home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

Спустя несколько часов после начала прокачки мне окончательно надоело бездельничать и следить за успехами питомца. В итоге Следопыту пришлось несколько раз подряд отправиться на боковую, проматывая тем самым игровое время.

До поры до времени все шло абсолютно спокойно и буднично, но во время очередного пробуждений привычная картина мира слегка пошатнулась.

— Беги, отрыжка скунса! Беги немедленно, презренная пища!

Вслед за этим грозным заявлением раздался гневный писк и странное булькание. Потом отлично знакомый мне голосок шепеляво произнес:

— Неси лекахстфо. Токта путешь щить! Неси!

Окончательно разлепив веки, я зевнул и принялся с интересом осматриваться по сторонам.

— Беги, ничтожная тварь!

Между мной и городом обнаружились два мутанта, со злостью тыкавшие здоровенными дубинками в какого-то маленького, несчастного и вполне обычного зеленого таракана. Насекомое воинственно размахивало усами, пыталось плеваться, но совершенно не собиралось никуда убегать, чрезвычайно огорчая тем самым своих мучителей.

— Ле-ках-стфо! Понял, щалкий кхап?

Я повернул голову в другую сторону.

На краю болота, совсем рядом с громоздкой шипастой клеткой, обнаружился еще один таракан — паривший в воздухе и малость позабывший о собственном месте на эволюционном древе.

В мохнатой голубой клешне болтался крошечный детеныш аллигатора. Высунувшая язык и закатившая глаза рептилия казалась совершенно дохлой, но Эдика это ни капли не смущало.

— Не фосфхащайся пес лекахстфа, — припечатал он.

После чего, с натугой размахнувшись, швырнул свою жертву в грязь.

— Бегай, а не пищи, гнусная дрянь, — прозвучал с другой стороны раздраженный рев. — Бегай!

— Вы чего там творите? — Я встал с облюбованного камня, снова повернувшись к мутантам. — Сожрали бы его лучше.

Ближайший великан смерил меня крайне неодобрительным взглядом, плюнул на землю и неохотно произнес:

— Мы заставляем его стать сочным, человек. Так, как ты посоветовал вчера. Не мешай.

— Тогда вы все неправильно делаете, — во мне ни с того ни с сего проснулся дух великого повара. — У него же нет никакого стимула бегать. Вы ему задницу скипидаром намажьте, тогда дело пойдет. Только надо хорошо смазывать, обильно.

Мутанты переглянулись, а затем уставились на изможденный деликатес. Тот, ощутив неладное, отступил на пару шагов и протестующе зашипел.

Мне очень хотелось продолжить лекцию по кулинарии, но со стороны берега раздался подозрительный плеск и, бросив взгляд на болото, я стал свидетелем того, как Эдик спешно протискивается в клетку, пряча свое волосатое тело от внимания выбравшегося из воды огромного черного аллигатора.

— Хосяин, он хощет меня упить!

— Само собой… мне тебя тоже иногда прикончить охота… Эй, вы куда?!

Гиганты, заметив появление местного царька, как-то очень шустро дали по тапкам, захватив свою жертву и оставив меня в одиночестве. Проследив за их стремительно удалявшимися спинами, я ругнулся, а потом обратил внимание на питомца:

— Плюй, трусливый дятел!

Эдик плюнул. В ответ аллигатор мощно дернулся вперед, клацнул пастью — и любовно созданная мной конструкция попросту развалилась на части. Рептилия тут же обрадованно раззявила хавальник, готовясь сожрать дерзкого шестинога, но тот успел взмыть в воздух, разразившись целой серией плевков.

Пришлось доставать мачете и тоже вступать в бой.

Увы, этот противник оказался гораздо опаснее обычных болотных монстров. Стоило мне только первый раз треснуть его по хвосту, как в ответ прилетел удар, практически обнуливший персонажу жизнь. А пока я копошился на земле, старался прийти в себя и восстанавливал здоровье с помощью аптечки, аллигатор весьма шустро развернулся, оказавшись вплотную к моим ногам. Огромная пасть снова раскрылась…

Вступать в противостояние с этим чудовищем было слегка неосмотрительно. Поэтому вместо прямой конфронтации я откатился в сторону, поднялся на четвереньки и бодрым крабом метнулся куда-то в сторону.

Сзади послышался лязг челюстей и недовольное ворчание.

— Плюй в него, волосатый хрен…

Обкатанная на обычных зубастиках схема не помогала — мы с Эдиком попросту не имели шансов подобраться к резвому монстру с удобных направлений. Рептилия извивалась, крутилась волчком, бодро щелкала зубами и все время оказывалась слишком близко для того, чтобы мы могли чувствовать себя хоть в какой-то безопасности.

Оставался только кайт.

До конца осознав все перспективы прямой схватки, я сменил линию поведения, начав бегать вокруг небольшой кучи строительного мусора. Аллигатор послушно бросился вдогонку, питомец забрался наверх, организовывая обстрел… жаль только, что все его усилия оказали минимум воздействия на бронированного и иммунного к радиации монстра.

— Чаще плюй!

— Пеки, на отфлекайся!

После того как мы с преследователем сделали около десятка кругов, стала видна вся беспомощность выбранной мной тактики. Можно было бесконечно удирать от разгневанной твари, вот только имелся ли в этом смысл? Врага требовалось расстреливать, избивать мачете или же травить ядреными веществами, но уж точно не заплевывать.

Я свернул в сторону и полез к Эдику.

— Ити отсюта, — сразу же всполошился тот. — Пекай, пекай!

— Ага, щас…

Аллигатор ожидаемо решил забраться на кирпичи вслед за мной, но эта задача оказалась гораздо сложнее беготни по ровной поверхности.

— У, падла зубастая!

Получив по физиономии, монстр снова взревел, дернулся вперед, но оступился на обломках, запутался в арматуре… собственно, после этого его судьба оказалась решена.

Минут через двадцать мы с питомцем праздновали победу. А мне наконец-то достался сорок третий уровень.

— Очередная ступенька к достижению бесконечного могущества, — устало пробормотал я, закидывая очко в «безразличие». — Остается только… ты что это делаешь?!

На моих глазах забравшийся на тушу поверженного гиганта таракан обманчиво неторопливо расковырял одну из ран, а затем совершенно спокойно вытащил оттуда шарик мутагена и тотчас же его оприходовал.

[Ваш питомец употребил мутаген, извлеченный из гигантского черного аллигатора.

Эффекты:

— интенсивная контролируемая радиоактивность.]

— Ты что творишь, я спрашиваю?!

— Фсе хохошо, хосяин. Мне опещали лекахстфо.

— Кто тебе его обещал, морда охреневшая?!

— Алликатох, — сообщил Эдик, тыкая клешней в сторону болота. — Маленький.

— Да он ведь даже ничего не понял!

Моему возмущению не было предела. С одной стороны, сожравший мутаген пет наконец-то получил возможность контролировать свое излучение, что являлось несомненным плюсом. С другой — сделал он это самовольно, причем уже во второй раз. И, судя по всему, ни капли не раскаивался в своем поступке.

— Вредитель…

Всемогущий форум, куда я обратился за разъяснениями, порадовал лишь парочкой давно заброшенных и пыльных тем.

[Питомец начал воровать все подряд!]

[Что делать?! Пума без спросу сожрала уже три мутагена. Реакция у нее зверская, тупо не успеваю опередить!]

[Тупо — это ключевое слово, мне кажется.]

[Дрессировщик? Так вам и надо, недочитерам драным.]

[О боже, какие там читеры. Эти унылые раки сидят здесь на самом дне пищевой цепочки. Опыта нет, персы дохлые, теперь еще и питомцы лут отжимать начали. Смех, одним словом.]

[У меня такое тоже началось, но я сразу пета выгнал. Все равно на альена нужно было менять.]

[А почему все произошло?]

[Черт его знает. Наверное, интеллект слишком сильно поднял. Пету соображалка ни к чему.]

[Похоже, такая тема возникает, когда питомец становится гораздо умнее своего хозяина. Ржу.]

[Фигня. Я интеллект вообще не качаю, у молоха он уже раза в три больше, но ничего такого не происходит. Нужно что-то еще.]

[А что?]

[ТС, признавайся, что ты со своим котиком такого сделал, что он взбунтовался? Извращенец, штоле?!]

[ТС — краб.]

[Краб-извращенец.]

[Ничего я не делал, только мутагены давал иногда.]

[Теперь это так называется?]

[Может, он на них, как на наркоту, подсел?]

[Полная фигня. Я своего прошлого буквально закормил мутагенами. Он вообще сдох в итоге. Но воровать ничего даже и не собирался.]

[Суровый рандом?]

[Похоже на то.]

[Меняй питомца, иначе он тебе всю жизнь испортит.]

[Лучше просто выгони его и прокачай что-нибудь нормальное. Снайпера, например.]

— Что тут скажешь… блин!

Устроившийся рядом с аллигатором и невозмутимо шевеливший длинными усами таракан за последнее время действительно сожрал столько всего, что вполне мог съехать с катушек. Вот только мне от этого было не легче.

Продолжая негодовать, я свернул форум, потыкал кончиком ножа в убитую рептилию, но больше ничего в ней не обнаружил и снова уставился на шестинога.

— Хосяин, нато упифать их тальше. Хосяину нущен опыт!

— Презерватив ты волосатый, а не бро.

Хотя мне было неизвестно, исправила ли игра читерскую ситуацию с прячущимися в клетках питомцами, разрушивший убежище Эдика монстр очень толсто намекнул на то, что продолжения банкета может и не случиться. И проще было устроить обычную охоту, нежели организовывать строительство новой шипастой конструкции.

Жаль только, что заниматься унылым гриндом мне уже надоело. Очень давно.

— Черт с ним, попробуем еще куда-нибудь сходить. Для разнообразия. Но сначала — домой.

На базе все было как и прежде — продавать плазменную батарейку по-прежнему никто не хотел.

Чуть-чуть погоревав по этому поводу, я увеличил предложение до пятидесяти пяти тысяч, отправил снаряжение на зарядку, а сам завалился спать. Впрочем, по субъективному времени Следопыта, игровой сон закончился уже спустя несколько мгновений.

Пришла пора снова выдвигаться в дорогу.

На этот раз мне хотелось как следует погулять по четвертой зоне, изучить имеющиеся там опасности, а также морально подготовиться к походу за ракетой.

Заодно можно было прикинуть шансы Следопыта на выживание в окрестностях Рэд Лайк Сити.

— Давай, сволочь, убивай…

Первый блин вышел комом. Когда после нескольких неудачных попыток нас все-таки выплюнуло возле четвертой зоны и я перешел границу, смерть наступила практически мгновенно — к сожалению, мой персонаж по-прежнему ничего не мог противопоставить всевозможной отраве.

При обычных условиях неплохо справлялся встроенный в шлем фильтр, но на этот раз вырвавшемуся из-под земли газу хватило обычного контакта с моей кожей.

— Вот как раз в такие моменты ты и понимаешь, что нужно было качать выносливость, а не сопротивления… едрена вошь!

Следующее возрождение произошло на глазах у двух молохов. Один из них высокомерно меня проигнорировал, а вот на второго «безразличие» не подействовало.

Я даже не стал сопротивляться.

Третий заход оказался слегка необычным — мы появились в странном плотном тумане, напрочь скрывавшем все объекты, находившиеся дальше десяти метров от персонажа. Вокруг царила неприятная вязкая тишина, радиация держалась на отметке в восемьдесят шесть процентов, никаких ядов не было…

— Палево какое-то, — очень тихо произнес я, страшась звуков собственного голоса. — Что думаешь?

— Хосяин — слой кхап.

— Сам ты злой краб… и ворюга…

Мне показалось, что находившийся у нас под ногами раздолбанный асфальт слегка вздрогнул — как будто кто-то очень большой и тяжелый сделал осторожный шаг. Чувствуя, что по спине начинают ползать неприятные мурашки, я опустился на колени, приложил ладонь к прохладной шероховатой поверхности, а затем еще раз внимательно осмотрелся.

Туман. Вязкий, клубящийся, прячущий в себе смутные очертания каких-то зданий, деревьев…

Пальцы ощутили новую дрожь — немного более сильную, чем раньше.

Эдик, тоже заподозривший неладное, молча ткнул клешней куда-то в сторону и бесшумной тенью двинулся в указанном направлении. Я осторожно последовал за ним, чувствуя одновременно страх и азарт. Все-таки очередная смерть в данную секунду ничем мне не грозила, а вот прикоснуться к чему-то новому и интересному было бы здорово…

Впереди возникла обшарпанная стена, щеголявшая мрачными провалами на месте давно выбитых окон. Неподалеку обнаружился высокий и красиво оформленный дверной проем, напрочь лишенный даже обломков тех самых дверей.

Мы проскользнули внутрь и замерли рядом с косяком, не стараясь уходить внутрь здания. Моя рука сама собой легла на рукоятку атомного пистолета — если в этом городе находилось что-то эпичное, то имело смысл как следует приголубить его дозой радиации.

— Попытаться, как минимум. Да, волосатый?

Из тумана огромной и практически бесшумной тенью вынырнул ходок. На мгновение замер, потом сделал следующий длинный шаг, еще один…

В отличие от того механизма, который нарезал круги около бункера, шедший по улице гигант производил впечатление совершенно исправного. Значит, стрелять требовалось в голову, туда, где находилось основное скопление датчиков…

Вслед за первым ходоком появился второй и я опустил уже поднятое оружие. Справиться с двумя железными хреновинами было совершенно нереально.

После исчезновения этого робота история не закончилась. Сначала объявился третий исполин, мрачным силуэтом проскользнувший мимо нашего укрытия. Затем на дорогу выбрались два танка и тягач, за которым следовала огромная платформа с не менее огромным ракетным комплексом. А когда все это великолепие медленно проехало мимо нас, из расступившейся дымки вышли мутанты… точнее, какие-то странные твари, отдаленно напоминавшие мутантов.

В отличие от моих вечно голодных зеленых приятелей, эти существа выглядели крайне сосредоточенными, серьезными и напрочь лишенными даже зачатков человеколюбия. Вдобавок, все они были заметно крупнее обычных великанов — если те легко вырастали до двух с половиной метров, но не дотягивали до трех, то здесь самый мелкий и жалкий из монстров без проблем уходил выше трехметровой отметки.

— Культуристы, типа…

Мой приглушенный шепот остался незамеченным. Группа прошла мимо, растворившись во мгле точно так же, как и все остальное.

Появился и исчез замыкавший колонну ходок. Мы с питомцем остались в одиночестве.

— Сурово, — сообщил я таракану, убедившись, что опасность миновала. — Таких ядреными бомбами надо фигачить…

— Ятехными, — мгновенно поправил меня шестиног. — Хосяин — неущ.

— Сам ты неуч. Это — фольклор, понимаешь?

— Хосяин — неущ и техефенщина. И кхап.

С трудом удержавшись от того, чтобы выдать наглому насекомому смачного пинка, я вышел на улицу, оглянулся… а потом умер, даже не поняв, из-за чего именно.

Мне просто выключили свет и спустя десять секунд зажгли его снова, но уже в совершенно другом месте.

— Чертовщина какая-то…

Вокруг не наблюдалось ничего особенно страшного или интересного. Под ногами была потрескавшаяся от засухи почва, вдалеке начинались поросшие сухостоем холмы, за ними виднелись далекие горы. Немного в стороне растянулся сошедший с рельс грузовой состав — очень длинный, уходивший от нас чуть ли не к самому горизонту.

Радиация уверенно держалась на девяностопроцентном уровне.

— Пойдем проверим, ворюга.

Около опрокинувшихся контейнеров уровень проникающего излучения подрос еще на пару процентов, но затем все-таки остановился. Впрочем, переживания насчет радиации быстро отошли на второй план — гораздо большей проблемой стало то, что я не имел понятия, каким образом можно добраться до содержимого громадных металлических ящиков.

Термитных зарядов у меня не имелось, устройств для резки металла — тоже. Недавно купленный сварочный аппарат так и остался на берегу болота, а чем-то еще вскрыть толстенное железо было крайне сложно.

Мы прогулялись возле нескольких контейнеров, окинули жадными взорами солидную цистерну, после чего вышли к краю здоровенной кучи рассыпавшегося угля и остановились.

— Нато потщещь.

— Ага, конечно. Герострат, блин. Лучше смотри в оба — вдруг что интересное попадется…

Спустя еще десять минут я мысленно плюнул на все железные дороги мира, пробрался между двумя контейнерами и направился в сторону видневшегося вдалеке скопления зданий. Над одной из построек курился слабый дымок, сами дома выглядели достаточно презентабельными, так что у меня возникли определенные надежды на получение очередного приятного лута.

Судя по карте, мы находились в самом центре неисследованного пятна, расположенного в глубинах четвертой зоны. Где-то здесь однозначно должны были быть спрятаны всевозможные сокровища, уникальные артефакты, редкие питомцы, всевозможные технологии…

— Территория чудес, типа.

Вместо всех придуманных моей буйной фантазией ништяков на подходе к комплексу обнаружились только остатки древней ограды и табличка с пояснением:

[SETI. Experimental complex.]

— Доэкспериментировались, значит, ушлепки полосатые, — я пнул столбик с ржавым указателем и тот, сорвавшись, упал на землю. — Так вам и надо…

После того как мы забрались внутрь некогда охраняемого периметра и не умерли страшной смертью, мной была совершена вполне типичная для таких вылазок ошибка — я чрезмерно расслабился.

В самом деле, о чем можно беспокоиться, когда вокруг все настолько тихо и спокойно? Пустой холл огромного административного здания, абстрактные картины, футуристические лестницы, заброшенные стойки, уютно устроившийся на стене фиолетовый альен, информационные экраны, стремянка…

— Альен?!

Первым моим побуждением было немедленное бегство. Затем я чуть-чуть расслабился, сообразив, что вокруг находится вполне обычная номерная зона, а притаившийся монстр больше похож на чучело, нежели на что-то агрессивное и страшное.

— Вот ведь гадость…

Судя по всему, когда-то очень давно, в самом-самом первом бункере, мне встретился скелет именно такой твари. Там тоже имелись небольшие когтистые лапы, внушительная зубастая башка и сразу три позвоночника, выходивших прямо из черепа. Сейчас это творение чьей-то больной фантазии просто обрело плоть, став вполне реальным живым инопланетянином… или все же не очень живым?

— Слышь, волосатый, потрогай его. Вдруг он сдох.

— Не стох, — очень тихо, но с откровенным негодованием прошипел таракан. — Сатаился и штет, кокта мы потойтем поплище.

— Вот, значит, как…

Я взглянул на прицепившегося к стене гада новым, заметно более приземленным взглядом.

Встреченная мной информация гласила, что фиолетовый альен является самым серьезным в ряду обычных, «цветных» пришельцев. Значит, с него вполне реально было получить опыт, эксклюзивные вещички, очередной мутаген…

Оставалось лишь понять, каким именно образом лучше всего мочить эту скотину. И есть ли у меня вообще шансы.

Настороженно посматривая в сторону практически неподвижного чужого, я вызвал форум.

[Фиолетового альена в одиночку убить невозможно, не старайтесь.]

[С чего вдруг? Все зависит от тяжести оружия.]

[Эта тварь телепортируется. Ты ее просто в прицеле не удержишь. Пара секунд — и от тебя останутся рога и копыта.]

[Клешни и панцирь.]

[Нужно просто влить в него много единовременного урона. А вот если стрелять из пулеметов и автоматов, то он или сбежит, или возле тебя окажется, а это сразу кирдык.]

[Вокруг фиолетового поле стопроцентной радиации, будьте внимательнее.]

[Так что делать-то? Ядерной бомбой мочить?]

[Бомба решает, это факт. Главное — помнить, что у этой скотины иммунитет к радиации. Подействует только температура и ударная волна.]

[А я одного такого довольно спокойно привалил. Метров с четырехсот расстрелял неспешно.]

[И какой лут?]

[Мутаген и браслет довольно неплохой. Слышал, что все чужаки выше голубого дают разные технологии. Могут на ИММК расщедриться, могут осколком базы поделиться. Или артефактом каким-нибудь.]

[Хочу личный генератор силового поля.]

[Опять начались влажные розовые мечты, я смотрю.]

[Генератор за все время игры лишь два раза выпадал. Мечтайте дальше.]

[Но штука однозначно крутая.]

[Всего две штуки за всю игру, Карл!]

— Тоже хочу генератор…

Атомная бомба у меня была. Маленькая, не очень надежная, последняя, но все-таки была. Вот только стоило ли тратить ее на какую-то неведомую фиолетовую живность? Силовое поле — это, конечно, здорово, но выпадет-то мне, скорее всего, унылый мутаген и еще какая-нибудь хрень…

Пару минут мы с альеном исподволь рассматривали друг друга, делая вид, что совершенно не интересуемся потенциальным противником. Затем я грустно вздохнул и начал готовиться к предстоящему бою. В первую очередь — морально.

Здоровенный холл, размерами мало уступавший какому-нибудь авиационному ангару, предоставлял достаточно большую свободу для маневров… предоставлял бы, окажись там хоть какие-нибудь перегородки или укрытия.

Единственное, что действительно могло мне помочь — это скромный отнорок, в котором, судя по табличкам, располагались местные уборные. Имело смысл выстрелить в чужого, после чего, если он окажется слишком живучим и обидчивым, удрать к белым братьям.

— Восхитительный план…

Я еще раз осмотрел все вокруг, затем поразмыслил над вариантом с беготней по лестницам, но отбросил его, посчитав бесперспективным. В конце концов, Следопыт прокачивал скрытность, а не паркур.

— Ладно…

Увидев, что гость начал красться в сторону туалета, альен заметно оживился и чуть-чуть развернулся, немного растопырив когтистые лапы.

Создавалось полное впечатление, что хищная сволочь намеревалась прыгнуть в мою сторону при первом же удобном случае. Вопрос заключался только в том, когда же этот случай наступит — общавшиеся на форуме игроки так и не рассказали ничего толкового о дистанции атаки, а выяснять радиус опасной зоны самостоятельно, методом проб и ошибок, мне было как-то не с руки.

Впрочем, все опасения оказались напрасными. Добравшись до заветного тупичка, я снова осмотрел притаившегося метрах в пятнадцати от меня чужого, а затем поднял пистолет и выстрелил.

Время резко замедлило свой ход.

Перед моими глазами появилась массивная черная пуля, обманчиво медленно вырвавшаяся из ствола уродливого пистолетика и двинувшаяся к противнику. Я успел рассмотреть свежие бороздки на черном металле, оценил клуб следовавшего за снарядом огня, затем перевел взгляд в сторону альена и мысленно чертыхнулся.

Пуля летела как минимум на метр ниже пришельца.

Скорее всего, здесь и сейчас опять сказалась нехватка нужных умений. Вот только понимание возникшей проблемы никак не способствовало ее решению — что-то решать и исправлять было уже поздно. Оставалось положиться на радиус взрыва.

Главное, чтобы…

Как будто услышав мои мысли, чужой сжался, на мгновение вспыхнул тревожным оранжевым светом, а затем метнулся куда-то в сторону. Практически остановившееся время позволило мне в деталях рассмотреть, как он начал растворяться в пространстве, исчезать…

Выпущенный заряд долетел до стены, разбился о нее — и вспыхнул ослепительным шаром чистой плазмы.

Все тут же вернулось на свои места. Ударил по коже обжигающий ветер, разразился перепуганным треском браслет, испустил нечеловеческий писк расплачивающийся за чрезмерное любопытство питомец…

Мне пришлось зажмуриться, с проклятьем дернуться под защиту стены, а затем отступить еще дальше — в первое попавшееся отделение. Кажется, мужское.

Слегка поджаренный таракан кое-как протиснулся в уже закрывавшуюся дверь, после чего распластался на прохладной плитке и тоскливо зашипел, жалуясь на жизнь. Сквозь плясавшие у меня перед глазами радужные пятна было заметно, что противное волосатое тельце буквально сочилось легким сизым дымком.

Надо сказать, что это зрелище вызвало у меня не сострадание, а вполне ощутимое злорадство.

— Что, поджарили пукан, да? Так тебе, ворюге, и надо.

— Пошел ф сатнитсу, хосяин, — вяло отреагировал на мои нравоучения Эдик. — Кхап.

Наши препирательства оборвал донесшийся снаружи скрип. Я заткнулся, таракан попытался спрятаться в ближайшей кабинке, но сделать что-нибудь действительно осмысленное никто из нас не успел — спустя пару мгновений скрип перерос в громкий треск, дверь вздрогнула и совсем рядом со мной из пластика выглянули три острых черных когтя.

— Фак…

Мне удалось очень вовремя отдернуться в сторону — уже в следующую секунду обломки двери с грохотом рухнули внутрь помещения, мимо нас пронеслось что-то неосязаемое, но очень быстрое, послышался еще один удар — и возле дальней стены материализовался альен, с размаху впечатавшийся башкой в один из писсуаров.

— Мощный перформанс, — пробормотал я, медленно пятясь к выходу. — Мочи его, волосатый бро!

Пришелец выглядел наполовину прожаренным, крайне потрепанным, но при этом достаточно активным. Чуть-чуть помедлив, он поднялся на кончики своих туловищ, тряхнул головой…

Раздался звук плевка и я, отбросив осторожность, выскочил в коридор. Практически сразу же стена рядом со мной содрогнулась и обвалилась, явив засыпанного обломками кирпичей и слабо шевелившего конечностями инопланетянина.

— Получи, пассив!

Больше от испуга треснув врага самым кончиком мачете, я тут же растерял всю свою отвагу и метнулся в холл, постаравшись как можно скорее свернуть за угол.

Позади что-то сломалось. Что-то большое и каменное.

— Твою мать…

Когда страшный альен в очередной раз промахнулся и телепортировался сквозь стойку администратора прямо в пафосный мраморный куб, до меня наконец-то дошло, что после взрыва миниатюрной ядерной бомбы у него явно поехала крыша. Или сбились настройки. Или еще что-либо в этом роде.

Не став дожидаться, пока чужой выберется из очередной груды обломков, я бросился к центральной лестнице, забежал за нее и постучал мачете по перилам:

— Сюда иди, хренов баклажан!

По залу пронесся легкий шорох, затем прямо у меня перед носом вдребезги разлетелись несколько толстых стеклянных ступенек и альен снова материализовался — практически вплотную ко мне.

ИММК предупреждающе затрещал, но я не обратил на его вопли внимания и со всей дури ткнул острием ножа прямо в расположившуюся поперек гладкого черепа неопрятную склизкую трещину.

Монстр вздрогнул, растопырил во все стороны конечности, раскрыл рот, а потом застыл.

— Получи, сука, получи…

Спустя полминуты ко мне пришло осознание того, что противник, в общем-то, уже давно издох.

[Внимание! Вы в одиночку сразились с одним из высших представителей инопланетной расы и победили. Вы получаете достижение «Ксенофоб». Эффект достижения: +1 к навыку «Общение».]

— Шикарный троллинг… куда полез, тварь!

Не успел я закрыть сообщение, как из раны на голове чужого вывалился какой-то цилиндр, а еще через секунду — мутаген. И как раз к этому самому мутагену прямо сейчас целеустремленно двигался опаленный, но по-прежнему весьма резвый таракан.

— Стой, сволочь!

Упругий фиолетовый шарик соскользнул с груды осколков, а затем покатился куда-то в сторону выхода. Эдик, не обращая никакого внимания на мои угрожающие вопли, бросился следом.

— Стоять! — Я распластался в отчаянном прыжке, каким-то чудом схватил убегавшую от меня добычу и засунул ее в спешно открытый инвентарь. — Фух…

— Тай, — осознавший крушение своих надежд таракан остановился, с мольбой протягивая вперед клешни. — Тай лекахстфо! Тай! Тай!

— Пошел ты.

— Та-ай!

Не обращая внимания на впавшего в истерику пета, я вернулся к месту своей славной победы, подобрал там выпавшую хреновину и принялся ее рассматривать.

[Истощенный телепортационный модуль. Качество: инопланетное.]

[Не поддающееся логическому осмыслению инопланетное устройство, способное время от времени взаимодействовать с отдельными моделями ИММК, имеющими в названии индекс «К».

Раз в сутки может спасти своего носителя, переместив его с опасной для жизни территории в произвольную точку пространства. Максимальная дистанция перемещения: 10 метров.

Последняя соломинка для утопающего.

Требования:

— навык «ксенотехнологии»: 5 уровень.]

— Нет у меня пятого уровня, — злобно пробурчал я себе под нос, пряча артефакт в хранилище. — А десять метров — это полная фигня.

— Хосяин…

— Заткнись, нарик.

— Хосяин, там еще отин!

Второй пришелец появился откуда-то сверху. Шлепнулся на пол в нескольких метрах от меня, тут же приподнялся, вспыхнул оранжевым огнем…

Я несколько самонадеянно шагнул в сторону, готовясь повторить свой предыдущий успех, но полностью живой альен оказался противником совершенно иного уровня, нежели полудохлый.

Страшная зубастая харя выпрыгнула из пространства, огромные когти играючи пробили камуфляж и Следопыт, не успев издать ни звука, отправился в края вечной охоты.


Глава 7 | Точка равновесия | Глава 9



Loading...