмахнул клинком, целясь в огромную пушистую конечность. — Плюй, твою мать!

Надо отдать должное — таракан старался вовсю. Но здоровенной кошке было абсолютно все равно — что на радиацию, что на яд.

— Кусай ее, бро, кусай… — Мне на глаза попались отличительные половые признаки хищника и я тут же скорректировал установку: — За шары его, сволочь! Клешнями!

Эдик разразился негодующе-матерной тирадой, но ослушаться не посмел, метнувшись куда-то к задней части продолжавшей свою возню пумы.

Горный лев, только что успешно отмахивавшийся от мачете, неожиданно замер, как-то очень по-человечески округлив глаза. Потом тоненько мяукнул, отцепился от балки и шмякнулся оземь, чуть не придавив своей тушей питомца. А затем поджал хвост и огромными прыжками унесся куда-то вдаль.

Таракан что-то презрительно свистнул ему вслед, бросился было вдогонку, но тут же передумал.

— Этих — ссильный!

— Сильный, сильный, — кивнул я, осторожно спускаясь на землю. — Тебе вообще в медицине работать надо. Есть такой врач, кастролог называется. У тебя получится.

Таракан надулся от гордости и довольно элегантно кувыркнулся в воздухе:

— Ххосяину нущен фхащ?

— Не-не, спасибо, — я на всякий случай отступил от воодушевившегося шестинога. — У меня все хорошо, ничего нигде не болит.

— Этих мощет помощь, — закинул удочку питомец. — Этих ссильный.

— Молодец, молодец. Но ты лучше летай пока по округе, мелочь всякую вали…

Когда над «Альтернативой» начали сгущаться сумерки, мы снова перешли в четвертую зону. И тут же наткнулись на стаю огромных, покрытых длинными иглами волков.

— Прячься, дурень…

К счастью, бежавшие по своим делам твари то ли нас не заметили, то ли попросту не обратили никакого внимания. Несколько десятков увитых мускулами силуэтов стремительно пересекли пространство между двумя ощипанными рощицами и растворились среди деревьев.

В общем-то, прямой намек на то, что эта категория местности могла быть страшна не только излучением. Хотя без него здесь тоже не обошлось — новый браслет оценивал радиационное заражение окружавшей меня среды аж в восемьдесят восемь процентов.

Дофига и чуть-чуть больше, прямо скажем.

Через некоторое время после встречи с волками впереди показались очертания заброшенной промышленной зоны, окруженной небольшими домиками. Судя по всему, конечная цель моего похода находилась именно там.

— Ххосяин, кашетса, тошть сопихаетса, — ни с того ни с сего заметил таракан. — Ссильный.

— Что, мех намочить боишься?

— Ххосяин — кхап, — невозмутимо парировал питомец. — Ххосяин умихать от хатиасия.

— Вот дерьмо, — я совершенно по-новому взглянул в сторону постепенно собиравшихся над головой облаков. — Радиоактивный дождь будет, что ли?

Эдик посчитал ниже своего достоинства отвечать на глупые вопросы. Вместо этого шестиног приземлился на ветку поваленного дерева и, напрочь игнорируя все окружающее, с наслаждением почесался сразу тремя когтистыми лапами.

— Тощть… Этих купатса…

Мне, в отличие от предвкушавшего водные процедуры насекомого, надвигавшаяся непогода внушала все большее беспокойство. Кто его знает, как сильно здесь повышается радиационный фон во время такого дождичка. Хорошо, если прирост составляет пару-тройку процентов. А если сразу десять?

— Тогда никакой аптечки не хватит… давай-ка, бро, перебирай крыльями. Поищем нормальное укромное место.

На округу стремительно опускалась вечерняя темнота. Солнце незаметно скрылось за дальними холмами, небо затянули неприятные иссиня-черные тучи, а ИММК недовольно щелкнул, сигнализируя о том, что обстановка серьезно изменилась.

— Девяносто два процента… пошли-ка в дом, волосатый.

Глухой бетонный забор, служивший оградой для комплекса неприветливых серых зданий, оказался совсем неподалеку, но мне пока что было не до него. Мы с петом пробрались внутрь более-менее сохранившегося строения, поднялись на второй этаж и устроились там на древнем, но еще вполне жизнеспособном диване. Буквально сразу же за окном громыхнуло, а спустя еще несколько секунд послышался стремительно набиравший силу шелест дождя.

Браслет несколько раз подал голос, но затем все-таки успокоился.

— Че сидишь, — я небрежно толкнул локтем пригревшегося рядом питомца. — Лети, купайся.

— Потом, — Эдик подтащил к себе обрывок какой-то тряпки и прикрыл ей нежное пузико. — Холотно.

— Ишь, мягкотелый ка…

Мне пришлось заткнуться на полуслове — где-то неподалеку мягко ухнул взрыв.

Пол ощутимо вздрогнул, остатки стекол в оконных рамах противно задребезжали, сверху посыпалась пыль. Еще через секунду сквозь шум ливня пробились звуки выстрелов. Затем пространство за окном осветила яркая вспышка, браслет разродился истеричным пощелкиванием, а по комнате прокатилась волна горячего воздуха.

Питомец тут же отбросил в сторону свое одеялко, потянулся всеми лапками и томно щелкнул клешнями — судя по всему, отправляться на улицу всего лишь ради гигиены ему окончательно расхотелось.

— Кто там кого, интересно, порабощает…

Словно в ответ на мои слова, внизу хлопнула дверь и послышался топот нескольких пар ног. Мы с Эдиком испуганно переглянулись, а потом, синхронно вскочив с мест, спрятались за диваном.

Несколько минут прошло в тревожном ожидании, усугубляемом доносившимися с первого этажа шорохами. Затем раздался нервный голос одного из визитеров:

— Кажется оторвались. Кто это вообще был?

— Хрен его знает, — тихо ответил другой. — Какие-то новые спецназовцы, мать их. Или штурмовики. Раньше здесь таких не было.

— Бродягу мочканули.

— Зато Флектор все еще жив, днище тупое. Удрал куда-то, рачина членистоголовая.

— Это он, что ли, растяжку задел?

— А кто еще это мог сделать? Не я же.

Наступило молчание, перемежавшееся очередными порциями шорохов.

— Блин, командира жалко, конечно, — послышался третий голос. — Но он сам виноват, что опять этого кретина в рейд взял.

— Третий раз дойти не можем. И третий раз именно из-за него сливаемся. Если бы я не знал Бродягу в реале, то решил бы, что Флектор его девочка. Других причин брать с собой это дно просто нет.

Кто-то тихо фыркнул от едва сдерживаемого смеха:

— Не… этот дятел, конечно, пассив, но только в моральном плане. Впрочем, ручаться не могу…

— Тихо!

— Ты вот мне скажи, кто себя по доброй воле тампоном назовет?

— Не тампоном, а пластырем.

— Один хрен…

— Тихо, дебилы, — в голосе шикнувшего на болтунов человека прозвучало крайнее напряжение. — Я уже задолбался сюда ходить…

Спустя мгновение до меня донесся треск, переросший в странный гул. Буквально сразу же раздались истошные, но очень быстро стихшие вопли, а вокруг запахло жареным — в прямом и переносном смысле одновременно.

— Твою мать, — я выглянул из-за дивана и убедился, что по стенам уже вовсю разбегаются веселые язычки пламени. — Ходу отсюда!

К счастью, когда мы с тараканом вывалились из окна и приземлились в липкую грязь, никаких врагов рядом не оказалось. Возможно, тот, кто так успешно залил напалмом моих временных соседей, посчитал задачу выполненной… или…

Секунду спустя до меня дошло, что подставивший группу краб вполне мог до сих пор оставаться в живых. А значит, разыскивавший его враг был просто обязан продолжить поиски.

— Дерьмо… бро, свали от меня подальше и притаись…

Около пяти минут я мужественно мок под дождем, смотрел на то, как заполняется зеленая полоска на экранчике браслета и пытался греться в пламени полыхавшего рядом дома.

Затем неподалеку раздались спокойные тяжелые шаги, а из-за угла соседнего здания появилась массивная фигура.

Мне уже доводилось видеть различные типы местных экзоскелетов, но это действительно было что-то новенькое. Цельный костюм, напоминавший собой обычную десантную броню, но заметно более массивный. Странные наросты на плечах, шлем с непрозрачным забралом… и огромная хреновина в руках.

На секунду забыв о том что металлическое чудище смотрит именно в мою сторону, я жадным взглядом уставился на диковинное оружие. Этакий футуристический крупнокалиберный автомат, оснащенный подствольным гранатометом и огнеметом. Похоже, идеальное средство для боя в городских условиях. Тяжелое только…

Штурмовик повел своим могучим стволом по сторонам, а затем двинулся вперед, тяжело впечатывая в землю металлические ноги.

На душе стало очень-очень неуютно. И это чувство еще больше усилилось, когда за моей спиной послышались точно такие же шаги.

— Нашел?

— Уничтожил пять единиц. Еще одна продолжает скрываться.

— Сектор под контролем. Остается только выкурить крысу.

Я, притаившись среди обломков, решил, что полностью разделяю желания патрулировавших местность штурмовиков. Но спешить им на помощь все-таки не рискнул, вместо этого осторожно забравшись под солидный кусок шифера и наконец-то укрывшись таким образом от радиоактивного дождя.

В течение следующего получаса враги появлялись рядом со мной еще трижды. А затем со стороны забора раздался наполненный искренним ужасом трепещущий вопль и ситуация наконец-то изменилась.

Судя по тому что мне довелось услышать в ближайшие тридцать секунд, единственное умение, которым мог по праву гордиться обнаруженный охраной Флектор — это умение громко и бессмысленно сотрясать воздух. Тем не менее, спасать свою трусливую задницу от неприятностей у него тоже получалось неплохо — хотя звуки выстрелов очень быстро сместились далеко в сторону, истошные вопли так и не прекратились.

— Спрашивается, чего орать на всю округу, когда можно просто сдохнуть, избавив мир от своего унылого присутствия…

Как бы то ни было, а определенную пользу горлопан все-таки принес — в качестве отвлекающего маневра его перформанс оказался воистину бесценен.

Поняв, что другого такого шанса может и не представиться, я опрометью метнулся к видневшейся за ближайшими развалинами стене, добежал до нее, подпрыгнул, подтянулся…

Замер, напряженно таращась в темноту.

На первый взгляд, с другой стороны забора все было на удивление тихо и спокойно. Но, когда до меня дошло, что в такой ситуации имеет смысл воспользоваться прибором ночного видения, картина стала совсем не такой радужной.

Около расположенных неподалеку от меня ворот затаились практически полностью слившиеся с местностью штурмовики. На крышах расположились неприметные, но ощетинившиеся многочисленными стволами башенки. А в качестве вишенки на торте между зданиями высветился до боли знакомый силуэт ходока.

Полный комплект.

Восхищаясь собственной дерзостью, я медленно вполз на стену, после чего точно так же медленно спустился внутрь периметра.

Никто не поднял тревогу. Ходок остался неподвижным. А дождь, словно одобряя мой подвиг, хлынул с новой силой.

Начала тихонько жужжать аптечка.

— Отстой…

Понятия не имея о том, куда здесь лучше идти и что вообще находится рядом, я ползком добрался до стены ближайшего дома и двинулся в обход. Заглянул за угол, осознал, что лежу прямо под ногами у еще одной механической твари, дернулся назад. Вернулся к оставленной позади неприметной дверце, дотянулся до ручки…

Следопыта в этих краях явно не ждали в гости — запоры оказались весьма качественными. Пришлось снова тащиться к неподвижному железному монстру, а потом очень осторожно пробираться мимо него в сторону следующего входа.

То ли мой костюм работал на божественном уровне, то ли местные роботы просто-напросто находились в неактивном состоянии — не знаю. В любом случае, меня никто не заметил, не растоптал и не изжарил плазмой. Я прокрался к вожделенной двери, попытался ее открыть, но снова, мягко скажем, обломался.

— Дерьмо.

Взгляд зацепился за ведущую на крышу пожарную лестницу. Секунд тридцать ушло на обдумывание нового плана, а затем я, то и дело косясь на оставшегося за спиной гиганта, полез вверх.

Сердце липкими пальцами стискивала… нет, не паника, а самая обычная жадность.

Будь ходок один, я бы давно всадил в него заряд из ядерного пистолета и прямо сейчас уже наслаждался бы царским лутом. Но тратить уникальный заряд только ради того, чтобы получить опыт, а сразу после этого героически умереть под выстрелами других обитателей локации… Нафиг надо.

— А жаль…

На высоте второго этажа совсем рядом с лестницей располагалось маленькое окошко, которое, в отличие от остальных выходов, оказалось незапертым. Я аккуратно переступил на подоконник, сдвинул в сторону раму и как можно тише спрыгнул на пол.

Впереди был длинный темный коридор, совсем рядом со мной виднелась одинокая деревянная дверь. Повешенная на нее сакраментальная табличка говорила о том, что по другую сторону находилась комната для вдумчивых размышлений, где каждый желающий имел шанс поделиться гнетущей душу тяжестью с молчаливым и всепрощающим белым братом.

— Ххосяин, я пхилететь, — донесся до меня хриплый свистящий шепот. — Котов упивать.

— Котов убивать не надо, коты хорошие, — машинально поправил я насквозь промокшего питомца. — Веди себя тихо…

Выждав пару минут, мы с Эдиком осторожно двинулись вперед. ИММК больше не щелкал, аптечка тоже прекратила свое жужжание, так что единственным звуком, который нас сопровождал, был…

— Проклятый неуч! — Где-то впереди внезапно раздался злой и одновременно скорбный вопль. — Ничтожество! Срочно отправьте его в биореактор!

Я вздрогнул от неожиданности, но останавливаться не стал. В душе проснулось и сонным удавом заворочалось любопытство — чтобы там ни подсунул мне Карлос, оно явно заслуживало пристального внимания.

— И его тоже в биореактор! Всех — в биореактор!

Пришлось чуть-чуть сбавить ход — на просторах «Альтернативы» встречалось слишком много сумасшедших ученых и бездумно мчаться к одному из них в лапы было глупо.

Вытащив мачете, я опустился на пол и снова двинулся вперед — туда, где заканчивался коридор и начинался какой-то огромный зал, слабо освещенный тусклыми желтыми лампочками.

— Умри, умри, тварь!

До меня донесся звон разбитого стекла и визгливая ругань, а потом частые гулкие удары по чему-то металлическому.

Затем наступила тишина.


Глава 2 | Точка равновесия | Глава 4



Loading...