home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

Лежать между гусеницами огромной машины было на удивление комфортно. Местечко оказалось уютным, враги по-прежнему не спешили лезть в карьер и вытряхивать из меня душу…

По телу начало расползаться прекрасное ощущение безопасности и защищенности. Наверное, похожие эмоции мог бы испытывать рак-отшельник, долго ползавший с открытой всем невзгодам задницей, но потом наконец-то обнаруживший большую красивую ракушку.

Жаль только, что вечно оставаться в этом замечательном месте было невозможно.

Ожидая возрождения питомца, я лениво прислушивался к звукам природы, время от времени зевал и неторопливо размышлял о смерти спецназовцев.

То, что сегодня жадность сыграла мне на руку, было очевидно — не возжелай темная сторона моей сущности спрятанных в шахте призрачных богатств, я бы, скорее всего, склеил ласты вместе с уничтоженным отрядом. Оставалось только понять, как лучше всего поступить в сложившейся ситуации — забыть про бывших спутников и отправиться восвояси, либо же разыскать их тела и заняться восхитительным мародерством.

Сердце склонялось ко второму варианту, мозг намекал на необходимость скорейшего выхода из «бесконтролки», а робко прятавшаяся где-то за ними совесть шептала о важности спасения ИММК товарищей. Непонятно, правда, в чем именно заключалась эта важность — возможно, вся откомандированная в «Альтернативу» группа даже не планировала оказаться здесь еще раз. Ни в ближайшем будущем, ни вообще.

— Небось, уже давно по казармам сидят, нафиг им эти персонажи…

К сожалению, несмотря на множество приводимых разумом доводов, гнусный голосок с каждой новой минутой звучал все навязчивее и в итоге мне пришлось сдаться под его напором, дав обещание спасти игровые аватары пернатых.

Но только после обследования зачищенной шахты. И при наличии возможности, конечно же.

— Хосяин, Этик фехнулся. Кте лекахстфо?

— Блин, волосатый, нет лекарства, — я отвлекся от своих мыслей и посмотрел на возродившегося питомца виноватыми глазами. — Они забрали его с собой.

— Нет лекахстфа? Нет?

— Увы.

Таракан издал стон отчаяния, а потом безнадежно ткнулся головой в оказавшийся рядом сегмент гусеницы.

— Бро, не переживай, найдем мы тебе какой-нибудь ништячок. Лучше иди и проверь шахту. Может быть, внутри вещички толковые найдутся. И лекарство тоже. Давай-давай, не рефлексируй…

Эдик пробурчал что-то очень печальное и без какого-либо воодушевления потащился в сторону зловещей дыры.

Мне снова пришлось ждать.

Игровая вселенная продолжала существовать по своим законам. Усилился ветер, принесший с собой отчетливый запах сероводорода, издалека долетело чье-то щелкающее рычание, затем браслет сообщил о повышении уровня радиации. На некоторое время все мое внимание оказалось приковано к маленькому дисплею, но в районе восьмидесяти трех процентов рост закончился и я снова успокоился.

Система не спешила информировать меня о новой смерти шестинога, а это означало, что внутри подземелья на данный момент не оставалось ни противников, ни убийственной отравы.

Неизвестно, кстати, жил ли там вообще хоть кто-нибудь. После того как Беркут взорвал емкость, до моего ИММК долетело слишком уж незначительное количество опыта. Не совсем мизер, конечно же, но…

[Ваш питомец употребил неопознанный мутаген.

Эффекты:

— выносливость: –1.]

— Ах ты… ах ты, мелкая волосатая козлина… сволочь!

От вспыхнувшего возмущения я напрочь забыл про специфические особенности своего укрытия, попытался вскочить на ноги, но стукнулся головой о металлическое днище машины и позорно шлепнулся обратно на землю.

— Черт…

Похоже, таракан совершенно слетел с катушек, начал жрать все подряд и перестал учитывать тот факт, что его хозяин был бы не против собственноручно распорядиться найденными ништяками. А это…

[Ваш питомец употребил неопознанный мутаген.

Эффекты:

— ночное зрение.]

— Поганый вредитель… сучара шерстяная!

Несмотря на все свое негодование по поводу творившегося произвола, сделать я ничего не мог — покидать убежище и отправляться вслед за потерявшим совесть питомцем было страшновато. Оставалось лишь ждать того момента, когда сработают программные ограничения и он сам вернется обратно.

К моей радости, больше никаких оповещений не последовало, да и сам Эдик объявился довольно быстро — уже минут через пять. Пробрался под экскаватор, гордо пошевелил усами, а затем уставился на меня с выражением сытости на наглой морде.

— Ну? И что ты там высмотрел, наркалыга чертов?

— Пиплиотеха, — важно сообщил шестиног.

— Библиотека?

— Это место, кте люти щитают кники, — решил пояснить таракан.

— Да ты что? Не может быть, едрена вошь!

— Мощет. Хосяин — неущ.

— У, блин, — я погрозил ему кулаком. — Каким образом библиотека оказалась в этой заднице мире?

— Не снаю.

— А еще опасности есть?

— Тхупы, — Эдик воинственно щелкнул клешнями. — Я опять фсех упил!

Пришлось снова выслать пета вперед, а самому медленно и осторожно последовать за ним, вслушиваясь и всматриваясь во все окружающее.

Судя по остаткам нескольких табличек, нашедшихся перед самым входом, когда-то карьер принадлежал одному-единственному частному лицу. И являлся по своей сути даже не карьером в привычном понимании этого слова, а обширной заготовкой под довольно странную, но весьма глобальную конструкцию.

— Какой-то олигарх себе убежище запилить решил, что ли…

На время отложив визит в подземелье, я чуть-чуть покрутился около шахты, а затем поднялся на вершину ближайшего холма.

Возникшие подозрения обрели под собой кое-какой фундамент — у меня сложилось впечатление, что близлежащие окрестности кто-то не раз и не два перекапывал. Конечно, за прошедшие годы все неровности рельефа сгладились и заросли травой, но не до конца, не до конца…

Шанс на то, что передо мной находилось тайное убежище местного олигарха, многократно вырос.

— Начал строить, перевез внутрь все свои богатства, а затем скопытился вместе с остальными… вполне себе реальный исход. Эдик, вперед.

Внутри шахты оказалось темно, грязно и довольно-таки неуютно. Собственно, в «бесконтролке» неуютно было повсюду, но здесь…

— Ах ты ж мать твою, — я споткнулся обо что-то мягкое, отложил штабель кирпичей, после чего несколько запоздало включил прибор ночного видения. — М-мать!

У меня под ногами валялась охрененно жуткая, щетинистая, шипастая и усатая тварь.

— Писец…

[Детеныш королевской медведки. Мутировавшее животное. Уровень 80.]

Детеныш оказался чуть ли не с меня размером и вдвое более толстым. А его вид… его вид по-прежнему вызывал только отвращение и ужас.

— Кхап, — гордо сообщил Эдик, забираясь на тушу. — Тохлый.

— В оба смотри, герой…

Я осторожно расковырял убитое насекомое, но ничего не нашел. Пришлось идти дальше, искренне надеясь на то, что все остальные местные медведки тоже окажутся мертвыми. Сражаться с ними в темных подземельях мне сейчас хотелось меньше чего бы то ни было на свете.

Спустя несколько десятков шагов мрачный земляной тоннель закончился, сменившись мрачным тоннелем, выложенным ржавыми металлическими панелями.

Здесь нам попались еще две дохлые шипастые твари. На каждой виднелись небольшие, но глубокие ранки.

— Твоя работа?

Судя по всему, на этот раз таракан все-таки осознал ошибки своей неправедной волосатой жизни. По крайней мере, ему хватило ума стыдливо промолчать и сделать вид, что никакого вопроса вообще не было.

Я тяжело вздохнул и снова отправился вперед.

Стены постепенно приобретали все более цивилизованный вид, на полу начали появляться трупики мелких тараканов и мокриц, а затем коридор уперся в толстые стальные двери, нещадно прогрызенные кем-то очень зубастым. Гораздо более зубастым, нежели мой питомец.

— Пиплиотеха, — подал голос Эдик. — Пуссто.

— Ну, раз пусто…

Внутри меня ожидал сюрприз. После того как я осторожно протиснулся сквозь разлохмаченную дыру, в довольно обширном помещении зажглись аж три тусклые лампочки, а глубокий мужской голос произнес:

— Госпожа советник, добро пожаловать в библи… хр… хр… хротек…

Сразу вслед за этим стоявший неподалеку пыльный терминал щедро сыпанул искрами, испустил струйку едва заметного в полумраке вонючего дыма, а потом навеки умолк.

— Госпожа советник, значит, — я шагнул к компьютеру и всмотрелся в стоявшую рядом с ним фотографию упитанной, но довольно симпатичной чернокожей женщины. — И какой же ты советник? По безопасности, надеюсь…

Увы, разжиться суперсекретными данными мне было не суждено. Красивая золотая табличка, обнаружившаяся за снимком, очень четко расставила все точки над «i».

[Саманта Кокс. Советник Президента Соединенных Штатов Америки по культурному наследию государства.]

— Советник президента, культура, понимаешь, — осуждающе произнес я, крутя головой в попытках обнаружить нечто эпическое. — А имечко как у порнозвезды какой-нибудь…

— Хосяин умный, хосяин снает, о щем кофохит, — ни с того ни с сего решил подольститься ко мне таракан. — Эхспехт!

Как по мне, то попытка вышла откровенно неудачная. Если, конечно же, цели коварного шестинога действительно соответствовали моим догадкам.

— На хрен пошел. Точнее, иди искать здесь что-нибудь нужное.

Пока Эдик шуршал где-то вдали, я подошел к ближайшему стеллажу и начал изучать стоявшие там книги.

Отлично сохранившиеся за прошедшее время увесистые томики радовали глаз качественным переплетом и яркими обложками, но вот названия произведений вызывали легкое недоумение.

[Властный инквизитор для неосторожной путешественницы во времени.]

[Властная наложница для последнего шейха Ойкумены.]

[Элитная невеста для властного принца.]

[Властный оборотень-дракон для очень капризной принцессы.]

[Скромный вампир для властных попаданок.]

[Таинственная красавица для Черного Властелина.]

— Это, блин, че… — Мне пришлось как следует поморгать, а затем перейти к другому стеллажу. — Если тут…

[Хитрая невеста для властного дракона.]

[В ластный волшебник для последней королевы эльфов.]

[Опальная графиня для властного разбойника.]

— Здесь, типа, царство Всемогущего Рандома, что ли? — Я никак не мог понять, издевалась надо мной игра или же пыталась подсунуть какой-то хитрый квест. — Типа, составь из десяти предложенных слов сто уникальных названий?

Мой растерянный взгляд остановился на таракане, который очень вовремя появился из-за какого-то ящика.

— А что, я тоже так могу. Типа, «сочный шестиног для голодного мутанта» или «мохнатый питомец для раскованной баронессы». Что думаешь?

— Кнусная ххень!

— Да ладно. Мне вот кажется, что вполне себе хорошие названия. Читателям, судя по всему, понравилось бы. Ты там как, нашел что-нибудь?

Вместо ответа Эдик мотнул усами, а потом убежал вдаль, тут же затерявшись среди всевозможных шкафов. Я легонько ругнулся и отправился вслед за ним.

К счастью, помещение оказалось не таким уж безразмерным и волосатый вредитель обнаружился очень скоро — возле небольшого офисного стола, на котором валялся бесхозный планшет.

— Бохатстфо!

Игнорируя восторги питомца, я взял пыльный прибор в руки, немного поколебался, а затем все-таки решился включить.

Экран послушно вспыхнул и на нем сразу же открылся какой-то документ. Судя по всему — подготовленное к отправке электронное письмо.

[Уважаемый Председатель Киноакадемии, уведомляю вас, что Министерство не может выполнить ваш запрос на расширение данной квоты.

Белые гетеросексуальные мужчины, используемые в качестве персонажей книг и фильмов, являются иконой шовинизма и расизма, а также слишком сильным раздражителем для современного общества. Мы не хотим оскорблять чьих-либо чувств, поэтому рекомендация остается прежней: доля таких ролей должна составлять максимум три процента от общего количества.]

— Ожидаемо, к этому все и двигается… хорошо еще, что у нас негров почти нет. Прикинь, волосатый, если бы дело происходило в будущем, то ты обязательно стал бы нетрадиционно настроенным негром. Смекаешь?

— Не стал пы. Щифотные мокут пыть люпыми. А фот хосяин стал пы.

В словах чрезмерно эрудированного питомца имелась логика, спорить с которой оказалось достаточно сложно. Собственно, я и не захотел этим заниматься — просто раздраженно отбросил в сторону планшет, думая о том, удастся ли мне сегодня получить хоть чем-нибудь полезное.

Устройство шлепнулось на полку, скользнуло по гладкому пластику и с ужасающе звонким грохотом свалилось на что-то металлическое.

В самом дальнем и темном углу помещения раздался грузный шорох. Затем скрежет. А что было потом, я уже не узнал, так как опрометью метнулся к двери, пробрался сквозь дырку и, вихрем пролетев по тоннелю, снова спрятался между надежными гусеницами экскаватора.

Даже если в библиотеке таилось что-то совершенно безобидное, рисковать понапрасну было нельзя. Бесконтрольная зона диктовала всем и каждому свои собственные правила поведения.

— Похоже, бро, надо нам отсюда сваливать, — неохотно произнес я, убедившись, что таинственная живность не собирается выходить наружу. — Лети-ка вон на тот холм и смотри, есть ли здесь опасность…

В принципе, пока у меня в распоряжении имелся самоотверженный разведчик, побег из опасных мест не являлся чем-то непомерно сложным. Требовалось всего лишь постоянно отправлять Эдика вперед, а самому очень тихо и медленно следовать по проторенному им пути.

Долго — это факт. Но зато вполне безопасно.

Мы беспрепятственно отошли от карьера, после чего взяли направление в ту же сторону, откуда не так давно пришли — нужно было найти тела погибших спутников, еще раз подумать о том, как распорядиться их браслетами, затем осмотреть брошенные ими же бронетранспортеры…

Хотя в отсутствие воинственных спецназовцев мое передвижение серьезно замедлилось, спокойствия стало на порядок больше. Я без каких-либо проблем спрятался от топавшего вдаль отряда мутантов, обошел затянутую странным зеленым туманом рощицу, а потом, совершенно неожиданно для себя, наткнулся на место случившегося боя.

Думаю, моим недавним товарищам тоже довелось встретиться с зелеными переростками — вокруг живописно разбросанных взрывами тел имелось несколько отпечатков огромных ботинок. Размера этак шестидесятого, если не больше.

— Ну, посмотрим… Бро, обыщи их, вдруг что-то найдется…

Пока таракан деловито бегал между трупами, я лежал в траве, пристально следя за местностью и уделяя особое внимание неадекватно большой шмелиной семье, водившей хоровод возле одинокого дерева.

Если бы дело происходило не в бесконтрольной зоне, то на них вполне можно было бы поохотиться, а так…

— Нищеко нет, хосяин.

— Да ладно? — Я отвлекся от шмелей и уставился на подлетевшего ко мне таракана. — В смысле?

— Ф пхямом. Таще лекахстфа нет.

На отсутствие «лекарств» мне было как-то все равно, а вот то, что солдаты догадались попрятать снаряжение с помощью инвентарей и привязок, вызвало в моей душе лютое негодование.

— Тоже мне, товарищи… хоть не вытаскивай вас, жлобов, из зоны…

Соблазн завладеть браслетами был огромен. И соблазн стал еще больше, когда я рассмотрел их характеристики.

[PMHV -15]

Совершенно простой вариант с дико задранной грузоподъемностью. Достаточно спорное и, одновременно с этим, весьма разумное решение. Не знаю уж, кто и зачем решил снабдить отряд именно такими ИММК, но подобные гаджеты однозначно понравились бы простым игрокам. За такой объем можно было просить тысяч по двадцать кредитов, с учетом же количества…

На этом моменте своих размышления я горько вздохнул, рассовал найденные браслеты по карманам и двинулся дальше.

Само собой, всевозможные благородные жесты уже давно начали восприниматься цивилизованным обществом в качестве некого странного и даже вредного атавизма, но шакалить мне все равно не хотелось.

— Не по-пацански это, бро…

— Щто?

— У друзей воровать. Вот ты, скотина, почему меня не подождал и сам мутагены сожрал?

— Мне опещали лекахстфо, — гордо ответил таракан. — Тфа лекахстфа. Я их фсял.

— Э… хм, — я даже не нашелся, что ответить на такое заявление. — Тоже верно…

Граница зоны появилась как-то неожиданно и незаметно. Погасла тревожная красная лампочка на экране ИММК, собранные браслеты исчезли, а в душе возникло привычное ощущение безопасности и безнаказанности.

Вволю насладившись всем этим, я ушел от «бесконтролки» еще на пару сотен метров, после чего растянулся на травке и уставился в далекое синее небо.

Спонтанная вылазка обернулась пшиком — ни опыта, ни каких-либо трофеев я так и не получил. Но благодаря ей у меня появилась очередная информация к размышлению. Появился новый опыт выживания. А самое главное — появилось еще одно подтверждение правильности выбранного для персонажа пути развития.

Следопыт действительно мог отправляться на поиски спрятанной в глубинах бесконтрольной зоны ракеты. Хоть завтра.

— К тому же, не такая уж она и страшная, эта «бесконтролка»…

Впрочем, убедить себя в полной безопасности неизведанных территорий мне все-таки не удалось. По-хорошему, нужно было взять еще минимум два уровня, полностью закрыть третью ступень «безразличия», а уже затем приступать к выполнению дальнейших этапов плана.

Хардкор есть хардкор.

— Но сначала мы с тобой покатаемся, да, волосатый?

— Та!

— Идем…

К счастью, бронетранспортер за время нашего отсутствия никто не спер. Я спокойно пробрался внутрь, уселся на место водителя, после чего всерьез задумался.

Управлять такой машиной мне уже доводилось — в собственном бункере. Без соответствующего навыка это получалось с трудом, но все-таки получалось. Вопрос заключался в другом — куда, собственно, ехать на этом чуде инженерной мысли. И зачем.

— Эдик? Как думаешь, что нам лучше сделать?

Шестиног, пробравшийся внутрь вслед за мной, многозначительно пискнул, немного помолчал, а затем выдал:

— Нато итти на тохоку и упифать там лютей!

Я не сразу понял, что именно он имел в виду, но затем все же догадался — и восхитился.

Имея в распоряжении крупнокалиберный пулемет, можно было с легкостью наводить ужас на какой-нибудь отдельно взятый перекресток, грабить проходящие мимо караваны, поджигать седалища их владельцам, а также заниматься прочими интересными вещами. Оставалось лишь найти подходящую дорогу и доехать до нее.

— Молоток, волосатый!

Спустя минуту бронетранспортер взревел мотором, дернулся вперед, снес какое-то худосочное деревце и уверенно заглох. Пришлось как следует обложить его по матушке, завести снова…

На этот раз машина прыгнула вперед, свернула в небольшую яму, выскочила из нее, а затем начала вилять из стороны в сторону, почти не слушаясь руля.

— Да твою же… м-мать! — Я прикусил язык и на время заткнулся, изо всех сил цепляясь за неудобный руль. — Ф-ф-ф-фак…

Обзор был откровенно никакущим, ориентироваться приходилось лишь по приборам и карте, так что наш путь оказался наполнен болью и страданиями — проклятая колымага скакала будто взбесившийся тушканчик, нас с Эдиком мотало по кабине, лупило обо все подряд…

— Х-хосяин… кх-хааап!

Глядя на расплющенного по приборной панели таракана, я еще раз выругался и все-таки нажал на тормоз.

Лучше от этого не стало. Бронетранспортер пошел юзом, душераздирающе взревел и окончательно умер, Эдик, совершенно потеряв ориентацию в пространстве, шлепнулся на пол, издав при этом душераздирающий полуписк-полустон, а я крепко треснулся головой о какую-то стойку. Но хуже всего оказалось то, что дальнейшие попытки привести в чувство стальное чудище успеха не принесли — машина, не выдержав произвола неопытного водятла, действительно сдохла.

— Ну и фиг с ним…

Поняв, что до искомой дороги осталось еще черт знает сколько, я перебрался на кресло стрелка и, уткнувшись в некое подобие перископа, начал рассматривать окрестности.

Говоря откровенно, мы снова попали в какую-то задницу мира. Привычное редколесье, развалины довольно большого особняка, ржавый пикап, заросшая пожухлой травой проселочная дорога…

Заметив в одном из разбитых окон упитанного шмеля, я хмыкнул, перевел на него перекрестье прицела и осторожно придавил клавишу спуска. Раздался грохот, сверху полетели остро вонявшие порохом гильзы, стена дома окуталась эффектными облаками кирпичной пыли, а крайне впечатленный всем этим перформансом шмель неторопливо улетел в лес.

— Вот дерьмо…

Покрутив прицелом, я больше никого не обнаружил и, нацелив пулемет на расположившуюся под окнами дома машину, выпустил длинную очередь, стараясь попасть в бензобак.

Через тридцать секунд ржавое корыто превратилась в решето, но так и не взорвалась. А вот патроны закончились.

Складывалось впечатление, что таким образом игра настойчиво предлагала Следопыту забыть о всяких глупостях и вернуться к нормальным повседневным делам.

Прокачка, опыт… долбаные аллигаторы, засевшие в своей вонючей луже…

— Блин. Ну, убей меня, что ли…

Оказавшись на базе, я не стал пороть горячку, а взялся изучать форум — за последние сутки у меня в голове успело возникнуть несколько гениальных идей, одну из которых однозначно стоило воплотить в жизнь.

Или хотя бы постараться воплотить.

[Хочу научиться ставить ловушки. Хелп!]

[С чего начать? Спасибо!]

[Мышеловку купи, потренируйся. Логично же.]

[Ямы начинай копать на лесных тропах.]

[Яма — полная фигня. Я попробовал как-то раз одну выкопать, но еноты приспособили ее под сортир.]

[Хорошо еще, что тебя самого там не утопили.]

[Ловушки — спорная фигня. Навык соответствующий есть, в теории можно неплохие вещи делать. Но вот эффективность этого всего довольно спорна. Плотность монстров в игре не такая уж высокая, так что убить толпу одной ямой очень сложно. Вдобавок, каждая ловушка имеет свой предел прочности, сильные мобы ее просто сломают.]

[Навык ловушек нужно развивать только в том случае, если собираешься ставить мины. Все остальное — хрень.]

[Знакомый целую неделю копал тоннель под дорогой — хотел завалить какую-нибудь машину мутантов. В итоге приехал танк — в тот самый момент, когда этот герой ковырялся внутри. Нелепая смерть.]

[Ловушка ловушке рознь. Просто нужно мозги иметь. Например, на топовых пришельцев имеет смысл охотиться с помощью всевозможных мин. Тогда можно чуть ли не в одиночку их мочить.]

[Самый смак — это расставлять капканы в бесконтрольной зоне. Нубы ложатся только так!]

[Комментарий удален искусственным интеллектом сети ИММК.]

[Комментарий удален искусственным интеллектом сети ИММК.]

[Воу, воу, палехче! Поберегите свои пятые точки, они не рассчитаны на такие температуры!]

[Ты, конечно, тот еще ушлепок, но у крабов реально сурово бомбануло. Респект!]

[Бомбически бомбануло!]

[О, точно! Я все никак не мог понять, что конкретно люди имеют в виду, когда вставляют это словечко. Теперь дошло, что у них просто бомбит. Типа, пуканчики подгорают.]

[Поржал. У меня девушка так выражается, куплю ей остужающую мазь на восьмое марта.]

[Откуда у игрового задрота девушка?!]

[Ловушки — для трусливых раков!]

[Слушайте мужественного краба, он дело говорит.]

Так и не придя к какому-то определенному мнению по интересовавшему меня вопросу, я перебрался на аукцион, убедился, что никто из счастливых обладателей плазменных батареек так и не заинтересовался моим предложением, а затем принялся тратить оставшиеся деньги.

— Да здравствует автоматизация процесса… нанотехнологии, типа, в массы… ага, вот оно…

Примерно через час мы с Эдиком оказались на четвертом ярусе бункера — возле самой границы бесконтрольной зоны. У меня в руках находился портативный сварочный аппарат, а таракан, временно давший отдых крыльям, лениво ползал по солидной куче заостренной металлической арматуры.

— Хорош расслабляться, бро. Топай-ка в тоннель на разведку.

Артачиться питомец не стал и уже спустя несколько минут сообщил мне о том, что снаружи по-прежнему нет ничего страшного.

— Отлично. Ты же у нас сильный?

— Сильный, — шестиног с радостью согласился, но тут же, чувствуя возможный подвох, осторожно добавил: — Хотя хосяин сильнее.

— Не прокатит, волосатый. Хозяин все это сюда принес, а теперь настала уже твоя очередь. Так что давай-ка начинай осторожненько таскать вот это железо к выходу.

Эдик покосился на арматуру и на всякий случай уточнил:

— Фсе щелесо?

— Да, все. Но ты не напрягайся, бери по одному штырю.

— Кхап.

Выплюнув оскорбление, таракан брезгливо зацепил когтями одну из арматурин, поднялся с ней в воздух и вальяжно направился к воротам.

— Реще, твою мать!

Спустя полчаса Эдик перетаскал всю кучу к выходу и, вернувшись ко мне, гордо сообщил:

— Котофо.

— Отлично, бро, — я покровительственно кивнул. — Теперь надо отнести это к болоту. Но не сразу, не рефлексируй. Вперед!

Разозленно пыхтевший и демонстрировавший каждым своим волоском лютое негодование питомец возился с металлом до поздней ночи. Сначала он доставил арматуру на край рощи, затем унес ее к третьей зоне, потом начал таким же образом обходить город по кругу, то и дело бросая яростные взгляды как на меня, так и на внимательно следивших за всей этой возней мутантов…

— Эй, человек, — окликнул меня один из стоявших на страже города великанов. — Зачем ты заставляешь своего таракана бегать?

— Это для того, чтобы он набрал сочность, — охотно пояснил я. — Если их как следует гонять, они становятся мягкими и вкусными.

— Я не хощу пыть сощным и фкусным!

— Работай давай…

В принципе, ничто не мешало мне помочь питомцу, но жизнь рабовладельца оказалась слишком приятной. Я лениво покрикивал на шестинога, гулял вдоль его маршрута, обдумывал различные варианты будущего, изредка общался с мутантами… короче говоря, изо всех сил наслаждался ситуацией, пока несчастное насекомое старательно таскало железки.

Увы, но все хорошее когда-нибудь заканчивается. Остатки груза были успешно доставлены к болоту, питомец обессиленно распластался рядом, а дальше трудиться пришлось уже его хозяину. Благо еще, что света от луны и горевших неподалеку костров кое-как хватало для работы.

До самого утра я, матерясь и проклиная все подряд, орудовал сварочным аппаратом под злорадными взглядами таракана. Сначала изготовил неуклюжую гротескную клетку, затем как следует укрепил ее стенки дополнительными прутьями, а во время финального этапа приварил к конструкции оставшиеся арматурины — таким образом, чтобы острые концы торчали во все стороны.

Получился ужасающий на вид колючий шар. Или куб. Или еще какая-то хрень.

— Пожалуй, действительно, хрень, — я окинул творение своих рук критическим взглядом и обернулся в сторону питомца. — Эдик! Лезь внутрь.

Мое предложение было встречено крайне отрицательно. Шестиног неохотно подкрался ближе, дотронулся клешней до одного из шипов и негодующе встопорщил шерсть:

— Колющее!

— Еще бы, — согласился я. — Это для того, чтобы тебя не сожрали аллигаторы.

— Сощхали? Этик польшой. Этик не салесет.

— Еще как залезет. У тебя метаморфизм есть. Вперед!

Утром нежившиеся в уютном болотце рептилии обнаружили на своей территории непонятную клетку, в которой притаился упитанный, сочный, но весьма недовольный жизнью голубой таракан.

Первый аллигатор выбрался на сушу, ткнулся носом в шип, обиженно отпрянул назад, но затем испустил злобное ворчание и снова двинулся в сторону нарушителя.

— Плюй в него! Плюй, ссыкун мохнатый!

— Он расослитса…

— Плюй, блин! Он уже разозлен!

Как ни странно, но моя задумка полностью оправдала себя. Монстры исправно агрились на непонятный предмет и питомца, настырно шли в атаку, но, столкнувшись с острыми железками, впадали в замешательство. Как итог — клетка не получала практически никаких повреждений, Эдик беспрепятственно оплевывал все новых и новых врагов, опыт тек вполне ощутимым потоком, а сам я при этом имел возможность ничего не делать и всецело наслаждаться жизнью.

— Чего расслабился? Если никого нет, то беги на болото, подманивай их, а потом снова иди в клетку. Выполнять!

Спустя пару часов такого своеобразного фарма у Следопыта выскочил долгожданный сорок второй уровень. Я привычно повысил «безразличие», а затем, ведомый глупым альтруизмом, создал на форуме тему, где подробно описал схему использованной ловушки.

Читать появлявшиеся время от времени комментарии оказалось даже интереснее, чем наблюдать за героическими подвигами питомца.

[Думал, это что-то нормальное, а тут опять про дрессировщиков. Когда уже вы, зоофилы, поймете, что питомцы есть не у всех?]

[Когда тупые крабы поймут, что вовсе не обязательно лезть в темы дрессировщиков? ТСу респект.]

[А остальным такой вариант использовать не получится?]

[Почему не получится. Берешь мягкотелого нуба, засовываешь его в клетку и он выполняет функции пета.]

[Можно простого таракана засунуть. Или кусок мяса.]

[На них агро не сработает.]

[ТСу респект. На самом деле, механика довольно интересна. Судя по всему, монстры не воспринимают такую ловушку в качестве ловушки. Проходит агро из-за появления питомца, но желание любой ценой сломать конструкцию не возникает. Скорее всего, баг.]

[Почему баг?]

[Потому что, не будь это багом, любой дурак смог бы наварить на машину шипы, а потом убивать из нее все живое совершенно безнаказанно. Наверняка в механике не прописан питомец.]

[Глупость. Машина однозначно идентифицируется с тем, кто сидит внутри. Как броня. А здесь получается именно что препятствие.]

[Фича?]

[Одно из двух, ящитаю.]

[Попробую сделать себе что-то в этом духе.]

[Успехов. Мое мнение — лавочку скоро прикроют.]

— Не хотелось бы, — прочитав эти строчки, я почувствовал определенную тревогу. — Волосатый, давай-ка активнее!

Эдик прошипел невнятное ругательство, выбрался из клетки и отправился тревожить следующую жертву.

Процесс возобновился с новой силой.


Глава 6 | Точка равновесия | Глава 8



Loading...