home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

Албанка Ваче Якова, нелегальная иммигрантка, которая незаконно работала в компании по уборке помещений и раз в неделю мыла лестницы дома, где жила Альба, обнаружила, что дверь в квартиру этой очень симпатичной синьоры распахнута, и увидела труп на полу в прихожей.

На самом деле все было не совсем так. Турист и его сообщница оставили дверь незапертой, чтобы покойную Альбу Джанруссо легче было найти. Незаконная иммигрантка заметила этот непорядок, но прождала целых полчаса, прежде чем позвонила в дверной звонок. Не получив ответа, она решила, что хозяйка забыла закрыть дверь. Нельзя было упустить такой удобный случай стащить что-нибудь: албанка уже устала гнуть спину в свои пятьдесят пять лет за несколько евро в час. Но она едва не наступила на труп и закричала так громко, что соседи услышали и сообщили об убийстве в органы правопорядка.

Вместе с командой судебных экспертов приехала и Тициана Базиле. Она сделала видеосъемку места преступления на мобильный телефон и послала это видео Пьетро Самбо, а потом сообщила ему, что сумка убитой исчезла.

Потом приехал офицер из Группы противодействия организованной преступности – так называлось элитное подразделение налоговой полиции. Он отвел в сторону синьору замначальника управления и сказал ей, кем была жертва. И попросил Тициану вести это расследование без огласки. Он пока не хочет объявлять об этом убийстве, к тому же в течение нескольких часов в Венецию должен прибыть их коллега, которому неразглашение позволит выйти из укрытия.

Тициана пообещала любую возможную помощь. Потом она вышла на улицу и набрала номер Самбо.

– Задушена женщина на улице Тревизани в районе Фондамента-делла-Мизерикордиа, – сказала она. – Исчезла ее сумочка.

– Это Турист.

– И эта жертва – жена лейтенанта налоговой полиции, которого приговорила к смерти черногорская мафия.

– Это месть.

– Мне тоже кажется, что эта версия самая вероятная. Но я не могу понять, почему они использовали Туриста. У них есть достаточно людей и средств, к тому же не ясно, чего они хотели этим добиться. Кроме нас, никто еще не понял, что преступник – этот серийный убийца.

Самбо стал начальником венецианского отдела по расследованию убийств не только потому, что был хорошим и очень опытным следователем, но и потому, что природа одарила его интуицией в большей степени, чем обычных людей. Он часто догадывался о смысле действий, которые в конечном счете привели к убийству.

– Это ловушка, – сделал вывод Пьетро. – Они хотят выманить мужа из укрытия. Они не знают, что нам известно про сотрудничество этого серийного убийцы со «Свободными профессионалами». Почерк Туриста – ложный след, чтобы все поверили, будто эта женщина стала жертвой обычного убийства.

Тициана немного помолчала, обдумывая его слова, и ответила:

– Может быть, ты прав. Сложность в том, что мы пока не можем рассказать правду, но должны охранять мужа убитой. Мне сообщили, что он уже едет в Венецию.

– С кем из налоговой полиции ты говорила?

– Зачем тебе это знать?

– Ты не можешь раскрыть себя, поэтому разговаривать с ним пойду я.

– А если он потребует у тебя документы, которые подтверждают твои полномочия? А если он захочет проверить историю, которую ты ему расскажешь?

– Придумаю что-нибудь.

– Ты можешь попасть в беду, и я не знаю, смогу ли помочь тебе сразу же.

– Скажи мне его имя.

– Полковник Маурицио Морандо.


Пьетро отправился на Кампо-Сан-Поло, в региональное управление налоговой полиции, и спросил там об этом полковнике. Старшина, дежуривший на проходной, узнал его и даже не попытался скрыть удивление.

– Я полагаю, вы пришли выдать кого-то из бывших коллег, – сказал он, причем громко, чтобы привлечь внимание присутствующих.

Самбо был не в том настроении, чтобы выслушивать такие замечания.

– Ошибаетесь, я выдаю только таможенников из пограничной стражи, – ответил он.

Дежурный замолчал, а остальные вернулись к своим делам: их ведомство тоже было заражено коррупцией, и шутки на этот счет были неуместны.

Через несколько минут бывшего комиссара впустили в кабинет полковника.

– Чего ты хочешь? – грубо спросил Морандо.

– Смените тон и манеры, – велел ему Пьетро.

Полковник вскочил на ноги и заявил:

– Кусок дерьма вроде тебя не смеет так говорить со мной!

Самбо, подчеркнуто спокойный внешне, но вовсе не спокойный в душе, сел в маленькое кресло перед письменным столом и сказал:

– Я должен поставить вас в известность о некоторых обстоятельствах, связанных с убийством жены вашего офицера, поэтому сядьте поудобней и выслушайте меня.

– А ты что о нем знаешь? Какое ты имеешь отношение к этому делу?

Бывший комиссар сделал вид, что не слышал его вопроса.

– Мы уверены, что в городе находится группа киллеров, нанятых черногорской мафией, – заговорил он, смешивая правду с ложью. – Они убили эту женщину и украли ее сумочку, чтобы заставить всех поверить, что преступление совершил какой-то маньяк. Но их настоящая цель – выманить из укрытия вашего лейтенанта.

Морандо не был глуп и задал правильный вопрос:

– На кого ты работаешь?

– Не могу вам ответить.

– А как я могу поверить тебе?

– Я знаю так много подробностей, что не мог бы придумать их все.

– Но ты был полицейским, у тебя могли остаться друзья, способные передавать тебе информацию из первых рук.

Самбо вздохнул и ответил:

– Сколько времени мы еще будем продолжать эту глупую игру? Я пришел сюда предупредить вас, чтобы вы держали мужа убитой подальше от Венеции.

Морандо бросил взгляд на часы и сказал:

– Сейчас он в самолете и прилетит сюда примерно через два часа.

– Остановите его, как только он сойдет на землю, и посадите в другой самолет.

– Я это сделаю, но хочу получить всю информацию об этой группе киллеров.

– Мы предполагаем, что они скрываются на одной или нескольких квартирах из тех, которые сдаются внаем незаконно. Единственный способ найти их – тот рейд, который вы планируете уже давно.

Полковник развел руками и сказал:

– Мы еще не готовы, и нам нужно координировать действия с муниципальной полицией.

– Тогда вы спасете своего лейтенанта, но мы не сумеем выяснить, кто убил его жену.

Полковник, вместо ответа, вынул из принтера и подал собеседнику лист бумаги:

– Напиши номер своего мобильника и адреса – почтовый и электронный. Я думаю, что в ближайшие дни мы снова встретимся.

Пока Пьетро записывал свои контактные данные, Морандо не удержался от классического предупреждения, которое в наши дни сильно упало в цене:

– Если ты водишь меня за нос, дорого за это поплатишься.

– Какой низкий стиль, полковник! – спокойно отреагировал на это Самбо, направляясь к двери.

Морандо не стал тратить время зря: оставшись один, он сразу позвонил синьоре Базиле, замначальнику управления, и сообщил ей:

– У меня только что был Пьетро Самбо.

– Для чего он приходил? – спросила Тициана, притворяясь удивленной.

– У него есть информация по делу Альбы Джанруссо. И не только по нему.

– Как такое возможно?

– Именно это я хотел выяснить у вас. Вероятно, у него есть в управлении друзья, которые держат его в курсе событий.

– Это я полностью исключаю! – обиженно ответила она.

– Тогда он работает на наших «родственников».

Синьора заместитель начальника быстро ответила:

– До меня доходили такие слухи. Но, честно говоря, я им не поверила: мы же хорошо знаем, что его с позором вышвырнули из полиции.

– Их такие подробности не беспокоят, – пробормотал полковник и положил трубку.

Затем он велел принести себе кофе и хотел выкурить сигарету, но не стал: обещал жене, что бросит курить. Вместо этого позвонил начальнику городской полиции и сказал:

– Мы должны ускорить расследование касательно незаконной сдачи квартир.


В Венеции уже давно никого не убивали, и теперь журналисты всех газет и журналов штурмовали управление полиции. Тициана Базиле поговорила с начальницей пресс-службы, и та посоветовала ей не писать сообщения для прессы, а обратиться к журналистам напрямую. Это преступление стало таким громким, что журналистам будет мало нескольких коротких строк.

Однако Тициана понимала, что будет вынуждена лгать и что ей придется принять на себя всю ответственность за дело. Если появятся факты, которые разоблачат ее обман, она не сможет рассказать о том, что делалось за кулисами, и ее карьера будет погублена.

У нее была лишь одна возможность – попытаться хотя бы не усилить любопытство, то есть объявить, что преступление уже близко к раскрытию, и рассказать о нем без тех болезненных подробностей, которые так сильно возбуждают воображение публики. И чтобы добиться такого результата, она должна вести нечестную игру. Но руководитель разведки, который завербовал ее в свою службу, говорил: «Интересы государства выше интересов отдельных людей. Если вы согласны служить родине, работая с нами, вы должны отказаться от разборчивости в средствах».

Поэтому в последнюю минуту перед встречей с журналистами она вызвала своего самого верного сотрудника, бригадира Курто, и отдала ему приказ, который сильно его озадачил.

– Жертву звали Мария-Рита Тендерини, она была домохозяйкой, жила на маленькую ренту, которую ей оставили в наследство родители, – начала говорить в микрофон Тициана, читая на лицах журналистов первые признаки разочарования. – Убитая вела уединенную жизнь, не имела никаких достойных упоминания знакомств. Преступление совершено явно из корыстных побуждений, поскольку мы обнаружили кражу сумочки, мобильного телефона, компьютера и других ценных вещей. Я могу вам сообщить, что у нас уже есть подозреваемая – гражданка Албании Ваче Якова, пятидесяти пяти лет, уборщица. Нам трудно поверить в ее версию, что она обнаружила дверь квартиры синьоры Тендерини открытой и поэтому нашла труп. Мы предполагаем, что албанка под каким-то предлогом вошла в квартиру, украла из нее несколько вещей, а убитая застала ее с поличным. Возможно, началась борьба, в которой хозяйка квартиры была побеждена. Я хотела бы особо отметить, что Якова находится в Италии без разрешения на жительство и имеет крепкое телосложение, она вполне способна одолеть и задушить хрупкую маленькую женщину. К тому же в прошлом другие жильцы страдали от подобных краж, но, к сожалению, не заявляли об этом в полицию. В кражах они всегда подозревали эту албанку, которая часто звонила в их дверные звонки под малозначительными предлогами. В заключение я хотела бы добавить, что десять минут назад сотрудники управления полиции приняли меры для задержания этой гражданки Албании. Позже мы сможем распространить фотографии несчастной жертвы и ее предполагаемой убийцы.

Сказав это, синьора Базиле, замначальника управления полиции, ушла, раздавая по пути улыбки и рукопожатия и делая вид, что не слышит вопросов, которые сыпались на нее как град.

Ни один вопрос не был коварным. Просто журналисты, получив в свои руки уже почти раскрытое дело, желали колоритных подробностей, чтобы окрасить ими свои репортажи. Тициана подала им на блюдечке продукт для такой приправы – иностранку, незаконную мигрантку. Главной проблемой был недостаток информации о несчастной Марии-Рите Тендерини, но Тициана сомневалась, что какой-нибудь директор прикажет своему сотруднику провести подробное расследование. Обе женщины, о которых шла речь, не были особо интересны для прессы.


Тициана была очень занята и потому позвонила в дверь Пьетро лишь незадолго до двадцати трех часов.

– День был тяжелый? – спросил Самбо.

– Один из тех, которые хочется поскорей забыть, – ответила она, снимая туфли.

– Понимаю. Нечасто приходится отправлять в тюрьму невиновного человека, чтобы угодить прессе.

– У меня не было выбора.

– Ты пошутила, верно? Эта несчастная женщина может провести ближайшие двадцать лет в тюремной камере на острове Джудекка.

– Не проведет.

– Ты забыла, как работает эта система? Если человек попал под колесо, нельзя быть уверенным, что его не раздавит. Не рассказывай мне сказочку, что в конце концов справедливость всегда торжествует.

Тициана устала взывать к его здравомыслию.

– Буду говорить откровенно: синьора Ваче Якова меня совершенно не интересует, я займусь этой женщиной, когда у меня будут время и возможность. Напоминаю тебе: у нас на первом месте другие дела. Мы должны остановить Туриста, который нанес уже два удара, и атаковать банду «Свободных профессионалов», и не можем рассчитывать на поддержку сил правопорядка.

Бывший комиссар подошел к ней и сказал:

– Нам случалось запирать на несколько лет, ради их же безопасности, преступников, о которых мы точно знали, что они виновны, но которых не могли отправить в тюрьму согласно правилам. Но тут другой случай: эта албанка не совершила никакого преступления.

– Ты повторяешься, Пьетро, а я сейчас чувствую только одно – голод.

– В холодильнике стоит блюдо макарон биголи под соусом сальса, – сказал Пьетро, указывая пальцем в сторону кухни.

Тициана улыбнулась ему в знак примирения:

– Ты приготовил и на мою долю. Значит, ты ждал меня к ужину, как влюбленный жених.

– Тогда я еще не видел представительницу разведки на конференции для прессы.

– Перестань, Пьетро. Лучше подумай о том, чего ты добился у полковника Морандо. Теперь он относится к тебе по-другому, и может начаться сотрудничество, которое поможет тебе убедить наши круги дать тебе возможность вернуться.

– Цена слишком высокая.

– Не играй роль святой невинности, особенно со мной! – сердито прошипела Тициана. – К тому же ты знал, с чем столкнешься, когда согласился присоединиться к нам.

– Ты права, – признал Пьетро. – На самом деле я похолодел от ужаса, когда увидел, что ты забиваешь гвозди в гроб этой женщины так же безжалостно, как разорвала на куски меня.

– Я всего лишь хорошо работаю, даже когда лгу.

– А от меня что ты скрываешь?

– Я люблю тебя, – прошептала Тициана. – Ты единственный человек, с которым мне хочется делиться всем, делить каждую мысль.

– Не этой ночью, – ответил он и взял в руки свой пиджак.

– Куда ты идешь?

– Мне нужен свежий воздух.

– А мне нужен ты! Здесь и сейчас!

Тициана пожалела, что сказала это таким властным тоном, но было уже поздно уговаривать Пьетро остаться. Он ушел в самом худшем настроении и хлопнул дверью.

Она разогрела макароны и открыла бутылку красного вина, примерно два часа напрасно ждала Пьетро перед телевизором, а после этого решила вернуться домой и спать в эту ночь в своей постели.


Пьетро проснулся в квартире-базе на Сакка-Физола. Только что рассвело. Настроение у него по-прежнему было плохое. Он был недоволен собой оттого, что не смог остаться и противостоять обстоятельствам.

Для недовольства была и еще одна причина – мысль, которая мучила его с тех пор, как он и Тициана были вместе. Зачем ей, успешной, такой неудачник, как он? Если они когда-нибудь станут парой, будет ли она приходить с ним на званые ужины, появляться на праздниках перед коллегами и влиятельными людьми города?

Пьетро сомневался, что она так сделает. Но ему нужно было получить ответ на этот вопрос, чтобы понять, что Тициана в действительности думает об их связи. А потом он использует ее ответ как причину, чтобы порвать с ней. Пьетро не хотел жить с такой циничной женщиной. Изабелла такой не была. Он предал и обидел Изабеллу, сделал все, чтобы оттолкнуть ее от себя, а теперь каждый день жалел, что потерял ее любовь.

Зазвонил телефон. Бывший комиссар решил, что это Тициана хочет возобновить разговор, так грубо оборванный накануне вечером. Но он ошибся: звонил полковник Морандо.

– Ровно в восемь часов совместные патрули налоговиков и городской полиции возьмут под контроль девяносто шесть квартир, – торопливо объявил он. – Будет установлена личность и сделаны фотографии всех людей, которых обнаружат в квартирах. У нас недостаточно сотрудников для операции такого крупного масштаба, поэтому мы сможем собрать информацию только к вечеру.

– Нам будет нужно срочно ознакомиться с ней и проанализировать.

– Я скажу, чтобы тебе присылали файлы, как только они будут готовы.

– Хорошо.

– И вот еще что, Самбо. Я хочу, чтобы тебе это было ясно. Мы не идем на охоту за группой преступников. Налоговики и муниципалы проверяют, нет ли уклонения от налогов.

– Нам сейчас важно обнаружить жилища этих преступников. Если мы найдем гнезда пустыми, это не важно, – ответил бывший комиссар. – Мы все равно добудем из них полезную информацию.

– Лейтенанта мы доставили в безопасное место, – добавил Морандо. – Тело его жены после вскрытия будет храниться в морге, пока обстоятельства не позволят нам назвать ее настоящее имя и провести похороны.

– Ситуация остается болезненной и сложной еще и потому, что в ней замешана еще одна ни в чем не повинная женщина.

– Ты говоришь про албанку?

– Да.

– Эту чепуху сочинила заместитель начальника Базиле, мы тут ни при чем. Пусть она и уладит это дело.

В общем, Ваче Якова никого не интересовала.

Самбо решил позавтракать в заведении вдовы Джанезин, хотя до него было далеко. В пути он не заметил ничего особенного. До начала операции оставалось меньше часа, но не было признаков того, что на улицах больше полицейских, чем обычно. Должно быть, участники операции выйдут из казарм в последнюю минуту.

Пьетро набрал номер Нелло Каприольо. Бывший комиссар знал, что в этот час его друг уже побрился и полностью одет.

– Сегодня вечером ты будешь мне нужен, и я не знаю, на сколько времени, – сказал он гостиничному детективу.

– Что происходит?

– Ты узнаешь об этом очень скоро.


Глава 8 | Турист | Глава 10



Loading...